Авторы
Здесь Вы можете бесплатно скачать или прочитать он-лайн книгу "Опаленные" автора Хиггинс Кларк

Скачать книгу "Опаленные" бесплатно

 

Хиггинс Кларк

Опаленные


Лекарство от скуки
Частная сыщица Риган Рейли соглашается слетать со своей лучшей подругой на Гавайи, чтобы провести уик-энд в престижном курортном комплексе «Вайкики Вотерс». Но ей не удается убежать от работы: ранним утром на пустынном пляже находят труп женщины, работавшей в отеле фотокорреспондентом. На ней дорогое гавайское ожерелье из раковин, похищенное тридцать лет назад из местного музея. Полиция склонна считать это несчастным случаем. Однако Риган и управляющий Уилл Браун в этом далеко не уверены. Слишком противоречивой была личность погибшей, всего три месяца как появившейся на Гавайях и уже успевшей обзавестись репутацией несносной дамы, непредсказуемой и острой на язычок.





Кэрол Хиггинс Кларк

Опаленные





Четверг, 13 января





1


—...Это будет самый сильный снежный буран за всю историю метеонаблюдений! Буран столетия!.. — истерически-восторженно вопил репортер Брэд Дэйтон. Укутанный в ярко-желтую непромокаемую штормовку, он стоял на обочине скоростной автомагистрали на Нью-Джерси. Мимо него с черепашьей скоростью двигались автомобили, пробуксовывая на скользком шоссе, в то время как резкие порывы ветра бросали мокрый снег в объектив камеры и лицо репортеру; зловещие черные тучи закрывали небо; казалось, будто все сошли с ума в поисках пристанища от бушующей непогоды.

— ...Оставайтесь дома! — кричал он, жмурясь и смаргивая с ресниц снежные хлопья. — Никуда не выходите! Вы собрались лететь? Забудьте про аэропорты! Они все закрыты, и, похоже, не на один день.

Риган Рейли недоумевающе уставилась на экран телевизора в своем уютном лос-анджелесском офисе, расположенном в старинном здании на Голливудском бульваре.

— Просто невероятно! — громко воскликнула она. — Я должна была вылететь еще вчера.

— Поосторожней там, Брэд, — увещевал его ведущий программы теленовостей из прохладной студии, оборудованной кондиционером, — постарайся не промочить ноги.

— Постараюсь, — пообещал Брэд, силясь перекричать зловещие завывания ветра. Он собрался еще что-то добавить, но тут возникли проблемы со звуком, и связь прервалась. Программа быстро переключилась на прогноз погоды: на фоне метеорологической карты, испещренной зловещими белыми стрелками, снующими во всех направлениях, появился синоптик.

— Ну, чем ты нас сегодня порадуешь, Ларри? — осведомилась лучезарно улыбающаяся ведущая.

— Снежные тучи надвигаются со всех сторон, — пояснял Ларри, сопровождая свои слова энергичными взмахами рук. — Снег, снег, снег, повсюду снег! Надеюсь, у вас дома достаточно консервов, потому что, похоже, буран будет бушевать еще несколько суток, и это будет что-то, скажу я вам!..

Риган посмотрела в окно. Ярко светило солнце. Обычное дело в Лос-Анджелесе. Она собиралась вылетать в Нью-Йорк. Чемодан уже был упакован. Риган Рейли, лос-анджелесский частный детектив тридцати одного года от роду, совсем недавно обручилась. Ее жених, Джек Рейли, «не родственник», возглавлял подразделение уголовной полиции Нью-Йорка. Свадьба была намечена на май, и она планировала вылететь домой на уик-энд, чтобы проведать Джека, а заодно и родителей, Люка и Нору, которые жили в Саммите, в штате Нью-Джерси.

В субботу они с матерью собирались встретиться с брачным агентом, чтобы еще раз обсудить программу торжества — меню, цветы, лимузины, фотографа... и так далее по списку. Главное, чего-нибудь не забыть. Вечером они все вместе планировали послушать джаз-бэнд, который собирались нанять для участия в церемонии. Риган мечтала поужинать в ресторане и повеселиться где-нибудь в ночном клубе, но коль скоро снежная буря разрушила их планы, они могли бы остаться дома и провести уютный тихий вечерок наедине. Ах, если бы она догадалась вылететь в Нью-Йорк вчера, они с Джеком уже были бы вместе. Уже вторая неделя января, а они целых десять дней не виделись. И что может быть чудеснее романтического вечера наедине с возлюбленным под завывание снежной бури!

Риган вдруг стало невыносимо одиноко. Ее охватила тоска. Даже вид заходящего солнца действовал ей на нервы. Не хочу сидеть здесь одна, подумала Риган, хочу в Нью-Йорк.

Зазвонил телефон.

— Риган Рейли, — представилась она без всякого энтузиазма.

— Алоха, [1 - Алоха (Aloha) — гавайское выражение, означающее «привет», «пока», «будь здоров». (Здесь и далее примеч. перев.)] Риган. Вас беспокоит подружка счастливой невесты. Привет вам с солнечных Гавайев.

Кит Каллан была лучшей подругой Риган. Они познакомились еще на первом курсе колледжа, во время стажировки в Англии. Кит жила в Хартфорде и работала в страховой компании. Второй ее работой, не менее важной, была неустанная погоня за мистером «Совершенство». Как бы там ни было, на данный момент продажа страховых полисов продвигалась гораздо успешней.

— Алоха, Кит. — Риган не могла удержаться от улыбки. Она знала, что Кит отправилась на Гавайи на какой-то семинар страховых агентов. — Ну, как там у тебя дела?

— Знаешь, похоже, я тут застряла.

— Поверь мне, найдется немало желающих застрять на Гавайях.

— Съезд закончился еще во вторник. Я решила остаться еще на денек, чтобы расслабиться, а теперь не могу вылететь домой. В турагентстве мне сказали, что никто даже близко не сможет подобраться к восточному побережью.

— И не говори! Я должна была вылететь в Нью-Йорк сегодня, чтобы повидаться с Джеком. А еще мы с мамой собирались встретиться с брачным агентом.

— Обещай, что не будешь слишком мудрить с платьями для подружек невесты.

— Кстати, я подумываю об обычных брючных костюмах.

— Слушай, у меня идея. Прилетай сюда, и мы быстренько подберем шикарные юбочки из травы.

Риган рассмеялась:

— Отличная идея! Люди всегда хотят, чтобы их свадьба надолго запомнилась.

— Так что? Когда вылетаешь?

— Ты о чем?

— Тебе еще не надоело там киснуть, Риган? Когда у нас еще появится такая возможность? Провести выходные вместе? Как только ты выйдешь замуж, все, точка. Ты никогда не захочешь его оставить, ни за какие коврижки. Впрочем, я тебя за это не виню.

— Но я не могу оставить Лос-Анджелес. У меня здесь работа, — запротестовала Риган, — по крайней мере, первое время.

— Это совсем другое. Ты прекрасно знаешь, о чем я. Сейчас нам представился случай повеселиться на славу. Давай устроим девичник! Нет, скажи, чем ты собираешься заниматься в ближайшие дни? Уткнуться в телевизор и без конца смотреть прогноз погоды? Лучше приезжай в Вайкики! Тропический коктейль тебя уже ждет. У меня номер на втором этаже с двумя огромными кроватями и балконом с видом на океан. С балкона — и сразу на пляж! На теплый песочек! Кстати, сейчас я как раз сижу на балконе и собираюсь завтракать. Я заказала завтрак в номер.

— Смотри, не увлекайся. Из-за рокота волн можешь не услышать, как они постучат в дверь, — пробормотала Риган, уныло оглядывая офис, который вот уже несколько лет был ее вторым домом. Старинный стол, который она отыскала на блошином рынке; пол, ввшоженный черно-белым кафелем; пузатый кофейник на своем почетном месте — на верху шкафа с выдвижными ящиками для документов. Все так привычно, знакомо... Но сегодня ей почему-то было здесь неуютно. Она разобралась с делами на неделю вперед, и теперь чувствовала, что ей срочно необходимо куда-то выбраться. Кит права: за последний год, с тех пор как она познакомилась с Джеком, они практически не виделись.

— В каком отеле ты остановилась?

— Курортно-развлекательный гостиничный комплекс «Вайкики Вотерс».

— Звучит заманчиво.

— Ты бы только видела. Роскошное место. Его только что отремонтировали, так что все новенькое, с иголочки. Тут тебе и рестораны, и магазины, два спа-салона, пять бассейнов.... Несколько многоэтажных корпусов. Мы остановились в самом фешенебельном, прямо у пляжа. А в субботу вечером... Состоится грандиозный благотворительный бал с аукционом. С торгов пойдет гавайское ракушечное ожерелье, которое когда-то принадлежало принцессе из королевской семьи. Они уже назвали его «Стань принцессой». Так что давай-ка приезжай не раздумывая. Мы с тобой станем принцессами на этом балу. — Кит помолчала. — Да что там у них стряслось? — тихо пробормотала она себе под нос.

— О чем это ты?

Но Кит, похоже, ее не слышала.

— Глазам своим не верю, — тревожно проговорила она.

Пальцы Риган инстинктивно сжали телефонную трубку.

— Кит, ради бога, что там у вас происходит?

— Люди... Они вдруг побежали к воде. Похоже, на берег вынесло тело!

— Ты что, шутишь?

— Только что из воды выскочила какая-то женщина. Визжит как ошпаренная! Видимо, она наткнулась на него, когда плавала.

— О господи!

— Риган, ты ведь не оставишь меня здесь одну на целый уик-энд, правда? — робко осведомилась Кит. — Здесь может быть опасно.

— Я сейчас же вылетаю. Только позвоню в аэропорт.




2


Нора Риган Рейли стояла у окна своего офиса, расположенного на третьем этаже небоскреба в Нью-Джерси. За окном валил снег. Обычно небольшой снежок только вдохновлял ее, сопутствуя успешной работе (Нора писала остросюжетные романы). Но сейчас эта буря.... Разом перепутала все карты, расстроила все планы, и не только у нее, а, похоже, у доброй половины населения Восточного побережья.

— Риган, мне так жаль, что ты не сможешь приехать к нам на эти выходные.

— Мне тоже, мам, — отозвалась Риган из своей квартиры на Голливудских холмах, бросая в чемодан летние вещи.

— Гавайи... Не так уж и плохо, согласись.

— Да. Неплохо. Заодно проведу эти выходные с Кит. Я была так занята последнее время. Иначе я никогда бы на это не решилась.

— У твоего отца на завтра запланированы грандиозные похороны. Не представляю, как они там управятся. По телевизору передали, что на всех дорогах гололедица и снежные заносы. Его родственники остановились в отеле недалеко отсюда.

— А кто покойник? — спокойно поинтересовалась Риган. И в этом не было ничего необычного, поскольку ее отец работал похоронным агентом. Учитывая то, что Нора была автором детективов, в доме постоянно велись разговоры о преступлениях и покойниках. Риган была единственным ребенком, и поэтому неудивительно, что она предпочитала разговоры взрослых возне со сверстниками. Она давно поняла, что это вполне естественно для единственного ребенка. У Джека, напротив, было целых пять братьев и сестер, и ей это безумно нравилось. Скоро... Ах, очень скоро она станет частью этого мира, а Джек — частью ее мира. Господи, какое это будет счастье...

— ...Эрнест Нельсон. Только что отпраздновал столетний юбилей. Когда-то был чемпионом по лыжам, представляешь? Жил в доме престарелых, потому что все его дети давным-давно разлетелись кто куда. А жену он похоронил год назад.

— И что, ему и в самом деле было сто лет?

— Он отпраздновал свой юбилей с грандиозным размахом. Всего две недели назад. Семья закатила пир на весь мир. А теперь... они снова съехались, чтобы его похоронить. И, надо сказать, их очень, очень много. Он оставил восемь детей и бесчисленное количество внуков. Думаю, им придется здесь задержаться.

— Знаешь, похоже, он поставил себе целью перевалить через этот рубеж, прежде чем уйти. И эта погода как нельзя лучше подходит к его похоронам.

— Они тоже так думают, Риган. — Нора помолчала. — Ты уже сообщила Джеку о своих планах?

— Разумеется. Мы оба очень расстроились, что я не смогу вылететь в Нью-Йорк из-за этого бурана, но обещаю, что в следующий уик-энд я точно буду там.

— А как долго ты пробудешь на Гавайях? — спросила Нора, прихлебывая горячий кофе из кружки с надписью «Утро с Имусом», которую ей подарили, когда она в последний раз принимала участие в этой радиопрограмме.

— Только до понедельника. У меня билет на утренний рейс.

— У вас с Кит уже наверняка куча планов?

Риган бросила в чемодан ярко-красный закрытый купальник. С ее бледной кожей она вечно боялась обгореть, и потому никогда не принадлежала к числу тех, кто часами жарится на солнце. Ей нравилось зайти в воду, окунуться, а потом забраться под пляжный зонтик. Риган была высокой, темноволосой, с гладкой матовой кожей и ярко-синими глазами; словом, типичная ирландка. Свою внешность она унаследовала от отца. Люк был просто гигант (метр девяносто шесть), с волосами цвета «давно потускневшего серебра», как любил подшучивать он. Нора была миниатюрной блондинкой, с тонким благородным лицом.

— Скорее всего, будем сидеть на пляже. Может, пойдем куда-нибудь прогуляться. Мне кажется, Кит положила глаз на парня, который живет в Вайкики.

— Неужели?

— Ну, она упоминала что-то о ребятах, с которыми познакомилась там. Якобы они рано вышли на пенсию, и переехали на острова, чтобы начать жизнь заново. И один из них, похоже, ее заинтересовал.

— Тогда, наверное, она счастлива, что не может вылететь домой.

— Думаю, ты абсолютно права. Она призналась мне в этом, только когда я перезвонила ей, чтобы подтвердить, что вылетаю. Но, как она сказала, чувства лучше познаются на расстоянии, имея в виду, как я полагаю, расстояние между Коннектикутом и Гавайями.

Нора рассмеялась:

— Не сомневаюсь, вы, девчонки, отлично проведете время. Будь осторожна в воде. Там очень коварные подводные течения. Они могут быть очень опасными.

Ирландская интуиция, подумала Риган. Или материнское чутье? Она не собиралась упоминать о том, что прямо под окнами Кит на берег выбросило тело; но мама, похоже, все равно что-то заподозрила. Когда Риган перезвонила Кит, то не застала ее; та уже была на пляже. На тот момент тело уже опознали: Доринда Дос, женщина сорока с небольшим лет, фотокорреспондент информационного бюллетеня «Вайкики Вотерс». На Гавайи приехала всего три месяца назад. Кит столкнулась с Дориндой в одном из баров, где та фотографировала гостей.

Когда тело выбросило волной на берег, оно было не в купальном костюме. Доринда была одета в ситцевое, яркой тропической расцветки платье; на ее шее красовалось «лей», роскошное гавайское ожерелье из раковин. Что означало, что она явно не собиралась купаться.

Ни в коем случае, решила про себя Риган, не стоит рассказывать об этом маме. Пусть Нора думает, что ее ожидает беззаботный уик-энд на безмятежном гавайском курорте. Кто знает? Может, в конце концов так все и обернется.

Но, зная свою подругу Кит, она почему-то в этом сомневалась. Кит запросто могла поднять бурю в стакане воды, и, похоже, сейчас был именно этот случай. Иногда Риган думала, что же их объединяет; наверное, неодолимая тяга к приключениям, неприятие размеренной, спокойной жизни.

— Мы будем осторожны, — Риган постаралась придать своему тону убедительность.

— Держитесь вместе. Особенно в воде.

— Обязательно.

Риган положила трубку, закрыла чемодан и посмотрела на фотографию, стоявшую у нее на туалетном столике. На ней были изображены они с Джеком. Снимок был сделан на фоне воздушного шара, на котором и произошла помолвка. Риган и представить себе не могла, что ей выпадет такое счастье, что она наконец найдет мужчину своей мечты. Они повстречались случайно, когда ее отца похитили, и Джек расследовал это дело. Теперь Люк шутил, что в нем умерла гениальная сваха, ведь, в конце концов, Риган и Джек познакомились в то трагическое время, когда он и его шофер лежали связанные на борту моторной лодки. Надо признать, они просто идеальная пара. У них так много общего, особенно чувство юмора. А ведь это очень важно, когда люди смеются над одними и теми же шутками! И, разумеется, работа связывала их крепкими узами; они часто делились друг с другом впечатлениями, обсуждая тот или иной запутанный случай. Она даже в шутку прозвала его «мистер Обратная связь». В конце каждого разговора он непременно говорил:

— Я люблю тебя! Пожалуйста, будь осторожна!

— Обещаю, Джек, — сказала Риган, глядя на фотографию, — я буду осторожна. Кто же захочет умереть, так и не надев свадебного платья?

Риган вдруг почувствовала, как к горлу подступил комок. Ей вдруг отчего-то стало не по себе. Усилием воли отогнав от себя неприятное чувство, она подняла с кровати чемодан и заторопилась к двери. Счастливого пути, подумала она, Риган Рейли отправляется на веселый девичник! Кто знает, как там все обернется?




3


Когда самолет Риган уже подлетал к Гонолулу, она выглянула из иллюминатора и увидела сияющие ярко-красные неоновые буквы на верху башни аэропорта: А-Л-О-Х-А.

— Алоха, — пробормотала она.

Не успела она сойти с трапа, ее тут же охватил теплый мягкий бриз, насыщенный ароматами тропических цветов. Риган немедленно достала мобильный телефон и позвонила Джеку. В Нью-Йорке уже был поздний вечер.

— Алоха, милая, — откликнулся Джек.

Риган снова улыбнулась:

— Алоха. Я только что с самолета. Небо синее-синее. Вижу пальмы: их листья едва колышутся на легком ветерке. Вижу небольшую пагоду в садике неподалеку... И, знаешь, я так хочу, чтобы ты был здесь со мной.

— И я тоже.

— Что там у вас в Нью-Йорке?

— Снегопад усиливается. После работы мы с ребятами немного посидели в баре, пропустили по паре стаканчиков. На улице веселье: народ играет в снежки, детишки катаются на санках. Кто-то уже слепил огромного снеговика, и он стоит у дверей, охраняя вход. Но сегодня он, похоже, остался без работы: как правило, в такую погоду преступники предпочитают сидеть дома.

У Риган вдруг сжалось сердце.

— Не могу поверить, что я ничего этого не вижу, — с грустью призналась она.

— Я тоже, дорогая. И мне очень жаль, что ты так далеко.

Перед мысленным взором Риган возникла просторная квартира Джека — такая уютная, домашняя, совсем в его вкусе, с ее мягкими кожаными диванчиками и шикарными персидскими коврами. Он уже не раз говорил Риган, что ему никогда не хотелось, чтобы его квартира походила на унылую холостяцкую конуру, потому что у него и в мыслях не было, что он когда-нибудь повстречает ТАКУЮ женщину.

— Я боялся, что этого так и не случится, — признался он, — но с тобой... все именно так, как и должно было быть.

— Может, в следующие выходные будет еще одна снежная буря, — предположила Риган, — и уж тогда-то я точно не опоздаю.

— Риган, я хочу, чтобы вы с Кит повеселились там на славу. А снежную бурю я тебе гарантирую. И поверь мне, немногие из нашего города отказались бы поменяться с тобой местами. Не всем кажется, что это так уж и весело.

К тому моменту Риган уже подошла к месту получения багажа.

— У меня все будет в порядке, — сказала она, — Кит здесь познакомилась с какими-то ребятами, так что, похоже, мы не будем скучать. На одного парня она уже успела положить глаз.

— Ого.

— Не то слово. Но этот, я бы сказала, перспективная кандидатура. Оставил престижную работу на Уолл-стрит, переехал на Гавайи, чтобы начать жизнь с чистого листа. И это в тридцать пять лет!

— Может, его все-таки следует проверить, — предложил Джек и тут же рассмеялся собственным словам. Но его тон по-прежнему оставался серьезным. — Звучит слишком многообещающе. А это всегда подозрительно. — Джек был искренне привязан к Кит и чувствовал себя ответственным за нее. С тех пор как он с ней познакомился, уже два ее ухажера оказались настоящими авантюристами. Он просто хотел удостовериться, что тот, с кем она встречается, не замешан ни в чем подозрительном.

— Думаю, очень скоро я узнаю его имя, а заодно и все подробности его жизни. Можешь не сомневаться, Кит выложит мне все, что ей самой известно. Я сразу же дам тебе знать. Если тебе вдруг удастся раскопать о нем что-нибудь нелицеприятное, она сразу же захочет об этом узнать. Думаю, она хорошо запомнила последний урок, когда выяснилось, что ее дружок — чистый проходимец.

— Я тоже на это надеюсь, — сказал Джек.

Они имели в виду парня, с которым Кит несколько раз ходила на свидания, прежде чем выяснилось, что он забыл упомянуть о том, что у него на носу свадьба, а затем — переезд в Гонконг.

— Да, Риган, чуть не забыл, — продолжал Джек, — у меня там приятель в полицейском управлении Гонолулу. Я ему позвоню. Дам ему знать, что ты прилетела. Может, он подбросит вам какую-нибудь оригинальную идею или подскажет, куда пойти.

— Здорово. Как его зовут? — спросила Риган, стаскивая свой чемодан с прокатной ленты. Ее всегда поражало, как это Джек умудряется, что называется, постоянно держать руку на пульсе. И как все вокруг его уважают.

— Марк Дарнелл. Мы познакомились, когда я с компанией приезжал сюда в отпуск несколько лет подряд.

— Как раз сейчас я собираюсь поймать такси до отеля, — сказала Риган, выкатывая чемодан из терминала.

— Смотри там не переборщи с развлечениями.

— О чем ты? Когда тебя нет рядом?

— Я люблю тебя, Риган.

— Я тебя тоже, Джек.

— Будь осторожна, Риган! Обещаешь?

— Обещаю.

Водитель такси небрежно швырнул чемодан Риган в багажник. Риган забралась на заднее сиденье, таксист нажал на газ, машина сорвалась с места, и они устремились в «Вайкики Вотерс». Вот тебе и вся осторожность, подумала Риган, наблюдая за тем, как водитель маневрирует на высокоскоростной автостраде. Движение было достаточно плотным.

Риган показалось странным, что автострада называется «междуштатной». Интересно, куда же тогда подевались другие штаты?

А за шесть тысяч миль, в занесенном снегом Нью-Йорке Джек положил трубку и печально оглядел свое одинокое жилище.

— Здесь без нее совсем пусто, — громко сказал он. Но тут же ободрил себя мыслью, что через неделю они обязательно увидятся. Тогда почему ему сейчас так грустно? Он попытался отбросить от себя тяжелые мысли. Во всем, что касалось Риган, он был настоящим паникером. А теперь у него появилось достаточно веское для этого основание: всякий раз, когда они оказывались вместе с Кит, с ними непременно случалось что-нибудь необычное.

Джек встал и подошел к окну. За окном валил снег. Он быстро прошел обратно, к письменному столу, достал записную книжку и набрал номер телефона своего приятеля в отделении полиции Гонолулу. Но после разговора с ним его настроение только ухудшилось. Риган ни словом не обмолвилась о том, что в «Вайкики Вотерс» утонула сотрудница. Не может быть, чтобы Кит ей об этом не рассказала. Риган слишком хорошо меня знает, подумал он.

— Майк, сделай одолжение, позвони, пожалуйста, Риган.

— Обязательно, Джек, не волнуйся. Ну, все, пока, мне нужно бежать, я опаздываю на совещание. Я перезвоню тебе позже.

Стоя у окна, Джек наблюдал за тем, как с неба большими хлопьями падает снег. Я буду чувствовать себя гораздо уверенней, когда она станет миссис Рейли, подумал он. Затем он повернулся, отошел от окна и, не раздеваясь, лег на кровать.

А где-то далеко-далеко, на Гавайях, в курортно-развлекательном гостиничном комплексе «Вайкики Вотерс» никому не давала покоя загадочная смерть его штатной фотокорреспондентки. Все только об этом и говорили.




4


Кит вышла из душа и обернула полотенцем свое крепкое тело. На часах было пять тридцать, и она только что вернулась с послеполуденного купания в одном из многочисленных бассейнов курортно-развлекательного гостиничного комплекса «Вайкики Вотерс». После утреннего происшествия, Кит, как и большинство постояльцев, была слишком напугана, чтобы рискнуть искупаться в океане. Зато в бассейнах негде было яблоку упасть.

Скоро приедет Риган, с радостью подумала Кит. Ей просто повезло, что она забронировала билет на самолет. Ей досталось одно из последних мест на дневной рейс из Лос-Анджелеса. Поскольку из-за нелетной погоды путь на восток был закрыт, сотни калифорнийцев ринулись провести уик-энд на Гавайях.

В отеле все только и говорили о Доринде Дос. Похоже, что за те три месяца, что она провела на острове, эта дамочка умудрилась наделать немало шуму. Рождественский выпуск информационного бюллетеня был полон скандальных слухов, и это никому не понравилось. Еще там были фотографии людей, которым едва ли хотелось, чтобы их лица оказались на всеобщем обозрении. Эти снимки были сделаны Дориндой. «Одни ею восторгались, другие — ненавидели», — за последние несколько часов Кит не раз слышала подобные отзывы о погибшей.

Кит наклонилась и насухо вытерла голову. Она была натуральная блондинка, с копной роскошных золотистых волос, доходивших ей до плеч. Выпрямившись, Кит причесалась и включила маленький телевизор, стоявший рядом с раковиной. Вот было бы здорово заиметь такой телевизор у себя в ванной, подумала она, укладывая гелем непослушные пряди.

По телевизору началась программа местных новостей. На фоне пляжа, прямо напротив балкона Кит, появилась женщина-репортер.

— ...Тело сорокавосьмилетней Доринды Дос, с недавних пор работавшей в отеле «Вайкики Вотерс», было сегодня утром выброшено волной на берег. В полиции считают, что это несчастный случай. Очевидцы утверждают, что видели, как накануне вечером, около одиннадцати часов, она уходила с вечеринки. Дос ушла с вечеринки одна. Как заявляют сотрудники отеля, она любила возвращаться домой по тропинке вдоль линии пляжа, хотя этот путь на целую милю длиннее прямого, а также любила иногда постоять на небольшом молу. По версии полиции, она могла запросто поскользнуться и упасть в воду. Подводные течения здесь довольно сильные, а вчера было довольно сильное волнение. Однако представителей полиции не мог не насторожить тот факт, что на ее шее было старинное «лей» из ракушек, которые здесь, на Гавайях, ценятся дороже жемчуга. По нашим данным, полученным из достоверных источников, это ожерелье имеет историческую ценность, поскольку тридцать лет назад было похищено из Музея морских ракушек. Оно — точная копия ожерелья, которое некогда принадлежало принцессе Каиулани, девушке из старинного королевского рода, которая трагически погибла в тысяча восемьсот девяносто девятом году, когда ей было всего двадцать три года. Во время прогулки верхом она попала под ливень и умерла от жестокой простуды. В субботу вечером здесь, в отеле «Вайкики Вотерс», ее ожерелье будет продано с аукциона на благотворительном балу «Стань принцессой». Ожерелье, обнаруженное на шее Доринды, принадлежало тете принцессы Каиулани, королеве Лилиуокалани, которая царствовала всего два года, прежде чем была свергнута с престола. Никто в отеле так и не смог припомнить, чтобы Доринда когда-либо надевала это ожерелье. Те, с кем нам удалось побеседовать, утверждают, что и в тот вечер его не было на ее шее. Много лет назад, когда открылся Музей морских раковин, потомки королевской семьи передали оба ожерелья в дар музею. К несчастью, оба ожерелья были похищены во время ограбления; ожерелье принцессы вскоре нашли. Весь вопрос в том, как Доринде Дос, приехавшей на Гавайи только в октябре, удалось завладеть королевским ожерельем, которое безуспешно пытались найти все эти годы?

Риган просто с ума сойдет, подумала Кит.

В эту минуту зазвонил висевший на стене телефон. Вот еще одна штучка, которую я хочу иметь дома, подумала Кит. Настенный телефон прямо в ванной. Она вздохнула и взяла трубку.

— Кит?

— Да. — Ее сердце так и подпрыгнуло от знакомого голоса. Неужели это тот, о ком она непрестанно думала?

— Это Стив.

Ее глаза засветились от радости. Да и как могло быть иначе? Стив Ярдли принадлежал к числу тех парней, о которых мечтает любая девушка. Тридцатипятилетний «белый воротничок», оставивший престижную должность на Уолл-стрит и переехавший на Гавайи, когда, по его словам, почувствовал отвращение «ко всей этой городской суете». Красавец такой, что просто голова кругом. Стив не мечтал о второй карьере, как большинство тех, кто приезжал в его возрасте на Гавайи. Он подумывал о том, чтобы время от времени заниматься консалтингом, но, не испытывая недостатка в деньгах, наслаждался внезапно выпавшей на его долю передышкой. Он провел на Гавайях всего полгода; достаточно для того, чтобы обзавестись шикарным домом в новом фешенебельном районе, расположенном на холмах к востоку от Вайкики с потрясающим видом на океан. Кит улыбнулась и проворковала:

— Приветик. Как дела?

— Сижу у себя на балконе и смотрю на Даймонд-Хэд. Знаешь, я думаю, было бы неплохо, если бы ты составила мне компанию.

Я сейчас в обморок упаду, подумала Кит, оглядывая себя в зеркале. Ей было приятно видеть, что румянец, заливший ее щеки, был ей к лицу. Ко всему прочему, она благодарила Бога за снежную бурю, обрушившуюся на Восточное побережье.

— Правда? — откликнулась она и тут же пожалела, что не додумалась до более остроумного ответа.

— Правда. Я так рад, что ты решила остаться здесь на уик-энд. Но все равно, куда ты торопишься? Почему так рано уезжаешь?

— У моей бабушки день рождения. Ей исполняется восемьдесят пять лет. Так что в следующую субботу будем справлять юбилей, — объяснила Кит, подумав о том, что он уже задавал ей этот вопрос вчера вечером, когда они встречались в одном из баров отеля. Все, кто не смог вчера вылететь домой, набились в бар, так что народу было полным-полно. Атмосфера была по-настоящему праздничной, напитки расходились на «ура».

— Надо же, моей бабушке тоже стукнуло восемьдесят пять, — удивленно проговорил Стив. — Похоже, у нас с тобой много общего.

Разбудите меня, кажется, я сплю, подумала Кит.

— И она ждет не дождется, когда же я наконец остепенюсь, — со смешком добавил Стив.

— Вот тут-то мы уж точно похожи, — сказала Кит с ироничной ноткой в голосе, — а теперь еще моя лучшая подруга не сегодня-завтра выходит замуж, что покоя не дает моей бабушке. Кстати, Риган вот-вот должна быть здесь.

— Как-как? Рейган?

— Нет, Риган.

— Что? — не понял Стив.

Кит рассмеялась:

— Ее зовут Риган Рейли. У нее частное детективное агентство в Лос-Анджелесе. И уж ее как пить дать заинтересует то, что творится у нас, в «Вайкики Вотерс». Ты уже слышал о том, что та женщина, которая фотографировала вчера вечером в баре, утонула? Сегодня утром ее тело выбросило на берег, а на шее у нее было украденное королевское ожерелье? Риган просто с ума сойдет. Она не успокоится, пока не распутает это дело, можешь мне поверить.

— Я только что узнал об этом из программы теленовостей. — Стив вдруг закашлялся. — Прошу прощения.

— Что с тобой?

— Ничего, ничего. Но, в любом случае, как насчет того, чтобы вам обеим приехать ко мне, чтобы пропустить по паре коктейлей перед заходом солнца? Я мог бы подъехать за вами к отелю; а потом мы бы где-нибудь вместе поужинали.

Кит замешкалась. На какую-то долю секунды. Откровенно говоря, они с Риган собирались провести этот вечер вдвоем, они ведь так давно не виделись! Но, в конце концов, у них еще будет на это время. Риган поймет. Черт, она-то ведь уже помолвлена. Упустить такой шанс увидеться со Стивом! Этого, признаться, ей меньше всего хотелось. Стив красив, обаятелен, богат; одним словом, завидный жених! Кит представила себе лицо своей бабушки и выпалила:

— Почему бы тебе не заехать за нами через час?

— Идет. Через час буду. — Ответил он и положил трубку.




5


Уилла Брауна, управляющего курортно-развлека-тельным гостиничным комплексом «Вайкики Вотерс», бросало в холодный пот. Его задача заключалась в том, чтобы в отеле все шло гладко, чтобы постояльцы ни на что не жаловались, а приятно проводили время; а сейчас, после реновации, еще и в разработке новых оригинальных затей в целях привлечения дополнительной клиентуры. Это была его идея: нанять женщину вроде Доринды Дос, чтобы оживить скучный информационный бюллетень. Надо сказать, она блестяще справилась со своей задачей, подумал он, сидя у себя в кабинете, расположенном в нескольких шагах от регистратуры. Стоило ему только захотеть, у него мог бы быть просторный шикарный кабинет в номере люкс с видом на океан, но, признаться, это было совсем не в его вкусе. Уилл предпочитал, что называется, постоянно держать руку на пульсе, следя за тем, как приезжают и отбывают постояльцы. Практически все были довольны, но ему не нужно было прикладывать ухо к стене, чтобы услышать жалобы: иногда пустячные, иногда — настораживающие.

— Я нашла у себя под кроватью какую-то плесень. Похожа на ту, что мой сын выращивает в пробирке, — возмущалась одна женщина. — Полагаю, вы сделаете мне скидку.

Интересно, какого черта ей понадобилось под кроватью? — подумал Уилл.

— Два дня подряд я заказывала яйца в мешочек. И что же вы думаете? Два дня подряд мне подавали яйца вкрутую! — вопила другая. — Я приезжаю сюда, чтобы расслабиться! Я даже их запаха не выношу! Просто не перевариваю!

Уиллу было тридцать пять лет. Он родился и вырос в маленьком городке на Среднем Западе. Когда он еще ходил в детский сад, его родителям посчастливилось провести отпуск на Гавайских островах. Приготовления к отъезду сопровождались такой суматохой, что маленький Уилл был уверен, что папа и мама отправляются в волшебную страну Оз. С Гавайев ему привезли ситцевый купальный костюмчик, которым он очень дорожил, и как-то раз даже принес в школу, чтобы похвастаться перед ребятами. Ему, правда, удалось проносить его всего пару сезонов, пока тот не лопнул по швам на одной из школьных вечеринок у бассейна. Побывать на Гавайях стало мечтой всей его жизни, и после того, как он в течение долгих лет трепал родителям нервы, они наконец сжалились над ним и, когда Уилл закончил школу, привезли их с сестрой в этот рай. Уилл увидел пальмы, песчаные пляжи, ощутил на своей коже теплый океанский бриз, вдохнул аромат тропических цветов и... пропал. Окончив колледж, он вернулся сюда; сначала устроился посыльным в «Вайкики Вотерс» и так мало-помалу дошел до должности управляющего отелем.

А сейчас он ни за какие коврижки не уехал бы отсюда.

Но теперь для него настали нелегкие времена. Сама его работа оказалась под угрозой. В свое время он так настаивал на реновации, которая, кстати сказать, влетела им в копеечку; и еще неизвестно, когда эти деньги окупятся. Затем он нанял эту Доринду Дос, которая оказалась самой настоящей скандалисткой. А в довершение ко всему еще и утонула прямо под окнами отеля. Не очень-то хорошая реклама. А сейчас необходимо срочно что-то предпринять. Но что?

Но в любом случае благотворительный бал «Стань принцессой» должен во что бы то ни стало пройти без сучка без задоринки. Ведь основная его цель — привлечь внимание общественности. Все должно быть на высшем уровне. Ведь после реновации это будет первое крупное мероприятие такого масштаба; ожидается по меньшей мере пять сотен гостей, и надо еще позаботиться об угощении, цветах, украшении зала... А чего стоило убедить руководство Музея морских раковин расстаться с королевским ожерельем, чтобы выставить его на торги! Если эта затея потерпит фиаско, все шишки повалятся на его голову.

Уилл неловко поерзал на стуле. У него было приятное открытое лицо, рыжеватые волосы, которые в последнее время начали потихоньку редеть, и бледно-голубые глаза. На лице всегда светилась дежурная улыбка, которая иногда, правда, казалась слегка натянутой. Результат многолетней работы на людях, надо полагать. Чтобы ни случилось, что бы там тебе не говорили, улыбайся, чего бы тебе это ни стоило.

На его столе стояла недопитая чашка с кофе. Он взял ее и отхлебнул глоток. Кофе был холодный. Он пил на протяжении всего дня. Со всеми этими гостями, обрывающими телефон, репортерами и полицейскими у него с самого утра маковой росинки во рту не было. Всем было до смерти интересно, как украденное ожерелье, принадлежавшее некогда самой королеве Лилиуокалани, оказалось на шее у Доринды. Уилл нервничал и потому не переставая потягивал холодную горькую жидкость, от которой ему становилось только хуже.

Ему было отрадно услышать, что в полиции признали происшествие с Дориндой несчастным случаем, хотя сам он, по правде сказать, в это не верил. Слишком уж много врагов нажила себе Доринда за время своего пребывания в отеле. Но, с другой стороны, что он мог сделать? Может, лучше пустить все на самотек и подождать, пока страсти улягутся?

Но он не мог этого сделать. В отеле явно творилось что-то непонятное. Слишком уж много проблем за последнее время. Багаж все чаще и чаще доставляли не по назначению. Участились пропажи дамских сумочек. Туалетные бачки засорялись по невыясненным причинам. На днях после завтрака в ресторане отеля некоторые постояльцы почувствовали себя плохо; слава богу, не настолько плохо, чтобы поднять шум. А теперь еще это: загадочная смерть Доринды. Уилл почувствовал, как его живот свело судорогой.

Он хотел докопаться до самой сути вещей, чтобы понять, в чем причина происходящего, но, к сожалению, не представлял, как это сделать. Руководство отеля наняло специальных консультантов, которые звонили, чтобы забронировать номер; таким образом, менеджмент отеля проверял профессиональный уровень клерков в регистратуре. Достаточно ли они внимательны, вежливы, дружелюбны? Консалтинговая фирма также посылала агентов, которые вселялись в номера в качестве гостей и оценивали уровень сервиса в целом. В отеле была также служба безопасности, но... Уилл чувствовал, что здесь нужен профессиональный сыщик, который смог бы аккуратно пощупать тут и там, навести нужные справки... Так, чтобы никто ни о чем не догадался. Кто знает, может, ему удастся что-нибудь раскопать. Что-нибудь нелицеприятное. О ком угодно, только не о нем, Уилле... он схватил чашку и залпом осушил ее.

Затем он встал и потянулся, расправив плечи. Надо немного пройтись, подумал Уилл, я что-то совсем засиделся. Он подошел к стеклянной раздвижной двери, которая выходила на небольшую покрытую газоном площадку, укрытую от посторонних глаз. Но вдруг, почувствовав внезапный прилив энергии, Уилл резко повернулся, вышел из офиса и, миновав приемную секретарши, очутился в вестибюле, где сразу же наткнулся на симпатичную белокурую девушку, которую он вчера здорово выручил. Девушку звали Кит. Она должна была освободить номер, но из-за снежной бури на Восточном побережье ее полет отменили. Все номера были уже забронированы, но он умудрился сделать так, что номер остался за ней. Она была очень мила и приветлива и, по-видимому, принадлежала к числу тех клиентов, которые всегда всем довольны. А такие постояльцы были всегда в почете в отеле «Вайкики Вотерс». Как раз в тот момент клерк за конторкой протягивал ей ключи от номера.

— Эй, Уилл, — окликнула его Кит.

Уилл нацепил самую любезную из своих улыбок и заторопился навстречу девушке. В просторном вестибюле было не протолкнуться. Люди входили и выходили, хлопали дверцы такси, посыльные торопливо грузили багаж на тележки; всюду царило оживление в предвкушении грядущих развлечений.

Рядом с Кит стояла какая-то незнакомая темноволосая женщина. Она была высокая и очень красивая; в руке она держала чемодан.

— Риган, — сказала Кит, — позволь тебе представить: это Уилл, наш управляющий. Он меня вчера здорово выручил — сохранил за мной мой номер, несмотря на то что все было забронировано под завязку. Жду не дождусь, когда ты его увидишь. Он просто потрясающий!

Уилл протянул руку:

— Уилл Браун. Очень рад с вами познакомиться.

— Риган Рейли. Спасибо, что позаботились о моей подруге, — улыбнулась она.

— Что вы, не стоит. Мы просто делаем все, что от нас зависит.

— Откуда вы, Риган? — добавил он практически безотчетно.

— Риган — частный детектив. У нее собственное детективное агентство в Лос-Анджелесе, — гордо объявила Кит.

— Кит! — запротестовала Риган.

— Я это к тому, что ее наверняка заинтересует эта история с ожерельем, которое было обнаружено на шее Доринды Дос, когда бедняжка утонула.

Уилл почувствовал, как вся кровь бросилась ему в лицо.

— Леди, позвольте мне вас угостить. Как насчет пары коктейлей?

— Спасибо, но с минуты на минуту за нами должен заехать мой друг. Может, как-нибудь в другой раз? — предложила Кит.

— Конечно, — быстро согласился он, — может быть, завтра?

— Договорились. — Кит улыбнулась. — Мы только на минутку поднимемся, чтобы забросить в номер чемодан Риган.

Когда они уходили, Уилл краем уха услышал, как Риган Рейли спросила подругу:

— Что там за история с ожерельем?

Уилл заторопился обратно в офис. Он летел как на крыльях; сердце чуть не выпрыгивало у него из груди. Благодаря постоянной практике, связанной с организационной деятельностью отеля, Уилл неплохо владел компьютером. Он зашел в Интернет и быстро выяснил, что Риган Рейли — весьма респектабельный частный детектив и у нее собственное сыскное агентство. К тому же она дочь известной писательницы, мастера детективного жанра, Норы Риган Рейли. Уилл не раз видел, как постояльцы зачитываются ее романами, сидя у бассейна. Может, Риган согласится ему помочь. Слава богу, что ему удалось вчера выручить Кит и сохранить за ней номер. Вот тебе урок: всегда помогай людям, и тебе воздастся. Ты мне — я тебе... Ну и так далее.

Сначала он хотел было поехать домой, но потом передумал и решил остаться. Да и что ему делать одному в пустом доме? Уткнуться в телевизор и смотреть бесконечные репортажи о Доринде Дос? Ну уж нет. Останусь здесь и подожду их возвращения, подумал Уилл. Надеюсь, они вернутся не слишком поздно. Потом я куплю им по паре коктейлей... А там посмотрим, может, мне и удастся уговорить ее распутать это дело.




6


— Не могу поверить, что на ее шее было ожерелье, которое носила сама королева, и к тому же похищенное тридцать лет назад! — сказала Риган, вкатывая чемодан в номер Кит и оглядываясь вокруг. Две кровати, покрытые одеялами в бледно-зеленый цветочек, ковролин песочного цвета, туалетные столики и стеклянная раздвижная дверь, ведущая на балкон с потрясающим видом на океан. Риган разом ощутила приятную истому и умиротворение. Точь-в-точь как было обещано в рекламных брошюрах.

Риган, будто во сне, подошла к двери и открыла ее. Выйдя на балкон, она перегнулась через перила и зачарованно уставилась на бирюзовую гладь. Ее кожу гладил мягкий тропический бриз, солнце медленно клонилось к западу, и небо окрасилось в бледно-розовый цвет. Все вокруг так и дышало спокойствием. Люди бродили по пляжу, листья пальм трепетали на ветру прямо под балконом. Слава богу, репортеры, весь день крутившиеся на пляже и снимавшие сюжеты о Доринде Дос, уже уехали.

Кит подошла и встала рядом с ней.

— Самое время для пинаколады. [2 - Пинаколада — традиционный коктейль, приготовленный из рома, кокосового молока и ананасного сока.]

Риган улыбнулась:

— Думаю, да.

— Стив будет здесь с минуты на минуту. Скажи мне честно, ты ведь не возражаешь?

— Нисколько. Я просто немного устала с дороги, так что немного размяться будет в самый раз. И потом, мне не терпится увидеть этого парня.

— Представляешь, он сказал, что у нас с ним много общего.

— Что, например?

— У нас обоих бабушки, которым стукнуло восемьдесят пять!

— Для начала не так уж и плохо.

— Ну, с чего-то ведь надо начинать, — рассмеялась Кит.

— Верно. — Риган снова повернулась лицом к пляжу. — Просто не верится, что еще вчера вечером по этому пляжу, как говорят, гуляла Доринда Дос. Скажи, когда ты в последний раз ее видела?

— В понедельник вечером, в баре. У нас как раз закончился последний семинар. По такому случаю наша группа отправилась в бар. Доринда тоже была там: фотографировала, как всегда. Она присела за наш столик на несколько минут, засыпала всех вопросами, потом пересела за другой столик. Можешь мне поверить, она была из тех, кто привык клещами вытягивать из людей то, что они в обычной ситуации никогда не рассказали бы.

— Правда?

— Правда. Но никто из нашей группы не попался на ее крючок. Она была гораздо приветливей с мужчинами, нежели с женщинами.

— Одна из тех самых... да?

— Ну да. — Кит улыбнулась.

— И она записывала то, что ей рассказывали?

— Нет. Она просто вела себя так, будто она душа компании, своя в доску... и вдобавок попросила каждого назвать свое имя в объектив, после того как сделала снимки.

— На ней было надето ожерелье?

— Нет. Только в волосы она засунула орхидею.

— Тогда откуда же у нее взялось это ожерелье, которое было на ней, когда она утонула? И кто украл его тридцать лет назад?

Кит покачала головой и взглянула на подругу:

— Я так и знала, что тебя это заинтересует, Рейли.

— Ты права. Меня это уже заинтересовало. Знаешь, утопление считается одним из самых сложных видов смерти с точки зрения установления причины. Это может быть убийство, самоубийство или несчастный случай...

— В полиции считают, что это несчастный случай. Она любила вечерами возвращаться домой вдоль пляжа. Кстати, вот-вот должен подъехать Стив, — с нетерпением проговорила она, намекая на то, что Риган пора поторопиться.

— Я буду готова через пятнадцать минут, — пообещала Риган.

Она видела, что Кит просто в восторге от этого парня и не хочет заставлять его ждать. В самом деле, когда выясняются такие подробности о бабушках, поневоле окажешься на седьмом небе от счастья, подумала она с улыбкой.

Двадцать минут спустя они уже стояли в вестибюле, когда к дверям подъехал Стив на шикарном внедорожнике «лендкрузер». Кит с радостью замахала ему рукой и заторопилась к передней дверце. Риган запрыгнула на заднее сиденье, ощутив при этом запах новенького автомобиля. Стив повернулся к ней лицом и протянул руку:

— Привет, Риган Рейли.

— Привет, Стив, — откликнулась она, вспомнив, что забыла спросить у Кит его фамилию. А он, безусловно, очень хорош собой, подумала она. Типичный «белый воротничок» с Уолл-стрит, из числа тех парней, на лице у которых написано: «я вполне достоин того, что имею». На нем были бейсбольная кепка, шорты цвета хаки и рубашка с коротким рукавом. Он был загорелый, темноволосый, с темно-карими глазами. Сидевшая рядом с ним Кит так и светилась от счастья. Ну и парочка, подумала Риган. С таким видом можно вполне рекламировать что-нибудь, приводящее в восторг.

— Добро пожаловать на Гавайи, — сказал Стив и, повернувшись к Риган спиной, снова устроился за рулем. Не без рисовки он вырулил на автостраду, которая проходила через самое сердце Вайкики; вдоль дороги теснились отели, лавочки, магазинчики и сновали толпы туристов. Стив прибавил звук, и в салоне загремела музыка; пожалуй, даже чересчур громко, подумала Риган. Начисто лишает возможности нормально поговорить. Улица была запружена туристами; многие красовались в шортах, свободных гавайских рубашках и цветочных ожерельях. Вскоре они миновали большой парк, где местные жители устроили пикник с барбекю и играли на гитарах и укулеле. [3 - Укулеле — небольшой четырехструнный гавайский музыкальный инструмент, по форме напоминающий гитару.] Океан поблескивал прямо у самых столиков. Позади остались еще несколько гостиничных комплексов, а потом и Даймонд-Хэд — известный вулканический кратер, у подножия которого выступал однажды сам Карлос Сантана. [4 - Карлос Сантана — известный американский гитарист и композитор латиноамериканского происхождения.]

У Стива вдруг зазвонил мобильник — резкий дребезжащий звук: наверняка, чтобы перекрыть шум мощного стерео. Он посмотрел на экран, чтобы узнать, кто звонит.

— Пусть оставят голосовое сообщение, — сказал он и отключил телефон.

Интересно, подумала Риган.

Когда они наконец подъехали к дому Стива, который соседствовал с шикарными особняками, расположенными на холмах неподалеку от Даймонд-Хэд, их там уже ждали.

— Я пригласил нескольких друзей, — признался он, когда они подходили к дверям, из-за которых доносились раскаты музыки, — почему бы нам не устроить настоящую вечеринку?




7


Туристическая группа «Сборная солянка» прибыла из маленького городка на северо-западном побережье Тихого океана, где никогда не прекращается дождь. По результатам метеонаблюдений за последние сто лет, восемьдесят девять процентов всего времени там лило как из ведра. Городок под названием Хадвиль, переименованный его жителями в Гадвиль, нагонял на них жуткую тоску. Именно поэтому двадцать лет назад они создали клуб и назвали его «Хвала дождю». Два раза в месяц члены этого клуба собирались, пели и танцевали, с завязанными руками ловили зубами плававшие в ведрах с водой яблоки, распевали песни о дожде, дождевых каплях и радуге и разыгрывали комические сценки, посвященные дождю, — просто так, чтобы немного развлечься. Забыть на минутку о протекающих крышах, пропитанных водой лужайках и промокших ногах, с которыми им поневоле приходилось мириться.

— В жизни каждого должен пройти небольшой дождик, — не раз говаривали они, — хотя иногда он превращается в ливень...

— Зато у наших женщин самый свежий в мире цвет лица, — хвастались несчастные горожанки.

Другими словами, они изо всех сил старались не падать духом. Но когда три года назад старейший член клуба, Сол Хокинс, встал во время заседания и объявил, что дни его сочтены и что он завещает клубу небольшой капиталец, у них наконец появился повод немного взбодриться. Сол распорядился завещать клубу деньги с тем, чтобы они могли себе позволить регулярно ездить на Гавайские острова.

— Те, кому выпадет удача поехать на Гавайи, должны привезти в своих сердцах частичку солнышка, чтобы согреть остальных, — сказал он. — Я хочу, чтобы мои деньги приносили людям радость.

Было решено, что каждые три месяца путем лотереи будут выбирать пятерых счастливчиков. Все будет происходить под руководством Герт и Ив Томпсон, шестидесятилетних близнецов-двойняшек, владелиц магазинчика по продаже всякой всячины (наибольшим спросом пользовались, естественно, зонтики). К счастью для близнецов, они были соседями старого Сола и всякий раз оказывали ему любезность, подвозя его на собрание клуба. Они вообще присматривали за стариком: пекли ему пироги и мясные запеканки... В конце концов, старик сделал их своими душеприказчицами и поручил им руководство поездками. Едва только Сол покинул этот мир, они, не теряя времени даром, организовали первую поездку на Гавайи. Его еще и похоронить не успели, а чемоданы уже были упакованы, и они были готовы к отбытию. Во время первой поездки Ив и Герт окрестили группу «Счастливая семерка».

На тот момент они организовали уже восемь поездок на Гавайи. За это время количество членов клуба «Хвала дождю» возросло в десять раз. Но все были только рады, поскольку это делало заседания клуба куда более интересными, а ко всему прочему немало способствовало сплочению горожан. В те вечера, когда проводилась лотерея, наблюдалась стопроцентная явка членов клуба. Судя по тому оживлению, которое царило во время проведения лотереи, можно было подумать, что разыгрывались путевки в райские кущи.

Ив и Герт пришлась по вкусу роль руководителей туристических групп. У себя в городе они теперь пользовались заслуженным вниманием и почетом, и это давало им полное право чувствовать себя вполне комфортно. Однако находились и те, кто недовольно ворчал:

— А чего бы им не задирать нос, если, почитай, каждые три месяца задаром катаешься на курорт?

На Гавайях их выбор пал на курортно-развлекательный гостиничный комплекс «Вайкики Вотерс». Каждые три месяца близнецы загодя бронировали четыре номера ровно на семь дней. Иногда группа собиралась вместе на какое-нибудь мероприятие, иногда распадалась, и каждый занимался своим делом. Каждое утро те, кто привык вставать рано, отправлялись на прогулку по пляжу. Именно они и обнаружили тело Доринды Дос в то злополучное утро. Все это было очень неприятно. Ив и Герт быстренько собрали всех членов группы в обеденном зале и за завтраком постарались внести спокойствие.

— Не забывайте, что бы ни случилось, мы должны сохранять позитивное отношение ко всему, — увещевала их Герт, — помните, мы должны привезти частичку солнышка в Хадвиль.

Сегодня, как обычно по вечерам, «Счастливая семерка» расположилась у бассейна, в тени раскидистых ветвей деревьев хау. С коктейлями в руках, они обсуждали, как прошел день, в то время как солнце медленно клонилось к западу, окрашивая небо в синие, красные и золотистые полосы. На этот раз группа состояла из одной семейной пары и трех одиночек, в возрасте от двадцати до шестидесяти лет. Назвать группу «Сборной солянкой» было, пожалуй, слишком мягко.

Герт, облаченная в свое любимое гавайское платье-балахон, с бокалом «май-тай» [5 - «Май-тай» — традиционный полинезийский коктейль, приготовленный из рома, ликера кюрасо, оршада, гранатового сиропа и ананасового сока.] в руке, украшенным неизменным бумажным зонтиком, торжественно провозгласила:

— Первый тост за нашего усопшего благодетеля, Сола Хокинса.

— За Сола, — хором откликнулись все.

Сегодня к компании присоединился Нед, исполнявший в отеле обязанности гида и спортивного тренера. Он поступил на работу три месяца назад и с тех пор проводил дни, плавая, бегая трусцой, занимаясь серфингом, отжиманиями и приседаниями в спортзале со всеми постояльцами, у которых возникало желание к нему присоединиться. Уилл Браун взял его на работу, и Нед стал этаким странствующим Джеком Ла Данном, [6 - Джек Ла Ланн — известный американский атлет, «фитнесс-гуру» и специалист по здоровому питанию, владелец сети оздоровительных спортивных клубов, автор множественных комплексов упражнений, а также популярного телешоу, посвященного здоровому образу жизни.] переезжающим, как только в отеле освобождался номер. Уилл настоятельно рекомендовал ему уделить особое внимание группе из Хадвиля. Они были постоянными клиентами, и руководство отеля было заинтересовано в том, чтобы они были всем довольны. Чтобы сделать их еще более довольными, руководство решило помочь им сэкономить деньги, подселив Неда к единственному одинокому мужчине в группе.

— Да и как бы я смог оставить их без внимания, если бы даже и захотел? — пошутил Нед, обращаясь к Уиллу, — если парень из их группы храпит в трех футах от моей койки!

Неду было слегка за сорок. Он был атлетически сложен и по-своему привлекателен, со своей наголо остриженной головой и темно-карими глазами. Каждый день к обеду на его щеках начинали проступать темные тени. Когда-то у него были темные густые вьющиеся волосы. Расставшись с женой год назад, он решил сменить имидж и побрился наголо. Он еще не нашел себе подруги, которая отвечала бы его требованиям, что, однако, не мешало ему держать нос по ветру. Я еще не встретил ту, которая смогла бы меня удержать, частенько думал он. А ведь мне это нужно. Но она должна быть спортсменкой, любить движение, физические нагрузки. Потягивая виски, он повернулся к Герт:

— Почему бы нам всей компанией не заняться завтра серфингом? Я бы смог раздобыть для нас один из отельных фургонов. А заодно и доски для серфинга.

Пустынные пляжи, расположенные на северном побережье острова Оаху, считались самыми подходящими для серфинга. В зимние месяцы волны вздымались чуть ли не до восьми метров. Зрелище было впечатляющее, особенно на фоне гор, окаймлявших пляжи. Весь этот романтический антураж вдохновлял отчаянных серфингистов, бороздящих волны вдоль побережья.

— Вы что, с ума сошли? — фыркнула Ив. Они с Герт были, что называется, дамами в теле, и из скромности снимали свои балахоны только на минутку, чтобы, как они выражались, «макнуться» в бассейн. Они были просто в восторге от этих «маканий», считая их весьма освежающими. Очень редко по вечерам они могли позволить себе искупаться в океане. Они были очень стыдливы и не хотели, чтобы их видели разгуливающими по пляжу в купальниках.

Если бы не цвет волос (Ив, когда ей перевалило за шестьдесят, выбрала золотистый оттенок, а Герт — рыжий), их круглые добродушные лица, украшенные огромными очками, были похожи как две капли воды.

— Мы бы устроили пикник на берегу. Я уверен, многие из вас были бы не прочь попробовать покататься на доске, верно? — Нед с надеждой оглядел приунывшую группу.

Арти, тридцатидевятилетний специалист по лечебному массажу, свято веривший в то, что его руки способны творить чудеса (тот самый злополучный сосед Неда), неохотно протянул:

— Вообще-то, у меня были планы отправиться на Большой остров и поплавать с дельфинами. Я слышал, что там есть место, где они по-настоящему общаются с людьми.

Массажист Арти был белокур, тих, скромен и, как правило, молчалив. Он переехал в Хадвиль из солнечной Аризоны в надежде, что из-за непрекращающихся дождей у него отбоя не будет от клиентов, страдающих радикулитом и прострелами и, безусловно, нуждающихся в массаже. Но все обернулось совсем не так, как он ожидал. Арти уверял, что одним прикосновением своих волшебных рук снимет боль и отеки, а заодно и отрицательную энергию, но местные жители предпочитали лечить больные ноги традиционным способом — водрузив их на подушки, сидя у телевизора. Это, по их мнению, было гораздо дешевле.

— А я, например, была бы просто в восторге от серфинга! Просто в восторге! — с энтузиазмом выкрикнула Фрэнсис.

Фрэнсис, или Фрэнси, была экзальтированной дамочкой пятидесяти с чем-то лет. Она ни за какие сокровища мира не открыла бы тайну своего возраста. Фрэнси искренне верила в то, что она самая обаятельная и привлекательная, сногсшибательная и неотразимая женщина на всем земном шаре. Самоуверенности ей было не занимать. У нее были вьющиеся темные волосы и достаточно миловидное лицо. После неудачной попытки сделать карьеру в шоу-бизнесе, так и не став всемирно известной киноактрисой, она приехала в Хадвиль, чтобы преподавать драматическое искусство в старших классах. Фрэнси всю жизнь носила высокие каблуки, не расставаясь с ними даже на пляже, и бесчисленное количество побрякушек. Да что там говорить, она каждый божий день ходила в магазин и покупала себе новое ожерелье.

— Фрэнси, по правде сказать, я с трудом представляю тебя на доске для серфинга, — призналась практичная Герт, выуживая из бокала апельсиновую дольку и впиваясь в нее зубами.

Фрэнси положила руку на грудь и улыбнулась:

— Должна вам признаться, что когда мне было шестнадцать, я была чемпионкой по серфингу у себя в Сан-Диего. Стоило мне только раз ступить на доску, я сразу же почувствовала, как это прекрасно! — Она вскинула увитые браслетами руки вверх, браслеты загремели и соскользнули до самых локтей.

— Так, один доброволец уже есть, — сказал Нед и бросил взгляд в сторону Уилтонов.

Уилтоны, пожилая супружеская пара (им было уже хорошо за пятьдесят), писали главу для книги о радостях супружеской жизни. Но вся беда в том, что сами они были скучны как осенний дождь. И как автору пришла в голову мысль им это поручить, недоумевал Нед.

— Боб, Бетси, что скажете? Поедете завтра на пляж?

Оба уставились на него, как две рыбы, тощие, невзрачные, просто селедки какие-то. Пройдешь мимо них и не заметишь, до того они невыразительные.

— Прошу прощения, Нед, но мы работаем над книгой, и нам необходимо уединение, — отозвался Боб.

Ив и Герт выразительно округлили глаза. Ох уж эти Уилтоны! Весьма сомнительно, чтобы они смогли привезти в Хадвиль частичку солнышка. Вид у них такой, будто они попали под ливень и не успели обсохнуть.

Последнюю надежду Неда звали Джой. Ей был всего двадцать один год, и поэтому она буквально изнывала от тоски в компании «Счастливой семерки». Разумеется, она была вне себя от счастья, когда выиграла поездку, но, добравшись до места, рассчитывала на то, чтобы познакомиться с кем-нибудь ее возраста и потихоньку отвязаться от этих стариков. Она с удовольствием занялась бы серфингом с ребятами из береговой охраны, с которыми случайно столкнулась накануне. По воле рока ей приходилось делить комнату с Фрэнси, которую она просто не выносила.

— Ну... У меня, как бы это сказать... Планы на завтра... — промямлила она, слизывая соль со своего бокала с «Маргаритой». [7 - «Маргарита» — коктейль, приготовленный главным образом из текилы (мексиканской водки) с добавлением сока лимона или лайма; по традиции подается в бокале с ободком из соли.]

Нед с трудом сдерживал закипавшее в нем раздражение. Будучи профессиональным тренером, он привык к единогласию и солидарности в команде.

— Что тогда толку в том, что вы — группа? — недовольно спросил он.

Герт окинула Неда проницательным взглядом:

— Нед, мы ценим ваше внимание, но члены группы «Хвала дождю» вольны сами распоряжаться своим временем. Мы собираемся по утрам и по вечерам, чтобы поделиться впечатлениями. И это все. Мы вовсе не хотим действовать друг другу на нервы.

— Нед, я поеду с тобой! Я!.. — восторженно завопила Фрэнси.

— Может, кто-нибудь хочет смотаться со мной на Большой остров? — уныло осведомился Арти.

— Наш бюджет не покрывает расходов на подобные поездки, — сухо напомнила ему Ив, — а у нас с Герт свои планы, и поэтому мы не сможем поехать завтра с Недом.

— Какие планы? — осведомилась Бетси без всякого интереса.

— Мы собираемся провести частное исследование уровня сервиса в нескольких местных отелях. Посмотрим, удастся ли нам что-нибудь придумать, когда мы приедем сюда в следующий раз... чтобы сэкономить средства.

— Уилл просто с ума сойдет, — захохотал Нед, — вы же прекрасно знаете, что дешевле, чем здесь, вам нигде не найти.

Ив пожала плечами и, одарив его загадочной улыбкой Моны Лизы, снова принялась за свой коктейль.

— Ну же, Арти, почему бы тебе не поехать с нами? — начал уговаривать его Нед. — А с дельфинами мы поплаваем в субботу, здесь, на Оаху.

Арти задумчиво потирал руки. Наконец он выдавил из себя:

— Ладно, так и быть, Нед. Но лучше все-таки захватить с собой спасательные жилеты. Я слышал, что серфинг — это очень опасная штука. Если честно, мне не очень-то улыбается увидеть еще одного утопленника. Боюсь, я этого не переживу.

Фрэнси была единственной, у кого слова Арти вызвали приступ буйного хохота.




8


Выйдя на крыльцо дома Стива, Риган была потрясена открывшимся перед ней живописным видом: опорным пунктом острова Оаху, вулканическим кратером Даймонд-Хэд. Еще в самолете Риган прочла, что в результате извержения вулкан поднялся из океана около пятисот тысяч лет назад и что своим названием он обязан британским мореплавателям, которые приняли сверкающие кристаллы кальцита за бриллианты. Не повезло ребятам, с сожалением подумала Риган. Так жестоко обмануться после долгих месяцев утомительного путешествия по морю! Но вулкан и без бриллиантов представлял собой зрелище, достойное внимания. Гордый и величественный, он возвышался над Вайкики и бесконечной океанской гладью. Лучи заходящего солнца плясали на волнах.

Точь-в-точь как на открытке, подумала Риган, присаживаясь на один из мягких стульев, стоявших на крыльце. Из-за дверей доносился грохот музыки, однако гостей было не много, по крайней мере, Риган готовилась к худшему, переступая порог этого роскошного нового жилища с его полами, обшитыми светлой паркетной доской, и французскими окнами. Стены были выкрашены в белый цвет, и вся мебель была из светлого дерева: просто, но изысканно. И, разумеется, недешево. Из кухни, оборудованной по последнему слову техники, была видна просторная столовая, она же гостиная, по периметру которой проходило наружное крыльцо.

Пятеро гостей Стива уже расположились на крыльце: художник и его жена, занимавшаяся художественным промыслом (она мастерила на продажу гавайских куколок), двое приятелей Стива по колледжу, которые просто заехали навестить его, и весьма экзальтированная дамочка с Большого острова. Она, по ее словам, занималась тем, что присматривала за особняком, хозяин которого, бизнесмен из Чикаго, бывал там наездами.

Риган она сразу показалась жеманной и насквозь фальшивой.

— Ах, я просто обожаю вечеринки! — воскликнула дамочка, встряхивая своими длинными белокурыми и, надо заметить, слегка грязноватыми кудряшками. — Вы и не представляете, что это такое — иметь целый особняк в собственном распоряжении в этой глуши! Обожаю сидеть там по вечерам и перечитывать классику!

— Прошу прощения, — сказала Риган. — Я не совсем поняла, как вас зовут...

— Джасмин.

Ну конечно, подумала Риган. Иного она и не ожидала услышать. Неужели она могла предположить, что у этой дамочки окажется простое незамысловатое имя? Риган мысленно улыбнулась, вспомнив католическую школу, которую посещала в детстве. Большинство ее одноклассников носили имена католических святых. Риган даже и не подозревала о существовании необычных имен, пока не поступила в колледж.

— А как вы получили эту работу? — спросила она у Джасмин.

— Вообще-то я адвокат. Работала в одной крупной корпорации в Нью-Йорке. И в какой-то момент почувствовала, что больше не могу выдержать всего этого давления... Взяла отпуск, приехала на Гавайи... Тут-то я и познакомилась со своим боссом. Когда я стала рассказывать ему о том, как мне трудно, он предложил мне эту работу. Сначала я подумала... Подумала: нет, я не смогу этого сделать ! Но потом я сказала: да, я согласна! Если бы вы знали, сколько интересных и замечательных людей я здесь встретила! Конечно, на Большом острове не так весело, как здесь. Иногда мне даже немного одиноко. Он такой огромный, и там гораздо меньше народу. Но я частенько наведываюсь сюда, на Оаху. Стив такой душка! Он разрешает мне ночевать в комнате для гостей в любое время.

Риган краем глаза взглянула на Кит. Она не могла не заметить, как напряглось лицо ее подруги.

— Я познакомился с Джаззи, как только приехал сюда, — быстро перебил ее Стив. — У нее просто талант представлять тебя нужным людям. Джаззи стала моим лучшим другом.

Ох уж мне эти лучшие друзья, подумала Риган. Что может быть страшнее для влюбленной женщины, чем так называемый «лучший друг» женского пола?

«Джаззи» закинула волосы за спину и неестественно захихикала, поджав под себя загорелые ноги.

— Стив, ты и опомниться не успеешь, как у тебя в друзьях окажется половина города...

Риган даже боялась посмотреть в сторону Кит.

— ...Все дело в том, что городок совсем небольшой. Практически все гавайцы живут на Оаху. Они называют его «эпицентром», и, по сути дела, так оно и есть. С каждым разом здесь становится все интересней и интересней... А если пожить здесь какое-то время, то поневоле будешь в курсе всех сплетен. Иначе и быть не может! — Она снова захихикала и подмигнула Стиву. — Мой босс подумывает о том, чтобы купить здесь дом. И, скажу вам честно, я просто тащусь от этой идеи!

А когда же тогда перечитывать классику? — подумала Риган.

— Джасмин, — начала она, будучи не в силах заставить себя называть ее Джаззи, — а вы были знакомы с той женщиной, чье тело обнаружили сегодня утром на пляже? Фотокорреспондентом «Вайкики Вотерс», Дориндой Дос? Она, кажется, писала информационные бюллетени для отеля.

Бывший корпоративный адвокат презрительно наморщила свой носик-пуговку. Миниатюрная, загорелая, с хорошенькой мордашкой, на которой практически отсутствовал макияж, она выглядела так, будто в любой момент могла подхватить теннисную ракетку или отмахать стометровку в бассейне стилем баттерфляй. Одним словом, прирожденная спортсменка, дни напролет проводящая в элитных спортивных клубах.

— Я вас умоляю! Кто же не был с ней знаком? Она повсюду совала свой нос и постоянно действовала всем на нервы.

Упокой, Господи, ее душу, добавила про себя Риган.

— В самом деле? Как так?

— Вообще-то ее бюллетень не выходил без одобрения начальства. Но в последнем выпуске, посвященном рождественским торжествам, она напечатала самые ужасные фотографии женщин, которые только можно вообразить. И еще она собиралась начать выпускать собственную «желтую» газетку под названием «Ох! Ох! Оаху!». Само собой, все были просто в восторге от этой идеи! Ну, вы меня понимаете! Слухи дошли до Уилла, управляющего отелем, который в свое время завернул первый ее бюллетень. А все остальные ему пришлось редактировать. Эта лисица сохраняла все сделанные им купюры для своей газетки. Разумеется, люди до смерти боялись, что она выставит их на посмешище. Но ей каким-то образом удавалось проникать на все вечеринки в городе. Она, по ее словам, хотела затмить всех сплетниц на Гавайях. Стать королевой сплетниц! Только теперь вот бедняжка сама сделалась объектом всевозможных слухов и пересудов. И где ей только удалось раздобыть это старинное ожерелье, принадлежавшее самой королеве Лилиуокалани? Вы ведь знаете, что оно — копия ожерелья принцессы, которое пойдет с торгов на благотворительном балу «Стань принцессой»?

— Да, Кит рассказывала мне, — ответила Риган.

— Я, знаете ли, собираю подарочные комплекты к балу. Так вот, никто в нашем комитете не верит в то, что, пробыв здесь всего три месяца, она сумела завладеть этим украденным ожерельем. Только Доринда, скажу я вам, могла работать быстро. Она поставила перед собой цель — во что бы то ни стало прославиться. Думаю, у нее уже начали сдавать нервы. Ведь она столько лет пыталась...

— Откуда вам это известно?

— Несколько раз встречалась с ней в Нью-Йорке.

— Правда?

— Правда. Доринда давно уже была на виду. Она сменила много мест, даже пыталась протолкнуть какую-то сомнительную газетку через Интернет. Однако дело не выгорело. Потом она получила работу обозревателя в газете в Верхнем Ист-сайде, но и там долго не продержалась. И вот, прошлым летом, она прочла объявление, в котором одна дама с Гавайев сообщала, что ей нужна квартира в Нью-Йорке на шесть месяцев. Так что они поменялись местами. Вообще-то, Доринда планировала здесь остаться. В те считаные разы, когда мы с ней разговаривали, она призналась мне, что это ее последний шанс сделать себе имя. Ну не то чтобы она мне изливала душу, но... надо отдать ей должное, она быстро получила эту работу в «Вайкики Вотерс». Платили ей немного, зато и работа отнимала у нее совсем немного времени, а заодно открывала доступ на все вечеринки, где она могла встретить кучу самых разных людей.

Кит отставила свой бокал:

— Похоже, Доринда неплохо проводила время в тот вечер, когда я видела ее в баре «Тауэрc». Думаю, ей в первую очередь нравилось липнуть ко всем мужчинам в отеле. И еще мне кажется, что она была навеселе.

— Да, она любила выпить. — Джаззи снова хихикнула. — Может, потому и утонула.

— Кому повторить? — вмешался Стив, явно желая сменить тему.

— Мне! — решительно отозвалась Джаззи. — И побольше содовой! Быстрее!.. Я не хочу пропустить закат!

Риган сделала маленький глоток из своего бокала. Такое ощущение, что, куда ни пойдешь, все равно в итоге окажешься в Пейтон-плейс. [8 - Пейтон-плейс — место действия одноименного романа Г. Метейлис, маленький городок в Новой Англии, где царит взаимное недоброжелательство.] От этих сплетниц просто некуда податься. От таких, как эта Джаззи, например. Они просто вездесущие.

Пол и Марк, друзья Стива по колледжу, зашли в дом, чтобы взять еще по бутылке пива. А они вроде неплохие ребята, подумала Риган. Да и Стив тоже. Был ли он подходящей парой для Кит, это уже другой вопрос, но прошло еще слишком мало времени, чтобы в этом разобраться.

Вся компания наслаждалась тем, как заходит солнце; охая и ахая, они наблюдали за тем, как на небе сменяются краски. Все в один голос твердили Стиву, как ему повезло заполучить дом в таком шикарном месте. Когда последние ослепительно красные и оранжевые лучи погасли, исчезнув за горизонтом, художник и его жена-кукольница решительно встали.

— Спасибо, Стив, — сказал художник, — думаю, нам пора. Завтра нам надо будет рано встать, чтобы лететь на Мауи на вернисаж. Надеюсь, нам повезет и удастся продать что-нибудь из картин и кукол. — Его жена была коренной гавайкой, а художник, как он сам себя называл, стареющим хиппи, который приехал на острова двадцать пять лет назад, чтобы обрести себя. Его светлые волосы были собраны в конский хвостик, а у его супруги была роскошная грива сверкающих иссиня-черных волос, которая каскадом ниспадала ей на плечи.

Оставшиеся гости погрузились в машину Стива и устремились в город, в ресторан «У Дьюка» и бар «Бэйрфут». Ресторан был назван в четь Дьюка Каханамоку, одного из самых прославленных и почитаемых граждан Вайкики, признанного «короля международного серфинга». Завоевав себе мировую славу чемпиона по плаванию, он также появился в двадцати восьми голливудских фильмах, а спустя какое-то время стал гавайским посланцем доброй воли штата Алоха. [9 - Штат Алоха — официальное прозвище штата Гавайи.] Несмотря на то что прошло уже немало лет после его смерти, Дьюк по-прежнему считался самым выдающимся спортсменом за всю историю Гавайских островов. Он никогда не видел снега, и ему приписываются слова: «Счастье — это когда ты как рыба плаваешь в воде». На пляже Вайкики стоял большой памятник: Дьюк с распростертыми руками, застывшими в традиционном гавайском «Алоха». Каждый день десятки его поклонников приходили, чтобы повесить ему на шею цветочное ожерелье, тем самым отдав дань уважения своему кумиру. Стив показал им утопающий в цветах памятник еще по пути к себе.

Бар был набит битком, но им все-таки удалось занять свободный столик на улице. Джасмин, похоже, была знакома с львиной долей посетителей бара, что нисколько не удивило Риган. Какая-то женщина у стойки остановила Стива и, положив ему на плечо руку, начала что-то оживленно тараторить. Риган показалось, что Стив смутился и что ему неприятно ее присутствие. Быстро отделавшись от настойчивой дамы, он присоединился к группе, и они заказали напитки и гамбургеры. Риган вдруг почувствовала, что страшно устала. Был уже поздний вечер, а по нью-йоркскому времени два часа ночи. По телевизору, висевшему над стойкой бара, передавали репортаж о снежной буре на севере Восточного побережья. На следующей неделе я обязательно буду там вместе с Джеком, подумала Риган. Ей вдруг стало очень одиноко. Конечно, она была рада, что Кит выглядела такой счастливой, но, по правде сказать, ей совсем не улыбалось провести все выходные в этой компании, хотя, похоже, к этому все шло. Уже велись разговоры о какой-то вечеринке завтра вечером в доме у Стива. Не сомневаюсь, что «вечеринка» в понимании Стива — это весьма расплывчатое понятие, уныло подумала Риган.

Она взглянула в сторону Пола и Марка, которые уже вовсю флиртовали с одинокими девушками в баре. Наверное, было бы глупо с моей стороны обижаться на них, размышляла она. Обручальное кольцо на моем пальце говорит само за себя. Джасмин, перегнувшись к соседнему столику, о чем-то оживленно беседовала с сидевшими за ним посетителями. Стив нашептывал какие-то нежности на ухо Кит.

Среди этого шума и гама Риган не сразу поняла, что у нее звонит телефон. Она принялась рыться у себя в сумочке в поисках аппарата. Интересно, кому это могло прийти в голову звонить мне сюда в такой час, встревоженно подумала она. Ведь дома все уже давным-давно спят.

— Слушаю, — сказала она, откопав наконец телефон.

— Риган?

— Да, это я.

— Это Майк Дарнелл, приятель Джека. Я инспектор из отделения полиции Гонолулу. Он попросил меня вам позвонить.

— О, привет, Майк, — улыбнулась Риган. — Как это любезно с вашей стороны.

— Я тут заработался допоздна, но потом подумал, а не расслабиться ли мне немножко «У Дьюка» ? И решил, что, может быть, вы с вашей подругой составите мне компанию.

— А я как раз сейчас «У Дьюка».

— Бросьте меня разыгрывать.

— С чего бы это я стала вас разыгрывать?

— Ну, не знаю. Коль скоро вы помолвлены с Джеком Рейли, от вас всего можно ждать.

Риган рассмеялась:

— Я здесь с компанией. Присоединяйтесь к нам. Мы сидим снаружи, по левую сторону от стойки бара. Нас шестеро, но, вполне вероятно, к вашему приходу будет еще больше.

— Я буду с вами через пару минут.

Риган выключила телефон, а Джасмин поинтересовалась:

— Кто это звонил?

— Друг моего жениха. Он из отделения полиции Гонолулу. Сейчас он к нам присоединится.

— О, — только и нашлась что ответить Джасмин.

Наша Джаззи что-то занервничала, подумала Риган. Или мне это только кажется?




9


Посреди ночи Нора Риган Рейли вдруг проснулась. За окном завывал ветер, и она услышала, как в стену дома что-то ударило. Светящиеся цифры на электронном будильнике показывали: 2:15. Рядом с ней мирно похрапывал Люк. Нора улыбнулась, глядя на мужа: спит как ребенок, и хоть бы что. Его и пушками не разбудишь. Бум. Бум.

Нора встала и протянула руку за халатом, который лежал на атласной скамеечке у изножия кровати. Они с Люком любили, чтобы в спальне было прохладно, а в эту ночь в этом не было ничего необычного. Завернувшись в халат, она подошла к большому окну и отодвинула штору — как раз в тот момент, когда огромная толстая ветка одного из деревьев у них во дворе с хрустом отломилась и рухнула на землю, подняв тучу снежных хлопьев. Это было любимое дерево Риган, когда та была маленькой, вспомнила Нора.

Стоя у окна, она могла слышать размеренное дыхание спящего мужа. Нет никакого смысла будить его, подумала она, выглядывая во двор. Теперь уж ничего не поделаешь. Завтра ему предстоит трудный день. И речи быть не может о том, чтобы устраивать похороны в такую погоду: все дороги стали непроезжими. И поэтому все многочисленные родственники усопшего старого лыжника будут безвылазно сидеть в отеле и одолевать Люка вопросами. Как будто в его власти изменить погоду.

Нора забралась обратно в постель, слушая, как посвистывает ветер. Надеюсь, что на Гавайях сейчас гораздо спокойней, подумала она. Свернувшись калачиком под одеялом, Нора попыталась уснуть, но ее мысли перепрыгивали с одного на другое. Она так мечтала увидеться с дочерью в Нью-Йорке в эти выходные. Было бы просто чудесно вместе с Джеком послушать джаз-бэнд, чтобы узнать, справедливо ли его расхваливают. Может, нам все-таки удастся сделать это на будущей неделе, размышляла Нора. Она ворочалась с боку на бок, пока наконец не заснула.

А потом ей приснился сон. Будто они пришли на свадьбу Риган с Джеком. Играл тот самый джаз-бэнд, но играл из рук вон плохо: громко, не попадая в такт, фальшиво и нестройно. Нора кричала джазистам, чтобы они прекратили, но они ее не слышали. Проснувшись и поняв, что это был всего лишь сон, она очень обрадовалась. Это все ветер, подумала она. Он ворвался в мое сознание и вызвал этот кошмар.

Да что такое со мной творится? — подумала Нора. Ну, во-первых, Риган не позвонила ей, когда прилетела на Гавайи. Правильно, она уже взрослая? — напомнила себе Нора, она и не обязана то и дело названивать домой. Тем не менее она, как правило, давала о себе знать во время очередной поездки. Нора вдруг занервничала; да еще эта ветка, отломившаяся с любимого дерева Риган... Все это очень грустно. Она снова встала, схватила халат и, сунув ноги в тапочки, тихонько приоткрыла дверь спальни и на цыпочках прокралась по коридору на кухню.

Внизу, на кухне, она включила чайник и протянула руку к телефону. На Гавайях сейчас еще не так уж и поздно, подумала она. Позвоню Риган на ее мобильный.



За столиком в ресторане «У Дьюка» по-прежнему сидела компания из шести человек. Едва только к ним подсел Майк Дарнелл, Джаззи тут же отчалила к стойке бара и присоединилась к стоявшей около нее группе. Не успел он заказать бутылку пива, как у Риган снова зазвонил телефон.

— Мам, — тревожно откликнулась она, услышав голос Норы. — Ты почему не спишь? У вас все в порядке? — Риган прикрыла свободное ухо рукой, чтобы оградиться от шума.

— Я не могла уснуть, — призналась Нора, — и потом, я просто хотела убедиться, что ты добралась нормально. С нашей погодой трудно поверить, что где-то в мире может быть спокойно и тихо.

— Мы сидим на открытой веранде ресторана и любуемся на океан и на пальмы. Ночь просто чудесная, — сказала Риган. — К нам только что присоединился друг Джека. Он инспектор из отделения полиции Гонолулу.

При упоминании о полицейском настроение Норы значительно улучшилось. И чего я так разволновалась? — недоумевала она. На плите засвистел чайник: пронзительный звук, который, по словам Люка, и мертвого поднимет из гроба.

— Ты что там, чаевничаешь посреди ночи? — спросила Риган.

— Без кофеина, не беспокойся.

— Не могу поверить, что свист вашего чайника может быть слышен за шесть тысяч миль.

— Твой отец сказал бы, что для этого даже телефон не нужен.

Риган рассмеялась:

— Ну, как бы там ни было, у нас все в порядке. Почему бы тебе не попытаться снова заснуть? А не то завтра проснешься разбитой.

— Это не важно. Вряд ли я заставлю себя высунуть нос из дома.

— Только не позволяй папе самому расчищать дорогу.

— Об этом и речи быть не может. Так что не волнуйся. Грег Дрисколл приезжал сегодня целых три раза на своем снегоочистителе и пообещал, что приедет завтра. Хотя, может быть, и нет. Все равно к утру так и так опять наметет сугробы. — Нора налила чай, повернулась в сторону двери и выдохнула:

— Люк!

— Что, папа тоже проснулся?

— Когда я встала, он спал как убитый.

— Ты же знаешь, он всегда чувствует, когда ты отлучаешься из постели больше чем на пять минут.

— Ты что это тут делаешь, а? — сонно осведомился Люк, потирая глаза.

— Меня разбудил шум, а потом с большого дерева в саду отломилась ветка, — объясняла Нора, в то время как Риган слушала их разговор по ту сторону телефонной линии.

— С большого дерева? — хором спросили отец и дочь.

— С большого дерева, — подтвердила Нора.

— Это было мое любимое дерево! — отметила Риган. — Мам, помнишь, когда-то ты написала историю о том, как на дом упало дерево, и потом на тех, кто в нем жил, посыпались неприятности?

— Нет, не помню. Это было так давно. Но все равно, спасибо, что напомнила. Очень кстати.

— Ладно тебе, не переживай. В конце концов, дерево же не упало на дом. Ну ладно, мне пора. Здесь так шумно, абсолютно ничего не слышно.

— Позвони мне, пожалуйста, разочек во время уик-энда.

— Непременно.

Риган выключила телефон и протянула руку за бокалом вина.

— Извините, Майк, — сказала она смуглому обаятельному мужчине с каштановыми волосами, сидевшему напротив нее за столиком.

— Ваша мама? — спросил Майк.

— Да, мама. У них там та еще погодка в Нью-Джерси.

— Джек мне уже говорил. Кстати, он пригласил меня на вашу свадьбу. Смотрите, а то возьму да и впрямь приеду к вам.

Риган улыбнулась:

— Мы будем только рады.

— Да, я должен был вам сказать, что когда Джек позвонил мне, я рассказал ему об утопленнице, обнаруженной у вашего отеля сегодня утром.

— Ох! Вы это сделали! — поневоле вырвалось у Риган.

— Да. Мне показалось, он был слегка ошарашен.

— Я нарочно не стала ему говорить, — призналась Риган. — Кстати, что там у вас с этой историей? Есть какая-нибудь новая информация?

— Мы считаем, что это был несчастный случай.

— В самом деле? Но почему?

Майк пожал плечами:

— Ну, во-первых, на ее теле отсутствуют следы борьбы. По нашим сведениям, у нее не было явных врагов, тех, кто мог бы желать ее смерти. С точки зрения финансов тоже не к чему придраться. Денег у нее было немного, но все счета исправно оплачены. Нам сказали, что она, как правило, возвращалась домой вдоль пляжа и любила задерживаться на молу. Сейчас в лаборатории проводят токсикологические исследования. Со слов очевидцев, накануне она немного выпила. Возможно, она просто оступилась на скользких камнях и упала в воду. Эти камни такие скользкие, да и к тому же там очень сильные подводные течения.

— А как насчет ее семьи? — спросила Риган.

— Насколько мы знаем, из родственников у нее только двоюродный брат. В отеле был его номер телефона, и нам удалось с ним связаться. Само собой разумеется, он очень огорчился; хотя и признался, что они никогда не были близки. Думаю, вам известно об украденном ожерелье, обнаруженном на ее шее. Остается только выяснить, откуда оно у нее взялось.

— Я уже о нем наслышана. И вот что мне интересно: почему его так быстро опознали?

— Благодаря необычному сочетанию раковин и коралловых оттенков. Сочетание практически уникальное. Один из наших ребят, который доставил тело в полицию, в прошлую субботу повел своих друзей, приехавших погостить с материка, в Музей морских раковин. Там он увидел королевское ожерелье и вспомнил, что другое было украдено. Так что ему оставалось только сложить два и два.

— И что вы собираетесь с ним делать?

— Мы отдали его владельцу музея. Он был так счастлив, просто чуть с ума не сошел. Ведь в эту субботу на благотворительном балу в «Вайкики Вотерс» с торгов будет продано другое ожерелье, а вырученные деньги будут переданы музею.

— Об этом я уже слышала. Интересно, позволит ли он продать с аукциона и это ожерелье?

— Понятия не имею.

— Так что теперь получается, что эти ожерелья спустя тридцать лет снова вместе.

— Верно. Они пролежали в музее около пятидесяти лет, потом были разлучены на тридцать лет, а теперь они снова вместе. Просто невероятно.

— Но Доринда Дос прибыла на Гавайи только три месяца назад. Кто-нибудь может сказать, откуда у нее взялось это ожерелье?

— Возможно, она просто понятия не имела о его истинной ценности. И наверняка у нее и в мыслях не было красть его. Насколько мы знаем, она утверждала, что прежде никогда не бывала на Гавайях. Да и вообще, когда оно было украдено, она была еще девчонкой.

— А вот та девушка — вон там, — Риган показала в сторону Джасмин, которая разыгрывала очередной спектакль у стойки бара, — говорит, что была знакома с Дориндой в Нью-Йорке.

— Я уже и раньше ее здесь замечал, — признался Майк, — что-то подсказывает мне, что эта леди — авантюристка высокого полета.




10


А в это время в отеле «Вайкики Вотерс» Уилл Браун был весь вечер занят бумажной работой. Несколько раз он звонил в номер Кит и Риган, но, похоже, они еще не вернулись. Вот незадача. Он то и дело выбегал в вестибюль, чтобы встретить их, пока наконец после очередной попытки не увидел, как девушки выбираются из «лэндкрузера»

— Добрый вечер, — закричал Уилл, бросаясь к ним навстречу.

— Привет, Уилл, — откликнулась Кит. — Бодрствуешь?

— Заботы гонят сон, — пошутил он. — Вы же знаете, что сегодня был тот еще денек. Леди, мне бы очень хотелось вас угостить.

— Вообще-то, я немного устала... — начала Риган.

Уилл заговорщически понизил голос:

— Я должен срочно с вами переговорить по сугубо деловому вопросу.

От глаз Риган не укрылся его усталый и обеспокоенный вид.

— Ну ладно... только быстро, — согласилась она, бросив вопросительный взгляд в сторону Кит, которая одобрительно кивнула.

— Ур-ра! — радостно грянул Уилл. Пожалуй, он хватил через край.

Да, этот парень явно на грани, решила Риган.

Уилл провел их в просторный бар под открытым небом, расположенный между двумя самыми высокими корпусами. Из динамиков, укрытых между листьями пальм и ветвями гибискуса, несся бодренький гавайский мотивчик. Оглядывая пустые столики, Риган подумала, что все нормальные люди давно уже спят, чтобы завтра с новыми силами отправиться на пляж.

— Ну, вот мы и пришли, — Уилл указал им на столик, стоявший чуть сбоку, в тени пальмы, увитой маленькими светлыми лампочками. Увидев начальника, к ним сразу же со всех ног устремился официант.

Риган и Кит заказали по бокалу вина, в то время как Уилл остановил свой выбор на водке с тоником.

— Один момент, — с улыбкой объявил официант и заторопился прочь.

— Спасибо вам, девчата, что составили мне компанию. — Уилл настороженно огляделся, желая убедиться, что их никто не подслушивает.

Кит и Риган обменялись многозначительными взглядами и подняли брови, безмолвно вопрошая: что это с парнем?

Риган едва заметно пожала плечами.

Убедившись, что их никто не подслушивает, Уилл откашлялся и нервно провел пальцами по волосам, отчего его беспокойство только усилилось. Ему показалось, что волос у него на голове стало еще меньше, чем было час назад. Может статься, я уже начал рвать на себе волосы, подумал он.

— Риган, Кит... — начал он, — курортно-развлекательный комплекс «Вайкики Вотерс» — это очень респектабельный отель. Мы только что провели ряд мероприятий по реновации и оптимизации работы сервисных служб, и это, признаться, обошлось нам недешево. Каждый год к нам приезжают наши постоянные клиенты. Мы гордимся нашим уровнем сервиса...

— Что-то случилось? — оборвала его Риган, надеясь, что таким образом он быстрее доберется до сути.

— Да, — устало кивнул Уилл. С его лба стекали крупные капли пота. Он снова откашлялся. — Я подозреваю, что здесь есть некоторые, кто поставил себе целью погубить репутацию отеля. В последнее время происходит слишком уж много странных, необъяснимых вещей... Может, это кто-то из сотрудников отеля... А тут еще Доринда Дос утонула... Я, например, уверен, что это не был несчастный случай.

Риган нагнулась вперед:

— На каком основании вы это утверждаете?

— Я видел ее перед тем, как она уходила, и она сказала мне, что пойдет прямо домой.

— А вы рассказали об этом полиции?

— Разумеется. Но они знают, что она частенько возвращалась домой по пляжу. Они сказали, что, возможно, она решила слегка освежиться. Вчера ночью было на удивление тепло.

— И тем не менее вы в это не верите?

— Нет.

— Риган, — продолжал он, — мне стало известно, что вы очень известный детектив...

— Откуда?

— Из Интернета, — признался Уилл.

— О, — только и выдохнула Риган.

— Я тут подумал: как насчет того, чтобы поработать здесь пару дней в качестве частного сыщика? Побеседовать с людьми, разузнать, как и что... может, вам удастся выяснить что-нибудь необычное. Понимаете, за последнее время у нас участились случаи мелких краж. В унитазы попадают пустые бутылки из-под лосьона для загара, и из-за этого ряд номеров затопило нечистотами. Несколько человек, поев в нашем буфете, потом почувствовали себя плохо. Это при том, что мы очень тщательно следим за качеством наших продуктов! Мы всегда так гордились едой в наших ресторанах! А теперь еще это дело с Дориндой... Держу пари, завтра эта история появится на первых полосах всех местных газет. Мне уже и так вовсю названивают стрингеры из крупных изданий, а все потому, что украденное ожерелье принадлежало королеве Лилиуокалани, да к тому же составляет пару с тем, что будет продано с аукциона в субботу вечером на благотворительном балу! А этот бал должен во что бы то ни стало пройти как по маслу!.. — с отчаянием выкрикнул Уилл и хлебанул из своего стакана.

Риган молча слушала, понимая, что ему необходимо выговориться.

— Это ведь я принял Доринду на работу. До меня доходили слухи, что она действовала всем на нервы, и теперь я виню себя в ее смерти. Если бы я не нанял ее, в тот вечер она была бы где-нибудь в другом месте. А если представить, что по нашему отелю разгуливает убийца... Кто может гарантировать, что он... или она... не намечает себе новую жертву? Здесь явно что-то не так, я был бы очень благодарен вам, если бы вы согласились мне помочь. Может, мы тут с вами сидим, а как раз в эту минуту убийца притаился в одном из тех номеров. — Уилл махнул рукой в сторону одного из многоэтажных корпусов.

Вот это да, подумала Риган. Безусловно, он слегка сгущает краски, а там... кто его знает?

— Я понимаю ваши опасения, — вполголоса заверила она Уилла, увидев, что к столику приближается официант с напитками.

— Что-нибудь еще, мистер Браун?

— Нет, нет, спасибо.

Официант игриво постучал пальцами по подносу и отчалил.

Риган отпила из своего бокала:

— Если Доринду и в самом деле кто-то убил, то вполне возможно, у ее убийцы не было никаких личных мотивов. Ее смерть могла быть результатом проявления чьей-либо агрессии. А может, она имела отношение к украденному ожерелью. Я была бы рада вам помочь, Уилл, но, к сожалению, я пробуду здесь только до понедельника.

— Это меня вполне устраивает. Я просто хотел бы, чтобы вы профессиональным глазом оценили ситуацию. И вы будете на балу, правда? Кто знает, чем все может обернуться? Конечно, у нас есть служба безопасности, и все такое... Но мне было бы желательно, чтобы в отеле находился кто-то, чье присутствие не бросалось бы никому в глаза; чтобы никто и не заподозрил, что этот человек работает на меня. Я просто не знаю, что еще можно придумать. Думаю, вам удастся расположить к себе людей. Просто выдавайте себя за любопытную туристку, — или как там это у вас принято. Может, Доринда и в самом деле случайно утонула. Я уж и не знаю, что думать... Скажите, у вас бывало такое чувство, будто что-то не так, но что именно, вы не можете объяснить?

— И не раз, — заверила его Риган.

— Понимаете, когда ты начальник, люди отказываются с тобой откровенничать. А вы, я уверен, запросто сможете войти в доверие. А я... Я просто не знаю, кому здесь можно верить... — Уилл отхлебнул еще один глоток из своего стакана. — Скажу вам честно, Риган, я до смерти боюсь потерять работу. Все это случилось прямо у меня под носом, и боссы очень этим недовольны. Доринда Дос уже успела ославиться на весь город, и получилось так, что ее жизнь, равно как и смерть дурно отразились на репутации отеля. А виноват во всем я, потому что именно я принял ее на работу.

Кит вскинула бровь и метнула взгляд в сторону Риган.

А ведь он знает гораздо больше, чем рассказал, подумала Риган.

— Вы живете здесь, в отеле? — спросила она.

— Нет. Мы с моей женой, Ким, живем в небольшом домике на побережье, в сорока пяти минутах езды отсюда.

— С вашей женой? — Риган с трудом сдерживала удивление. На его пальце не было обручального кольца, да и вообще, он не производил впечатления женатого мужчины. Хотя, бог его знает, в чем оно заключается, это впечатление.

— Да. Мы женаты уже два года. На Рождество мы ездили в гости к ее матери. Она живет в Северной Калифорнии. Она и наш сынишка остались там еще на несколько недель. Завтра вечером они возвращаются.

Чем дальше, тем интереснее, подумала Риган. Может, у него были свои счеты с Дориндой Дос? И теперь он хочет остаться в тени, боится, как бы в результате расследования не оказаться замешанным в этом деле. Вот и хочет, чтобы я помогла ему доказать, что он к этому непричастен.

Все это время Кит внимательно слушала, не пропустив ни единого слова из их разговора. Риган заметила, что ее подруга тоже очень удивилась, услышав, что Уилл женат. И все-таки невооруженным глазом видно, что парень не на шутку встревожен. В конце концов, у него семья, которую надо содержать, и престижная работа. Если он ее потеряет, это будет самой настоящей катастрофой. Риган было доподлинно известно, что здесь, на Гавайях, не так-то просто получить подобную должность. Слишком много желающих занять руководящий пост и наслаждаться жизнью в раю.

Риган не терпелось приступить к расследованию, но она должна была заручиться поддержкой Кит. И та, словно прочитав ее мысли, сказала:

— Риган, я знаю, тебе до смерти хочется распутать это дело. Так что давай действуй, я не возражаю. Если конечно, ты не забудешь уделять и мне чуточку внимания.

— Значит, аллилуйя любви? — спросила Риган.

Кит рассмеялась:

— Да, меня отчасти утешает то, что Стив выразил желание присоединиться к нам завтра на пляже.

— Полагаю, и ты, и я от этого только выиграем. — Риган повернулась к Уиллу. — Ладно, так и быть. Я вам помогу. Но сейчас мне просто необходимо выспаться. Я все еще живу по лос-анджелесскому времени. Может, встретимся завтра утром у вас в кабинете?

Уилл поднял на нее измученный взгляд. У него был такой вид, будто огромный камень свалился у него с души.

— Огромное вам спасибо, Риган. Я заплачу вам, сколько потребуется, и следующая ваша поездка на Гавайи будет за мой счет, идет?

— Идет, — быстро ответила Риган. — Девять утра подойдет?

— Вполне. Просто скажите портье, что вы идете ко мне, и вас пропустят без звука.

— Великолепно. Я буду у вас ровно в девять.

Уилл вытащил из кармана носовой платок и принялся вытирать вспотевший лоб под аккомпанемент популярной мелодии Дона Хо [10 - Дон Xо — прославленный гавайский эстрадный певец.] «Мелкие пузырьки».




11


— Ты, как всегда, выбрала для нас самое безопасное место, — поддразнила Риган подругу, когда они возвращались к себе в номер.

— Ну ладно, что же теперь... — пробормотала Кит. — И все же мне немного не по себе от мысли, что здесь в отеле может прятаться убийца Доринды.

— Давай-ка спустимся на минутку на пляж, — вдруг предложила Риган.

— Я-то думала, ты до смерти устала.

— Так оно и есть. Но теперь я уже сосредоточилась на расследовании. Хочу посмотреть, как там ночью.

Они прошли мимо большого бассейна, у которого почти каждый вечер гавайские женщины исполняли танец хула, [11 - Хула — гавайский танец. Исполняется женщинами под барабанный бой и пение; характерен ритмичными движениями бедер и другими эротичными па и пантомимическими движениями рук.] и ступили на песок. Перед ними расстилалась необозримая гладь Тихого океана. Волны ласково лизали берег. Листья пальм покачивались на легком ветру. Лунный свет отражался в воде, а если учесть многочисленные огни корпусов «Вайкики Вотерс» и других отелей вдоль линии пляжа, то можно было сказать, что на пляже совсем не так уж темно.

Кит проследовала за Риган к самой кромке воды. Риган сбросила сандалии. Зайдя в воду по щиколотку, она повернула налево и пошла вдоль берега. Кит следовала за ней по пятам. В какой-то момент линия пляжа изогнулась, и они оказались в небольшой темной бухточке, которой не было видно со стороны отеля. Прямо за бухточкой виднелся мол, на котором, судя по всему, и любила задерживаться Доринда по пути домой.

На камнях сидела какая-то парочка и самозабвенно целовалась. Едва завидев Риган и Кит, молодые люди смущенно отпрянули друг от друга.

— Извините, могу я задать вам пару вопросов? — без обиняков обратилась к ним Риган.

Кит уставилась на нее с нескрываемым изумлением.

— Я только что сделал предложение своей девушке на залитом луной пляже! А вы собираетесь вмешаться?! — возмутился молодой человек.

— Значит, по всей вероятности, вас не было здесь вчера ночью, — бесстрастно продолжала Риган.

— Прошлой ночью было слишком облачно. А я хотел, чтобы ночь была лунная, и поэтому решил подождать. Сегодня вышла луна, и я наконец решился.

— Надеюсь, она согласилась, — не без ехидства отметила Риган.

— Конечно, да! — восторженно отозвалась девушка. Она протянула Риган левую руку и с гордостью продемонстрировала обручальное кольцо с бриллиантом.

Риган шагнула вперед и наклонилась, чтобы рассмотреть кольцо.

— Оно великолепно, — искренне сказала она, — между прочим, я тоже помолвлена.

— Покажите мне свое кольцо, — потребовала девушка.

Риган протянула руку и показала ей свое колечко.

— Ух ты! Ваше кольцо — просто прелесть!

— Спасибо.

— А где состоялась ваша помолвка? — спросил молодой человек.

Риган показалось, что он начал понемногу оттаивать.

— На воздушном шаре.

— Ну, это наверняка было что-то особенное! — вскричала девушка. — На воздушном шаре! Надо же!..

Молодой человек надулся:

— Мне надо было догадаться...

— Нет, милый. Лунный пляж нравится мне гораздо больше, — она нагнулась, чтобы поцеловать его. А он не замедлил поцеловать ее в ответ.

— А вы, случайно, не проходили по пляжу вчера вечером? — спросила Риган.

— Нет. Я только выскочил на минутку — посмотреть, подходящая ли погода для того, чтобы сделать предложение. Но было слишком облачно. Так что мы отправились танцевать.

— А вы не помните, в котором часу это было?

— Сразу после десяти.

— Вы не заметили, на пляже было много народу?

— Я бы этого не сказал. Иногда люди вылезают из бассейна, чтобы окунуться; но ровно в десять бассейны закрываются. Открытый бар работает допоздна. Вчера мы сидели там и видели буквально нескольких человек: выскочат на минутку, взглянут на океан и бегут обратно спать. Ведь большинство постояльцев проводит на пляже целый день, им, видимо, этого вполне достаточно. Понимаете, о чем я?

— А вы не видели, чтобы кто-нибудь купался?

Он решительно покачал головой:

— Нет. Надо быть сумасшедшим, чтобы решиться купаться ночью. Тут очень сильные подводные течения и коварные водовороты. Тебя затянет в один миг, никто и не заметит. Нам было достаточно зайти по колено, чтобы почувствовать, насколько они мощные.

— Мы тоже это почувствовали, — вставила Риган

— Вы что, пытаетесь понять, как утонула та женщина? — и, прежде чем Риган успела ответить, он продолжал: — Я пришел к выводу, что люди разгуливают ночью по пляжу, когда у них тяжело на душе.

— Джейсон!.. — запротестовала девушка.

— Но ведь это правда, Карла, — он повернулся к Риган. — Прошлой ночью я проснулся. Было что-то около трех. Смотрю — ее нет. Я чуть с ума не сошел. Где она? Куда подевалась? Я одеваюсь, а тут она входит в номер. Говорит мне, что не могла уснуть, и поэтому решила прогуляться по пляжу. Это в три часа утра! Я сказал, что если так, то могла бы, по крайней мере, оставить записку. А она заявляет, что у нее, дескать, было тяжело на душе, потому что она, видите ли, была уверена, что я сделаю ей предложение, а я не сделал. Вчера, кстати, у нас была годовщина. Да, тот самый день, когда мы познакомились. Десять лет назад.

Ничего себе, подумала Риган. Десять лет! Слава богу, Джек не заставил меня так долго ждать.

— ... Она перешла в нашу школу. Я как раз тогда учился в седьмом классе.

— Отцу из-за работы приходилось часто переезжать, — пояснила Карла. — Но, поверьте, вчера ночью я далеко не ушла. Мне стало немного не по себе. Честно говоря, даже немного жутко. Я сказала себе: если он так и не решится, что ж, так тому и быть. В конце концов, свет клином на нем не сошелся.

— Ну, спасибо тебе, дорогая.

Она игриво хлопнула его по руке ладошкой:

— Ты ведь знаешь, что я имею в виду.

— А вы никого не заметили на пляже в этот поздний час? — спросила Риган.

— Ни души! Вот потому-то я и перепугалась до смерти. Обратно я почти бежала. И подумать только, спустя несколько часов к берегу прибило тело этой бедняжки... О господи!

Молодой человек крепко обнял свою нареченную:

— Обещай мне, что больше никогда не оставишь меня вот так.

— Обещаю. — И они снова начали целоваться.

— Ладно, не будем мешать... — быстро проговорила Риган. — Но если вы вдруг вспомните, что вчера ночью видели что-нибудь необычное, пусть даже странное, то не могли бы вы дать мне знать? Любая информация, какой малозначительной она ни представлялась бы на первый взгляд, может оказаться очень полезной. Руководство отеля хочет убедиться, что его постояльцам ничто не угрожает. Лишняя осторожность еще никому не повредила. — Она продиктовала им свое имя, номер комнаты и мобильного телефона.

— Непременно, — заверила ее девушка, — просто сейчас я не в состоянии сосредоточиться. Я, видите ли, немного взволнована!.. Но если я о чем-нибудь вспомню, будьте уверены, я вам обязательно позвоню. Кстати, меня зовут Карла. Мы живем в корпусе «Кокосовый орех».

— Огромное вам спасибо, Карла.

Риган и Кит вернулись к себе в номер. Кит обессиленно плюхнулась на кровать.

— Ты меня просто поражаешь. Только ты можешь вот так, без комплексов, подойти к целующимся, засыпать их вопросами, а потом расстаться с ними добрыми друзьями.

— Друзьями или нет, пока неизвестно, но если они позвонят мне и расскажут что-нибудь, что помогло бы пролить свет на смерть Доринды Дос, они, несомненно, станут моими лучшими друзьями. И что-то подсказывает мне, что, когда волнения, связанные с помолвкой, немного улягутся, она непременно что-нибудь вспомнит. Я практически не сомневаюсь: ей найдется, что мне рассказать.




12


Нед и Арти сидели у себя в номере. Номер был просторный, однако двум мужчинам, которые и днем-то не горели желанием проводить вместе время, не говоря уж о томительных ночных часах, он казался необыкновенно тесным. Арти любил перед сном послушать музыку для релаксации, от которой Неду хотелось завыть. Нед, в свою очередь, не позволял выключать телевизор, при этом смотрел он исключительно спортивный канал, от чего Арти был готов на стену лезть.

Никому и никогда не пришло бы в голову поселить эту парочку в одном номере, но поскольку близнецы, прежде всего, пеклись об экономии средств, у бедного Арти просто не оставалось выбора. Пожаловаться он тоже не мог, так как поездка была бесплатной, и, как не раз подчеркивали Ив и Герт, все они жили попарно, да и вообще, приехав в такое райское место, нечего торчать в помещении.

Нед искренне любил свою работу в «Вайкики Вотерс». Поскольку руководство обеспечило его местом для ночлега, он с утра до вечера бегал по вызовам, но ему это нравилось. По натуре он был непоседа, ему все время нужно было куда-то бежать. Его коллеги были уверены, что это стресс. Некоторые даже считали, что у него не все дома.

Было уже далеко за полночь, а Нед с воодушевлением качал пресс, выполняя свою ежевечернюю норму. Арти лежал в постели и слушал свою музыку для релаксации. Свет был включен. Глаза Арти были крепко закрыты, на лицо он натянул простыню. Наконец он не выдержал и вытащил из ушей наушники.

— Нед, может, выключим свет? Я никак не могу уснуть.

— Выключим. Я только закончу качать пресс, — отдуваясь, ответил Нед.

— А я-то всегда думал, что перед сном вредно заниматься физическими упражнениями, — прохныкал Арти.

— Это помогает мне расслабиться.

— Прошлой ночью ты плавал в бассейне. А почему сегодня не пошел?

— Слушай, Арти, почему бы тебе не прогуляться по пляжу? Ты ведь каждый вечер этим занимался. А сегодня остался в номере. Что-то подсказывает мне, что тебе это необходимо.

— Я не просто прогуливаюсь, как ты выражаешься. В конце дня я, как правило, кое-что обдумываю, размышляю о том о сем, но сегодня... я чувствую себя разбитым.

— А о чем ты думаешь? — спросил Нед, не прерывая счета.

— О том, что мне стоит уехать из Хадвиля.

— Уехать из Хадвиля?

— Ага. Слишком уж там дождливо. Да и клиентура.... Практически никого, кто согласился бы платить за услуги профессионального массажиста. Я вот думаю, а не махнуть ли мне в Швецию? Я слышал, что там все просто помешаны на лечебном массаже.

Нед вытаращил глаза:

— У них там небось своих массажистов пруд пруди. Может, тебе стоит переехать на Гавайи? Посмотри на меня: я приехал сюда год назад, как только развелся с женой, и, надо сказать, с тех пор чувствую себя намного лучше.

— Ну, не знаю... — протянул Арти, нервно сжимая и разжимая руки, — я чувствую какое-то беспокойство. Чувствую, что должен изменить что-то, но пока не знаю что.

— Эта твоя музыка для релаксации не очень-то тебе помогает, как я погляжу, — заметил Нед.

— Не смей издеваться над моей музыкой!

— А я и не издеваюсь. Слушай, а почему бы нам не совершить небольшую пробежку?

— Прямо сейчас?

— А почему бы и нет? Ты очень напряжен, а пробежка — лучший способ сбросить напряжение. Немножко пробежишься, а потом будешь спать как дитя.

— Я бы и сейчас давно спал как дитя, если бы мы выключили свет.

— ...Девяносто восемь, девяносто девять, сто... Все! — Нед рывком вскочил с пола. — Я сейчас быстренько приму душ, а потом все, гасим свет.

Я этого не вынесу, с содроганием подумал Арти. Я просто сойду с ума.



А в это время в соседнем номере Уилтоны, лежа в постели, оживленно обсуждали свою главу о том, как оживлять супружеские отношения.

Бобу казалось, что Бетси иногда бывает чересчур ревнивой. Что с того, если ему нравится флиртовать с девчонками? В этом нет ничего особенного. Но Бетси не желала с этим мириться. Это, естественно, не могло не вносить некоторого оживления в их отношения, но оживления нездорового. Она знала, что некоторые пары любили ссориться, чтобы потом с упоением разыгрывать сцены примирения. Бетси Уилтон не находила в этом ничего заманчивого.

— Ну вот, например, — начал Боб, складывая руки на груди, — когда та утонувшая дама сфотографировала нас вчера вечером и я сказал ей, что от нее хорошо пахнет, ты чуть не спалила меня взглядом. А потом надулась и ушла в номер.

— Ты учуял, что от нее хорошо пахнет по той простой причине, что бросился ее обнимать. И это только потому, что она нас сфотографировала. Надо сказать, это было совсем излишне.

Боб некоторое время обдумывал ее слова:

— Ну, в любом случае сейчас это уже не важно.

— Да уж.

— Она ведь уже на том свете.

— Это точно.

— Когда я вернулся в номер, ты спала как убитая.

— Это потому, что я приняла полтаблетки снотворного.

— Тогда понятно, почему ты так быстро вырубилась. — Боб хитро улыбнулся, — Знаешь, когда нашли тело Доринды Дос, на ней было ожерелье из раковин. По-моему, это жутко сексуально. Посмотрим, может, завтра я и тебе такое куплю. Спокойной ночи, милочка.

— Спокойной ночи, — отозвалась Бетси, уставившись в потолок. Это их писание главы об оживлении супружеских отношений... Оно пробуждает в нем какие-то жуткие, низменные инстинкты. Иногда даже страшно становится.



Двух женщин, вынужденных делить номер в отеле, разделяли добрые тридцать лет, что само по себе было достаточным основанием для взаимной неприязни. Слава богу, обе дамочки, Джой и Фрэнси, были потрясающе неряшливы. В этом плане они как нельзя больше подходили друг другу. Полочка у раковины в ванной комнате была завалена баночками со всевозможными кремами, лосьонами, шампунями, гелями для укладки волос, тюбиками с губной помадой и тушью для ресниц. По всему номеру были разбросаны груды использованных полотенец и предметов одежды.

Может, они и смогли бы подружиться, будь Джой хоть чуточку постарше. Но Джой была еще очень наивна, она еще не успела избавиться от иллюзий молодости. Всех, кому было больше двадцати пяти, она считала глубокими стариками. Было около трех часов утра, когда она на цыпочках прокралась в комнату. Ей наконец удалось втереться в компанию ребят, работавших в отеле. Сначала они гудели «У Дьюка», потом гулянка продолжилась на пляже перед входом в ресторан. Там был Зик, парень из команды спасателей, на которого она положила глаз. Весь вечер он говорил только с ней. Он не стал провожать ее до дверей номера, потому что сотрудникам отеля запрещается заводить шашни с постояльцами, но сказал, что будет ждать ее следующим вечером в баре отеля «Шератон Моана». Джой была просто на седьмом небе от счастья. Если так, то очередной день в компании невыносимой «Счастливой семерки» можно будет как-нибудь перетерпеть.

Стараясь двигаться как можно тише, она проскользнула в ванную и начала раздеваться. Подобрала с пола футболку, в которой спала, и начала натягивать ее на голову. Слишком уставшая для того, чтобы снимать макияж, она ограничилась тем, что пару раз провела по зубам истертой зубной щеткой.

Затаив дыхание, Джой погасила в ванной свет и тихонько приоткрыла дверь. Еще пять секунд, и... она уже лежала в постели. Кажется, пронесло, с облегчением подумала Джой, как вдруг, будто гром среди ясного неба, с соседней кровати раздался голос Фрэнси:

— Ну, как погуляла? Ты должна мне все рассказать! Абсолютно все!

Господи, подумала Джой, это просто кошмар какой-то! Я отказываюсь с этим мириться!



У Ив и Герт был двухкомнатный номер люкс: небольшая гостиная и просторная спальня — намного просторней, чем у других членов группы. Ничего удивительного. Это потому, что они были руководителями. Каждый раз они прикладывали все усилия к тому, чтобы бронировать одни и те же номера, но, естественно, это не всегда получалось. Однако им всегда как-то удавалось занимать номера, расположенные рядом, с сообщающимися балконами, выходящими на пляж. Иногда члены «Счастливой семерки», стоя на балконах, переговаривались друг с другом, обмениваясь впечатлениями. Все равно податься друг от друга было некуда.

Всю жизнь прожив бок о бок, Ив и Герт были настолько близки, насколько вообще могут быть близки две женщины. Обе обладали так называемым «шестым чувством», свойственным близнецам. Обе по-прежнему одинаково одевались, пользовались одной и той же косметикой, и даже недуги и болячки, свойственные возрасту, делили на двоих. Однако Ив по сравнению с Герт была более раздражительной.

— От этих Уилтонов можно просто с ума сойти! — крикнула она Герт из ванной, прочищая зубы вощеной зубной ниткой.

— Да, от них маловато солнышка, — согласилась Герт.

— Я так рада, что завтра у нас выходной. То-то уж повеселимся.

— Жду не дождусь.

Ив бросила использованную нитку в корзину для мусора, тщательно вымыла руки, прополоскала рот и, выйдя из ванной, плюхнулась на постель.

— Ты уверена, что нам завтра повезет?

Герт бросила взгляд на сестру и улыбнулась:

— Еще бы. Нам непременно повезет, будь уверена. Ну, дай пять.

Близнецы обменялись традиционным американским «хай-файв» и, наскоро пробормотав молитву за почивших родителей (не забыв при этом помянуть добрым словом Сола Хокинса), улеглись спать.




Пятница, 14 января





13


Еще не успев привыкнуть к местному времени, Риган поднялась на рассвете, оделась и, оставив записку Кит, которая спала сном праведницы, на цыпочках покинула комнату. К семи утра она уже вернулась в отель, успев прогуляться по пляжу. Не испытывая большого желания завтракать в большом зале, она остановила свой выбор на одном из небольших.

Риган была довольна, что рано встала; это зарядило ее бодростью на весь день. Воздух был по-утреннему свеж, и на пляже было тихо и малолюдно. Каждый раз, когда ей удавалось заставить себя выбраться из теплой постели на заре, она давала себе слово, что отныне это войдет у нее в привычку. Но все эти обещания, как правило, пропадали втуне. По натуре Риган была совой. Вставать с петухами ей удавалось, если только накануне очень рано лечь или оказаться в другом полушарии.

Она зашла в закусочную «Ананас» и заняла место у стойки бара. Поскольку в «Вайкики Вотерс» старались учитывать самые разнообразные запросы, ресторанов и забегаловок было хоть отбавляй, на любой вкус. Закусочная, куда зашла Риган, ничем не отличалась бы от кофейни в Нью-Йорке, если бы не яркие обои, на которых были изображены ананасовые плантации. Риган протянула руку к стопке местных газет, предназначенных для посетителей кофейни. Она как раз собиралась взять верхнюю газету из стопки, когда к ней подошла официантка.

— Кофе? — спросила она и, прежде чем Риган успела ответить, принялась наливать горячий напиток в чашку. Наверное, она не привыкла к тому, чтобы ей отказывали, подумала Риган.

— Да, спасибо, — запоздало откликнулась Риган и уставилась на первую страницу газеты с фотографией привлекательной улыбающейся женщины с большой орхидеей в волосах, «опознанной как Доринда Дос жертвы несчастного случая, который произошел на территории пляжа курортно-развлекательного гостиничного комплекса «Вайкики Вотерс».

— Вот ужас, правда? — заметила официантка.

Риган подняла глаза: ей, должно быть, хорошо за шестьдесят. Немного старовата, учитывая средний возраст обслуживающего персонала отеля. Короткая мужская стрижка и сдержанная ироничная улыбка на загорелом лице. На нагрудном значке в форме ананаса было указано, что ее зовут Уинни. Кроме того, на ее ярко-розовом пиджаке красовалось штук двенадцать пуговиц, на каждой из которых был написан какой-нибудь мудрый жизненный совет. «Следует проживать каждый день так, будто этот день — последний в твоей жизни. Однажды ты поймешь, что этот день настал». Как своевременно, подумала Риган и спросила:

— Скажите, вы были знакомы с Дориндой Дос?

— Встречала ее здесь иногда. Но, знаете, я ведь не часто здесь появляюсь. Только когда нужно подменить кого-нибудь из молодежи. Когда идет большая волна, можете быть уверены, у них сразу же бог знает откуда появляется жуткий насморк, и они звонят и сообщают, что не могут сегодня выйти на работу. А сами, подхватив свои доски, бросаются в океан, чтобы поймать волну. Такие уж они здесь, на Гавайях. Так что руководство отеля всегда держит нас, стариков, под рукой. Знают, что на нас можно положиться. — Она слегка приподняла брови. — Зато это позволяет мне выбраться из дома. Должна признаться, мне это нравится, потому что если у меня, к примеру, нет настроения, я всегда могу сказать «нет». Иногда так прямо и говорю: «Нет, ребятки. Сегодня никак».

— Хорошо иметь такую свободу выбора, — согласилась Риган, снова опуская взгляд на передовицу. — Я слышала, что никто до сих пор не может взять в толк, откуда у нее взялось королевское ожерелье.

— А чего тут мудрить! — Она сузила глаза и понизила голос: — Говорят, она в тот вечер толкалась по всему отелю, фотографировала, задавала кучу вопросов. До смерти всем надоела. Потом начала говорить, что ей пора домой, чтобы закончить бюллетень. А дальше... Вы и сами знаете. Ее тело выносит волной на берег, а на шее у нее ожерелье, в котором накануне ее никто не видел.

— Она пила в тот вечер? — спросила Риган.

— А мне откуда знать? Меня там не было. Но я видела, как ловко она управляется с фотоаппаратом в одной руке и с бокалом вина в другой. Моя подруга Тэсс тоже здесь работает, и прошлым вечером мы как раз разговаривали по телефону. Так вот, она сказала, что эта Доринда не пропускала ни одного приема, ни одной вечеринки здесь, в отеле. Фотографировала, приставала с вопросами. Вот и дофотографировалась! — Уинни снова понизила голос: — Если уж говорить начистоту, мы думаем, что она была из тех самых... охотниц за мужиками. Но, с другой стороны, а почему бы и нет? Девчонка она была ничего. И некоторые мужчины, которые приезжают сюда на конференции, тоже весьма симпатичные. Вся проблема в том, что большинство этих ребят, сами понимаете... Женаты. Но эта была та еще вертихвостка, скажу я вам! — Уинни энергичным кивком подтвердила свои слова. — Знаете, что мы думаем? Она была одна из тех дамочек, которые всех мужиков заводят, а женщин бесят. Вы когда-нибудь встречали таких?

Да уж, подумала Риган. Одну такую я уж точно встречала, и она живет и здравствует. Ее зовут Джаззи.




14


Ровно в девять часов и одну минуту десятого Риган уже сидела в кабинете Уилла. Выглядел он неважно. У него наверняка на душе какая-то тяжесть. Даже ярко-синяя гавайская рубашка с белыми полосками никак не оживляла его бледно-серого измученного лица.

— Ну как, хорошо выспались? — осведомился он.

— Да, мне удалось немного поспать. Но я проснулась очень рано. А как вы?

— Нормально. Но я привык, что в доме жена и сын. Жду не дождусь их возвращения. Еще я жду не дождусь, когда наконец будет покончено с этим благотворительным балом.

Риган кивнула и вытащила из сумочки газету.

— Вы уже видели это? — Она показала ему статью на первой полосе с фотографией Доринды.

— Я прочел ее еще в половине седьмого утра.

— Мне было интересно узнать, что Доринда Дос писала серию очерков о жизни на Гавайях для журнала путешествий.

— За те три месяца, что она здесь провела, Доринда успела везде пролезть. Самый настоящий геморрой — раз пристанет, а потом не знаешь, как отвязаться. Сначала я не обращал на это внимания. Тех денег, что мы ей платили за выпуск бюллетеней, вполне хватало на жизнь. Но она была полна грандиозных планов — начать выпускать собственную газетку сплетен и слухов о том, что творится в Вайкики и Гонолулу. Говорила мне, что ей не терпится откопать кучу скандальных историй. Естественно, я сразу же занервничал. Просил, чтобы бюллетень был выдержан в корректном, доброжелательном тоне. Это было непросто. Скажем так, ей было несвойственно любезничать. Но разве кому-нибудь захочется останавливаться в отеле, где о тебе могут написать какую-нибудь гадость? Первый бюллетень, который она выпустила, так и пестрел подробностями об остановившихся у нас знаменитостях. Я не решился его напечатать.

— Я об этом слышала.

— Неужели?

— Да. От некой леди по имени Джаззи.

Уилл закатил глаза:

— Еще один геморрой! Тоже сует свой нос туда, куда не просят. Сейчас она готовит подарочные комплекты к балу.

— Она мне об этом уже сообщила. Похоже, вы от нее не в восторге?

— Джаззи — это Джаззи. Спит и видит, как бы окрутить своего босса. Ведь он, по правде говоря, один из спонсоров бала. Недавно он начал выпускать линию одежды с гавайской символикой. По сути дела, подарочные комплекты — это и есть его рубашки и гавайские платья.

— Кажется, об этом она забыла упомянуть. А вы видели образцы его изделий?

— Нет, не видел. Но, как я слышал, это обычные рубашки и платья с гавайской символикой — ожерельями из ракушек. Как раз по нашей тематике. Я имею в виду бал.

— Для отеля, насколько я понимаю, этот бал очень важен?

Уилл энергично кивнул:

— После реновации это будет наше первое мероприятие такого масштаба. А еще этот бал очень важен для тех организаций, которые будут иметь непосредственную выгоду от вырученных средств.

— А что это за организации? — спросила Риган.

— Музей морских раковин и еще одна организация, называется «Мастера островов Алоха». Если в двух словах, это группа людей, которые собрались вместе и построили мастерскую для молодых талантов — художников, скульпторов, мастеров художественного промысла, — в общем, представителей гавайского народного искусства. Чтобы они могли приходить туда в любое время — для работы или просто пообщаться. Иногда у них в гостях бывают заезжие художники, еще они пытаются организовать что-то вроде профессиональных курсов. Вот почему продажа с аукциона королевского ожерелья так важна для них. Это покажет, что мы не забыли о наших корнях, не утратили наших традиций, что народное искусство живет и его секреты передаются от поколения к поколению. А теперь, когда нашли ожерелье королевы Лилиуокалани, у них там, в правлении, все просто обезумели. Теперь они хотят, чтобы мы выставили на аукцион оба ожерелья, хоть и пытаются действовать деликатно. Все-таки одно из них было обнаружено на шее утопленницы. Ко всему прочему, им еще надо убедить владельца музея передать ожерелья на аукцион.

Риган удивленно подняла брови:

— Я как раз думала отправиться туда сегодня утром. Посмотрим, может, мне удастся поговорить с кем-нибудь о том времени, когда было украдено ожерелье. Может, это к чему-нибудь приведет. Я почему-то уверена, что это ожерелье имеет самое непосредственное отношение к смерти Доринды. Если мне удастся выяснить, откуда у нее взялось это ожерелье, это поможет нам понять, как и почему она погибла.

— Неплохая мысль, — умирающим голосом согласился Уилл.

— А вы в это время не могли бы собрать все информационные бюллетени Доринды? Было бы любопытно на них взглянуть. — Риган снова опустила взгляд на газету. — Еще было бы неплохо получить копии этого журнала путешествий. Он называется «Райское блаженство». — Она взглянула на Уилла. — Вам известно, у кого она брала интервью для своих очерков?

Уилл пожал плечами:

— Это ведь ежемесячный журнал. Она успела опубликовать только одну статью; ее напечатали в январском выпуске. И работала над следующей. По-моему, она говорила что-то о том, что отправится для очередного интервью на Большой остров. Честно говоря, я этого журнала никогда не читал. Доринда была такая болтушка. Половину того, что она говорила, я пропускал мимо ушей. Но эту статью я вам раздобуду. У нас есть этот журнал — мы всегда держим несколько номеров в салонах красоты.

— Спасибо. Я вот что хотела у вас спросить: у Доринды был здесь свой шкафчик?

— Нет. Шкафчиками пользуются только те, кто носит униформу.

— В котором часу вы в последний раз видели Доринду в среду вечером?

— Что-то около половины двенадцатого. В тот вечер мы оба заработались допоздна. Она фотографировала гостей сразу на двух мероприятиях в отеле; еще, как обычно, заходила в бары и рестораны и спрашивала, не нужно ли кого-нибудь сфотографировать. Заглянула ко мне в кабинет, чтобы попрощаться. В руках у нее был фотоаппарат, а на плече, по-моему, висела сумка.

— И, разумеется, на ней не было никакого ожерелья.

— Не было.

— А ее сумку так и не нашли.

— Нет.

Риган отодвинула стул и встала:

— Возьму такси и поеду в музей. Полагаю, вы будете здесь, когда я вернусь.

Уилл уставился на нее расширенными, полными ужаса глазами:

— Конечно. Я никуда не собираюсь.




15


Риган добралась до Музея морских раковин за двадцать минут. Проезжая на такси по главной улице Вайкики по направлению к вулкану Даймонд-Хэд, она задумчиво смотрела в окно. Была пятница: еще одно солнечное многообещающее утро. Покупатели штурмовали лавочки и магазины; купальщики, устремляясь к пляжу, торопливо перебегали улицу, волоча за собой доски для серфинга. Океан заманчиво блестел, отливая синевой; было около двадцати семи градусов, и солнышко уже начинало припекать. В общем, типичный январский денек на Гавайском курорте.

Риган вдруг подумала о Доринде Дос. Похоже, у каждого сложилось о ней определенное мнение. Она, должно быть, была с характером, эта дамочка. Риган составила список людей, с которыми она собиралась поговорить о Доринде, но сначала было необходимо ознакомиться с ее бюллетенями, а также со статьей, напечатанной в журнале «Райское блаженство».

У здания музея, стоявшего на холме у самого пляжа, Риган заплатила по счетчику и вышла из такси. Место было весьма живописное, укрытое от любопытных глаз. На стоянке перед музеем было уже полно машин. Вход в музей был с обратной стороны. Пройдя по тропинке, Риган зашла внутрь, где молодая девушка, сидевшая на кассе, сказала ей, что музей еще закрыт и откроется только в десять. У девушки были длинные, блестящие иссиня-черные волосы, украшенные, по гавайскому обычаю, цветком орхидеи. Риган протянула ей свою визитную карточку:

— На самом деле мне бы очень хотелось поговорить с кем-нибудь об украденном ожерелье, которое было обнаружено на шее недавно утонувшей женщины. Насколько я поняла, оно было возвращено в музей.

Девушка внимательно посмотрела на Риган и прищурилась:

— Думаю, вам нужно поговорить с Джимми. Он конхиолог, владелец музея.

— Конхиолог?

— Специалист по ракушкам. Расскажет вам о них все, что вы хотели о них знать, и даже сверх того. Вы найдете его на склоне холма, у самого берега. Идите и поговорите с ним.

— Может, мне стоит подождать...

Девушка нетерпеливо махнула рукой:

— Да нет, чего там! Идите, идите.

— Ладно, спасибо. А как он выглядит?

— Большой, толстый, старый, почти совсем лысый. Сидит, скрестив ноги по-турецки.

Риган улыбнулась:

— А откуда вы знаете, что он сидит именно так?

— Потому что он всегда смотрит на свои подошвы. Он привык так много разгуливать по пляжу, что частенько режет себе ноги в кровь острыми краями ракушек. Его буквально зачаровывают узоры, которые остаются на его коже.

— Надо же, как интересно, — пробормотала Риган, выходя на улицу.

На пороге музея она на минутку остановилась, зачарованная открывшимся перед ней видом величественного Тихого океана. Вдохнув полной грудью свежий воздух, напитанный ароматами тропических цветов, она устремилась вниз по боковым каменным ступенькам, ведущим к пляжу.

Джимми был из тех, кого невозможно не заметить.

Он был просто огромный и сидел на песке в описанной позе, закрыв глаза. На нем болталось нечто, похожее на древнеримскую тогу. Тога напомнила Риган о вечеринках студенческого братства в колледже, на которых было принято буянить. Но сейчас, похоже, Джимми был единственным участником этого праздника и буянить явно не собирался. Он смахивал на духовного гуру: его смуглую кожу покрывал темный загар, и реденькие волоски, каким-то чудом еще державшиеся на его голове, трепетали на легком океаническом ветру.

Риган решила, что он медитирует, и поэтому остановилась поодаль, не решаясь приблизиться к одинокой фигуре. Пока она раздумывала, как лучше поступить, Джимми открыл глаза и повернулся к ней:

— Доброе утро. Ищете Джимми?

— Да, это верно.

— Джимми здесь.

— Доброе утро, Джимми, — в тон ему отвечала Риган, недоумевая, почему некоторые люди, говоря о себе, используют третье лицо. Ее так и подмывало добавить: «Риган Рейли тоже здесь».

— Вам нравится пляж? — осведомился Джимми с непонятной агрессией в голосе.

— О, да. — Риган раскинула руки, будто пытаясь охватить океан. — К сожалению, с моей бледной кожей я не могу позволить себе часами жариться на солнце.

Джимми мрачно окинул ее с ног до головы неодобрительным взглядом.

Решил, что у меня не все дома, подумала Риган. Ну и черт с ним.

— Я остановилась в отеле «Вайкики Вотерс». Возьму там напрокат зонтик, сяду на песочек и буду наслаждаться океаном.

Наконец в его глазах промелькнула искорка интереса.

— «Вайкики Вотерс»... Вчера там утонула женщина. На ее шее было старинное драгоценное ожерелье, которое когда-то похитили из музея, — он махнул рукой в сторону музея и добавил: — Откуда у нее мое ожерелье?

— Не знаю, Джимми. Но, как я понимаю, вы единственный человек, которому известна его история. — Риган достала из сумочки свое удостоверение. — Руководство отеля наняло меня, чтобы я расследовала причины ее смерти. В полиции считают, что это несчастный случай. Управляющий отелем, Уилл Браун, в этом сильно сомневается. А тут еще это ожерелье... оно все осложняет.

— Вы любите ананасовый сок?

— Не могу сказать, что мне доводится часто его пить, но вообще-то да, люблю.

— Отлично. Давайте поднимемся ко мне в музей. Я покажу вам ожерелье, и мы сможем спокойно поговорить. Вот уже пятьдесят лет, как я здесь работаю. Теперь этот музей мой. Конечно, его не сравнить с музеем Бишопа, [12 - Музей Бишопа — музей полинезийской этнологии и естественной истории в Гонолулу.] но у нас есть такие ценные раковины, какие им и не снились. — Оттолкнувшись от земли руками, Джимми ухитрился ловко встать на ноги. Он был среднего роста, с огромным круглым животом, но руки у него были на удивление крепкие и мускулистые.

Поднявшись по каменным ступенькам, Риган проследовала за Джимми в музей. Это было старинное здание, пропахшее песком и морем. На стенах висели ракушки всевозможных размеров и цветов. Прямо перед кассой был небольшой прилавок с украшениями на продажу: кольцами, серьгами, ожерельями, браслетами. Девушка с орхидеей в волосах приветствовала проходившего мимо нее начальника молчаливым кивком. Риган прошла за ним дальше по коридору. Джимми указал ей на дверь своего кабинета:

— Присядьте пока. Джимми сейчас придет.

Риган сделала так, как он ей велел. Ну вот, кажется, на беззаботном гавайском веселье можно смело поставить крест, подумала она. Ну и бог с ним.

Новые дела всегда захватывали ее целиком, и это дело не было исключением. Куда интересней беседовать с конхиологом, чем день-деньской торчать на пляже. Кажется, я догадываюсь, почему Бог создал меня такой чувствительной к солнцу, подумала она, присаживаясь на один из стульев в кабинете Джимми. На стене за его письменным столом висел огромный плакат с изображением ракушки. Это напомнило Риган об увеличенной в миллион раз частичке пыли, красовавшейся на стене в кабинете у аллерголога. Как говорится, каждому свое.

Наконец вернулся Джимми с двумя стаканами ананасового сока в руках; на его шее красовалось ракушечное ожерелье. Неужели это оно и есть? То самое ожерелье, которое было на шее Доринды вчера утром? Риган взяла стакан с соком, и они чокнулись.

— Алоха, — провозгласила Риган.

Свежевыжатый сок был очень сладким, с едва ощутимой горчинкой. Настолько сладким, что Риган показалось, будто у нее в крови разом поднялся уровень сахара. Она наблюдала за тем, как Джимми, обойдя стол, грузно опустился в кресло.

— Джимми очень любит раковины, — объявил он. — Я вырос на Гавайях. Долгие часы проводил на пляже, собирая их. Из-за болей в спине я не мог заниматься серфингом, как другие ребята. Но мне нравилось проводить время на пляже. Только там я чувствовал себя как рыба в воде. Я не обращал внимания, если острые края раковин резали мне ноги. Только медузы причиняли мне боль. Они жгутся как огонь. А раковины... От них никакого вреда. Теперь Музей морских раковин — мой. Джимми очень рад. — Он с благоговением снял с шеи драгоценное ожерелье. — Тридцать лет назад его похитили. Я уже отчаялся снова его увидеть. Вот, смотрите. — Он протянул ожерелье Риган. — Вчера мне его доставили из полиции. Мне его так не хватало.

Риган отставила пустой стакан и осторожно взяла ожерелье в руки. Оно было и в самом деле бесподобно. Раковины были тонкими и изысканными, с замысловатыми узорами и оттенками, варьировавшимися от кораллового до бежевого и белого. У некоторых были отколоты края, но все равно это ожерелье было самым прекрасным из всех, что ей когда-либо доводилось видеть.

— Джимми знает, о чем вы думаете, — сказал он. — Это самая настоящая драгоценность. Дамы из королевского рода ценили их выше жемчуга.

— Я слышала, будто это ожерелье было изготовлено для самой королевы Лилиуокалани, а другое — для ее племянницы, принцессы Каиулани.

— Они обожали эти ожерелья! — воскликнул Джимми с неожиданной пылкостью. — Всегда надевали их, когда появлялись на публике. В середине двадцатых годов, когда открылся музей, эти ожерелья были переданы ему в дар. Оба неразлучно висели под стеклом витрины до тех пор, пока не произошло это ограбление.

Риган нежно провела рукой по гладким раковинам:

— Трудно поверить, что его когда-то носила сама королева...

— ...А потом — утопленница, — закончил Джимми.

Риган вздохнула:

— Женщина, которая и трех месяцев не прожила на Гавайях, а до того никогда прежде здесь не бывала. Никак не могу взять в толк, где она могла его найти? Вы можете рассказать мне, как это произошло?

Джимми откинулся на спинку кресла и уставился в потолок. Риган заметила, что и у карандашей, торчавших из стаканчика на его письменном столе, ластики в форме морских раковин.

— В те времена у нас еще не было сигнализации... Зато теперь есть! — выпалил он с неожиданной яростью. Но потом успокоился и продолжал: — Какой-то негодяй вломился в музей, разбил стеклянную витрину с ожерельями, прихватил изрядное количество наших драгоценных раковин и бросил их в сумку. Один из полицейских патрульных заметил свет в окнах музея и решил проверить, в чем дело. Вор прыгнул в угнанную машину и помчался в город, полиция — следом за ним. Его остановили на парковой аллее в самом центре города, но ему удалось бежать. Перелезая через забор, он был вынужден бросить сумку. И хотя в это трудно поверить, вора так до сих пор и не нашли. Он как сквозь землю провалился. Нам все вернули, кроме ожерелья. Ожерелья, которое носила наша последняя королева...

— А вы абсолютно уверены, что это оно и есть?

Джимми снова окинул ее мрачным неодобрительным взглядом:

— Джимми сейчас придет.

Иногда он говорит о себе «я», а  иногда «Джимми», заметила Риган. Интересно, от чего это зависит? Она задумчиво рассматривала старинное ожерелье, покоившееся у нее на ладони. Где была Доринда Дос в ту минуту, когда его надевала? На Гавайях ожерелья дарят в знак гостеприимства, дружбы и любви. Предание гласит, что ощущение, что оно здесь, на твоей шее, никогда тебя не покинет. К Доринде это, правда, не имело никакого отношения. Скорее всего, она надела его незадолго до смерти. Но все дело в том, что в тот вечер никто его на ней не видел. Возможно ли, что тот, кто украл его много лет назад, был знаком с Дориндой Дос? И что именно он отдал ей ожерелье?

Джимми вернулся в кабинет. Он протянул Риган другое ракушечное ожерелье. Невероятно! Раковина к раковине, они были совершенно идентичны, кроме одной маленькой детали: на ожерелье королевы Лилиуокалани была маленькая черная бусинка из обсидиана.

— Теперь вы верите Джимми?

Риган кивнула:

— Безусловно.

Он забрал у нее оба ожерелья и повесил на свой толстый указательный палец. Внезапно его лицо омрачилось.

— Если вы найдете того мерзавца, который украл это ожерелье и скрывал его от нас столько лет, я ему покажу, где раки зимуют. — Он в сердцах постучал по столу кулаком свободной руки. — Как я зол...

— Это совершенно излишне, — уверила его Риган.

Он повернул голову и посмотрел на нее сверху вниз. Она почувствовала, как полы его тоги касаются ее ступни.

— Та утопленница, — неодобрительно пробурчал он. — Что-то подсказывает мне, что она слишком часто совала нос не в свое дело...

— Возможно, вы правы. — Риган заметила, что уже порядком засиделась. — И наконец последний вопрос, Джимми: насколько мне известно, ожерелье принцессы Каиулани завтра вечером будет продано с аукциона на балу «Стань принцессой»?

— Да. Половина денег пойдет на нужды «Мастера островов Алоха», половина — в музей Джимми.

— Великолепно. Насколько я поняла, они пытаются убедить вас расстаться и со вторым ожерельем.

— Джимми еще не решил. Эти старинные ожерелья так долго были в разлуке. Может, я еще и подержу их у себя какое-то время. Мне его так не хватало, каждый день в течение этих тридцати лет я ложился спать с разбитым сердцем. — Он немного помолчал. — Но деньги нам бы очень пригодились.

— Да, деньги еще никому не помешали. А вы будете на балу?

— Ну, конечно. Джимми будет сидеть за особенным столом. На мне будут надеты оба ожерелья. Люди увидят, как они красивы, еще до начала аукциона.

Могли бы найти модель и помоложе, не без ехидства подумала Риган. Она подхватила сумочку и поднялась со стула.

— Большое вам спасибо, Джимми. Надеюсь, мы с вами еще увидимся на балу.

— Думаю, что окончательно решу, продавать королевское ожерелье или нет, когда увижу, за сколько уйдет ожерелье принцессы Каиулани.

— Это разумно, — согласилась Риган.

— Если Джимми вам понадобится, не стесняйтесь, звоните. Я еще вам пригожусь.

Нисколько в этом не сомневаюсь, подумала Риган, проделывая путь к двери. Нисколько.




16


Туристическая группа «Сборная солянка» заканчивала завтрак в одном из самых крупных ресторанов курортно-развлекательного комплекса «Вайкики Вотерс». Это было достаточно людное место, с плетеными креслами из ротанга и диковинными тропическими растениями в огромных кадках. Одну из стен закрывал искусственный водопад. У стойки буфета толпились постояльцы, проворно накладывая в тарелки оладьи, яйца и свежие гавайские фрукты, которые были гораздо вкуснее тех, которые они покупали у себя дома. Ив и Герт всегда удавалось занять большой столик у входа с видом на океан. Нед уже несколько раз вставал из-за стола и бегал к буфету за добавкой.

— Мне необходимо зарядиться энергией, чтобы заниматься серфингом, — оправдывался он больше перед собой, нежели перед остальными. — Ох, кажется, я объелся. — Он взял ложку и сунул ее в тарелку с овсяной кашей.

— Надеюсь, вы все прекрасно проведете день, — сказала Ив. — Встречаемся, как обычно, для ежевечернего коктейля. Заодно поделимся впечатлениями.

Бетси надула губы:

— Мы с Бобом не собираемся ни с кем делиться тем, о чем мы пишем, а именно этим мы и намерены сегодня заняться. Это... Это слишком личное.

Интересно, что вы будете делать, когда эта несчастная книга увидит свет? — подумала Ив. Как, по-вашему, это так и останется личным? Ох, как бы мне хотелось поставить ее на место. А ее место — в унылом промозглом Хадвиле. Но она только улыбнулась в ответ:

— Ну и ладно. Тогда будем просто наслаждаться общением. Я хочу, чтобы те, кто отправится сегодня заниматься серфингом, были очень осторожны и вернулись под гостеприимный кров нашего безопасного «Вайкики Вотерс» целыми и невредимыми.

— А я, например, считаю, что это место не так уж и безопасно, — заметила Джой, подцепляя со своей тарелки ложечку обезжиренного творога. Ей хотелось хорошо выглядеть в купальнике, чтобы иметь возможность покрасоваться перед Зиком, а для этого надо было соблюдать диету. У нее была неплохая фигурка. Жаль только, что она не догадалась перед поездкой хоть немного позаниматься в спортзале. Тогда у нее не было стимула. А теперь он появился. Как всегда, слишком поздно. Сейчас ей совсем не улыбалось потеть в спортзале, накачивая пресс. Ее кудрявые белокурые волосы были стянуты на макушке в тугой конский хвост; на ней были шортики и коротенькая розовая маечка, которую она прикупила в одном из заштатных магазинчиков Хадвиля. Не отправиться ли мне сегодня по магазинам, подумала она. Подберу что-нибудь сногсшибательное для сегодняшнего вечера. Сначала немного позагораю, разумеется.

— Что ты хотела этим сказать — «не так уж и безопасно»? — недовольно осведомилась Герт. Они с Ив всегда использовали этот сухой назидательный тон, если хотели выразить свое неодобрение. У Ив, несомненно, это получалось гораздо лучше.

Джой оторвала взгляд от тарелки с творогом и уставилась на Герт. Иногда она их путала. Ей казалось, что носить одинаковую одежду в их возрасте — это слишком. Сегодня, как ни странно, на них не было их обычных необъятных гавайских платьев; близнецы щеголяли в эластичных брюках и рубашках с длинным рукавом, что само по себе было весьма необычно. Все-таки двадцать семь градусов. Можно подумать, они отправляются на Северный полюс.

— Неужели вам не жарко? — не выдержала Джой.

— Жарко?

— Почему вы не в платьях?

— Понимаешь, мы планируем обойти несколько гостиниц, чтобы навести справки о тамошнем уровне сервиса, — все во имя интересов будущих членов группы, — так вот, когда все время ходишь по отелям, запросто можно подхватить простуду, — объяснила Герт.

— Да, кондиционеры там работают на полную мощность, — согласилась Ив. — А мне бы очень не хотелось лететь домой с насморком. То еще удовольствие. Ощущение такое, будто голова вот-вот взорвется.

— Верно, черт возьми, — кивнула сестра, с упоением вгрызаясь в солидный кусок сладкого пирога. Еще не прожевав, она вспомнила, что так и не добилась от Джой ответа на свой вопрос. — Так что ты имела в виду, когда сказала, что это место небезопасно? — спросила она с набитым ртом, из вежливости прикрываясь салфеткой.

— Слышала я тут кое-что вчера вечером...

— Что? — хором спросили близнецы.

— Ну, например, та женщина, которая утонула... Будто на самом деле ее убили.

Ив и Герт разом громко втянули воздух.

— Это кто болтает такое? — опять спросили они хором.

Вся группа оторопело уставилась на Джой. Нед поднял изумленный взгляд, оторвавшись от своей овсянки. Арти, который все это время задумчиво созерцал океан, разом встрепенулся и переключил внимание на группу. Фрэнси, глядя в карманное зеркальце и подводя губы, отложила помаду, а точнее, бросила ее на стол не лишенным театральности жестом. На лицах Боба и Бетси, как всегда, ничего не отразилось. Хотя... Может, на лице Боба и промелькнуло что-то похожее на интерес. Иногда Джой задавалась вопросом: а они вообще-то живые? В эту минуту, находясь в центре внимания группы, она поняла, что ей это безумно нравится. Теперь-то они небось не думают, что я несмышленыш, гордо подумала она.

— Не имею возможности вам это сказать.

— С чего они взяли, что ее убили? — холодно осведомилась Ив с непроницаемым видом.

— С того, что в отеле творится какая-то неразбериха. Все разом пошло вкривь и вкось. Некоторые думают, что в отеле завелось привидение, и все эти фокусы — его рук дело, просто сейчас оно совсем уж расшалилось и сделалось опасным. У них тут уже были неприятности — с едой, например. Или вот вам еще: кто-то выпил в баре, а потом мучился от похмелья гораздо дольше, чем обычно. Так что, похоже, привидение начинает наводить здесь свои порядки!

Ив и Герт посмотрели друг на друга с нескрываемым ужасом.

— Я пообещала им, что не стану никому про это трепаться, — добавила Джой.

Арти закатил глаза и покачал головой. Джой раздражала его, потому что считала его глубоким стариком и даже не пыталась это скрыть.

— Тогда зачем ты проболталась? Это плохая карма.

— Но это просто смешно, — встрял Нед. — У нас хороший, респектабельный отель, да и управляющий прекрасно справляется со своей работой. Доринда Дос утонула. Просто как дважды два. Чего тут голову ломать?

Герт прочистила горло:

— Сдается мне, что в отеле полным-полно любителей распускать невероятные, возмутительные слухи. Ох уж мне эти сплетники! От них просто податься некуда. Отель просто чудесный, и мы не допустим, чтобы они своими нелепыми домыслами погубили его репутацию. Те, о ком ты говоришь, мучились от похмелья оттого, что просто-напросто перебрали. Тебе эта мысль не приходила в голову, а?

Джой решительно покачала головой:

— Я слышала, как одна дама рассказывала, что после того, как выпила в баре всего один «Ширли темпл», [13 - «Ширли темпл» — безалкогольный коктейль, приготовленный из имбирного ситро, гранатового сиропа, апельсинового сока и украшенный вишенкой «мараскино» и лимонной долькой.] ее потом рвало по всему номеру.

Нед взглянул на часы:

— «Идет большая волна!» — как у нас говорят. Очень жаль, что только двое из семи членов «Счастливой семерки» изъявили желание поехать со мной. Надеюсь, что в следующий раз мне больше повезет. Ив, Герт, не волнуйтесь по поводу других гостиниц. Вы же сами сказали, что у нас чудесный отель. А после реновации он стал еще лучше! — Нед расхохотался. — И мне предложили здесь работу. Уилл будет очень разочарован, если узнает, что вы наводите справки в других отелях и подумываете о том, чтобы с нами расстаться. Почему бы вам все-таки не отправиться с нами на Северное побережье? Дорога такая... просто глаз не оторвать.

Герт покачала головой:

— Мы всегда исходим из интересов будущих членов «Счастливой семерки» и пытаемся подобрать для них оптимальные условия проживания. Нам нужно убедиться в том, что наших средств хватит на всех. Вы ошибаетесь, если думаете, что наши фонды неисчерпаемы. Это не бездонная бочка, знаете ли. И мы с Ив очень обеспокоены тем, что многие могут остаться у разбитого корыта, потому что им так и не придется побывать на Гавайях.

— А каково это будет для вас, а? — осведомилась Фрэнси, изучая собственное отражение в карманном зеркальце. — После стольких лет непрерывных поездок на курорт... Что с вами будет, когда все денежки выйдут, интересно мне знать?

— У нас есть внутренние резервы, чтобы с этим справиться, — холодно отвечала Герт.

— Внутренние резервы, помноженные на тот факт, что некоторые из престарелых членов нашей церковной общины подумывают о том, чтобы завещать нам свои средства.

— Я и понятия об этом не имела! — воскликнула Фрэнси. — Интересно, кто же это у нас такой щедрый? Потому что, позвольте мне признаться, если они — члены клуба «Хвала дождю», я никогда их прежде не встречала.

— Мы не вправе разглашать подобную информацию, — вполголоса ответила Ив. — Наши потенциальные благодетели предпочитают оставаться в тени.

— Вот этого я никогда не могла понять! — громогласно объявила Фрэнси, аккуратно снимая микроскопическую частичку туши для ресниц с нижнего века. — У меня только два вопроса по поводу наших благодетелей: все ли они женаты? И сколько им еще осталось?

Нед так и прыснул:

— Фрэнси, мой вам совет: поищите себе кого нибудь вашего возраста.

Фрэнси со стуком захлопнула пудреницу:

— Дорогуша, все перспективные кандидать моего возраста уже давным-давно разобраны.

Господи, помоги мне отсюда выбраться, взмолилась Джой. Иначе я просто с ума сойду. Ведь мне всего двадцать один...

— Знаете, — продолжала Фрэнси, — теперь когда я уже здесь и мне больше не светит участвовать в лотерее, я тоже хочу посмотреть, чеь могут похвастаться другие отели, потому что я до смерти хочу сюда вернуться. Так что, может, мне стоит отправиться с вами... — сказала она близнецам.

— Фрэнси! — запротестовал Нед. — Сегодня вы я и Арти едем на пляж!

Но ему не следовало особенно беспокоиться у близнецов был такой вид, точно их обухом по голове ударили. Наконец Ив пришла в себя и, протянув руку, положила ее на руку Герт.

— Видишь ли, Фрэнси, — терпеливо начала она будто вразумляя непослушного ребенка, — сегодня у нас, как бы это сказать... «день близнецов». И нам с Герт очень хотелось бы побыть наедине. Толькс она и я.

— Мы вроде как разговариваем на своем языке, — добавила Герт, — и этот язык понятен только нам.

— Значит, ваш ответ — нет, — сказала Фрэнси

— Угадала.

— Но ведь вы и так все время проводите вместе? — риторически заметила неугомонная Фрэнси. — Будь у меня сестра, мы бы уже давно опротивели друг другу до умопомрачения. Подумать только: работать вместе в магазине, жить под одной крышей, вместе путешествовать! Жуть!

— Мы связаны неземными узами, — сказала Герт, пытаясь донести до нее суть вопроса. — Мы с Ив лучшие друзья.

Господи, меня сейчас вырвет, подумала Джой.

— Фрэнси, мы отлично проведем время, — взмолился Нед. Он выглядел не на шутку расстроенным.

Фрэнси, которой потребовалась какая-то доля секунды, чтобы обрести самообладание, игриво улыбнулась:

— Не сомневаюсь, дорогуша.

Все разом поднялись из-за стола. Боб и Бетси заторопились к себе в номер, даже не попрощавшись. Джой очертя голову ринулась на пляж, только пятки засверкали. Нед, Арти и Фрэнси вышли на улицу, чтобы разыскать фургон, на котором они намеревались отправиться на Северное побережье. Ив и Герт объявили, что удаляются к себе в номер, чтобы привести себя в порядок, прежде чем отправиться по отелям, и распрощались со всей компанией.

Уже в лифте Герт украдкой посмотрела на сестру и подмигнула. Когда они добрались до дверей своего номера, Ив вытащила из сумочки ключ.

— Думала, мы уже никогда от них не отделаемся, — призналась она.

— Что верно, то верно. Но сегодня наш день, правда, сестренка? — спросила Герт.

— Несомненно.

Дверь соседнего номера неожиданно захлопнулась. Близнецы вздрогнули и разом повернули головы. Молодая приветливая блондинка, которую они уже не раз встречали в отеле, улыбнулась и поздоровалась с ними. Рядом с ней они заметили высокую темноволосую женщину, которая появилась здесь вчера вечером.

— Доброе утро, — сладко улыбнувшись, пропели близнецы.

Зайдя в номер и крепко затворив за собой дверь, обе обменялись встревоженными взглядами.

— Я только тогда почувствую себя спокойно, когда наш маленький план наконец осуществится, — вздохнула Ив.

— И не говори. Остался последний рывок.

Ив улыбнулась:

— Теперь-то уж нас ничто не остановит, правда?




17


Влюбленные, которых Риган встретила на берегу, в тот вечер легли спать очень поздно. Вернувшись к себе в номер, они сначала откупорили бутылку шампанского. Потом, едва только на Восточном побережье забрезжил рассвет, Карла сразу же схватилась за телефон. Ей не терпелось сообщить друзьям и домашним сногсшибательную новость о своей помолвке.

Разговаривая с мамой, Карла почувствовала в ее голосе явное облегчение.

— Давно пора, — объявила та сонным голосом. — Я так и думала, что он сделает тебе предложение в годовщину вашей встречи. Вчера я целый день проплакала. Мне было так обидно, что ты, еще такая молодая, носишься с ним, теряя время даром. Ну, наконец-то! Он сделал правильный выбор.

— Спасибо, мам, — ответила Карла. — Ну все, пока, мне надо идти.

Потом она позвонила своим сестрам и десяти лучшим подругам. Все они просто застонали от восторга. И, разумеется, все не раздумывая согласились стать подружками невесты, при этом прибавив, что не на шутку разобиделись бы, если бы она им этого не предложила.

Все время, пока Карла, повизгивая от возбуждения, снова и снова делилась впечатлениями, Джейсон лежал на кровати с закрытыми глазами. Когда, наконец, телефон освободился, он позвонил родителям, но их не было дома. Джейсон оставил им коротенькое сообщение: «Сегодня мы с Карлой обручились. Я вам еще перезвоню. Пока».

— Ты что, не собираешься звонить друзьям? — с нескрываемым удивлением спросила Карла.

— А зачем? Расскажу им, когда вернемся домой.

Было уже очень поздно, когда они улеглись спать.

Несколько часов спустя, когда они проснулись, было уже утро. Они решили не спускаться вниз, а заказать завтрак в номер.

— Ах, как оно мне нравится, — проворковала Карла, любуясь своим колечком, — как я тебя люблю, дорогой. Как я люблю нас! Боже, я так счастлива, так счастлива!

— Надеюсь, они там не замешкаются с кофе, — мрачно пробурчал Джейсон, поворачиваясь на бок. Вот уже две ночи подряд он недополучал необходимых ему восьми часов ночного отдыха, которые для него были важны как воздух. Всю прошлую ночь Карла висела, на телефоне, еще раньше — убежала на пляж, заставив его поволноваться. Так что неудивительно, что он чувствовал себя разбитым.

Карла завернулась в один из бело-синих отельных купальных халатов и настежь отворила раздвижную дверь на балкон. На перилах балкона сохло пляжное полотенце Джейсона. Карла поспешно сняла его. Отель настоятельно просил своих постояльцев не вывешивать свои причиндалы на балконе, иначе, по их словам, отель будет похож на ночлежку. Им также очень не хотелось бы, чтобы чьи-нибудь плавки или полотенце, слетевшие с балкона от порыва ветра, приземлились на головы прохожих. Карла огорченно вздохнула. Иногда Джейсон бывает таким несносным.

Их корпус был расположен поодаль от пляжа. Окна выходили на главную улицу Вайкики. Со своего балкона на четвертом этаже они могли видеть, как курортники неторопливо бродят по магазинам. Карла сразу же заметила знакомую блондинку, которая позапрошлой ночью была на пляже вместе с темноволосой Риган Рейли. Карла что есть сил замахала ей рукой и восторженно завопила:

— Эй! Привет!..

Кит подняла голову, прищурившись от яркого солнца:

— А, привет! Как там у вас дела?

— Отлично! Я тут думала над тем, что спросила меня тогда ваша подруга, ну, вы помните, не заметила ли я накануне чего-нибудь странного.

— Ну и как, вспомнили? — крикнула Кит.

— Нет. Но чувствую, что вот-вот вспомню, — ответ так и вертится у меня на кончике языка или крутится в голове, как там еще говорят... Помню только, что заметила что-то необычное, но что именно, вылетело у меня из головы. Передайте ей, что я еще подумаю.

— Хорошо. Я так ей и передам.

— Ладно. Удачного вам дня.

— Вам тоже.

Карла вернулась обратно в номер, Джейсон начал понемногу просыпаться. Он решил сам сварить себе кофе в ванной комнате, налил воды, надорвал пакетик, дернул, и... кофе рассыпался по полу.

— Э, ну и черт с ним!.. — простонал он и рухнул обратно на постель.

На столе валялась копия журнала «Райское блаженство». К обложке была приклеена записка: «Убедительная просьба не выносить за пределы салона». Карла схватила журнал и, подоткнув под голову подушку, удобно устроилась на кровати. Рассеянно перелистывая страницы, она наткнулась на статью, посвященную гавайской версии граффити на Большом острове. Люди собирают коралловые ракушки на пляже, а затем выкладывают ими свои имена на темных вулканических скалах, возвышающихся над горной автострадой.

— Круто! — восхитилась Карла.

— Что? — отозвался Джейсон.

Карла показала ему фотографию наскального творчества и объяснила, как это делается.

— А почему бы нам не отправиться туда прямо сегодня? — возбужденно спросила она. — Сначала спустимся на пляж, наберем ракушек, а потом напишем: ДЖЕЙСОН И КАРЛА НАВСЕГДА. И дату. Сфотографируем, а потом будем показывать этот снимок нашим внукам. Он войдет в коллаж, посвященный пятидесятой годовщине нашей свадьбы...

— Но, Карла, мы еще даже и не поженились. А ты уже рассуждаешь о нашей пятидесятой годовщине. Я-то думал, ты сегодня собиралась поплавать в том большом бассейне в форме дельфина.

— На Большом острове потрясающие пляжи. Там и поплаваем. В воскресенье мы уже уезжаем, а значит, это наша последняя возможность.

— Но, скорее всего, все билеты уже давным-давно проданы, — выразил надежду Джейсон.

— А мы позвоним и узнаем. Туда не так уж долго лететь. По крайней мере, так написано в статье. К тому же нам не придется укладывать чемодан — встали и поехали!

— А как мы там сориентируемся?

— Тут написано, что в аэропорту можно взять напрокат машину. А почему бы и нет? У нас ведь особенный повод, согласись.

В дверь постучали.

— Сейчас, — отозвался Джейсон. Он спрыгнул с кровати и заторопился к двери. Пока официант вкатывал в номер тележку с завтраком, Карла уже вовсю названивала в аэропорт.

— Следующий рейс в одиннадцать тридцать? — переспросила она. — И у вас осталось два места? Превосходно! — Она на едином дыхании выпалила номер своей кредитки и повесила трубку. — Два места, представляешь, Джейсон? Это судьба:

— И почему это раньше не приходило нам в голову? — вздохнул Джейсон, намазывая оладью повидлом.

— Потому что тебе потребовалось немало времени, чтобы сделать мне предложение, милый, вот почему.

— Все самое лучшее случается под конец отпуска, — пробормотал он с набитым ртом. — Иногда даже бывает, что вещи кажутся тебе гораздо лучше, чем они есть на самом деле, когда ты знаешь, что у тебя совсем не осталось времени...

— Ну, пока у нас еще есть время, так что поторапливайся и ешь!

Карла опрометью кинулась в душ, думая о снимке с их именами, выложенными из ракушек. Она увеличит фото и повесит его над камином. Эта фотография навсегда останется для них символом удачи, магическим талисманом их семейного счастья. Ей и в голову не могло прийти, что эта увеселительная поездка может обернуться катастрофой. Самым настоящим кошмаром.




18


Ив и Герт удобно устроились в креслах в передней части небольшого самолетика, который должен был вот-вот вылететь на Кону.

— Вперед, и с песней, — объявила Герт, пристегиваясь ремнем безопасности.

— Так точно, — поддержала ее Ив, запихивая под сиденье свою огромную сумку. Сумка была набита всякой всячиной от лосьона для загара до блокнота, включая запасную батарейку к мобильнику. Еще она прихватила с собой пару одноразовых фотоаппаратов.

— Через несколько секунд мы взлетаем, — объявила стюардесса, — осталось подождать еще двух пассажиров.

—... А вот и мы! — раздался взволнованный голос запыхавшейся девушки. — Слава богу, успели!— Она вошла в салон в сопровождении молодого человека. Стюардесса улыбнулась, но попросила их быстро занять свои места.

— Сейчас, сейчас, — пообещала девушка. Она устремилась было по проходу, но тут заметила близнецов.

— Эй! Привет! — восторженно завопила она. — Мы ведь встречались в «Вайкики Вотерс»?

— Возможно, — отозвалась Ив таким тоном, который у всякого нормального человека навсегда отбил бы охоту для дальнейших расспросов.

— Чудесный отель, правда?

— М-хм, — промычала Ив.

— Познакомьтесь: это мой жених, Джейсон.

— Пожалуйста, займите ваши места, — перебила ее стюардесса. — Мы должны вылететь точно по расписанию.

— Ладно, ладно. Ну, еще увидимся. Пока!

Когда парочка удалилась, Ив и Герт обменялись многозначительными взглядами.

— Не волнуйся, — прошептала Герт сестре. — Мы с ними справимся.

В хвостовой части самолета, крепко-накрепко пристегиваясь ремнем безопасности, Карла объясняла Джейсону:

— Мы случайно столкнулись в отеле. Они выходили из магазина женской одежды. А я как раз туда заходила. И тут я слышу, как продавец говорит кому-то, что они — руководители туристической группы. Может, когда мы приземлимся, нам удастся к ним присоединиться. Заодно выясним, где там можно прилично пообедать. Если они постоянно возят людей в поездки, то должны быть в курсе таких вещей, правда, милый?

— Правда. Но мне бы очень хотелось вернуться в аэропорт вовремя, чтобы не опоздать на самолет. Вот как сейчас. Еще чуть-чуть, и мы бы опоздали.

— Послушай, ты слишком много волнуешься.

— И, как правило, не без причины.

И с этими словами Джейсон закрыл глаза и моментально заснул.




19


На пути к отелю у Риган зазвонил телефон. Это была Нора.

— Ну, как там у вас дела? — спросила Риган.

— Снег все еще идет. Наши бедные, убитые горем родственники старого лыжника безвылазно засели в отеле. Они уже на стену готовы лезть. Похоже, у них развилось что-то вроде клаустрофобии. По улицам по-прежнему не проехать, так что похороны откладываются на неопределенный срок. Сдается мне, что они с утра до вечера торчат в отельном баре, что немало способствует налаживанию отношений. Теперь они убеждены, что это дело рук старика Эрнеста, — будто он нарочно испортил погоду, — своего рода послание им: дескать, вставайте на лыжи, и вперед. Но пока никто так и не внял его призыву.

— Мам, надевай теплые сапоги и отправляйся прямо туда. Не забудь захватить блокнот. Уверена, ты сможешь откопать там немало интересного для новой книги.

— Не сомневайся, я так и сделаю. Гостиница очень маленькая, и до меня дошел слух, что в баре закончился джин.

— Ничего нет лучше снежной бури, — рассмеялась Риган, поглядывая через солнцезащитные очки на ослепительно синее безоблачное небо.

— А как там у вас дела, на солнечных Гавайях? — поинтересовалась Нора.

Риган выглянула из окна такси. Где-то вдалеке мелькала полоска пляжа.

— Ну... Мам, как бы это сказать... У меня тут появилась работа.

— Что?!

— Вчера утонула одна из сотрудниц отеля. Рано утром ее тело прибило волной к берегу. В полиции уверены, что это несчастный случай, но управляющий, который хорошо знал покойную, очень в этом сомневается. Вдобавок на ее шее обнаружили королевское ракушечное ожерелье, которое тридцать лет назад было похищено из местного музея. И вот управляющий попросил меня попытаться распутать это дело.

— Это ужасно. А чем она занималась в отеле?

— Выпускала информационный бюллетень для отеля, писала, делала снимки. По слухам, собиралась начать выпускать собственную «желтую» газетку. Представляешь, переехала сюда из Нью-Йорка буквально три месяца назад. Там она успела поработать в нескольких крупных печатных изданиях.

— О, — только и нашлась что сказать Нора, подкручивая регулятор кухонного обогревателя. — А как ее звали?

— Доринда Дос.

— Доринда Дос?!

— Да. Вы что, были с ней знакомы?

— Риган, двадцать с лишним лет назад она брала у меня интервью. Это имя я никогда не забуду. Эта мерзавка оказалась самой настоящей предательницей!

— Что ты имеешь в виду?

— Она была молода, агрессивна и обладала каким-то фантастическим даром клещами вытягивать то, о чем в нормальной ситуации ты ни за что не проболталась бы. Полагаю, так поступают все профессиональные журналисты. До того времени я никому не рассказывала о медовом месяце с твоим отцом, о том, как я чуть было не утонула. Мы тогда отдыхали на Карибском море. Я заплыла довольно-таки далеко и вдруг почувствовала, как меня затягивает. Твой папа сидел на берегу. Я помахала ему рукой, он помахал мне в ответ. Я снова помахала. Наконец один из спасателей понял, что со мной что-то творится. Он бросился в воду и вытащил меня на берег. Отец не виноват. Просто он не догадался, что я в беде.

— Он думал, ты в любовном экстазе.

— Риган!

— Извини, мам.

— Сама не знаю почему, я начала рассказывать ей эту историю. Ничего особенного, как ты считаешь? Мы с ней проговорили около двух часов. Потом она сразу же ушла. Знаешь, чем все закончилось? Огромным заголовком на первой полосе: «МОЙ МУЖ ЧУТЬ БЫЛО МЕНЯ НЕ УГРОБИЛ», — ПРИЗНАЛАСЬ ИЗВЕСТНАЯ ПИСАТЕЛЬНИЦА, АВТОР ОСТРОСЮЖЕТНЫХ ДЕТЕКТИВОВ, НОРА РИГАН РЕЙЛИ.

— Надо же, я этого не помню, — призналась Риган.

— Тебе тогда было десять лет. Дело было летом. Кажется, ты в это время отдыхала в летнем лагере.

— Представляю, как тогда расстроился папа из-за этой глупой статьи.

— Не так сильно, как я. Друзья подшучивали над ним, что он, дескать, захотел подзаработать. Утопив собственную жену, представляешь? В конце концов все обернулось забавным анекдотом — из числа тех, которые принято рассказывать на вечеринках, но сначала, когда статья только вышла, нам было не до смеха. Риган, мне что-то с трудом верится в то, что Доринда утонула. Знаешь, как она заставила меня выложить ей всю подноготную? Призналась, что до смерти боится воды. Вспомнила, что как-то раз, будучи ребенком, оказалась на пляже. Приближался ураган. Огромная волна сбила ее с ног и утащила за собой. С тех пор, по ее словам, она возненавидела океан, и могла плавать только в бассейне.

— Она ненавидела океан? — изумленно переспросила Риган.

— Если верить тому, что она мне тогда сказала, то да. По ее словам, она прежде никому об этом не рассказывала, якобы из страха, что признание сделало бы ее слабой и уязвимой в глазах окружающих. Наш задушевный разговор возник исключительно по той причине, что она мне польстила: призналась, что эпизод в одной моей книге, где кто-то утонул, был настолько правдоподобен, что ее буквально мороз по коже пробрал.

— Тогда, получается, что Уилл прав. Это не был несчастный случай.

— Трудно сказать. Может, она просто пыталась меня разжалобить, чтобы я разоткровенничалась и наговорила с три короба, что, собственно, я и сделала. Но она была так убедительна! Будь осторожна, Риган. Та Доринда Дос, с которой я встречалась двадцать лет назад, недвусмысленно дала мне понять, что и близко не подойдет к воде до конца своих дней. Интересно, что же все-таки на самом деле произошло?

— В этом я как раз и пытаюсь разобраться.

— А как на ее шее оказалось королевское ожерелье, которое, как ты говоришь, было похищено из музея за десять лет до того, как я ее встретила?

— Еще одна загадка, которую предстоит разгадать.

— А что поделывает Кит?

— Думаю, она сейчас на пляже со своим новым парнем.

Нора вздохнула:

— Как бы мне хотелось, чтобы ты была там вместе с Джеком...

— Мама, поверь, мне бы тоже этого очень хотелось. Ладно, я тебе еще перезвоню.

Отключив телефон, Риган попыталась осмыслить сказанное матерью. На данный момент очевидным казалось только одно: двадцать с лишним лет назад Доринда уже сочиняла скандальные истории, которые смущали людей. Может, она и здесь успела настрочить нечто подобное и привести кого-нибудь в ярость? Такую ярость, что этот «кто-то» решил ей отомстить? Риган не терпелось поскорей вернуться в отель и прочитать все, что вышло из-под пера Доринды с того самого момента, как она три месяца назад ступила с трапа самолета на гавайскую землю.




20


Уилл вошел в кабинет и крепко затворил за собой дверь. От одной мысли, что ему придется сделать этот звонок, его бросало в дрожь. Но у него не было другого выбора. Трясущейся рукой он налил себе еще одну чашку кофе. У напитка был грязноватый оттенок, который появляется, когда кофе часами простаивает в кофеварке и практически вся вода выкипает. Наплевать. Все равно и так кусок не лезет в горло.

Он сел за стол. Притянул к себе телефон и позвонил секретарше:

— Джанет, меня ни для кого нет.

— Как скажете.

Как скажете, это правильно, подумал он, набирая номер сестры в Орландо. Его родители отправились туда на Рождество, с тем чтобы остаться там до конца января; заодно немного попутешествовать, объездив близлежащие города Флориды и навестив старых друзей. Предвидя их реакцию, он пытался собраться с духом, прежде чем огорошить их новостью. Меньше всего ему хотелось, чтобы родители устроили ему разнос.

Хозяева отеля уже были в курсе всех дел. Они предупредили его, что ему же лучше будет, если бал «Стань принцессой» пройдет без сучка без задоринки и будет иметь успех. Их совсем не вдохновлял тот факт, что одна из сотрудниц отеля утонула и ее тело прибило утренней волной на пляж.

— Как ты понимаешь, это вопрос престижа, — убедительно сказали ему. — Мы хотим, чтобы у «Вайкики Вотерс» был имидж спокойного, безопасного отеля. Люди съезжаются сюда со всего мира, чтобы получать удовольствие от нашего сервиса. Кто захочет поселиться в отеле, репутация которого запятнана подобным скандалом! И где то и дело засоряются туалеты!

Трубку взяла его сестра Трейси. Уилл судорожно проглотил слюну.

— Трэйси, это Уилл, — сказал он с напускной беззаботностью. Он по возможности избегал звонить родителям, когда они гостили у сестры, а все потому, что эта бестия привыкла совать свой длинный нос не в свое дело. Она обязательно будет подслушивать; не упустит ни единого слова, и ей нисколько не помешает то, что трое ее отпрысков орут благим матом на заднем дворе.

— А, это ты, Уилл. Привет, — откликнулась Трейси. — Как там у тебя дела? Туалеты опять засорились?

— Нет, пока обошлось, — ответил он, скрипя зубами. — Вообще-то, мне надо поговорить с мамой и папой. — Ну и семейка у меня, подумал он, это нечто.

— Здравствуй, Уилл, — весело проворковала его мать, взяв трубку в другой комнате. — Бингсли! — закричала она мужу. — Возьми трубку в спальне! Это Уилл. Уилл, ты еще здесь?

— Да, мам. — Уилл услышал тяжелое дыхание отца, подносящего трубку к уху.

— Взял, Алметта, — пробурчал он. — Привет, парнище. Как жизнь?

— Привет, пап. Трейс, ты не могла бы положить трубку? Мне нужно кое-что обсудить с мамой и папой. Кое-что очень личное. — Он знал, что она все равно обо всем дознается, но сейчас ему нужно было добиться, чтобы она положила трубку.

Раздался щелчок. Детские вопли разом оборвались.

— Она положила, — успокоила его Алметта. — Что там у тебя стряслось, дорогой?

— Ты помнишь то ожерелье, которое ты дала мне, когда я уезжал на Гавайи?

— Мое роскошное ракушечное ожерелье?

— Оно самое. Откуда оно у тебя?

— Сынок, — встрял отец, — ты же знаешь, что мы его купили тридцать лет назад, во время нашего отпуска на Гавайях.

— Знаю, что на Гавайях, но где именно на Гавайях? — с трудом сдерживая нетерпение, перебил его Уилл. — Где вы его купили? В магазине? Или с рук, у торговца?

— Я прекрасно помню тот день, — величественно объявила его мать. — А ты помнишь, Бингсли? В тот день мы купили детям купальные костюмчики, а потом, в аэропорту, мы увидели паренька. Он-то и продал нам ожерелье. Ты ведь хотел подарить мне что-то особенное, правда, милый? Но мы так ничего и не нашли. И вот, когда уже объявили посадку на самолет, я заметила ракушечное ожерелье в руках у того парнишки. Оно было просто великолепно! Я всегда любила его и очень им дорожила, и я уверена, что оно принесло мне удачу. Вот почему я отдала его тебе, Уилл, чтобы удача всегда сопутствовала тебе на Гавайях. Если уж так сложилось, что тебе пришлось уехать за тысячи миль отсюда, мне хотелось подарить тебе что-то на память, чтобы ты, сынок, вспоминал обо мне каждый день. Ты тогда обещал мне, что оно всегда будет висеть у тебя дома, в гостиной...

Боже правый, подумал Уилл. Он покачал головой и вздохнул, предусмотрительно прикрыв трубку ладонью. Если уж мама войдет во вкус, ее не остановить.

—... Я прекрасно помню того паренька, который продал нам ожерелье: совсем еще ребенок, подросток, в шортиках и сандалиях. У него была круглая, детская мордашка и темные вьющиеся волосы. Милый, ты помнишь, какие у него были странные пальцы на ногах?

— Я не смотрел на его ноги, — пробурчал Бингсли в ответ. — Я был слишком занят, отсчитывая две сотни баксов за это ожерелье. Тогда это были сумасшедшие деньги, знаешь ли.

— Ну, вспомни, я потом не раз тебе об этом рассказывала, — продолжала Алметта. — Тогда я была просто поражена. Вторые пальцы были у него настолько длиннее больших, что казалось, будто их специально вытягивали. Это теперь ты можешь сделать себе операцию, чтобы укоротить пальцы на ногах. Чик, и ты запросто сможешь влезть в эти ужасные дизайнерские лодочки с острыми носами и гигантскими шпильками. Ужасно, правда? Но, если честно, тому парнишке такая операция явно не помешала бы.

Пока мама продолжала щебетать, Уилл мысленно подсчитывал: сейчас этому парнишке уже хорошо за сорок, так что предположим, что на данный момент на нашей планете проживает некто с длинными пальцами ног, тридцать лет назад продавший его родителям украденное королевское ожерелье.

— ...Говорю тебе, сейчас уже не делают таких ожерелий, — продолжала Алметта. — Оно просто бесподобно. Так что там у тебя, дорогой?

— С чего это вдруг ты позвонил нам во Флориду и начал расспрашивать об ожерелье? — подозрительно осведомился отец.

— Ну, как бы вам это сказать... Я тут случайно узнал, что тридцать лет назад это ожерелье было украдено из Музея морских раковин. В конце девятнадцатого века оно принадлежало последней гавайской королеве. Тот паренек в аэропорту продал вам краденое ожерелье.

— Говорила же я тебе, что всегда чувствовала себя королевой, когда надевала его! — восторженно объявила его мать. — Оказывается, оно и в самом деле королевское! Как это прекрасно, что оно появилось в нашей семье! И оно досталось нам честным путем!

— Мам.... У меня больше его нет.

— Что?! — вскричала Алметта. — Что ты с ним сделал? Я дала его тебе, чтобы оно принесло тебе удачу!

Да уж, принесло, ничего не скажешь, подумал Уилл. Он с трудом откашлялся.

— Я одолжил его одной женщине, сотруднице отеля. Она выпускала наш информационный бюллетень. Она хотела сфотографировать его для спецвыпуска, посвященного балу «Стань принцессой», который запланирован на эту субботу. Я дал его ей вечером, перед самым ее уходом. А на следующее утро ее тело обнаружили на берегу, прямо под нашими окнами. Ожерелье было на ее шее. Полиция опознала его как ожерелье королевы Лилиуокалани, похищенное из музея тридцать лет назад.

— О господи! — воскликнула Алметта.

— Я никому не сказал о том, что это наше ожерелье. Не хочу, чтобы они подумали, будто я имею какое-то отношение к смерти этой женщины. Мне также не хотелось бы, чтобы в полиции узнали, что мои родители украли его тридцать лет назад, находясь здесь на каникулах.

— Но мы не крали его! — возразила его мать с неподдельным возмущением. — Тебе ни в коем случае не следовало выпускать его из рук. Это была наша семейная реликвия!

Это тебе не следовало выпускать его из рук, подумал Уилл.

— Я просто хотел сообщить вам о том, что происходит. А заодно выяснить, где вы его купили.

— Интересно, что сейчас поделывает тот мальчик? — задумчиво осведомилась его мать.

— Хороший вопрос. Только он уже не мальчик. Может, в эту самую минуту ему делают операцию по укорочению пальцев. Мне от вас потребуется письменное заявление, в котором будет точно указано, где и когда вы его купили.

— Может, нам стоит приехать к нему, как ты думаешь, Бингсли?

— Мам, это совершенно излишне.

Неожиданно в трубке снова заголосили дети.

— Замечательная мысль, — с энтузиазмом поддержал ее Бингсли. — Все, включаю компьютер. Уверен, мне удастся выкупить пару авиабилетов со скидкой. Сын, ты и глазом не успеешь моргнуть, а мы уже будем с тобой.

— Этот бал — наверняка что-то потрясающее, — восторженно пропела Алметта. — А ты не сможешь достать нам пару билетиков?

Уилл застонал и стукнулся головой о стол. Сегодня прилетает его жена. Они не виделись больше двух недель. Страшно представить, что будет, когда она узнает, что Алметта и Бингсли уже пакуют чемоданы. А главное, по какой причине они прилетают на Гавайи...

За что, Господи, взмолился несчастный Билл. Господи, за что?




21


Когда самолет, на котором летели Ив и Герт, уже приближался к Коне, пассажиры, изогнув шеи, выглядывали в окошечки иллюминаторов, силясь увидеть землю, над которой они пролетали, — точнее, бесконечные акры черной окаменевшей лавы. Создавалось впечатление, будто они летели над поверхностью Луны.

— Прямо не верится, что это Гавайи! — пожаловалась стюардессе какая-то женщина в первом ряду. — Какой же это рай? Похоже на груду обгоревших скал. А где же ананасы и пальмы?

— Скоро вы их увидите, — успокоила ее стюардесса. — Как вам наверняка известно, через пару минут мы приземлимся на острове, на котором находится один из самых крупных действующих вулканов на всем земном шаре. Вот почему земля вокруг кажется такой неприглядной. Но чуть подальше вы увидите и великолепные пляжи, и огромные ранчо, и водопады, и ананасовые плантации. А вы знаете, что Большой остров потихоньку растет?

— Как это? — заинтересовалась женщина.

— Последнее извержение вулкана в восемьдесят третьем году прибавило острову двадцать тысяч акров земли. Часть аэропорта построена на окаменевшей лаве.

— Ужас!

— Обещаю вам, вы будете просто в восторге. Даже не исключаю, что вы захотите остаться здесь навсегда.

Герт повернулась к сестре и улыбнулась:

— Без паршивой овцы в стаде не обойдешься.

— Будто ты этого не знала, — отозвалась сестра. — Как минимум, одной. А у нас в группе их две. Видела, с какими лицами сидели эти несчастные Боб и Бетси за завтраком? Будто аршин проглотили! И они еще что-то там пишут о радостях супружеской жизни! Это все равно как если бы мы с тобой вздумали писать о жизни манекенщиц.

Герт так и покатилась со смеху:

— А эта нахалка Джой просто бесстыдница. Получается, у нас уже три паршивые овцы. Представляешь, у нее хватило наглости спросить у меня, обеспечиваем ли мы группу суточными. Должна сказать спасибо, что вообще сюда попала! В ее-то годы! Ты помнишь, чтобы мы куда-нибудь ездили, когда были в ее возрасте? Мы хоть раз выбирались из Хадвиля?

— Да, как же, помню. Один раз. На ярмарку штата. С ума сойти.

— Но зато теперь мы наверстываем упущенное, сестренка.

— Да, и все благодаря тому, что мы пылинки сдували с нашего старого соседа.

— Какое счастье, что мы оказались его соседями.

— Какое счастье, что его жена умерла.

Самолетик замотало из стороны в сторону, затем он несколько раз подпрыгнул и наконец заскользил по взлетно-посадочной полосе. Аэропорт был совсем небольшой. Пассажиры сошли по трапу прямо на гудрон. Пальмовые листья покачивались на легком морском ветру, багаж досматривался тут же. Туристические гиды встречали прибывающие группы с традиционными гавайскими ожерельями в руках. Ив и Герт, пробравшись через толпу, заторопились к обочине дороги, где их уже поджидал старенький, видавший виды внедорожник.

Карла и Джейсон устремились следом за ними.

— Эй, леди! — закричала Карла, когда Герт уже открывала переднюю дверцу джипа.

С трудом сдерживая раздражение, она обернулась и хмуро взглянула на парочку.

— Да? — процедила она, изо всех сил стараясь держаться в рамках приличия.

— Мы слышали, что вы руководите группой в нашем отеле. Не могли бы вы нам порекомендовать какой-нибудь приличный местный ресторанчик? У нас сегодня особенный день. Мы только что обручились. — Карла с гордостью протянула руку, чтобы продемонстрировать свое обручальное кольцо.

Но Герт едва на него взглянула. Судя по выражению ее лица, она не была особенно потрясена.

— Нам ничего не известно о местных ресторанах, — коротко ответила она. — Мы тут... навещаем друзей.

— А... Ну что ж, тогда ладно, — разочарованно протянула Карла, украдкой взглядывая на парня, который сидел на водительском сиденье джипа. Едва ли он мог сойти за их друга: молодой, потный, в какой-то грязной рабочей робе. Близнецы вскарабкались в джип и умчались, подняв облако пыли.

— Что-то я сомневаюсь, что впереди их ждет ужин с шампанским, — заметила Карла, провожая взглядом стремительно удаляющийся джип.

— Да, не похоже. — Джейсон взял ее за руку. — Ладно, забудь о них. Пойдем-ка лучше узнаем насчет машины.

— Пойдем, — согласилась Карла, про себя удивляясь, куда могли отправиться близнецы. Их поведение показалось ей подозрительным. Почему они не спросили своего друга о ресторане? Ведь не каждый же день люди объявляют о своей помолвке! Они явно что-то задумали, эти милые леди. Иначе с чего бы им так злобно окрыситься на них? Но хуже всего было то, что они даже и не взглянули на кольцо, которое подарил ей Джейсон, ни словом не обмолвились о том, какое оно красивое. А ведь Джейсон и его мама с такой любовью его выбирали! А та старая курица просто наплевала на него! Какая наглость! Карла так и вспыхнула. Она была разобижена не на шутку. А уж если кто ее обидит, то держись. Карла была не из тех, кто остается в долгу. Вот погодите, я еще с вами расквитаюсь. Я вам еще покажу где раки зимуют.




22


Он задумчиво изучал фотографию Доринды Дос, просматривая статью, посвященную ее загадочной гибели. Он до мельчайших подробностей запомнил ту ночь, когда вломился в музей и вынес оттуда все их раковины. Когда копы загнали его в угол, на нем было королевское ожерелье. Он чувствовал: еще чуть-чуть, и ему конец. Но когда ожерелье надела Доринда Дос, ей и правда пришел конец.

Слава богу, в ту ночь, тридцать лет назад, им так и не удалось его поймать. Но они подобрались близко, очень близко. И почему я только не могу удержаться от соблазна, недоумевал он.

Иногда ему очень хотелось уподобиться тем, кто обладал врожденной способностью выносить скуку повседневной жизни. Он искренне завидовал людям, вполне довольным своим заурядным существованием, изо дня в день выполняющим одну и ту же монотонную работу.

— До посинения, — частенько говаривала его бабуля. — Каждый день я мою, чищу, убираю и стряпаю до посинения и все равно не могу понять, почему Бог дал мне всего две руки.

Да, у бабули был тот еще характер, вспоминал он, улыбаясь про себя. Жалко, что они так мало виделись. Его отец был военным, и поэтому родители все время переезжали. Ему было очень трудно завести друзей, потому что они никогда подолгу не задерживались на одном месте. А стоило мальчишкам взглянуть на его ноги, они сразу же начинали над ним издеваться. А он в ответ отчаянно хулиганил, грубил учителям и упорно тренировался, чтобы никто его и пальцем не посмел бы тронуть. Ему было восемь лет, когда он начал таскать у одноклассников коробки с завтраками.

Когда ему было шестнадцать, его родители провели на Гавайях целый год. Вот это был год! Отца поселили в Русском форте, прямо на побережье Вайкики. Его зачислили в местную школу, но большую часть времени он проводил у океана: занимался серфингом или просто болтался по пляжу, обворовывая зазевавшихся туристов.

Как получилось, что ожерелье, сбытое им в аэропорту двум американцам, улетающим на континент, в конечном итоге оказалось здесь, на шее мертвой Доринды Дос? Он просто терялся в догадках.

Мне снова надо его увидеть, подумал он. Теперь, когда оно возвращено в музей, может, и мне стоит вернуться на место преступления. Хорошо, что в те времена еще не было камер видеонаблюдения и компьютерных программ распознавания по лицу. В любом случае, я тогда натянул на голову колготки. Может, теперь у них есть компьютерная программа распознавания колготок? «Разыскивается профсоюзный лейбл», [14 - Профсоюзный лейбл — эмблема на потребительском товаре, обозначающая, что он был произведен членами определенного профсоюза. Назначение ярлыка — поощрить приобретение товаров, произведенных в США членами профсоюзов.] — пропел он себе под нос, перелистывая газету.

Как бы мне хотелось снова подержать его в руках, надеть его на шею. Снова пережить те волнующие моменты, когда я удирал от полиции. Может, мне удастся стянуть его во второй раз. Эта мысль вскружила ему голову. Они устроили такой переполох в преддверии этого бала: все никак не могут решить, продавать королевское ожерелье или нет. А что, если оно снова исчезнет? Вот это будет история!

Ему было интересно разведать, как у них теперь там обстоят дела с охраной. Разумеется, никакого сравнения с Лувром, но они тоже трясутся над своими ожерельями.

И зачем только лезть на рожон? Но я всегда был таким, ответил он сам себе. Можно сказать, с самого детства. Он вспомнил, как когда-то, давным-давно вызвался приготовить молочный коктейль подруге своей сестры, а сам вылил в миксер полбутылки жидкости для мытья посуды. Коктейль дал такую пену, что у девчонки разгорелись глаза и она, не долго думая, схватила стакан и хлебнула. Стоило видеть выражение ее лица, когда она очертя голову ринулась прочь из дома и стала отплевываться в кустах! Никогда в жизни он еще так не смеялся. И, пока она была на улице, он под шумок стянул немного мелочи из ее кошелька.

Вот оно, начало всех моих бед, подумал он. С того дня ему понравилось красть и делать людям пакости. Почему я не могу, как другие, хохотать над чужими глупыми шутками и тупыми комедиями, которые почему-то весь мир считает смешными? Вся проблема в том, что мне нужно нечто большее, чтобы держать себя в тонусе. Мне всегда нужно быть в движении, рутина убивает меня. Вот почему я тренируюсь как одержимый, внезапно осознал он, переворачивая страницы газеты.

Фургон остановился на краю пустынного пляжа. Фрэнси постучала пальцем по его плечу:

— Нед! Ты только посмотри на эти волны! От них просто дрожь пробирает!

Он улыбнулся:

— Я предупреждал.

— По-моему, они очень опасные! — испуганно вскричала Фрэнси. — Ты уверен, что стоит рисковать?

Нед повернулся к ней лицом:

— Фрэнси, ты что, не понимаешь? В этом вся соль.




23


Вернувшись в отель, Риган на минутку остановилась у дверей кабинета Уилла. Его секретарша, Джанет, крепкая рыжеволосая женщина средних лет, оживленно болтала по телефону. Почетная привратница, мысленно прозвала ее Риган. Очки Джанет покоились на самом кончике ее носа. Она производила впечатление спокойного, видавшего виды человека, которого сложно чем-либо удивить или вывести из себя. Или заставить хоть на секунду усомниться в собственной правоте. Ей, должно быть, хорошо за пятьдесят, подумала Риган.

— Уилл у себя? — шепотом осведомилась она. Как выяснилось, совершенно напрасно.

— Нет. Но, по-моему, он чем-то расстроен. Он вышел, чтобы немного пройтись. ...Слушай, лапонька! — заорала она в трубку. — Я перезвоню. Мне надо идти. — Она со стуком брякнула трубку на рычаг, взглянула на Риган и понизила голос: — Мне известно, что Уилл нанял вас, чтобы вы попытались разобраться в том, что у нас тут творится.

— Он сам вам об этом сказал?

— Ну конечно. Кому же доверять, как не собственной секретарше...

Она замолчала. Но ненадолго.

— Со всеми бедами, свалившимися на нас после реновации, этот несчастный случай с Дориндой стал последней каплей. Бедный парень просто сам не свой. — Она взяла со стола толстый конверт из плотной коричневой бумаги и протянула его Риган. — Вот здесь все информационные бюллетени Доринды, журнальный очерк и перечень всех претензий и неприятностей, случившихся у нас после реновации.

— Спасибо.

— Простите, Джанет... — внезапно раздался над ее ухом незнакомый мужской голос.

Риган резко обернулась. За ее спиной стоял молоденький симпатичный паренек в форме посыльного. Она вежливо улыбнулась ему.

— Уилл на месте? — спросил он, приветливо улыбаясь ей в ответ.

— Скоро будет, — отвечала Джанет.

— Ладно, я попозже зайду. — Он снова улыбнулся, помахал дамам рукой и вышел из приемной, напомнив Риган одного ее сокурсника, который тоже все время улыбался. Ты можешь часами биться лбом об стену, заливаться горючими слезами, твердить ему, что его дом сгорел дотла, но этот тип все равно будет продолжать улыбаться.

Джанет кивнула в сторону удаляющейся фигуры:

— Это Гленн. Уилл его наставник, ментор, так сказать. Уилл, как вы знаете, тоже в свое время начинал с посыльного, и последние года два он потихоньку вводит парнишку в курс дела. Надеется, что, может быть, со временем тот заступит на его должность. — Джанет немного помолчала. — Риган, вы не поверите, какое у нас сегодня было сумасшедшее утро. Все прямо с ума посходили: телефон уже раскалился, а все из-за этой шумихи, которую раздули вокруг этого дела с украденным ожерельем на шее Доринды и ожерельем принцессы, которое будет продано с аукциона на балу «Стань принцессой». В результате у нас просто отбоя нет от желающих попасть на этот бал. Похоже, здесь соберется добрая половина Гонолулу! Мы уже и так понаставили в зале столько столиков, что яблоку негде упасть, и все равно вынуждены многим отказывать. Доринда и после смерти умудрилась поставить всех на ноги!

Риган скептически приподняла брови:

— Да, возможно, вы правы.

— Поймите меня правильно, — быстро добавила Джанет. — Мне очень неприятно, что так получилось. Ее приняли на работу, когда мы только-только закончили реновацию, в надежде, что с ее приходом наш информационный бюллетень оживет. А она только тем и занималась, что доводила всех до белого каления. Но что ни говори, а ее смерть сыграла нам на руку — в результате мы оказались в центре внимания. Теперь все только и мечтают заполучить билетик на бал. Мечтают небось заполучить ожерелье принцессы, которое будет продано с аукциона. Еще им не терпится узнать, что станется с тем ожерельем, которое было на Доринде, когда она утонула. Если хотите знать мое мнение, у людей просто крыша поехала от всех этих детективных сериалов, что показывают по телевизору.

— А я как раз из Музея морских раковин. Его владелец еще не решил, отдавать королевское ожерелье на торги или нет.

— Я бы на его месте согласилась, — объявила Джанет, взлохмачивая карандашом свои короткие рыжие волосы. — Какой-нибудь полоумный золотой мешок наверняка будет из кожи вон лезть, чтобы выложить за него кругленькую сумму. По крайней мере, вырученные деньги пойдут на благое дело.

— Он сказал мне, что окончательное решение примет на балу.

Джанет пожала плечами:

— Еще одна щепотка перцу. Кто знает? Может, его неожиданное, принятое в последнюю минуту решение еще больше накалит ситуацию. Не сомневаюсь, что наш аукционист выжмет из этого ожерелья все, что можно.

Риган кивнула:

— Он сказал, что хочет посмотреть, за какую цену уйдет ожерелье принцессы.

— Ну естественно, — отвечала Джанет своим бесстрастным голосом, — все упирается в деньги, не так ли?

— Ну, по крайней мере, многое, — согласилась Риган. — Никто ведь никогда не видел Доринду в этом ожерелье, не так ли?

Джанет энергично покачала головой:

— Никто и никогда. Люди то и дело останавливаются у моего стола, чтобы поговорить со мной о Доринде. Скоро это место станет похоже на вокзал Грэнд-сентрал. [15 - Грэнд-сентрал — центральный железнодорожный вокзал в Нью-Йорке.] Все хорошо помнят цветочные ожерелья, в которых она щеголяла, — непременно из тех же цветов, что втыкала себе в волосы. Вообразила небось, будто она — Кармен Миранда. [16 - Кармен Миранда — характерная актриса, кинозвезда 1940-х, исполнительница латиноамериканских песен и танцев.] Если хотите знать мое мнение, это было слегка чересчур. Она была просто помешана на этих тропических аксессуарах. Любила порисоваться. Иногда меня так и подмывало сказать ей, что пора бы давно угомониться. Мы же все-таки на Гавайях, в конце концов.

Теперь она угомонилась. Навеки, подумала Риган. Но мне что-то не верится, что ее бедная душа покоится с миром. Я еще не встретила ни одного человека, который проливал бы горючие слезы по поводу ее смерти.

— Но ведь она провела здесь не так уж много времени, — заметила Риган.

— Достаточно, чтобы всем опротиветь. Она приступила к работе в середине октября, когда реновация уже завершилась и открылись танцевальный зал и новый корпус, «Кокосовый орех». Уилл думал, что это замечательная идея — начать выпускать информационный бюллетень для наших гостей.

А тут как раз появилась Доринда. Остальное, как говорят, секрет полишинеля.

— Вот вы утверждаете, что Доринда всем опротивела. А примеры можете привести?

— Ну конечно. Начнем с того, что я вам расскажу, как эта выскочка опротивела лично мне, — заявила Джанет. — Пододвиньте-ка стул поближе и присаживайтесь.

— Спасибо, — отозвалась Риган, послушно придвигая стул вплотную к столу секретарши. Она уселась и достала из сумочки блокнот.

— Вы что, собираетесь записывать? — спросила Джанет.

— Да, если вы не возражаете.

— Да нет, ради бога.

— Спасибо. Так вы сказали...

— Да, Доринда. Это была та еще штучка. Девчонки, которые работают в нашем магазине женской одежды, забегали сегодня утром посплетничать. Только поймите меня правильно. Всем, безусловно, жаль, что она умерла. Но скажу вам по совести, убиваться по ней никто не будет. Вот вам пример: она врывается сюда, стрелой проносится прямо в кабинет Уилла, на меня — ноль внимания, будто я пустое место, так, мелкая сошка. Ладно, пусть так, я мелкая сошка, но она-то кто такая, чтобы так со мной обращаться?

Риган сочувственно кивнула.

— И откуда у нее только взялось такое отношение к людям? — продолжала Джанет, пожимая плечами. — Девчонки из магазина рассказали мне, что когда Доринда пришла туда в первый раз, то была очень мила и приветлива, засыпала всех вопросами. Несколько раз они даже вместе обедали и выпивали вечером в баре. Но потом все вдруг разом оборвалось: обедать с ними она перестала — просто отказывалась в последнюю минуту, и все. Перестала отвечать на телефонные звонки. Все выглядело так, будто она поняла, что они ей больше не нужны. Похоже, она вела себя так со всем персоналом отеля. Выуживала из людей все, что ей было нужно, а затем бросала, как использованную салфетку.

— А вам известно что-нибудь о ее личной жизни?

— Она много ночей проводила здесь, на сборищах и вечеринках. Фотографировала гостей, вертела хвостом... Я-то знаю, как она из кожи вон лезла, чтобы не пропустить ни одного мало-мальски важного события в городе. Сомневаюсь, что у нее кто-то был.

— Официантка в одном кафетерии сказала мне, что она любила пофлиртовать.

— Это точно. Видела я, как она подмазывалась к Уиллу. Проносилась мимо меня как ураган, а потом этакой павой вплывала к нему в кабинет с обольстительной улыбочкой на губах. Не думаю, чтобы он на это клюнул. Уилл не такой дурак, но она приперла его к стенке, и он был вынужден заключить с ней договор на шесть месяцев. А потом... он просто хотел, чтобы она выполняла свои обязательства, предусмотренные договором.

— А он никогда не заговаривал о том, чтобы ее уволить? — быстро спросила Риган.

— Нет! Но я знаю Уилла. Его не могло не расстраивать то, как все окружающие относятся к Доринде. Он мечтал о том, чтобы информационный бюллетень сплачивал наших гостей, а не настраивал их друг против друга. Мне бы не хотелось распространяться об Уилле. Он, как-никак, мой начальник. Все, что я могу вам сказать: да, Доринда была та еще вертихвостка, и к тому же весьма привлекательная.

Так, это уже интересно, подумала Риган. У меня всегда было такое чувство, будто Уилл мне что-то недоговаривает.

— Вы читали ее статью в журнале «Райское блаженство»?

— Нет. Хорошо, что вы мне напомнили: надо срочно найти фотографа для бала. — Джанет быстро чиркнула на листке бумаги.

Бизнес есть бизнес, отметила про себя Риган.

— Похоже, Доринда каждый вечер возвращалась домой пешком. Вы знали об этом?

— Да. Ее квартира была недалеко отсюда, в Вайкики. Как правило, она выбирала дорогу вдоль пляжа. Если шел дождь, она всегда находила какого-нибудь недотепу, чтобы подбросил ее до дома. Однажды и я так сделала. Поймалась-таки на крючок. Она меня даже не поблагодарила. А я, между прочим, живу на другом конце Вайкики.

— Хотелось бы знать, что будет с ее квартирой.

— Я слышала, скоро приедет ее двоюродный брат, чтобы навести там порядок.

— Двоюродный брат? — удивленно переспросила Риган.

— Ну да. Он позвонил нам утром, как только вы ушли.

— А где он живет?

— В Калифорнии, в районе Венис-Бич.

— Вы серьезно? Значит, мы почти соседи. Я живу на Голливудских холмах.

— В общем, сегодня прилетает он, а завтра утром здесь будут родители Уилла.

— Его родители? Кажется, он мне говорил, что в эти выходные прилетают его жена с ребенком и что он с нетерпением ждет их возвращения.

— Так оно и есть. В этом-то вся и загвоздка. Они не виделись с самого Рождества. А когда она вернется сегодня вечером да узнает радостную новость... О том, что ее ненаглядная свекровушка окажется здесь с минуты на минуту. Не то чтобы его мамаша была старая перечница, но все же...

— Понимаю, — быстро сказала Риган.

— Я рада, что вы понимаете. Потому что думаю, что его жена — едва ли. — Джанет тихонько рассмеялась. — Бедный парень. Ему и так досталось. А нужно еще пережить этот бал. Он собирается поселить родителей здесь, в отеле.

— По-моему, это замечательная мысль, — сказала Риган.

— Замечательная, просто нет слов. Это значит, мне придется ежедневно иметь дело с мамашей Браун. А тут еще этот бал на носу.

— Похоже, для вас наступает жаркое время, — заметила Риган.

— Да, похоже, что так.

— Джанет, до вас доходили слухи о том, что Доринда боится воды?

— Нет. Но по телевизору передавали, что она любила ночами немного посидеть на молу. Что там якобы очень тихо и красиво при свете луны. Я сколько раз говорила ей, чтобы она остерегалась там болтаться в одиночку. Но эта болтушка, как всегда, не слушала. Говорила, что это помогает ей расслабиться после напряженного трудового дня. Там очень сильные подводные течения. Вполне возможно, она поскользнулась и упала в воду.

— Возможно... — согласилась Риган, делая пометки в блокноте. — Джанет, вы ведь в курсе того, что здесь происходит, верно?

— Разумеется. Иногда я чувствую себя главой департамента претензий.

— Вы можете себе представить, чтобы кто-нибудь мог желать смерти Доринды?

— Могу вас заверить, что нашлось бы немало желающих ее задушить. Но чтобы убить... Полагаю, вы поняли, что я имела в виду.

— Думаю, да. Доринда начала работать здесь сразу после завершения реновации. Уилл сказал мне, что проблемы в отеле начались именно в это время. Понимаю, что теперь уже ничего не докажешь и Доринда все равно нам больше ничего не скажет, но мне все-таки интересно, могла ли она быть как-то замешана во всей этой неразберихе.

— Трудно сказать, — пожала плечами Джанет, — в то время мы приняли на работу много новых сотрудников.

— А можно мне получить список этих людей?

— Разумеется. Через пару часов он будет у вас. Но, если честно, не думаю, что Доринда была как-то в этом замешана. Это стоило бы ей немалых усилий, а она привыкла все время быть на виду. Стоило ей только зайти в комнату, об этом моментально узнавали все. Как вам, должно быть, известно, проблемы возникали у нас и на кухне, и в общественных туалетах, и в номерах. Кто бы за этим ни стоял, он должен был иметь доступ ко всем ключам. Или держать при себе отмычку. Кто знает, может, у нее и в самом деле была отмычка. Посмотрим, продолжится ли вся эта катавасия теперь, когда ее нет.

На ее столе затрещал телефон. Джанет закатила глаза.

— Держу пари, это по поводу бала.

— Ну, не буду вам мешать, — с этими словами Риган захлопнула блокнот и встала. — Я постараюсь войти в курс того, что здесь происходит. — Она взяла со стола конверт.

— Я буду здесь до вечера. Если вам что-нибудь вдруг понадобится, не стесняйтесь, звоните, а то можете и просто зайти.

— Большое вам спасибо. — Риган вышла из приемной в открытый оживленный вестибюль. На большом стенде рядом со стойкой портье висел плакат, посвященный грядущему балу, на котором сверху огромными буквами было написано: ВСЕ БИЛЕТЫ ПРОДАНЫ, а чуть пониже приписка: ПРИНИМАЮТСЯ ЗАЯВКИ НА ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК.

Ох, Доринда, Доринда, подумала Риган. Мечтала ты об этом или нет, но ты, безусловно, оставила о себе память.




24


Боб и Бетси сидели за столом у себя в номере перед включенным ноутбуком. Чуть поодаль остывал доставленный в номер кофейник. По всей постели были разбросаны листки бумаги с черновиками. Бобу только что пришла в голову замечательная, с его точки зрения, мысль — о том, как придать остроты семейным отношениям.

— Ну, не знаю... — засомневалась Бетси. — По-моему, таскаться повсюду, представляя себя Бонни и Клайдом, [17 - Бонни и Клайд— персонажи одноименного фильма (1967), сюжет которого основан на подлинной истории парня и девушки (Клайд Бэрроу и Бонни Паркер), которые в начале 1930-х гг. на протяжении четырех лет грабили банки в Техасе, отчасти играя роль «благородных разбойников», защитников бедняков.] вовсе не занимательно.

— По-твоему, нет?

— Нисколько.

Боб снял очки и тщательно протер их нижним краем свой заношенной футболки. Это уже вошло у него в привычку: протирать очки по нескольку раз в день, даже если в этом не было необходимости.

— Мне кажется, это поддержит наш брак.

Бетси с ужасом взглянула на мужа:

— А что не в порядке с нашим браком?

Боб помялся.

— Да так, ничего... — пробормотал он, — ничего, что нельзя было бы исправить, разыграв небольшой старомодный спектакль.

— Изображая преступников?

— Вот именно. Если мы пишем главу о том, как оживлять отношения между супругами, значит, мы просто обязаны обрушить на них лавину оригинальных идей. Притвориться парочкой злоумышленников — чем тебе не оригинальная идея?

— Но для этого существует Хэллоуин, — возразила Бетси. Ее лицо страдальчески исказилось. Она уже всерьез начинала опасаться, что с ее мужем что-то неладно.

С той самой минуты, как он разговорился с этим издателем, который случайно забрел в их город в поисках супружеской пары из Хадвиля, которая смогла бы написать главу для его книги, у Боба, что называется, поехала крыша. Этот издатель исколесил всю страну, выискивая супружеские пары, совершенно разные и по происхождению, и по роду занятий, чтобы те смогли поделиться своим опытом — как им удается избегать однообразия и скуки в повседневной семейной жизни. Боб ухватился за эту идею обеими руками — ему до смерти хотелось, чтобы они с Бетси представляли дождливые северо-западные штаты. Вся загвоздка была в том, что сам он был скучен, как осенняя муха. Да и она тоже, положа руку на сердце. Но это его вина. Он сделал ее такой.

Скрестив руки на груди и опустив глаза, Бетси с тоской вспоминала о Роджере, своем приятеле по колледжу. Интересно, где он сейчас? Если бы они в итоге поженились... Если бы он не встретил тогда ту девушку, которая буквально захомутала его в то время, когда он плавал на корабле. Бетси не могла составить ему компанию, потому что плохо переносила качку; у нее сразу начиналась морская болезнь. Роджер сказал, что уедет всего на пять месяцев, а потом вернется, чтобы никогда с ней больше не разлучаться. Господи! Надо было поехать с ним! Ничего страшного, выпила бы таблетки от тошноты! Мама пыталась, как могла, ее утешить, напевая «Que Sera Sera», [18 - «Чему быть, того не миновать» (ит.). Популярная песня, написанная композитором Джеем Ливингстоном для фильма Альфреда Хичкока «Человек, который слишком много знал».] но от этого становилось только хуже. А потом до нее дошел слух, что Роджер и его «морячка» Нэнси устроили свою помолвку прямо на борту корабля.

Ах, если бы я тогда вышла за него замуж, размышляла она. Уж тогда бы я, разумеется, не прозябала в этом унылом промозглом Хадвиле. Если бы мы с Роджером отправились на Гавайи, то целые дни проводили бы на пляже, потягивая «май-тай», а не торчали бы в номере, ломая голову над всякими глупостями о том, как оживить супружеские отношения. И уж конечно, мы не стали бы участвовать в какой-то дурацкой лотерее, а сами оплатили бы свою поездку. Если бы...

Как она могла терпеть Боба все эти невыносимые тридцать лет, двадцать восемь из которых он гнул спину в лавчонке по продаже водосточных труб? Просто невероятно. Надо признать, благодаря нескончаемым дождям торговля шла бойко. Издатель, проезжая по городу, сразу же заприметил его лавчонку, а что было дальше, как говорится, ни для кого не секрет.

Неожиданно Боб положил руку ей на бедро. Бетси внутренне содрогнулась.

— Бетсик-пупсик, а Бетсик-пупсик? — игриво прошептал он.

— Что?

— Пойми, очень важно, чтобы мы написали эту главу.

— Почему?

— Потому что это в корне изменит нашу жизнь. Когда книгу напечатают, мы начнем колесить по всей стране с другими парами, нашими соавторами. Представляешь, как мы тогда заживем? А главное, это бесценный дар, который мы завещаем нашим детям.

— Нашим детям? — Голос Бетси повысился на целую октаву. — Бесценный дар? Как тебя понимать?

— Пойми, дорогая, у нас замечательные дети, но они... как бы это выразиться... немного пресноваты. Уж и не знаю, откуда это у них. Просто теряюсь в догадках. Эта книга — как раз то, что им нужно. Слава богу, они у нас оба пристроены, но если не принять срочных мер, боюсь, очень скоро их дражайшие половины от них просто сбегут.

Мой муж болен, подумала Бетси. И сейчас он под воздействием каких-то сильнодействующих препаратов. Иначе как объяснить его поведение?

— Джеффри и Селеста — замечательные, добрые, милые люди! — возмущенно вскричала Бетси.

— Но они такие буки. Молчат, будто в рот воды набрали.

— Да, зато у них такие глубокие мысли!

— Глубокие мысли, если не высказать их вслух, еще никому не приносили пользы. — Боб снова погладил ее по бедру. — Я тут подумал... Малютка Джой болтает, что в отеле якобы творится что-то неладное. Почему бы нам сегодня не побродить по отелю, словно мы — парочка злоумышленников? Посмотрим, может, нам и удастся что-нибудь раскопать.

— В нашем отеле?

— Вот именно. В нашем отеле. Если мы попробуем посмотреть на все глазами преступников, может, тогда мы сможем понять, что здесь происходит. Это называется «войти в образ». Кто знает, может, нам еще и спасибо скажут. Послушай, это просто невинная игра. Соглашайся, а?

Бетси почувствовала, что все возражения бесполезны. Она устало кивнула:

— Ладно. Только при одном условии: начнем с бара.




25


Пройдя мимо плаката, посвященного балу «Стань принцессой» с фотографией самой принцессы Каиулани, облаченной в традиционный гавайский наряд и приветливо улыбающейся постояльцам, Риган подошла к внутреннему телефону и позвонила к себе в номер. В номере никого не было. Тогда она достала мобильник и набрала номер сотового телефона Кит. После третьего гудка Кит наконец ответила:

— Риган! Мы тут плаваем на катамаране!

— Где?

— Тут недалеко, позади отеля. После завтрака я познакомилась кое с кем, и мы решили устроить небольшую прогулку. Я скоро вернусь. А к обеду обещал подъехать Стив. Давай встретимся в баре у большого бассейна в двенадцать часов.

— Звучит заманчиво. Договорились.

Риган вышла к самому маленькому из пяти бассейнов «Вайкики Вотерс» и заняла место в тени большого полосатого зонтика. Из динамиков, расположенных у самого бассейна, доносился проникновенный баритон Элвиса, певшего песню из фильма «Голубые Гавайи». Риган достала из конверта пачку информационных бюллетеней, которые дала ей Джанет, а заодно и блокнот, если понадобится что-нибудь записать.

Да, теперь ей стало ясно, что Доринда Дос обладала особенным даром наживать себе врагов. Риган не могла поверить, что даже у ее собственной матери до сих пор остался неприятный осадок от разговора с этой дамочкой. Риган щелкнула ручкой и застрочила в блокноте.

Доринда начала работать в отеле с середины октября. Примерно в то же время в отеле начались проблемы, о которых ей рассказывал Уилл. Не сомневаюсь, Доринда мечтала о том, чтобы выставить преступника на всеобщее обозрение на первой полосе своего бюллетеня, подумала Риган. Она развернула официальный бланк, приложенный к стопке бюллетеней. Это был список претензий, предъявленных администрации отеля.

Риган быстро пробежала глазами список. Протекающие трубы; неоднократные затопления, связанные с тем, что кто-то бросал в туалетные бачки инородные предметы, вроде пластиковых бутылок из-под лосьона. Пересоленная еда в ресторане. Многочисленные жалобы гостей на мелкие кражи: из номеров пропадали зубная паста, баночки с кремом, кофеварки. Кто-то включил кран в пустом номере, из-за чего затопило нижние этажи. В другой раз этот «кто-то» оставил в номере банку с клопами и открыл ее. Многочисленные жалобы о пропаже одной (!) сандалии или одной (!) кроссовки из номера.

Вор, который крадет одну сандалию. Забавно, подумала Риган. Что бы это могло означать? Похоже, в «Вайкики Вотерс» и впрямь завелось привидение, исполненное решимости портить людям отдых.

Но как кому-то в течение трех месяцев удавалось проделывать все это, при этом оставаясь незамеченным, недоумевала Риган. Может, это дело рук не одного привидения. Может, их тут целая команда.

К Риган подошла молоденькая загорелая официантка в традиционной гавайской рубашке.

— Может, хотите чего-нибудь выпить?

— Принесите мне чаю со льдом, пожалуйста.

— Одну минуточку.

Может, Доринде Дос и впрямь удалось что-нибудь разведать? Может, ее убили именно потому, что она грозила вывести на чистую воду того, кто пакостничал в отеле? Что ж, это вполне возможно.

Завтра вечером состоится бал «Стань принцессой». Если кто-то поставил себе цель погубить репутацию отеля, для него это уникальная возможность. Со всеми этими журналистами, которые слетятся на бал, словно мухи на мед, не считая пяти сотен самих гостей со всего штата, любой неприятный казус будет, несомненно, со всеми подробностями описан в газетах, разобран по косточкам и обсосан.

Риган взяла в руки информационный листок, который был опубликован в начале января, — последнюю работу Доринды. Он пестрел фотографиями вечеринок, организованных отелем по случаю Рождественских праздников. Все мужчины вышли прекрасно, но снимки большинства женщин были, мягко выражаясь, не совсем удачными. Широко разинутые рты, всклокоченные волосы, спущенные рукава, помятые блузки... Одна фотография привлекла ее особенное внимание: хохочущая женщина, запрокинувшая голову. Камера, будто нарочно, сфокусировалась на ее вздернутом носе. Женщина стояла рядом с Уиллом. Чуть пониже Риган прочла, что ее зовут Ким. Все ясно. Это его жена.

Риган догадалась, что бюллетень был напечатан, когда Уилл был в отпуске. Фотографии Доринды сопровождались едкими комментариями, вроде «за ее плечами — всего лишь два развода», «еще недавно пышкой и не пахло», «четвертый брак не за горами». Она просмотрела оставшиеся бюллетени, но по сравнению с последним они казались более или менее безобидными — тут, несомненно, поработал Уилл.

Доринда, Доринда, подумала Риган. У тебя и в самом деле был талант «поджаривать» людей, и, надо сказать, ты весьма в этом преуспела. Но могла ли ты довести кого-нибудь до такого состояния, что он решился тебя убить?

Интуиция подсказывала Риган: да, такое вполне могло иметь место. Но если да, то кого? И что означает ожерелье, которое этот «кто-то» надел ей на шею?




26


Джаззи проснулась в одной из многочисленных комнат для гостей в доме Стива. На часах было десять тридцать. Вчера они со Стивом протрепались до четырех утра и не заметили, как пролетело время. Она выбралась из постели и, завернувшись в шикарный снежно-белый махровый халат, прошлепала в просторную, облицованную мрамором ванную (которая, надо признаться, была побольше иной гостиной).

Сначала она тщательно вычистила зубы (ее персональная зубная щетка обрела теперь постоянное место жительства в ванной Стива), затем побрызгала на лицо водой, чтобы слегка освежиться. «Это помогает взбодриться», — пробормотала она, про-макая лицо полотенцем (египетским, из стопроцентного хлопка). Глядя на себя в зеркало, она в который раз критически изучила свою симпатичную мордашку, в которой было что-то мальчишеское. Что ж, по крайней мере, она не отпугивает мужчин; даже напротив — они нуждаются в ее компании. «Работай, детка, работай», — подбадривала она себя.

В спальне зазвонил сотовый телефон. Джаззи схватила аппарат и взглянула на определитель: это был ее босс, Клод Мотт.

— Доброе утро! — радостно выпалила она.

— Ты сейчас где? — проигнорировав ее приветствие, буркнул Клод. Джаззи сразу же представила Клода — с его реденькой козлиной бородкой и темными седеющими волосами на лысоватой голове. Фигурой он был мелковат, но в том, что касается купли-продажи компаний, Клод был просто гигантом. Теперь у него вдруг разыгралось воображение, и он решил заняться дизайном гавайских рубашек, платьев и купальников. Он планировал пустить в ход свою первую партию одежды в подарочных комплектах, предназначенных для бала «Стань принцессой», бала, одним из спонсоров которого была его собственная компания.

— Я у Стива. Вчера мы заболтались допоздна. Сегодня я собираюсь в «Вайкики Вотерс». Нужно еще поработать с подарочными комплектами. А как там дела в Сан-Франциско?

— Это деловая поездка. Бизнес есть бизнес, сама знаешь. Дела, дела... дел по горло. Вот потому-то я и купил дом на Гавайях, чтобы время от времени выбираться сюда и заниматься дизайном.

— Знаю, Клод, знаю.

— Ты знаешь, я знаю, мы знаем... Пока мы тут с тобой болтаем, я пришел к выводу, что ты еще не читала утренние газеты.

— Ты это о чем?

— Я только что разговаривал с Аароном. Он сейчас в доме. Аарон сказал мне, что сегодня утром напечатали о какой-то утопленнице, а особенное внимание уделили королевскому ожерелью, которое было у нее на шее. Надеюсь, это не значит, что люди перепугаются до смерти и откажутся носить мои платья, потому что на них нарисованы эти бесподобные ожерелья?

— Этого не случится, Клоди, — успокоила его Джаззи. — Вчера вечером мне позвонил председатель попечительского комитета. Он сказал, что благодаря этой истории билеты на бал разошлись как горячие пирожки.

— Правда?

— Честное слово.

— А что еще ты вложила в подарочный комплект? — недовольно пробурчал он.

— Да так, всякую дребедень, чтобы на ее фоне твои вещи смотрелись как нечто особенное.

— Какую еще дребедень?

— Брелок, украшенный малюсенькой пластмассовой пальмочкой, кусок мыла в форме ананаса, которое отдает аммиаком, и пакетик орешков макадамия, от которых у наших гостей полетят к чертовой матери все зубы. Так что можешь мне поверить, твои гавайские платья и рубашки будут просто шикарно смотреться на фоне этой ерунды.

— Это хорошо. Потому что, видишь ли, Джаззи, я пришел к выводу, что именно к этому у меня лежит душа. Скажу без преувеличения, я думаю, что я — прирожденный дизайнер.

— Полностью с тобой согласна, Клод. Я из кожи вон лезу, чтобы все на Гавайях по достоинству оценили твои модели. Эти ожерелья, которые ты придумал... Они такие изящные, изысканные, утонченные...

— А сколько дней я проторчал в Музее морских раковин, срисовывая ожерелье, которое они собираются выставить на аукцион? Знаешь, сколько? Этот старый пень Джимми мог бы мне и поверить. Если бы он разрешил мне взять его домой, у меня получилось бы гораздо лучше. Но нет, он и слышать об этом не хотел!

— Мне кажется, после того ограбления, которое произошло тридцать лет назад, он все еще боится выпускать его из виду.

— По-моему, он просто никудышный делец.

— Не думаю, что кто-нибудь решился бы его в этом упрекнуть.

— А я решаюсь. Если бы я пришел на деловую встречу босиком, не думаю, что кто-нибудь захотел бы иметь со мной дело.

— Клод, — начала Джаззи самым что ни на есть вкрадчивым, елейным тоном, — бал «Стань принцессой» сделает нас знаменитыми. Твои модели удостоятся заслуженного внимания.

— Надеюсь, что так оно и будет. Сегодня вечером я прилетаю. Ты меня встретишь в аэропорту?

— Конечно, никаких проблем.

— Ты забронировала для меня номер в «Вайкики Вотерс» на этот уик-энд? Я хочу быть там и лично убедиться, что ты ничего не напутала с подарочными комплектами.

— Так точно. Я заказала для тебя номер люкс.

— Что бы я без тебя делал? — Клод испустил притворный вздох.

— Не знаю, — призналась Джаззи.

Завершив разговор, Джаззи поднялась по лестнице на второй этаж, где Стив с большим вниманием изучал спортивный раздел утренней газеты, не спеша потягивая кофе.

— А где ребята? — спросила она, проворно наливая себе чашку ароматного гавайского кофе «Кона».

— Ушли на пляж.

— А почему ты с ними не пошел?

— Я собираюсь провести этот день в отеле, вместе с Кит.

— Слушай, я как раз туда и направляюсь. Не подбросишь?

— Не вопрос. Мне нужно успеть туда к обеду.

— Отлично. Заодно и пообедаем вместе, — с воодушевлением поддержала его Джаззи.

Стив взглянул на нее поверх газеты:

— Неплохая идея.

По крайней мере, я на это надеюсь, мысленно прибавил он. Ему очень нравилась Кит, и он рассчитывал побыть с ней сегодня наедине. Конечно, ее подруга Риган будет рядом, но она не из тех, кто путается под ногами. Не то что Джаззи.

— Итак, — проворковала Джаззи, допивая кофе и отставляя чашку, — похоже, ты по уши втрескался в эту Кит. Может, тебе стоит попытать счастья на аукционе и попробовать выкупить для нее это ожерелье?

— Не знаю. — Стив протянул ей газету со статьей о Доринде Дос. — На этих ожерельях лежит какое-то проклятие. Знаешь, что говорят о лаве с Большого острова? Если ты заберешь домой хотя бы маленький кусочек, то непременно попадешь в беду. Что-то подсказывает мне, что с этими ожерельями та же история. Сначала они принадлежали королеве, которую вынудили отречься от престола, затем — принцессе, которая умерла совсем молодой. Да кому они вообще нужны?

— Ладно-ладно, только не болтай об этом на каждом углу, — ответила Джаззи не без раздражения. — Клода удар хватит. Он хочет, чтобы все пришли в восторг от его ожерелий. В них же вся фишка!

— А мы, конечно, не хотим огорчать нашего доброго дядюшку Клода, — саркастически заметил Стив.

— Нет, — захихикала Джаззи. — Ни в коем случае.




27


Риган и Кит вскарабкались на высокие сиденья в одном из открытых баров отеля и заказали лимонад. На стойке бара лежала пачка листовок, рекламирующих танцевальные уроки хула-хула. Еще не просохшие волосы Кит были зачесаны назад. От нее приятно пахло лосьоном для загара.

— Риган, я чудесно провела время. Жаль, что тебя не было с нами.

— Судя по твоим словам, ты не теряла времени даром. Чуть позже я собираюсь пойти искупаться. Расскажи лучше, с кем ты была.

— Я гуляла по пляжу и в конце концов разговорилась с людьми, которые собирались совершить небольшую прогулку на катамаране. Они меня пригласили, и я подумала: почему бы и нет? Здесь все такие милые.

— Ты что, забыла, что нельзя заговаривать с незнакомцами? — с напускной строгостью проговорила Риган и, не выдержав, рассмеялась.

— Если я не буду заговаривать с незнакомцами, то просто помру со скуки. — Кит опасливо посмотрела по сторонам и понизила голос: — Что касается незнакомцев... Вон там сидят двое подозрительных типов, с которыми я ни за что не заговорила бы. И как раз сейчас они на нас уставились.

Проследив за ее взглядом, Риган увидела мужчину и женщину средних лет, сидевших чуть поодаль за стойкой бара. Он был почти седой и тощий как селедка. Она — тоже. В каком-то смысле они были очень похожи — как похожи супруги, долгие годы прожившие вместе. Вдобавок на них были огромные солнцезащитные очки, а на головы они нахлобучили одинаковые широкополые шляпы с камуфляжным рисунком. И где только они умудрились достать такие, недоумевала Риган. Женщина перехватила ее взгляд и подняла стакан.

— Будьте здоровы, — провозгласила она.

— И вы тоже, — отозвалась Риган.

— Откуда вы, девоньки? — без обиняков осведомился мужчина.

— Лос-Анджелес и Коннектикут, — ответила Риган. — А вы?

— Из мест, где все время идет дождь, — со смешком отвечал мужчина.

Тогда понятно, откуда взялись эти невозможные шляпы, подумала Риган.

— Ну что, девоньки, веселимся до упаду? — продолжал мужчина.

Господи, до чего же я ненавижу, когда меня называют «девонькой», подумала Риган. Но улыбнулась и бодро ответила:

— А что же еще нам делать, как не веселиться? По-моему, все здесь просто замечательно, не к чему придраться.

Женщина закатила глаза:

— А мы здесь в составе группы. А это всегда так утомительно! Все действуют друг другу на нервы. Поэтому большую часть времени мы стараемся держаться отдельно. — С этими словами она отхлебнула изрядный глоток мартини из своего стакана.

Не рановато ли для такой крепкой штуки, подумала Риган. Да и жарковато.

Женщина отставила свой стакан с мартини:

— Меня зовут Бетси. А это мой муж, Боб.

Риган заметила, что всякий раз, когда Боб взглядывал на супругу, в его глазах сквозило неприкрытое раздражение. Интересно, в чем тут может быть дело, размышляла она.

— Я Риган, а это моя подруга, Кит.

Риган видела, что ее подруге абсолютно не интересен разговор, который завела эта пара. И она не могла ее в этом упрекнуть. Все ее мысли были поглощены Стивом. А те двое, судя по всему, были не прочь поболтать.

— А чем вы занимаетесь? — продолжал допытываться Боб.

Ну вот, приехали, подумала Риган. Она всегда чувствовала себя неловко, когда ей задавали подобный вопрос. А учитывая обстоятельства, и речи не могло быть о том, чтобы сказать правду.

— Консалтингом, — уклончиво ответила она. Звучит расплывчато, зато не придерешься. Обычно так отвечают те, кто по той или иной причине сидит без работы. — А вы?

— Мы пишем книгу о том, как оживлять супружеские отношения, — похвастался Боб.

Особенно надевая одинаковые шляпы, подумала Риган.

— О, — протянула она. — Как увлекательно.

— У вас наверняка есть молодой человек, — встряла Бетси. — Я вижу, у вас на руке обручальное кольцо. Очень красивое. Очень. А где сейчас ваш жених?

Парочка жуликов, подумала Риган. Только меня не проведешь. Я прекрасно знаю вашу схему действий: сначала подмазаться к кому-нибудь в баре, навешать лапши на уши, напоить на дармовщинку, а затем ободрать как липку.

— Мой жених сейчас в Нью-Йорке, — ответила Риган и быстро сменила тему: — А вы собираетесь на бал?

— Эти билеты нам не по карману, — заявил Боб. — Так что едва ли. Руководители нашей группы просто помешаны на экономии. Наша поездка полностью оплачена, но расходы на билеты, разумеется, не входят в стоимость пакета.

— Все равно все билеты уже проданы, — утешила его Риган.

— Тогда, получается, у нас не осталось выбора, — со смешком ответил он.

— Но они принимают заявки на дополнительный список, — вспомнила Риган.

Кит толкнула ее локтем в бок.

— Риган, — прошептала она, — Стив приехал. Посмотри, кто с ним. Просто глазам своим не верю.

Риган повернула голову и увидела, как Стив с вездесущей Джаззи обогнули бассейн и заторопились к ним. Джаззи приветственно замахала рукой.

— И как это ей удается? — вполголоса поинтересовалась Риган.

— Если бы я только знала, — ответила Кит.

— Только, пожалуйста, не забудь, — предостерегла Риган подругу, — ни слова о том, что я работаю на Уилла.

— Я буду молчать как рыба, — пообещала Кит.

Покидая бар, Риган повернулась к Бетси и Бобу:

— Было приятно с вами познакомиться.

— Надеюсь, девоньки, мы с вами еще увидимся, — выразил надежду Боб, взмахнув на прощанье своим стаканом с мартини.

— Привет, девчо-онки, — нараспев произнесла Джаззи, когда они со Стивом подошли ближе. — У меня сегодня столько дел, что просто голова кругом. Нужно еще закончить с подарочными комплектами, переговорить с секретаршей Уилла, чтобы убедиться, что все в порядке, и бог знает еще что... Но Стив был такой душка, что предложил мне присоединиться к вам и вместе пообедать. Надеюсь, вы не возражаете?

— Нет-нет, что за вопрос, — ответила Кит, безо всякого, впрочем, энтузиазма.

Компания уселась в открытом кафе. Столик был затенен большим полосатым зонтиком, вдобавок над ним нависали ветви индийской смоковницы. Дети весело плескались в бассейне, в воздухе плавал аромат лосьона для загара. Перед ними раскинулся бесконечный пляж, солнце стояло в зените. На Гавайях был полдень — самое время расслабиться и наслаждаться жизнью.

В эту минуту Риган едва ли могла представить, что на Восточном побережье все еще бушует снежная буря. Люди там вынуждены укрываться от непогоды, в то время как мы тут сидим на солнцепеке почти нагишом, размышляла она. На Джаззи был цветастый сарафанчик с глубоким вырезом, который запросто мог бы сгодиться для коктейля. Похоже, именно в нем она красовалась вчера вечером. Риган пришла к выводу, что эти коротенькие открытые сарафанчики с набивным цветочным рисунком были своего рода ее визитной карточкой.

Риган поневоле залюбовалась мужественным профилем Стива. Будем надеяться, что в итоге он окажется хорошим парнем, подумала она. Хотя то, что он считает Джаззи подходящей компанией... Как бы это сказать... Слегка подозрительно. И вчера вечером он так грубо разговаривал с той женщиной в баре...

К ним подошла молоденькая официантка в аккуратных белых шортиках, коротенькой розовой маечке и цветочном ожерелье, сплетенном из крупных цветков розовой гвоздики и белой плумерии, и они заказали сэндвичи и напитки.

— Хорошо сидим, — объявила Джаззи. — Чувствую, сегодня нам предстоит жаркий денек!

— А как получилось, что вы принимаете участие в подготовке к балу? — спросила Риган.

— Мой босс очень щедрый человек. Собственно говоря, ведь это он спонсирует бал.

— Как благородно с его стороны.

— К тому же он жертвует целую партию гавайских рубашек и платьев, выполненных по его рисункам.

— Он что, дизайнер? — спросила Кит.

— Можно сказать и так. Эта партия — его дебют.

— А он будет на балу? — поинтересовалась Риган.

— Разумеется. Я уже заказала для него пару столиков.

— А где можно купить его одежду? — продолжала допытываться Риган.

— Я же вам сказала, он недавно начал, — наставительным тоном ответила Джаззи. Со стороны могло показаться, будто она вразумляет непонятливого ребенка. — Он надеется с помощью бала привлечь внимание общественности к своим новым моделям с фирменной маркой «Мода Клода». — Она пожала плечами. — Что ж, поживем, увидим. Он талантливый бизнесмен, и в случае, если дело не выгорит, я уверена, он найдет себе другое поприще для самовыражения.

— Не сомневаюсь, — ответила Риган, стараясь по возможности, удержаться от сарказма.

За едой завязалась светская непринужденная беседа. Стив признался, что не намерен совсем уходить от дел и в данный момент подыскивает сферу для новых инвестиций. «Как насчет линии одежды «Мода Клода»? — чуть не сорвалось с языка у Риган. Стив намеревался полгода проводить на Гавайях, а полгода — где получится, предварительно прикупив там небольшой домик. Где? Пока он еще не решил, где именно.

Неплохо устроился, подумала Риган. А как насчет Джаззи? Как пить дать эта штучка не собирается до конца своих дней просидеть в чужом доме, особенно, если она и вправду была адвокатом в Нью-Йорке.

Когда принесли счет, Риган почувствовала колоссальное облегчение. Ей не терпелось поскорей подняться к себе в номер и сделать несколько важных звонков, но компании она объявила, что собирается в спа-салон. Стив настаивал на том, чтобы оплатить счет, что явно пришлось по вкусу Джаззи. Затем компания распалась: Стив и Кит устремились на пляж, а Джаззи вихрем пронеслась в кабинет Уилла. Сейчас лучше на время отойти в сторону, решила Риган. Уже в коридоре, у дверей собственного номера, она увидела, как Боб и Бетси крадучись вышли из кладовой.

Что задумали эти двое? — недоумевала она.

— Эй, Риган! — окликнул ее Боб. — А мы, оказывается, соседи. На одном этаже живем. Сколько мы не жаловались, нам никогда не дают достаточно полотенец. — Он рассмеялся. — Так что нам пришлось взять инициативу в свои руки. — Он показал ей стопку полотенец, которые они только что стащили из неохраняемой кладовой.

— С полотенцами всегда так, — согласилась Риган.

Она быстро открыла дверь и проскользнула внутрь. Ну и утречко у меня выдалось, подумала она.

Теперь ей надо было срочно связаться с человеком, у которого брала интервью Доринда для своего журнального очерка. Потом она прогуляется по отелю. Ей также хотелось разыскать Уилла и сказать ему, что ей нужно поговорить с двоюродным братом Доринды. Кто знает, может он сообщит что-то новое?

Риган села не кровать и вытащила из сумочки мобильник.

— Сначала — главное, — сказала она себе и набрала номер Джека. Вчера у нее так и не получилось ему позвонить. Сегодня он все утро провел на совещании и потому не мог разговаривать. Риган сказала, что перезвонит позже. Когда он ответил, то с облегчением выдохнул:

— Ну, наконец!

— Привет!

— Извини, что не мог тебе ответить сегодня утром. Как там дела в раю?

— Превосходно. Я тут некоторым образом зарабатываю себе на хлеб насущный. Знаешь, многие полжизни отдали бы за то, чтобы получить работу на Гавайях, а на меня эта работа, что называется, с неба свалилась.

— Не понял?

— Я знаю, Майк Дарнелл уже рассказал тебе, что одна из здешних сотрудниц утонула прямо под окнами отеля. Управляющий подозревает, что ее убили. И с недавних пор в отеле творится что-то странное. Он хочет, чтобы я попыталась выяснить, в чем тут дело.

— А где сейчас Кит?

— На пляже со своей новой пассией.

— О господи. Похоже, ты ей не очень-то нужна.

— Я только рада, что она не скучает. Тем более сейчас, когда у меня дел по горло.

— А ты говорила с Майком о подозрениях вашего управляющего?

— Пока нет. Прошлой ночью мы вместе сидели в баре. Тогда я еще не знала, что Уилл предложит мне эту работу. Он сообщил мне об этом, только когда мы вернулись в отель. Сначала, как водится, предложил нам выпить.

— А как вообще он узнал, что ты частный детектив?

— Кит проболталась ему накануне вечером, когда мы случайно столкнулись с ним в вестибюле.

— Похоже, Кит не теряет времени даром?

Риган улыбнулась:

— С недавних пор. Ладно, как бы там ни было, Майк мне сказал, что в полиции считают, что это был несчастный случай. Будто на теле отсутствуют следы борьбы. Но обрати внимание: эта женщина родом из Нью-Йорка и много лет назад брала интервью у моей мамы. Как оказалось, эта леди была та еще штучка. Она так «поджарила» мою мать, что та до сих пор не может успокоиться.

— Может быть, Нора сама подлила масла в огонь, — высказал предположение Джек.

— Очень смешно. — Риган не выдержала и рассмеялась. — Смотри, я скажу маме, как ты о ней говорил.

— Думаю, она не обидится. Она считает, что я просто идеальный зять, лучше и не найти.

— Я в курсе. По ее словам, ты — чистое золото.

— У твоей мамы отличный вкус, — со смехом объявил Джек. — Риган, если серьезно, почему твой управляющий так уверен, что она была убита? У него должны быть веские основания, чтобы так утверждать.

— Замечательный вопрос. Мне удалось из него вытянуть только одно: когда она уходила в последний вечер, то сказала ему, что направляется прямо домой.

— И это все?!

— Все.

— Знаешь, похоже, твой Уилл тебе что-то недоговаривает.

— Знаю. Думаю, мне следует поговорить с ним еще раз.

Сидя у себя в кабинете, Джек покачал головой:

— Кажется, я понял, почему я так тебя люблю, Риган. У тебя просто талант отыскивать приключения на свою голову. Я бы сказал, даже чаще, чем следует. Так вот, я и раньше это говорил и не устану повторять еще десятки тысяч раз: пожалуйста, будь осторожна!

Риган вспомнила о толстяке Джимми, нависшем над ней сегодня утром. Почему-то ей стало не по себе от осознания его близости. Потом эта странная парочка в нелепых камуфляжных шляпах... С чего это вдруг они начали на все лады превозносить ее кольцо?

— Со мной ничего не случится, Джек, — заверила она его. — К тому же, ты ведь знаешь, я терпеть не могу целыми днями жариться на солнце. Чуть попозже я пойду искупаться, но это... держит меня в тонусе.

— Я бы предпочел, чтобы ты слегка поджарилась.

Риган так и покатилась со смеху. Но, положа руку на сердце, ей давно стало ясно: в отеле явно творится что-то неладное. И если не принять срочных мер... Тогда плохи их дела.




28


Несмотря на царившую вокруг идиллию — синее безоблачное небо, бирюзовые вздымающиеся волны, белый песчаный пляж на фоне окаймляющих его живописных гор, — Нед с трудом мог сосредоточиться на серфинге. Он привел Арти в небольшую бухточку, где волны были поменьше, и продемонстрировал ему, как нужно грести, охватив доску обеими руками, а затем вскакивать на ноги. Они попрактиковались на песке, а затем Арти смело пошел в море, полный решимости, что называется, «поймать волну». А все мысли Неда вертелись вокруг ожерелья, которое он стащил из музея тридцать лет назад и которое теперь возвращено обратно в музей. Как такое могло случиться? И что произошло с той парой, которой он его продал в аэропорту?

Лежа животом на доске и скользя по морской глади, Нед вдруг вспомнил, что кто-то рассказывал ему, как один мальчишка много лет назад бросил в океан бутылку с запиской. Малец просил, чтобы тот, кто обнаружит бутылку, срочно связался с ним. Сколько же лет прошло, пока в конечном счете бутылку не выбросило волной на берег? Лет двадцать, не меньше, вспомнил Нед. К счастью, родители мальчишки были еще живы и адрес остался прежним, — не то что его родители, которые переезжали так часто, что порой даже не давали себе труда распаковать свои бесчисленные узлы и коробки. Так они и таскали их из дома в дом, а когда наконец отец вышел в отставку и они водворились в кондоминиуме в Мэне, то в итоге просто-напросто повыбрасывали половину того, что таскали за собой все эти годы.

Если кому-нибудь из его бывших одноклассников вдруг захотелось бы разыскать Неда, вряд ли у него получилось бы. Однако Неда это вполне устраивало. Ему совершенно не хотелось, чтобы кто-нибудь из его далекого детства вдруг напомнил о себе, постучавшись к нему в дверь. Что было, то было, думал он. Прошло и быльем поросло.

Но ожерелье... Когда он продал его тем людям в аэропорту, то был уверен, что никогда больше его не увидит. Радовался, что все так удачно обернулось. Бог знает куда они отправлялись, да и ему это было без разницы. Он помнил только, что женщина все время звала своего мужа каким-то странным именем. Как его там? Немудрено, что я забыл, ведь столько лет прошло, подумал он. Но имя было действительно странное, он с трудом удерживался, чтобы не прыснуть. Но теперь ожерелье вернулось обратно, на Гавайские острова, в Музей морских раковин. И он вернулся после тридцати лет отсутствия. После развода с женой Неду не терпелось удрать от нее поскорей куда-нибудь подальше.

Так из Пенсильвании он переехал на Гавайи. Какое совпадение, что и он, и это королевское ожерелье наконец-таки возвратились сюда, проделав столь долгий путь! Это судьба, подумал Нед. Теперь я просто обязан его увидеть.

— Эй, Арти! — завопил он. — Молодец!

Нед просто не верил собственным глазам: балансируя на доске, Арти бороздил волну. Он выглядел вполне довольным. Стоя на берегу, Фрэнси восторженно аплодировала. Откровенно говоря, у Неда отлегло от сердца, когда она наотрез отказалась зайти в воду. И так семь потов сойдет, пока одного научишь управляться с доской, а тут еще, под впечатлением этой статьи, Неда одолевали нелегкие мысли. Но он был рад, что Фрэнси согласилась составить им компанию. Это давало ему возможность порисоваться, показать, какой он лихой серфингист. Вот чего ему всегда недоставало — чтобы на него смотрели с восхищением. Слушали открыв рты. А не держали его за дурачка.

На Арти был гидрокостюм, но Нед с презрением думал, что это для слабаков. Он любил ощущать на своей коже брызги соленой воды. Помимо плавок, на нем были только резиновые купальные туфли. Он объяснял, что, когда выходишь на берег, можно сильно порезаться об острые края ракушек и что однажды он прямо-таки раскроил себе подошву. Он целую поэму сочинил о том, как, порезавшись острым краем коралла, можно занести в организм смертельную инфекцию. Конечно, на самом деле он носил эти туфли для того, чтобы скрыть свои безобразные пальцы.

Оглядываясь назад, он с трудом мог поверить в то, что когда-то носил сандалии. На память ему пришло, что в последний раз он надевал сандалии именно здесь, на Гавайях, тридцать лет назад. Сначала эта дама, чей муж покупал ожерелье, не могла оторвать взгляд от его ног. По ее лицу было видно, что она просто в шоке. В тот же вечер он подрался в баре с каким-то пьяным придурком, который начал издеваться над его пальцами. После этого он поклялся, что больше никогда в жизни не выставит их напоказ. Дело практически немыслимое для человека, серьезно занимающегося водными видами спорта. Но, как ни странно, ему это удалось.

А я неплохо смотрюсь в этих резиновых туфлях цвета морских водорослей, подумал он. Все дело в том, как к этому относиться. Он пытался внушить это мальчишкам, с которыми занимался в отеле, — особенно тем, у кого не было никаких способностей к спорту. Если бы я не был таким авантюристом, я был бы парень хоть куда, подумал он.

Увидев, что приближается волна, Нед выпрямился и заскользил, стараясь держать равновесие и чувствуя, как мурашки бегут у него по коже. Каждый раз это добавляет в кровь изрядную порцию адреналина. Ощущение просто непередаваемое!

Но никакого сравнения с воровством.

Он беззаботно смеялся, когда сеанс закончился и они с Арти потащили свои доски к берегу.

— Это было просто потрясающе! — восторженно кричала Фрэнси. — Я тоже непременно попробую в один из оставшихся дней!

— Должен признать, это было здорово, — выговорил Арти, переводя дыхание.

— А я проголодался, — заявил Нед. — Самое время вернуться в отель и пообедать.

— А потом — на пляж! — предложила Фрэнси.

— Разумеется, — заверил ее Нед.

Но сегодня у него и в мыслях не было снова возвращаться на пляж. Сегодня ему во что бы то ни стало надо было попасть в Музей морских раковин.




29


По темному песчаному пляжу к северу от аэропорта «Кона», держась за руки, шагали Джейсон и Карла, отпуская друг друга только для того, чтобы нагнуться и подобрать с песка ракушку. Ракушек уже набралось два полных пластиковых мешка.

— Неужели мы всегда будем так счастливы? — спросила Карла Джейсона.

Поставив тяжелые мешки на песок, молодые люди подошли к краю воды, чтобы почувствовать, как теплые волны мягко закручиваются вокруг их босых ног.

— Надеюсь. — Он немного помолчал. — Но наши шансы невелики.

Он рассмеялся, когда Карла ткнула его локтем в бок:

— Тоже мне романтик!

— Я просто пошутил! И кто же я, если не романтик? Целую вечность ждал полнолуния, чтобы сделать тебе предложение. Мои лучшие намерения едва не довели меня до беды. Мне нужно было свериться с «Фермерским альманахом», [19 - «Фермерский альманах» — старейшее в США периодическое издание, выходит ежегодно с 1792 г. Публикует сведения о погоде на данный год по районам, таблицы посадки различных культур, кулинарные рецепты, сведения о праздничных датах, советы, как хранить урожай, и многое другое.] тогда бы я понял, что это не очень хорошая затея.

Карла нежно поцеловала его в щеку:

— Мне до сих пор не верится, что я бродила по пляжу в ту самую минуту, когда тело Доринды Дос плавало где-то поблизости!

— Если б ты только знала, как я перепугался! Просыпаюсь в три утра, а тебя нет!

— В тот час на пляже было пустынно и очень страшно. И там было что-то, показавшееся мне очень странным, но я была немножко навеселе и поэтому не запомнила, что именно. На самом деле я очень хочу вспомнить, чтобы помочь той девушке, Риган.

— Что значит — странным? Объясни, я не совсем понимаю.

— Ну, будто бы я увидела что-то очень необычное. Не орудие убийства, само собой, но что-то такое... Словом, что-то совершенно неуместное.

— Как правило, ты ничего не забываешь, особенно мои промахи.

Карла рассмеялась:

— Знаю. Но вспомни: весь день мы пили пинаколаду у бассейна, а за ужином еще и вина заказали. А потом, прежде чем убежать на пляж, я вытащила пару бутылок пива из мини-бара. Просто удивительно, что ты ничего не почувствовал.

— А зачем тебе понадобились бутылки?

— Я бросила их в океан. Сначала выпила, разумеется.

— Негодница.

— На каждую я загадала желание.

— И что же ты пожелала?

— Ну, одно желание уже сбылось. Ты сделал мне предложение.

— А второе желание?

— Чтобы в день нашей свадьбы не было дождя. Если дождь испортит мою прическу, я просто с ума сойду.

— Некоторые говорят, что дождь приносит счастье.

Карла одарила его одной из самых своих обворожительных улыбок:

— Когда ты рядом, большего счастья мне уже не нужно. Я не жадная.

Джейсон крепко обнял ее, изо всех сил стараясь не думать о том, что девушка, которую он любил всем сердцем, разгуливала одна-одинешенька по пляжу в ту злополучную ночь, когда была убита женщина, — а все потому, что было облачно и он не решился сделать ей предложение. И не было никакого сомнения, что Риган Рейли задавала им все эти вопросы не из праздного любопытства, думал Джейсон. Значит, они уверены, что это был не несчастный случай.

— Полагаю, мы набрали достаточно ракушек, чтобы написать Геттисбергское послание, [20 - Геттисбергское послание — короткая (всего 10 предложений), но самая знаменитая речь президента Авраама Линкольна, которую он произнес 19 ноября 1863 г. на открытии национального кладбища в Геттисберге (городе на юге штата Пенсильвания, близ которого 1-4 июля 1883 г. состоялось одно из крупнейших сражений Гражданской войны).] — сказал он, — так что давай-ка лучше вернемся к машине и поищем подходящее место, чтобы объявить о своей вечной любви всем, кому вдруг придет в голову ознакомиться с гавайским граффити.

— Ты что, шутишь? Это же приманка для туристов. Все едущие по этой дороге из аэропорта и обратно непременно прочтут наше послание. И пролетающие над скалами могут посмотреть вниз и увидеть его.

— Только в том случае, если лететь в двух метрах от земли или смотреть в супермощную подзорную трубу. — Джейсон подхватил пакеты. — Идем.

Они вскарабкались к машине, припаркованной на вершине утеса, с которого открывался потрясающий вид на бирюзовую гладь океана. Их приятно удивило то, что на пляже не было ни души. Зрелище было просто бесподобное, дополненное низвергающимся поодаль водопадом и кокосовыми пальмами. Точь-в-точь как на рекламной открытке. Впечатление портила только глубокая вмятина на левой задней дверце взятого напрокат автомобиля, еще хранившая следы желтой краски. Сотрудник прокатной фирмы в аэропорту всучил им ключи от помятой машины и даже бровью не повел. Джейсон немедленно вступил в пререкания и в результате добился десятипроцентной скидки.

— Вот мы и сэкономили для нашего медового месяца! — восхитилась Карла. — Ты просто прирожденный предприниматель!

Солнце палило нещадно, и в машине было невыносимо жарко. Джейсон включил кондиционер, который, как выяснилось, работал больше как обогреватель, обдувая их горячим воздухом.

— Ну же, детка, — умолял Джейсон. — Давай же, охлаждайся.

Карла опустила козырек и придирчиво посмотрелась в зеркало. Ее миловидное личико начало покрываться потом, и по щекам потекла тушь.

— После того как покончим с ракушками, давай сначала искупаемся, чтобы немного освежиться, а потом поищем, где тут можно пообедать. У меня в животе урчит.

— Может, поедим сейчас? Возня с ракушками потребует сил.

— Давай.

Они выехали на шоссе и устремились на север. По левую руку простирался необозримый Тихий океан. По правую возвышались горы кофейного цвета.

— Потрясающе, — восхитилась Карла. — Я где-то читала, что Гавайский архилелаг — самый изолированный архипелаг в мире.

— Я про это читал в том же самом журнале. Он остался в номере. Там также говорилось, что Большой остров по площади не превосходит штата Коннектикут. Жаль, что у нас не останется времени увидеть Большой вулкан.

— Это самый активный вулкан в мире.

— Знаю, знаю. Я же сказал тебе, я читал тот же самый журнал.

— Когда это ты успел?

— Пока ты битых два часа копалась прошлым вечером, приводя себя в порядок.

— Хм... Слушай, может, мы еще вернемся сюда на наш медовый месяц. Здесь так романтично, такая экзотика... Можно бродить по тропическим лесам, кататься верхом, сплавляться на каяках, гулять, плавать с аквалангом...

— Возможно.

Карла откинулась на спинку сиденья и уставилась в окно. Как раз в эту минуту Джейсон включил радио. Закончилась песня, и ди-джей объявил:

— Ну, как вы уже догадались, это была песня для всех влюбленных. Ау, влюбленные, которые слушают нас сейчас на Большом острове! Вам еще не доводилось обедать в «Хижине»? Как? Это же в Коне, прямо на пляже. Завтракаете вы, обедаете или ужинаете, лучшего места, чтобы смотреть друг другу в глаза, не найти.

— Гляди! — воскликнула Карла. — Вон знак, ведущий к «Хижине»! Через двести футов надо повернуть налево! Давай попробуем! По-моему, это судьба!

Джейсон пожал плечами:

— Почему бы и нет? — Он включил указатель поворота, и они свернули с шоссе у следующего дорожного знака, указывающего путь к ресторану. Проехав по узкой ухабистой дорожке, огибавшей банановую рощицу, они наконец добрались до бухты с небольшой автомобильной стоянкой. Ресторан стоял на сваях, прямо у самого моря. Рядом была расположена маленькая уютная гостиница, связанная с рестораном переходом.

— Вот так открытие! Вот это я понимаю, Гавайи! — восторгалась Карла. — Как бы мне хотелось здесь остаться! Посмотри, на самом лоне природы!

— Давай-ка лучше зайдем внутрь и посмотрим, чем они там кормят, — предложил практичный Джейсон.

Они выбрались из машины и ступили на шаткий деревянный настил, заменявший пол. Внизу слышался плеск воды.

— Чувствуешь этот соленый запах? — воскликнула Карла. — Пахнет не только морем, но и цветами тоже! Ты только понюхай! Нет, ты чувствуешь?

— Чувствую, чувствую. Не будем терять времени. Я есть хочу.

— Ой, ты только погляди, Джейсон! — Карла указала пальцем на стоявший чуть поодаль маленький домик. У входа красовалась табличка, на которой огромными желтыми буквами было написано:

ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ —

ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН!

Я НЕ ШУЧУ!

— Нет, Джейсон, ты это видел? — восхитилась Карла. — Вот бы повстречаться с тем, кто там живет!

— Хм, мне почему-то кажется, что у него нет ни малейшего желания с тобой встречаться.

Джейсон открыл дверь и придержал ее для своей невесты. Они зашли в зал. Стены темного дерева, огромные вазы с диковинными тропическими растениями, срезанными, по всей видимости, в саду, прохладный, насыщенный ароматами воздух — словом, вся обстановка располагала к тому, чтобы расслабиться, успокоить расшатанные нервы. Не то чтобы многие гавайцы в этом особенно нуждались, но многочисленные туристы, еще не успевшие свыкнуться с местными обычаями, несомненно, да. В этот час зал был практически пуст. Только за угловым столиком сидели трое.

Весь романтически-восторженный настрой Карлы сразу как ветром сдуло.

— Я так и знала! — шепнула она Джейсону. — Нет, ты только посмотри! И ничего они не обедают в доме у друзей! Эти милые леди нам наврали!

Ив и Герт оторвали взгляды от тарелок с салатом из морепродуктов. Увидев парочку, от которой они с таким трудом отделались в аэропорту, Ив со свистом втянула в себя воздух. Герт повернулась к сестре и накрыла ее руку своей ладонью.

— Мне очень понравился этот отель, — провозгласила она. — Очаровательный, но боюсь, нашей группе будет здесь скучновато.

Ив оторопело уставилась на сестру. Затем она понимающе улыбнулась:

— Ты абсолютно права, Герт. Мы никогда не будем бронировать номера для нашей группы в этом отеле. Да и салат у них, надо признаться, просто несъедобный! — во всеуслышание объявила она.

Молодой человек, сидевший за их столиком, окинул близнецов цепким взглядом, но он давно уже привык держать язык за зубами и не задавать лишних вопросов. Господи, подумал он, как же я буду рад, когда эта авантюра наконец завершится.




30


Завершив разговор с Джеком, Риган еще раз быстро просмотрела информационные бюллетени Доринды. Их было ровно десять штук. Последний был опубликован под Новый год, две недели назад — со всеми этими позорными фотографиями женщин и сомнительными комментариями. Но как Риган ни старалась, она не могла найти ничего, что могло бы стать мотивом для убийства. Конечно, кто-то мог бы и возразить, что сами по себе фотографии могут послужить отличным мотивом, особенно если это фотографии голливудских звезд, выставляющие их в неприглядном свете. Но среди бюллетеней Доринды не было ни одного снимка голливудской звезды. Если они даже и останавливаются в отеле, то предпочитают держаться в тени, подальше от фотокамер, подумала Риган.

Риган еще раз вгляделась в снимок, на котором были запечатлены Уилл и его супруга, Ким. Она была очень красива: с гладкими, блестящими, иссиня-черными волосами, ниспадавшими чуть ли не до пояса, и огромными темно-карими глазами.

Наверняка она туземка. Интересно, видела ли она собственное фото? Скорее всего, нет, учитывая, что она отсутствовала несколько недель. Так. Значит, Ким приезжает сегодня вечером — прямо в объятия ненаглядной свекрови; к мужу, который, не ровен час, потеряет работу. В довершение всех бед она непременно увидит этот неприглядный снимок в новогоднем бюллетене. Просто блеск. С возвращением, дорогая.

Риган не терпелось поговорить с Уиллом, но уж, конечно, не в присутствии этой вертихвостки Джаззи. Она взяла в руки журнал «Райское блаженство», который едва успела перелистать перед обедом. Доринда написала в нем об одном немолодом ковбое из Монтаны по имени Бун Кеттл, который переехал на Гавайи год назад. Риган нашла в журнале очерк с фотографией самого Буна — цветущего жизнерадостного мужчины пятидесяти двух лет с мужественным, резко очерченным лицом, восседающего верхом на лошади. Он жил на Большом острове и работал на скотоводческом ранчо: руководил группами верховой езды.

Жизнеописание ковбоя по имени Бун разместилось на нескольких страницах. В нем рассказывалось о том, как суровые зимы в Монтане вконец опротивели Буну. Он приехал на Гавайи в отпуск и решил, что именно здесь он хочет провести остаток своих дней. Это было нелегко, но ему посчастливилось получить работу на скотоводческой ферме, и теперь он праздновал годовщину своего пребывания на Гавайях. Самым тяжелым, по признанию самого ковбоя, было расставание с его любимой лошадью. Но в конечном итоге его племянник приютил несчастную у себя на ферме. Бун планировал навещать свою ненаглядную Мисти не реже раза в год.

Из ящика своей прикроватной тумбочки Риган достала местный телефонный справочник — чтобы найти номер того ранчо, где работал Бун. Вытащила из сумочки мобильник и позвонила, в надежде, что застанет его на месте. Девушка, которая взяла трубку, попросила Риган минуточку подождать — Бун, дескать, только что вернулся, — а потом вдруг пронзительно заорала:

— Бу-у-у-у-ун! Бу-у-у-у-у-у-у-ун!!! К теле-фо-о-о-ону!!!

Держа трубку на почтительном расстоянии от уха, Риган застыла в страхе, что, если Бун не поторопится, девчонка снова заорет. Но спустя некоторое время она услышала, как та спокойно сказала ему:

— Понятия не имею, кто это.

— Алоха, Бун Кеттл слушает, — отозвался он грубым хриплым голосом.

Риган вдруг резануло неуместно прозвучавшее в устах неотесанного ковбоя традиционное гавайское «алоха». Но она постаралась отбросить эту мысль.

— Здравствуйте, Бун. Меня зовут Риган Рейли. Я сотрудник курортно-развлекательного комплекса «Вайкики Вотерс». Того самого отеля, где работала Доринда Дос, которая писала для них информационные...

— Мне чертовски жаль, — перебил ее Бун. — Я глазам своим не поверил, когда прочитал об этом в газете. Но вот что я вам скажу: эта леди была просто без тормозов. Дикая необъезженная лошадка, которую некому было объездить.

— Что вы имеете в виду? — спросила Риган.

— А вы, собственно, кто?

— Риган Рейли. Я частный детектив. Меня нанял управляющий «Вайкики Вотерс». Мне хотелось бы знать, была ли она с вами откровенной. Может, рассказывала что-нибудь о своей жизни...

— Понял. Вы хотите узнать, не было ли в ее словах намека на то, что кто-то хочет ее прикончить?

— Вроде того. Что вы этим хотели сказать — без тормозов?

— Ну, во-первых, она сказала мне, что была, как сказать... малость разочарована. Когда она получила эту работу, то подумала, что ее наняли, чтобы разогнать скуку в «Вайкики Вотерс». А потом выяснилось: если ты выпускаешь бюллетень об отеле, все должно быть тип-топ. Никакой отель не захочет, чтобы о нем распускали сплетни, да и гости едва ли обрадуются, если о них раскопают что-нибудь этакое. Так что она была связана по рукам и ногам и просто помирала от скуки. Даже переживала немного, что, когда закончится контракт, они больше не захотят выпускать бюллетень и укажут ей на дверь. Я-то знаю, из-за чего она дергалась: хватит ли у нее денег, чтобы свести концы с концами здесь, на Оаху. Говорила, что собирается писать по одному очерку в месяц для журнала «Райское блаженство», но поговаривала о том, чтобы начать выпускать собственную газету — со всякими сплетнями, разумеется. Как ее там... «Оаху», «Оаху». Если начистоту, она намекала, что мечтает раскопать что-нибудь действительно сочное.

— Сочное? — насторожилась Риган.

— Ну вы понимаете: что-нибудь с щепоткой перцу. Ей безумно хотелось выведать, что же на самом деле творится за стенами этих роскошных отелей и частных особняков. А ведь статья обо мне получилась классная. Читали?

— Да. Отличная статья.

— Ага. И фотка тоже ничего, а?

— Да, шикарная фотография. Бун, вы много времени провели с Дориндой?

— Она приезжала сюда три раза. Один раз я предложил ей прокатиться верхом. Ну, я вам скажу, это торпеда, а не женщина! Йо-хо! Настаивала, чтобы я провел ее по самым сложным маршрутам. Как тут было устоять? Мы классно провели время, а потом вместе поужинали.

— А о чем вы разговаривали за ужином?

— Знаете, мне кажется, на самом деле она была очень одинока, потому что все время говорила о себе. Может, это потому, что мы весь день проговорили обо мне. Кое-что рассказала о своей прошлой жизни в Нью-Йорке. Да, я сейчас вспомнил одну вещь. Это может показаться вам интересным. Она говорила, что пытается решить, кто же будет героем ее следующего очерка. И упоминала об одном мужике, который, по ее словам, уже просто ее достал, лишь бы она о нем написала. Да только вот ей он был нужен как корове седло.

— А чем он занимается?

— Да вроде тряпками с гавайской символикой — платьями там, рубашками...

— А что он делает с этими тряпками? — быстро спросила Риган.

— Кажется, разрисовывает или что-то в этом роде. Дизайном занимается, короче говоря. Но Доринда считала, что он завзятый капиталист. У него, дескать, денег куры не клюют, так что ему нет нужды гнуть спину, чтобы сделать вторую карьеру на Гавайях. Стоит ему только захотеть, он может хоть завтра бросить работу и жить припеваючи. Потому-то она и считала, что он не подходит для «Райского блаженства». Да и редактор был с ней согласен на все сто. Но старик Бун им понравился!

Риган не верила собственным ушам. Неужели он говорит о боссе Джаззи?

— Похоже, Доринда была с вами вполне откровенна, — заметила она.

— Просто я умею слушать. Думаю, это у меня еще с тех времен, когда мы всей кучей сидели вокруг костра...

— Угу. Понятно. — Риган вежливо распрощалась и поспешно завершила разговор, предварительно пообещав, что если по случаю окажется на Большом острове, то непременно заглянет к нему на ранчо, чтобы немного «протрястись», аккуратно записала его домашний и сотовый номера телефона и с облегчением отключилась. Затем она сразу же набрала внутренний номер Уилла:

— Джаззи еще у вас?

— Нет.

— Тогда я сейчас буду. Нам надо срочно поговорить.

— Жду вас у себя, — вымученно выдавил из себя Уилл. — Мне тоже надо с вами поговорить.




31


Джой взяла напрокат один из отельных шезлонгов, намазалась лосьоном и устроилась на песке недалеко от наблюдательной вышки; вместе с тем и не слишком близко, чтобы не бросаться в глаза. Зик стоял на посту, не отрывая взгляда от купающихся, и она наслаждалась тем, что каждые несколько минут украдкой бросала в его сторону кокетливые взгляды. Она знала, что он тоже поглядывает на нее, но делала вид, что с головой ушла в изучение журнала.

Господи, скорее бы вечер наступил, подумала она. А вдруг у нас все получится, и он, не ровен час, предложит мне к нему переехать? Тогда я наконец смогу выбраться из этого убогого Хадвиля. Теперь, когда я выиграла эту поездку, меня уже никакими коврижками не заманишь в этот медвежий угол. Поскольку во второй раз бесплатная поездка мне уже не обломится, в жизни больше не пойду на их дурацкие собрания. Джой не могла поверить, что ее родителям было по душе такое житье. Мать искренне считала, что Хадвиль — идеальное место для жизни, если хочешь избежать морщин. Лучше всякого лифтинга, частенько говаривала она. Джой придерживалась на этот счет иного мнения.

Боб и Бетси, в слаксах и камуфляжных шляпах, прошествовали мимо нее к кромке пляжа. Эти двое явно с приветом, подумала Джой. Сами же сказали за завтраком, что собираются целый день проторчать в номере, описывая свои распрекрасные отношения, разве не так?

Ну и группа у нас подобралась, подумала Джой, возмущенно покачивая головой. Просто невероятно! У нас же ровным счетом ничего общего! Ив и Герт, Арти, Фрэнси, Боб с Бетси и я... И только близнецы мотаются на Гавайи каждые три месяца. Тоже мне! Пустая трата времени и денег! Можно подумать, они пользуются преимуществами своего положения! Они ведь никуда не ходят, когда вокруг столько интересного! Только и делают, что разгуливают по отелю в своих бесподобных балахонах да как коршуны следят, чтобы мы вовремя поели. Сегодня, разумеется, я с ними поужинаю, а потом... только меня и видели! К сожалению, это единственный способ поесть на дармовщинку. Они такие жадины, что просто уму непостижимо. Мы даже аперитивы не имеем права себе позволить! Однажды вечером они пригласили нас к себе в номер, а сами выставили крекеры с сыром и бутылку дешевого вина. Ясное дело, чтобы не раскошеливаться на дорогие тропические коктейли: дескать, хватит с вас и этой бурды. Не думаю, что наш благодетель мечтал о таком отдыхе для своих сограждан.

А эта Фрэнси... Она меня уже просто достала своими бесконечными расспросами о моей личной жизни. И это каждую ночь! А у меня нет никакой охоты изливать ей душу! Она мне в бабушки годится! Прошлой ночью призналась, что ей нравится Нед. Что ж, по крайней мере, они одного возраста.

Джой зачарованно наблюдала за тем, как Боб и Бетси веселились, брызгая друг на друга водой. Похоже, Боб вошел в раж, хотя ей показалось, что он слегка переигрывал. Хоть бы ты вверх тормашками полетел, мстительно подумала Джой. Она подняла взгляд на Зика, который признался ей вчера вечером, что он по натуре человек общительный, просто душа компании. Может, все-таки стоит подойти и заговорить с ними, чтобы Зик увидел, что я тоже душа компании, подумала Джой. Она нехотя встала и, прекрасно осознавая, что Зик наблюдает за ней, профланировала своей самой сексапильной походкой мимо наблюдательной вышки к кромке пляжа. Боб и Бетси стояли к ней спиной, лицом к океану. Они и не догадывались, что Джой стоит прямо позади них.

Она запросто могла подслушать, о чем они говорят. Я ослышалась, или они и в самом деле называют друг друга Бонни и Клайдом? М-да. Эти двое и в самом деле с приветом. Да еще с каким.

— Добрый день! — крикнула Джой.

Они поспешно повернулись к ней лицом:

— Джой! Какими судьбами?

— Я сидела в шезлонге на пляже и видела, как вы проходили мимо. Интересно, что вы здесь делаете? Вы... как бы это сказать... одеты не по погоде.

— Мы решили устроить небольшой перерыв, — объяснил Боб. — Подышать свежим воздухом.

— Плохо, когда приходится работать во время отпуска, — посочувствовала Джой.

И это чистая правда, деточка, подумала Бетси.

— Эта книга поможет многим людям, — наставительно сказал Боб. — Ты еще молода и не можешь себе представить, во что могут превратиться отношения между супругами, какая скука может их одолеть. Но, поверь мне, такое случается сплошь и рядом. Нам всем необходима помощь.

Джой украдкой бросила взгляд в сторону Зика. Он просто шикарно смотрелся на своей вышке. Уж с ним-то я никогда не заскучаю, подумала Джой. Она ни секунды в этом не сомневалась.

— Такая скука, такая тоска зеленая, что просто хоть волком вой, — с воодушевлением поддержала Бетси. — Кстати, ты хоть раз позвонила отсюда матери?

— Да.

— Ну и как она?

— Нормально. Сказала, что на улице льет как из ведра.

— А что еще нового? — вздохнула Бетси.

— Все как всегда, — отозвалась Джой. Не хочу на всю жизнь застрять в этом захолустье, чтобы в конце концов стать как эти двое, подумала она. Селедки несчастные. Их мозги насквозь пропитались дождевой водой. — Ладно, сейчас я собираюсь немного расслабиться. Вечером увидимся.

— Сегодня опять соберемся в номере Ив и Герт? — спросил Боб.

— Надеюсь, что нет! — с воодушевлением отозвалась Джой.

— У нас всего два дня осталось. По-моему, они что-то говорили о том, чтобы допить ту бутылку.

— Это не бутылка, а бочка. И речи не может быть о том, чтобы мы ее прикончили. Они выбрали самое дешевое пойло из всех существующих. Послушайте, мне кажется, они нас надувают.

— Правда? — в один голос спросили Боб и Бетси.

— Точно вам говорю. Года три назад одна моя знакомая тоже ездила в такую поездку. Так вот она рассказывала, что им давали деньги на карманные расходы и что они распоряжались своим временем как им заблагорассудится. Встречались только по утрам, во время завтрака, да пару раз вместе поужинали. А тут если не позавтракаешь вместе с близнецами и не станешь оплачивать завтраки, то просто помрешь с голоду.

— А тебе что же, не нравится питаться вместе с группой? — обиженно осведомился Боб.

— Да нет, все нормально. Просто мне хотелось бы, чтобы у меня водились кой-какие деньжата на карманные расходы. Посидеть где-нибудь, повеселиться... Я заканчиваю колледж, и, как вы сами понимаете, с деньгами у меня туговато.

Боб, к неописуемому ужасу Бетси, выудил из кармана портмоне, достал оттуда три новенькие, хрустящие купюры по двадцать долларов и протянул их Джой:

— Возьми. Пойди и повеселись где-нибудь сегодня вечером.

— Что вы, нет! Спасибо, конечно, но... ни в коем случае.

— Я настаиваю. Возьми.

Джой слегка замешкалась. Правда, ненадолго.

— Ну, ладно... — Она нехотя взяла бумажки, рассыпалась в благодарностях, а затем устремилась обратно, к спасательной вышке.

— Эй, привет, — окликнул ее Зик.

Он меланхолично покручивал вокруг пальца шнурок от свистка.

— Приветик. Сегодня вечером я угощаю, — игриво пропела она.

— Это тот чудик в шляпе дал тебе денег?

— Ага. Он мой земляк, тоже из Хадвиля. Из него уже песок сыплется, но его хлебом не корми, дай только погарцевать перед девчонками. А денег он мне дал, потому что у наших руководительниц снега зимой не выпросишь.

— Кто-то из ваших с прошлого заезда уже говорил мне об этом.

— Кто? — Джой навострила ушки; а вдруг это какая-нибудь девчонка, о которой ей ничего не известно?

— Парень, с которым я подружился, когда мы всей компанией отправились на Северное побережье. Он сказал, что безумно рад, что выиграл бесплатную поездку, но... У них в группе этих леди за глаза прозвали «старые сквалыжницы».

— Ты, наверное, шутишь! Почему ты не сказал мне об этом вчера вечером?

— Вчера вечером я думать забыл об этих старых сквалыжницах, — понизив голос, проговорил Зик. — Вчера вечером я думал только о тебе. Ладно, увидимся позже. — Он отвернулся и снова уставился на воду, продолжая покручивать шнурок.

Обратно к своему шезлонгу Джой не шла, а летела. Было такое ощущение, будто у нее за плечами выросли крылья. Похоже... ох, похоже, Зик не шутит. Она плюхнулась в шезлонг, откинулась на спину и закрыла глаза. В ее хорошенькой головке созрело окончательное решение. Сегодня она устроит небольшое собрание для всех членов группы. Всех, кроме... Ив и Герт. Несправедливо, если мы не получаем то, что нам по праву положено. Покойный Сол Хокинс мечтал о том, чтобы эти поездки приносили нам радость. Он хотел, чтобы каждый привозил с собой обратно в Хадвиль частичку солнышка. Но о каком солнышке может идти речь, если у тебя такое ощущение, будто ты провел неделю не на курорте, а на военных сборах?

В колледже Джой посещала спецкурс, посвященный тому, как, отстаивая свою точку зрения, принимать активное участие в судебном процессе. «Джой против «Старых сквалыжниц», подумала она. Это и будет мой первый судебный процесс.

Ей и в голову прийти не могло, насколько это опасно — затевать что-либо против «старых сквалыжниц».




32


— Ладно, Уилл, — без обиняков начала Риган, — почему бы вам не рассказать мне всю правду? О том, что на самом деле произошло?

— Я не знаю, с чего начать.

— Может, с самого начала? Знаете поговорку?

— Какую?

— Лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

— Если бы...

— В любом случае стоит попробовать.

Они снова сидели у него в кабинете, дверь была заперта, и Джанет было снова строго-настрого заказано удерживать все звонки. Если это вообще возможно, Уилл выглядел еще хуже, чем два часа назад. Он молитвенно сложил руки. Будто исповедоваться собрался, мелькнуло в голове у Риган.

— Я не сделал ничего плохого, — с трудом выдавил из себя он. — Но все выглядит так подозрительно...

На какой-то миг Риган безумно захотелось заткнуть себе уши.

— В ту ночь, когда погибла Доринда... — Он помедлил, взглянул на Риган с таким видом, будто только что увидел призрак, а затем неуверенно продолжил: — ...она вошла ко мне в кабинет. Она как раз собиралась уходить. Было уже поздно. У нее было много работы на наших праздничных мероприятиях, а также в ресторанах и барах. С этим балом, будь он неладен, все разговоры вертелись вокруг ожерелья, которое собираются выставить на торги. А как раз накануне я сказал ей, что, мол, у меня дома есть ожерелье, которое мои родители купили на Гавайях много лет назад. Она спросила, можно ли сфотографировать его для бюллетеня, посвященного балу. Я принес ожерелье на работу и отдал ей. Потом она ушла. И больше я ее живой не видел...

— Ожерелье, которое было у нее на шее, когда ее нашли, принадлежит вам? — изумленно переспросила Риган.

— Точно.

— И ваши родители купили его здесь, на Гавайях. Когда это было?

— Тридцать лет назад.

— Тридцать лет назад оно было похищено из Музея морских раковин.

— Теперь-то я это знаю, но клянусь Богом, тогда я и понятия не имел... — Уилл уставился куда-то в угол окаменевшим взглядом, не в силах закончить свою мысль.

— А вы в курсе, где они купили его?

— В аэропорту. Им его продал какой-то мальчишка. У него были ужасно странные пальцы на ногах.

— Что?

— Сегодня утром я разговаривал с мамой по телефону. Она сказала, что на мальчишке были сандалии, и сразу бросалось в глаза, что большие пальцы у него намного короче следующих. Это единственное, что она о нем запомнила.

— В мире тысячи людей с необычными ногами, — заметила Риган. — Это еще не самая большая беда. Все же лучше, чем шишки, например. Вот это болезненно.

— Да, но мама сказала, что вторые пальцы у него были противоестественно длинные.

— Этот мальчишка, если он, конечно, еще жив, стал теперь на тридцать лет старше. И ваша мама ничего больше не запомнила?

— Ничего. Где бы он ни был, он, безусловно, здорово изменился. Но голову даю на отсечение, пальцы у него все те же.

— Так, значит, этот мальчишка вполне мог быть тем, кто украл ожерелье?

— Ага. — Уилл тяжело вздохнул. — Неужели вы не понимаете, Риган? Я никому, никому не могу сказать, что все эти годы украденное ожерелье находилось у меня. Это выставит меня в дурном свете, с какой стороны ни взглянуть.

— Да уж.

— Риган!

— Простите, Уилл. И хотя, если честно, все это кажется слегка подозрительным, — то, что ваши родители все эти годы владели ожерельем, которое было похищено из музея, — я уверена, они и не догадывались о том, что оно краденое, когда покупали его.

— Разумеется, нет! Они купили ожерелье, сели на самолет и улетели домой! Мама надевала его только по большим праздникам. Она говорила, что чувствует себя в нем королевой.

— Ваша мама, наверное, экстрасенс.

— Да, у нее есть что-то такое... — Уилл вымученно кивнул. — Риган, вся эта история может выйти для меня боком. На Доринде было мое ожерелье — бесценное, украденное ожерелье, — и она была мертва! Это сразу навлечет на меня подозрение в убийстве.

— В полиции уверены, что это был несчастный случай. Было на ней ваше ожерелье или нет, они не верят в то, что ее кто-то убил. Но, Уилл, именно вы предложили мне расследовать это дело. Зачем? Если вас так волнует, что о вас подумают, почему вы не спустили все на тормозах?

Уилл с шумом втянул в себя воздух:

— Когда я передавал ожерелье Доринде, у меня было дурное предчувствие. Оно так много значило для моей мамы. Я вдруг понял, что это не очень хорошая мысль. Доринда заверила меня, что отправляется прямо домой. Я попросил ее сразу же сделать снимки. Сказал, что позже я заеду к ней домой, чтобы забрать его. Мне еще оставалось кое-что закончить.

— И что она вам ответила?

— Что пойдет прямо к себе на квартиру. Она собиралась положить его на кусок черной материи у себя на столе, подобрать нужное освещение и сделать несколько снимков. Предложила выпить по бокалу вина, когда я приеду. Но, признаться, мне была не по душе эта мысль. Не очень-то это хорошо, особенно в отсутствие жены... Но, с другой стороны, мне очень не хотелось оставлять ожерелье у нее на ночь, и уж если я дал его ей, было бы глупо с моей стороны требовать его назад. Так что я сказал: может быть, но только по одному бокальчику. Я знал, что не смогу уснуть, если не заберу его.

 Боже правый, подумала Риган.

— Доринда, как вам известно, обожала флиртовать с мужчинами, и моя жена ее терпеть не могла.

— А ваша жена видела последний бюллетень со своей фотографией?

— Нет еще. В любом случае, после работы я поехал к ней на квартиру и позвонил в дверь. Было уже очень поздно, но мне никто не ответил. Я немного подождал в машине и спустя некоторое время попытался дозвониться до нее по телефону. Трубку никто не брал. Наконец я уехал домой ни с чем. На следующее утро я прихожу на работу, ее тело выбрасывает волной на берег, а на ее шее — мое ожерелье. Когда я отдал его ей, оно было в специальной сумочке, и я очень просил ее быть аккуратней. Думаю, как только она вышла из кабинета, то сразу надела его себе на шею. Риган... — Уилл заколебался. — Доринда направлялась прямо домой. Ей нравилось проводить со мной время, и она прекрасно знала, что я обязательно приеду. Она ни за что на свете не стала бы останавливаться на молу в тот вечер. А теперь у меня из головы не идет мысль о том, что кто-то мог видеть меня у ее дома в то ночь, когда ее не стало.

Риган задумалась:

— Исходя из того, что я слышала о Доринде, она была, как бы это сказать... Слегка импульсивной. Может, в последний момент она все же решила задержаться на молу. Буквально на минутку.

Уилл решительно помотал головой:

— Ни за что в это не поверю. Я почти не сомневаюсь: кто-то нарочно заманил ее в воду.

— На ней было это ожерелье. Может, она решила покрасоваться перед кем-нибудь на пляже?

— Может быть. Но перед кем? И был ли у этого человека умысел причинить ей вред? А вдруг он уже сейчас намечает себе новую жертву? Риган, мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь догадался о моем участии в этом деле. Но я твердо убежден: кто-то убил Доринду, и он за это заплатит.

— Видите ли, Уилл, за долгие годы своей журналистской практики Доринда довела до белого каления очень многих. Даже моя мама до сих пор не может забыть статью, которую та о ней написала. А тому уже без малого двадцать лет. А тут еще этот последний бюллетень... — Уилл в отчаянье закрыл лицо руками.

— Я слышала об одном... гм, человеке, который якобы проходу не давал Доринде, прося ее написать о нем биографический очерк для журнала. Он занимается дизайном одежды с гавайской символикой. Как вы думаете, может, это и есть босс Джаззи?

— Да, это Клод Мотт. Он хочет привлечь всеобщее внимание к своей новой линии одежды. Он житья не давал Доринде, настаивая на том, чтобы она о нем написала, но она сказала мне, что и не подумает.

— Джаззи ни словечком об этом не обмолвилась, смешивая Доринду с грязью.

— Что вы от нее хотите? Это Джаззи!

— Думаю, нам следует еще раз поговорить. Еще мне очень хотелось бы перекинуться парой слов с Клодом.

— Завтра он будет здесь, в отеле. Для него забронирован номер люкс.

— Прекрасно. И вот еще что: сегодня днем я видела в баре какую-то странную парочку. По их словам, они из группы, которая приехала из города, где все время идет дождь.

— Ах да. Они члены клуба «Хвала дождю».

— Что-что?

Уилл вкратце изложил ей историю клуба и создания туристических групп.

— Вот уже три года, как они приезжают к нам.

— Я бы на вашем месте не спускала с них глаз. Они показались мне очень подозрительными. Я поймала их, когда они выходили из кладовой у нас на этаже. Он объяснил это тем, что у них в номере якобы не хватает полотенец. Но, принимая во внимание то, что вы мне рассказали, — я имею в виду все эти странности, — я просто не знаю, что и думать.

— Я тоже не знаю. Они у нас в первый раз. Может, они и странные, но, скорее всего, они не имеют никакого отношения к тому, что у нас происходит. Но, если начистоту, я буду только рад, когда эта группа уедет, и с концами. Эти две дамы-руководительницы каждый раз буквально выколачивают из меня огромные скидки. Несколько раз я уже шел им навстречу. Решил, что больше не буду иметь с ними никаких дел. Захотят вернуться — пожалуйста, но с условием: плати по полному тарифу. Я и так уделял им слишком много внимания, слишком с ними миндальничал, а они этого вовсе не заслуживают.

Риган улыбнулась:

— Особенно если члены их группы таскают у вас полотенца.

Уилл хмыкнул и энергично потер пальцами веки.

— Когда прилетают ваши родители? — спросила Риган.

— Завтра.

— А жена?

— Сегодня вечером, слава тебе господи. У меня будет время, чтобы подготовить ее к тому, что мои родители тоже приедут. А тут еще эта история с ожерельем...

Риган решительно встала:

— Попытаюсь выяснить, нет ли здесь поблизости Джаззи. Как я поняла, скоро должен подъехать двоюродный брат Доринды. Не могли бы вы дать мне знать, когда он приедет? Было бы очень кстати с ним побеседовать. Может статься, он позволит мне взглянуть на квартиру Доринды. А там... Вдруг мне удастся обнаружить что-нибудь действительно важное?

— Хорошо. Я дам вам знать.

— Не волнуйтесь, Уилл. Вы все правильно сделали. Как бы мне хотелось разыскать того мальчишку, который продал ожерелье вашим родителям!

— Завтра они оба будут здесь. Как пить дать моя мамочка будет только рада в очередной раз во всех красках расписать его выдающиеся ноги.

Риган еще раз улыбнулась:

— Мне не терпится ее увидеть.

— Думаю, экстрасенсорные способности я унаследовал от нее, — на полном серьезе заявил Уилл. — Знаю, это вам может показаться полным бредом, но я очень сильно подозреваю, что тот мерзавец, который убил Доринду, и тот, кто тридцать лет назад украл ожерелье, сейчас находятся здесь, среди нас.

— А я со своей стороны приложу все усилия к тому, чтобы их найти, — заверила его Риган, стоя в дверях.

Да, по сравнению с тем, что здесь творится, снежные сугробы в Нью-Йорке — просто детский лепет, подумала она, выходя из кабинета управляющего.




33


Когда Нед, Арти и Фрэнси вернулись в отель, Неду не терпелось поскорей добраться до Музея морских раковин. Как же ему хотелось снова увидеть ожерелье, которое тридцать лет назад так недолго красовалось у него на шее! Оно снова будет моим, подумал он. Он знал, что, если украдет его во второй раз, это заставит его поверить в собственные силы. Немного пафосно. Десять лет терапии не прошли даром, но сейчас ему было на это наплевать.

Было три часа дня, когда фургон затормозил у входа в вестибюль отеля.

— Ну что, сначала перекусим, а потом — на пляж? — предложила Фрэнси.

— Я не могу, — поспешно ответил Нед.

— Но ты же сам сказал, что хочешь есть, — запротестовала Фрэнси.

— Хочу. Но сначала я должен принять душ, а потом заглянуть на минутку к боссу. Он очень вас любит, ребята, но в то же время хочет, чтобы я не забывал и о других гостях. А позже мы вместе выпьем.

Фрэнси скорчила разочарованную гримаску:

— Тогда я, наверное, отправлюсь в спа-салон. Посмотрим, может, мне там сделают массаж ломи-ломи и обертывание водорослями.

— А я чувствую себя сейчас так, будто мне только что сделали это самое обертывание, — заявил Арти. — Когда тебя пару раз сшибет с ног огромная волна, кажется, что ты один на один с бушующей стихией.

— Но ведь тебе это понравилось? — спросил Нед.

— Возможно, — скривив губы, пробурчал Арти.

Ну вот, снова полез в бутылку, подумал Нед. Они прошествовали к себе в номер, и Нед тотчас же полез под душ. Арти вытащил бутылку минералки из мини-бара и вышел на балкон. С балкона открывался прекрасный вид на пляж, и было очень приятно сидеть, расслабившись, чувствуя, как жара начинает потихоньку спадать. Было такое чувство, что все вокруг преисполнилось полуденной истомой.

Только не в душевой кабине. Нед быстро намылил свое мускулистое тело, секунду постоял под душем и выключил кран. Затем схватил полотенце и энергично растерся. Вернувшись в комнату, он выхватил из шкафа шорты и рубашку и быстро оделся. Сунул ноги в спортивные полуботинки «топ-сайдерс», поглядывая в сторону открытых сандалий, которые купил, поддавшись какому-то необъяснимому соблазну, в одной из отельных лавчонок. Когда-нибудь я непременно снова их надену, подумал он. Кому какое дело, как выглядят мои пальцы? Но только не сейчас. Сейчас он не хотел отвлекаться ни на что другое, хотя, безусловно, эти сандалии очень бы ему сгодились. В последний раз он выходил в сандалиях в тот день, когда украл ожерелье. В какой-то момент у него даже мелькнула мысль, что они могут принести ему удачу.

И все же он решил не в их пользу.

Только ботинки-то я зачем надел? — обругал себя Нед, поспешно сбрасывая их. Кто знает, может, мне придется удирать. Он сел на кровать, натянул носки и сунул ноги в кроссовки. Вот бы вернуть те замечательные кроссовки фирмы «Флайерс», которые я носил, когда был мальчишкой! Мне всегда нравились их рекламные ролики. Ребята там бегали и летали как птицы, спеша на помощь тем, кто попал в беду. А Нед всегда думал: умей он летать, он, не долго думая, полетел бы искать приключений на свою голову. Всему причиной мое несчастливое детство. И ничего тут не попишешь. Постоянные насмешки и издевательства со стороны окружающих не очень способствуют формированию полноценной, психически уравновешенной личности. Но все эти годы мне удавалось держаться в стороне от неприятностей. Но теперь! Это ожерелье! Одна мысль об этом злосчастном ожерелье заставила Неда рывком вскочить на ноги.

Он опрометью кинулся к балконной двери.

— Увидимся позже! — крикнул он Арти.

Арти резко повернулся в его сторону:

— Приходи на пляж, когда освободишься. Фрэнси обещала составить нам компанию, как только закончится ее сеанс в салоне.

— Идет, — отозвался Нед и помахал Арти рукой, затем повернулся и, прихватив из шкафа бейсболку и пустой рюкзачок, пулей вылетел из номера, прежде чем Арти успел что-то сказать о планах на вечер. Что и говорить, у этого парня явно винтика в голове не хватает. Эти его ночные прогулки по пляжу... То, как он сжимает и разжимает руки... Полное отсутствие опыта общения с женщинами. Как-то раз, в баре, Нед наблюдал за его неумелыми попытками завязать знакомство с парой дамочек. Ни одна из них даже не посмотрела в его сторону. Когда его сфотографировала Доринда Дос, он предпринял неуклюжую попытку пофлиртовать с ней. И, хотя это была соблазнительница мирового класса, она ничем не брезгала. Сначала заморочила голову Бобу, затем — Арти. У нее наверняка сложилось определенное мнение о «Счастливой семерке». Бедняжка Доринда. Подумать только... Нас практически одновременно приняли на работу...

Нед вышел из номера и запросил по сотовому информацию о Музее морских раковин. Он ведь уже столько лет не был там. Купил в газетном киоске карту и вычислил местоположение музея.

Выйдя на улицу, он прыгнул в такси и наобум назвал водителю адрес в нескольких кварталах от отеля. Ему не хотелось, чтобы какой-нибудь таксист опознал его как парня из «Вайкики Вотерс», которого он привез в музей. Они отъехали, и через несколько миль остановились на обочине пустынного шоссе, идущего вдоль линии пляжа.

— Что, уже приехали? — осведомился таксист.

— Приехали.

— Не пойму, что тут интересного.

— Я просто решил немного прогуляться.

После пятнадцати минут так называемой прогулки по пляжу впереди показалось здание музея. Нед почувствовал, как у него застучало в висках. Он вспомнил чувство, охватившее его тридцать лет назад. Тогда он был мальчишкой, а теперь он уже взрослый мужчина, но чувство не изменилось. Его охватило то же нетерпение, сердце так же бешено застучало в висках. Вокруг царила тишина. На пляже не было ни души, да и музей, похоже, никто не охранял. Нед приблизился к ступенькам, ведущим к входу в музей, и вдруг заметил, что неподалеку стоит складной пластиковый столик для пикника, а спиной к нему сидит некто в белой тоге и задумчиво смотрит на запад, в сторону заходящего солнца. Да он, никак, медитирует. Глаза закрыты, руки вывернуты ладонями наружу. Неужели это тот самый толстяк, который тридцать лет назад поднял такой шум по телевизору? Нед видел его по ящику на следующий день после ограбления. Похоже, на нем та же самая тога, со смешком подумал Нед.

Когда Нед подобрался поближе, он не поверил собственным глазам: на столе лежали два драгоценных ракушечных ожерелья! Здесь, прямо у него под носом! Неужели у меня хватит на это смелости? — раздумывал он.

Несомненно. Почему бы и нет? Они лежали так близко... И так далеко. В случае чего он может сказать, что, дескать, только хотел посмотреть.

Нед подкрался к нему как мышь, стараясь двигаться как можно тише. В тот самый момент, когда он уже тихонько поднимал ожерелья двумя средними пальцами рук, грузный человек в тоге открыл глаза, самодовольно улыбнулся и повернулся лицом к столу. Не успев осознать, откуда пришелся удар, он покачнулся и как подкошенный рухнул на землю.

Боль была настолько сильной, что голова просто раскалывалась; но только когда толстяк усилием воли заставил себя подняться и увидел, что ожерелий больше нет, окрестности огласил душераздирающий вой. Жуткие вопли Джимми разнеслись на несколько миль вокруг.




34


Риган обошла вокруг отеля и увидела Джаззи: та неспешно потягивала кофе и просматривала какие-то бумаги в той самой кофейне, где Риган завтракала сегодня утром. Она решила зайти и перекинуться парой слов с этой королевой подарочных комплектов.

— Не возражаете, если я к вам присоединюсь? — осведомилась Риган.

Джаззи подняла глаза. На носу у нее красовались стильные очки, и вообще она изо всех сил старалась напустить на себя деловой вид. Встряхнув своей грязноватой белокурой гривой, она любезно предложила Риган сесть.

— Мы все тут просто в цейтноте из-за этого бала. Похоже, завтра вечером нас ждет настоящее веселье.

Риган кивнула и заказала чашку чая у немолодой официантки по имени Уинни — той самой, которая обслуживала ее сегодня утром.

— Вы все еще здесь? — удивилась Риган.

— Еще у одного парнишки вдруг прорезался жуткий насморк, — сухо заметила Уинни. — Полагаю, сегодня они весь день проторчат в океане. Ну и ладно. Со мной все будет в порядке, если ноги выдержат. Лишние деньжата на пенсии не повредят, если, конечно, я до нее доживу.

Риган улыбнулась и повернулась к Джаззи:

— Насколько я поняла, все билеты проданы.

— Это странно. И даже немного подозрительно. Все словно с ума посходили из-за этого аукциона. Вся эта шумиха, раздутая прессой вокруг Доринды и королевского ожерелья, только подлила масла в огонь.

— Вот и чай, милочка, — официантка поставила чашку на столик. — Пейте на здоровье.

— Спасибо. — Риган взяла металлический молочник, плеснула в чашку немного молока, добавила щепотку сахара и перемешала.

— Удивительно, почему вы сейчас не на пляже? — спросила Джаззи. — Вы же сейчас в отпуске. Не сомневаюсь, Стив и Кит будут только рады, если вы к ним присоединитесь.

— Да, да... По-моему, он хороший парень, — уклончиво ответила Риган.

— Да, неплохой. Хотя, признаться, ему уже наскучило сидеть без дела. В его-то годы...

Ты, наверное, шутишь, подумала Риган. А каково сидеть на Большом острове в пустом особняке? Не похоже, чтобы ты там особо перенапрягалась.

И, будто прочитав ее мысли, Джаззи поспешно добавила:

— Знаю, я сама уже давно не работаю адвокатом в большом городе. Но я не жалуюсь. Мне нравится работать на Клода. Гораздо меньше нервотрепки. А сейчас... успех его нового предприятия — я имею в виду гавайскую одежду — очень важен для нас.

Интересно, для кого это «нас»? — изумилась про себя Риган. Может, именно поэтому Джаззи так до сих пор и не окрутила Стива. Она ведь прирожденный манипулятор, это сразу видно.

— Кстати, по поводу Доринды, — сказала Риган. — Все так запутано. Сегодня я разговаривала с одним человеком, у которого она много лет назад брала интервью. Так вот, этот человек сказал мне, что Доринда буквально довела его до белого каления.

— Ваша уважаемая матушка? — бесстрастно осведомилась Джаззи.

— Моя матушка?

— Вы Риган Рейли, — продолжала Джаззи. — А она Нора Риган Рейли. Несмотря на то что у вас темные волосы, вы очень похожи.

— Да вы просто настоящий детектив, Джаззи.

— Вы тоже, Риган.

— Да, вы совершенно правы, Доринда брала у нее интервью. Не могу сказать, что мама была от нее в восторге, но ей было действительно жаль ее.

Джаззи нетерпеливо махнула ладошкой:

— Можете мне поверить, вся ее так называемая журналистская деятельность была только для отвода глаз! Говорю вам, у нее был дар манипулировать людьми. Она обещала написать о Клоде для журнала «Райское блаженство». Потом вдруг передумала. Потом решила, что все-таки стоит попытаться. Потом заявила, что он, дескать, слишком богат, что ему не нужно работать, потому что он и так уже сколотил себе состояние и, что бы ни случилось, с голоду не помрет. Она, по ее словам, хотела сосредоточиться на предприимчивых смельчаках, которые отважились бросить работу, чтобы здесь, на Гавайях, начать все с нуля. Я вас умоляю! Чем ей не угодил Клод? Ведь у него тоже хватило смелости попробовать свои силы на новом поприще! И только из-за того, что у него это получилось, его надо поливать грязью? А сейчас ему бы очень не хотелось, чтобы его подняли на смех, если его предприятие лопнет. Ведь, согласитесь, все будут только рады чужой неудаче, особенно после того, как человек уже в чем-то преуспел?

Ну, положим, не все, подумала Риган. Приподняв брови, она молча потягивала чай. Думаю, она ответила на мой вопрос по поводу ее босса, и мне почему-то кажется, что их отношения выходят за рамки официальных.

— Доринда хоть раз встречалась с Клодом?

— На Рождество мы устроили большую вечеринку под открытым небом. Ее мы тоже пригласили. Тогда-то она опять заявила, что будет писать о Клоде. Вела себя так бесцеремонно, просто ужас какой-то. Кружила повсюду, как назойливая муха. Тут и там, тут и там... Там и тут. — Джаззи захихикала. — Даже по лесу успела пробежаться, сделала там пару снимков. А я тем временем пробралась в ванную Клода и положила в его шкафчик с лекарствами стеклянные шарики. Знаете, зачем? Потому что мне известно, какими любопытными становятся люди на больших вечеринках, когда нет возможности за всеми уследить. Так что же вы думаете? Эта нахалка воспользовалась туалетом в его спальне, в самом конце коридора! А потом открыла шкафчик — шарики посыпались на пол и разбились вдребезги. Я была начеку и сразу же подоспела с метлой. Она клялась и божилась, что у нее якобы раскалывается голова и она полезла в аптечку, чтобы посмотреть, нет ли там аспирина.

Похоже, вы с Дориндой одного поля ягоды, подумала Риган.

— Тогда-то я и поняла, что от нее надо держаться подальше, — продолжала Джаззи. — Вам ли не знать, как это бывает? Это называется первое впечатление. И в итоге ты оказываешься прав.

— Думаю, да, — сказала Риган.

А мое первое впечатление о тебе, Джаззи, вряд ли можно назвать положительным. Это ж надо додуматься — положить в аптечку стеклянные шарики с тем расчетом, чтобы унизить одного из гостей? Это не лучше, чем сочинять гадости о порядочных людях.

— Ведь у нее на шее было украденное ожерелье. Вам это о чем-нибудь говорит? — осведомилась Джаззи.

— Здесь может быть множество вариантов, — уклончиво ответила Риган.

— О которых, как я подозреваю, мы никогда не услышим. Свою тайну она унесла с собой в могилу. — Джаззи на секунду опустила взгляд на свои бумаги, а затем снова посмотрела на Риган. — Как я понимаю, вы с Кит будете на балу, верно?

— Верно.

— Я сказала Стиву, чтобы он непременно принял участие в торгах и попытал счастья ради Кит. Жутко романтично, правда?

— Не сомневаюсь.

— Похоже, она ему действительно нравится. — Джаззи заговорщически наклонилась к Риган, будто собираясь поведать ей вселенскую тайну. — Послушайте, что я вам скажу: добрая половина дамочек на нашем острове кругами вокруг него ходит. — Джаззи перешла на шепот: — Это весьма выигрышная партия, доложу я вам, да еще с капитальцем. С большой буквы «К». Я просто поражаюсь, что ни одной девице до сих пор не удалось его окрутить. Чего он ждет, никак не пойму. Та, кому достанется эта золотая рыбка, будет просто плясать от восторга.

Риган улыбнулась:

— А если ему достанется Кит, он будет плясать от восторга.

Джаззи, закинув назад свою гриву, делано засмеялась и махнула ручкой:

— Ну конечно, конечно, о чем речь. В любом случае, завтра вечером мы повеселимся на славу. Не могу дождаться, чтобы узнать, сколько в конечном итоге принесет это ожерелье. А если на торги выставят оба, тогда — уф-ф! — здесь такое начнется! Сумасшедший дом!

— Не сомневаюсь, это будет интересно, — кивнула Риган, недоумевая, когда же наконец улягутся страсти вокруг Доринды Дос. В глубине души она подозревала, что этот день наступит еще очень не скоро.




35


Нед сунул ожерелья в рюкзак и помчался как ветер, стараясь как можно быстрей убраться подальше от Музея морских раковин. Все произошло так быстро, что он и глазом моргнуть не успел. Он вовсе не ожидал увидеть ожерелья на столе для пикника и в ту же секунду, как их заметил, понял, что времени на размышления нет. Взмахнув рукой, он остановил такси и попросил отвезти его на центральную торговую улицу Вайкики. Ему не хотелось, чтобы кто-нибудь ненароком проследил за ним на обратном пути к отелю.

Слава богу, водителю, похоже, было все до лампочки. В салоне громко играла музыка, и он только рассеянно хмыкнул, когда Нед указал ему направление. Сидя на заднем сиденье такси, Нед чувствовал, как бешено колотится сердце. А здорово я врезал этому толстяку, когда тот собрался было повернуть голову. Ну и орал же он! Я-то надеялся, что после медитации ему потребуется хотя бы пара минут, чтобы прийти в себя.

Нед выбрался из такси на Калакауа-авеню, напротив Королевского гавайского торгового центра, и зашагал по тротуару, быстро смешавшись с толпой японских и американских туристов. Было четыре часа дня. Он лихорадочно соображал, что ему дальше делать: куда девать ожерелья? Смогу ли я пронести их в номер? И если да, то как? А что, если их увидит Арти? Их необходимо срочно где-то спрятать, по крайней мере, до его отъезда. А я потом найду для них более подходящее место.

Он зашел в лавку канцелярских принадлежностей и купил там подарочную коробку, рулон оберточной бумаги с кокетливыми фигурками гавайских девушек, исполняющих танец хула, клейкую ленту и пару небольших ножниц. Затем вышел и шагал по прямой, пока наконец не добрался до небольшого переулка, отходящего в сторону от главной улицы. Нырнув в переулок, он принялся лихорадочно упаковывать свою добычу.

— Господи, какая прелесть! — восхитился какой-то старый пень, проходивший мимо.

— Ты и представить себе не можешь, — пробормотал Нед себе под нос, надежно фиксируя клейкой лентой оберточную бумагу. Затем он положил коробку в целлофановый пакет и, подобрав с земли рюкзак, заметил на нем большое черное пятно. Оказывается, он плюхнул его прямо в масляную лужу. Нед опять бросил рюкзак на землю, минутку постоял в раздумье, а затем помчался что было духу в «Вайкики Вотерс».

Быстро шагая по запруженной народом улице, он жалел о том, что, пока не уедет Арти, у него не будет возможности как следует рассмотреть ожерелья. Он никогда бы не решился разглядывать их в номере. Но ему не терпелось снова хотя бы одним глазком взглянуть на эти драгоценные раковины. Я практически не сомневаюсь, что мне удастся найти покупателя, который будет готов выложить за них кругленькую сумму, размышлял он.

В вестибюле отеля царило непонятное оживление: постояльцы и персонал, собравшись вместе, что-то возбужденно обсуждали.

— Нед! Слыхал последние новости? — окликнули его.

Это был Гленн, молодой парень, который вот уже два года работал посыльным. Вид у него был слегка глуповатый. За глаза его прозвали «любимчик», потому что Уилл явно выделял его и, по слухам, прочил на свое место.

— Не слыхал, — ответил Нед, судорожно сжимая ручки пакета.

— Только что из Музея морских раковин похитили королевские ожерелья! Это уже во всех новостях! Что теперь выставлять на аукцион? Весь бал насмарку!

— Да что ты говоришь! — притворно изумился Нед. — Бедный Уилл. Он так надеялся, что бал пройдет успешно...

— Да, не повезло парню, — вздохнул Гленн и кивком головы указал на пакет Неда. — Клевая упаковочка.

— А? — не понял тот. — Ах, это... Ну да.

— Что у тебя там? — улыбаясь, полюбопытствовал Гленн.

— Одна моя знакомая собралась на вечеринку и попросила меня подобрать какой-нибудь прикольный подарок. Я сказал, что оставлю его в регистратуре. Сегодня вечером она его заберет. Можешь присмотреть за ним для меня?

Гленн уставился на Неда дружелюбным, хотя и слегка бессмысленным взглядом:

— Нет проблем. Как ее зовут?

— Донна Легатт.

— Обожаю прикольные подарки. Что ты для нее выбрал?

Этот парень такой любопытный, всегда хочет быть в самой гуще событий, с раздражением подумал Нед.

— Ерунда, какие-то дурацкие игрушки, — небрежно бросил он. — Сам знаешь, всякая дребедень. Ее подружка устраивает девичник, а у нее, как назло, нет времени ходить по магазинам... — Нед почувствовал, что начинает заговариваться.

Гленн хлопнул его по плечу и понимающе ухмыльнулся:

— Не переживай, я пригляжу за твоим драгоценным подарком. Похоже, тебе не очень-то хочется с ним расставаться! Ой, вон подъехало такси. — Буквально выдернув пакет из рук Неда, он заторопился к автомобилю, который только что остановился у входа и услужливо распахнул заднюю дверцу, чтобы выпустить двух новых гостей с цветочными ожерельями на шеях.

— Добро пожаловать в «Вайкики Вотерс»! — лучезарно улыбаясь, приветствовал их Гленн. — Мы так рады видеть вас в нашем отеле!

Нед круто повернулся на каблуках и решительно зашагал мимо регистратуры. Его вдруг охватили сомнения. Правильно ли я поступил? Может, все-таки стоило рискнуть и пронести ожерелья в номер? Одна из девушек, работавших в регистратуре, окликнула его:

— Нед! Уилл хочет тебя видеть.

— Прямо сейчас?

— Да.

— Ладно, иду. — Он обогнул конторку и прошел в кабинет Уилла.

Джанет, как обычно, сидела на своем посту. Взглянув на Неда, она указала ему большим пальцем на дверь кабинета:

— Он у себя.

Нед открыл дверь и вошел. Уилл замахал рукой, приглашая его сесть, и положил трубку.

— Нед, кажется, мы здорово влипли.

— Я уже слышал. Ожерелья украли.

— Хуже. Завтра приезжают мои родители.

Нед от души расхохотался, обрадовавшись, что они не собираются обсуждать то, что спрятано в подарочной коробке, которая теперь затерялась среди сумок и чемоданов бесчисленных гостей. Уилл не выдержал и тоже засмеялся:

— Уму непостижимо, что в эту минуту я еще способен шутить. — Надо признаться, шутка немного взбодрила его, помогла снять напряжение. Теперь, когда ожерелья исчезли, все и так летит в тартарары. Но Уиллу нравился Нед. Душевный парень, свой в доску. — Завтра утром прилетают мои родители. Я знаю, они устанут с дороги, но я также знаю, что в номере они не останутся, чтобы отдохнуть, как все нормальные люди. Мне надо, чтобы кто-то их развлек, иначе моя мамочка всех тут достанет, а нам надо готовиться к балу. Ты не смог бы увести их на пляж, скажем, на пару часиков? Может, предложить им после обеда небольшую морскую прогулку?

— Конечно, Уилл, что за вопрос.

— Как там поживает «Сборная солянка»?

— Нормально. Сегодня утром я возил двоих на Северное побережье, чтобы поучить кататься на доске. Думаю, тебе будет небезынтересно узнать, о чем Ив и Герт сообщили нам сегодня за завтраком. Они собирались обойти несколько местных отелей, чтобы разузнать, нельзя ли найти где-нибудь вариант подешевле.

Уилл возмущенно замахал руками:

— Эти двое уже у меня в печенках сидят! Весь прошлый год они буквально выбивали из меня огромные скидки! Я всегда шел им навстречу. Сам знаешь, я даже поселил тебя в одном номере с парнем из их группы, чтобы помочь им сэкономить.

Нед с понимающим видом закатил глаза:

— Знаю, Уилл, знаю.

— Ты хороший парень, Нед. Клянусь, я никогда больше так не поступлю. Сейчас я намерен сказать им начистоту: катитесь на все четыре стороны. Когда они приехали сюда в первый раз, то не тряслись над каждым грошом и наслаждались жизнью. А теперь эти старухи просто помешались на экономии. По-моему, они улетают в понедельник — еще целых два дня впереди!

— У парня, с которым я живу в одном номере, явно не все дома.

— Неужели все так плохо?

— А парочка, которая пишет главу для книги о радостях семейной жизни, — это просто нечто. От одного взгляда на них помрешь со скуки. Да и девчонка из их группы сегодня за завтраком вдруг начала болтать о том, что творится у нас в отеле.

— Что она болтала? — быстро спросил Уилл.

— Что это место не такое уж и безопасное и что по отелю ходят слухи, будто Доринду Дос на самом деле убили.

— Эти слухи могут очень нам навредить. Да, у нас были кое-какие проблемы, но мы делаем все, что от нас зависит, чтобы это не повторилось снова. А что касается Доринды... В полиции считают, что это несчастный случай, так что... — Уилл поднялся со стула.

Нед одним прыжком вскочил на ноги:

— Похоже, ты не очень озабочен пропажей ожерелий.

— Как раз наоборот, Нед. Поймать бы мне этого мерзавца... Я бы его просто придушил.

Нед сочувственно кивнул:

— Я тебя понимаю. Хотя кто знает? Может, они еще и объявятся прямо перед самым балом. Мне не терпится поскорей познакомиться с твоими родителями. Мистер и миссис Браун?

— Нед, они уже в том возрасте, когда люди предпочитают, чтобы их звали по именам. Якобы это дает им шанс почувствовать себя моложе.

— А как их зовут?

— Алметта и Бинглси. Захочешь забыть — не забудешь, верно?

Нед едва не поперхнулся.

— Т-точно, — с усилием выдавил из себя он. — А раньше они уже бывали на Гавайях?

— И не один раз с тех пор, как я здесь поселился. Первый раз они побывали на Оаху тридцать лет назад и просто влюбились в это место. Им так здесь понравилось, что с той поры они регулярно сюда наведываются.

— Чудесно. Я буду стараться изо всех сил, чтобы они не скучали.

— Я попрошу, чтобы тебя не особенно нагружали в эти дни, — улыбнулся Уилл. — С тебя вполне хватит и моей мамочки.




36


Собравшись в Музее морских раковин, толпа представителей местных и национальных средств массовой информации буквально атаковала Джимми. Он стоял в вестибюле музея, в окружении камер, объективов и микрофонов и прижимал ко лбу ледяной компресс.

— ...Джимми сам, своими руками прикончит тех негодяев, которые украли ожерелья! Слышите, своими руками!

— Что вы делали на улице с ожерельями?

— Я возносил хвалу Господу за то, что он вернул Джимми королевское ожерелье! А что потом? Они исчезают! Оба!

— Вы можете себе представить, кому могло прийти в голову незаметно подкрасться к вам сзади и ударить по голове?

— Нет. Если бы Джимми знал... он давно уже отправился бы на поиски этого мерзавца. Но он был достаточно силен, этот демон. Нужно немало сил, чтобы сбить Джимми с ног.

— Если понадобится, вы сможете его опознать?

— Джимми очень долго думал и наконец вспомнил. Он видел, как перед его глазами мелькнуло что-то желтое.

— Что желтое? — выкрикнул дотошный журналист, стоявший позади толпы.

— Что-то. Когда Джимми ударили, ему показалось, будто прямо перед его лицом мелькнуло какое-то желтое пятно.

— И это все, что вам удалось впомнить?

— Что вы пристали к Джимми? Джимми могли убить! А это вам не игрушки! В полиции должны хорошенько подумать о том, что надо делать!

— Может, вы желаете сделать заявление для прессы? Что еще вы хотите сказать нам, Джимми?

Джимми посмотрел прямо в объектив:

— Того, кто это сделал, ждут очень большие неприятности. Особенно если я доберусь до него. Эти ожерелья уже были похищены много лет назад — похищены у женщин, которые изготовили их специально для королевы Лилиоукалани и принцессы Каиулани. Тогда вора поймали и загнали в океан. А вчера одно из королевских ожерелий было обнаружено на шее женщины, утонувшей у «Вайкики Вотерс». Тот, кто украл сегодня эти ожерелья, слышишь меня? Да поглотит тебя пучина морская! На этих ожерельях лежит проклятие... — Он выдержал многозначительную паузу. — Джимми необходимо срочно принять аспирин.

Журналисты и репортеры закрыли свои блокноты и отключили микрофоны.

— Что-то желтое, — прошептал один из журналистов. — Да, по такой примете найти его будет раз плюнуть.




37


Джейсон и Карла сидели за столиком у окна, в самом дальнем от близнецов конце зала. Карла поминутно бросала в их сторону возмущенные взгляды, будучи не в силах сдержаться.

— Расслабься и спокойно ешь, — каждый раз говорил ей Джейсон.

— Не могу. Я просто вне себя от злости. Сначала они натянули нам нос в аэропорту, а на мое замечательное колечко даже и не взглянули! — Она с жалобным видом показала ему руку.

— Да забудь ты о них!

Карла попыталась сосредоточить свое внимание на ахи-бургере, [21 - Ахи-бургер — булочка, начиненная филе тунца или лосося, запеченного на гриле с мелко нарезанными яйцами, морковью, салатом с добавлением чеснока и черного перца. Подается под майонезом.] но от раздражения у нее пропал аппетит. Что-то странное творится сегодня с этой парочкой, да и выглядят они как-то не так. Она снова посмотрела в их сторону. Сегодня на них были надеты бежевые брюки и в тон им рубашки с длинными рукавами. Карла прищурилась. Она вспомнила, что по отелю эти двое всегда разгуливали в необъятных гавайских платьях кричащих расцветок.

К их столику подошла официантка, чтобы подлить им минеральной воды. Карла была погружена в глубокие раздумья.

— Карла, — сказал ей Джейсон, — по-моему, ты меня игнорируешь.

— Вспомнила! — возбужденно зашептала она. — Вспомнила, что я видела той ночью, когда убежала от тебя на пляж.

— Что?

— С перил их балкона свисали эти ужасные платья. Балкон выходит прямо на пляж. Увидев их, я вспомнила, что руководство отеля запрещает своим постояльцам вывешивать свое тряпье на балконе. Это, по их словам, делает отель похожим на ночлежный дом. А эти балахоны были насквозь мокрые, хоть выжимай!

— И что?

— А то. В ту ночь утонула Доринда Дос. А вдруг это они ее убили? Как еще можно умудриться так промочить платья?

— Да откуда ты вообще знаешь, что это были именно их платья?

— Они были такие безобразные, огромные, просто необъятные! Я уверена, это именно их платья! Конечно, я была слегка под мухой, но я хорошо помню, что меня не покидала мысль, что где-то я их уже раньше видела. Одно было ярко-розовое, а другое — фиолетовое, а в остальном они были совершенно одинаковые. Они прямо-таки светились в темноте.

Близнецы громко потребовали счет.

— Попроси, чтобы и нас рассчитали, — прошептала Карла Джейсону.

— Зачем это? Я еще не доел.

— Я хочу проследить за ними, чтобы узнать, что у них на уме.

— Что?!

— Мы просто обязаны это сделать. А вдруг они убийцы? Это наш гражданский долг.

Джейсон вытаращил глаза.

— Ты просто спятила, — пробормотал он, подзывая официантку. — Нет такого закона, запрещающего сушить собственные платья на балконе.

— Ты прав, — согласилась Карла. — Но я по-прежнему считаю, что эти двое — опасные личности.

— Думаю, в конце концов мы это выясним, — со вздохом ответил Джейсон.

К сожалению, им это удалось...




38


Риган вышла на пляж и, поискав глазами Кит, увидела подругу в компании со Стивом. Они сидели под большим зонтом у самой кромки воды.

— Мы вас заждались, Риган, — вскакивая со своего места, объявил Стив. — Припасли для вас местечко. Тут даже ваше имя есть!

— Спасибо. — Риган с размаху плюхнулась в шезлонг и скинула сандалии. Было так приятно зарыть ноги в теплый песок.

На Кит и Стиве были купальные костюмы, и волосы у обоих были мокрые. Был уже пятый час, и многие загорающие ретировались с пляжа. Все пространство вокруг было усеяно пустыми шезлонгами.

— Ну, как продвигаются дела? — спросила Кит.

— Потихоньку.

— Вы, как я погляжу, не любительница загорать? — поинтересовался Стив.

— Я люблю плавать, но не могу долго находиться на солнце. Как бы я ни одевалась, обязательно обожгусь, — объяснила Риган.

Стив рассмеялся:

— Обжечься можно и без солнышка.

— Не сомневаюсь. — На секунду их глаза встретились, но он быстро отвел взгляд.

Забавно, подумала Риган. Такое впечатление, будто Стив внезапно постарел. Вчера вечером он держался молодцом, а сегодня у него вид человека, который слишком много времени проводит на холостяцких вечеринках, — плутоватый и томно-усталый.

— Кит сказала мне, что ваш жених возглавляет в Нью-Йорке подразделение уголовного полиции.

— Да, это правда.

— А вы частный детектив?

— Точно.

Стив улыбнулся:

— Если вы двое объедините усилия, тогда... трепещи, преступный элемент!

— Мне не терпится увидеть, какие у них получатся детки, — мечтательно улыбаясь, проговорила Кит. — Я — крестная мать вашего первенца. Правильно, Риган?

— Тогда я буду крестным отцом, — вызвался Стив.

Кит посмотрела на него с нескрываемым обожанием.

Смотри, Кит, слишком уж этот парень гладенький, подумала Риган. Похоже, он из числа тех, кто не скупится на слова, за которыми ничего не стоит. Он уже наболтал Кит с три короба о том, как много у них общего, и эта дурочка попалась на крючок. Но вместе с тем Риган боялась стать одной из тех женщин, которые якобы из добрых побуждений активно вмешиваются в личную жизнь своих подруг, а потом удивляются, отчего у них все идет вкривь и вкось.

— Посмотрим, будут ли у нас еще дети, — сказала она.

— Я, например, собираюсь завести полный дом ребятишек, — заявил Стив.

Хотелось бы мне тебе верить, Стив, подумала Риган. Смотри не переусердствуй. Эти твои классические уловки, с помощью которых ты пытаешься вскружить голову Кит, выглядят слегка неестественно. Риган и сама в свое время наслушалась подобных сказок и, к своему великому сожалению, слишком часто им верила. Мне надо благодарить Бога за то, что я встретила Джека. Риган наблюдала за тем, как Стив наклонился и положил руку на колено Кит. Она улыбнулась и протянула ему руку. Он сжал ее в своих ладонях, а затем поднес к губам и нежно поцеловал.

Меня сейчас стошнит, подумала Риган. С каждой минутой этот Ромео становится все более приторным. У нее зазвонил мобильник. Слава богу, спасена. Она вытащила из сумочки телефон. На экране высветился местный код.

— Слушаю.

— Риган, это Джанет. У нас тут проблема. Только что из музея украли оба ожерелья, и кузен Доринды уже прилетел. Он будет здесь минут через пятнадцать.

Риган встала:

— Спасибо. Я вам сразу же перезвоню. — Она закрыла крышку аппарата и повернулась к Стиву и Кит. — Ну, я пойду. У меня еще кое-какие дела.

— Сегодня ужинаем у меня, — провозгласил Стив. — Приготовим тунца и маги-маги в итальянской булочке. Пальчики оближешь. Состав тот же, что и вчера вечером.

Уж лучше жабу проглотить, подумала Риган.

— Звучит заманчиво, — улыбнулась она. — Кит, увидимся позже, в номере.

— Я скоро отправлюсь закупать провиант, — объявил Стив. — Вас не затруднит добраться до моего дома на такси? А уж обратно я вас отвезу.

— Может, тебе потребуется помощь? — спросила Кит.

— Нет, — поспешно отозвался Стив. Увидев отразившееся на ее лице разочарование, он тут же прибавил: — Вы, девчонки, повеселитесь тут без меня. Да и ребята уже вернулись. Они-то и помогут мне управиться с ужином.

— Мне нужно срочно перезвонить, — объяснила Риган. — Кит, жду тебя в номере в шесть, самое позднее. — Она повернулась и заторопилась обратно в отель. Просто невероятно! Оба ожерелья украдены! Сгорая от любопытства, она со всех ног помчалась к Уиллу.

Джанет сидела на своем посту — очки на носу, трубка телефона прижата к уху. В углу приемной работал маленький телевизор. Передавали запись пресс-конференции Джимми.

— Нет, вы можете себе представить? — спросила Джанет.

— Не могу, — честно призналась Риган, слушая, как Джимми с экрана угрожает вору. — Как это могло случиться так быстро?

— Послушайте, что я вам скажу, — начала Джанет, когда интервью закончилось. — Думаю, он прав. На этих ожерельях наверняка лежит какое-то проклятье. Уже одно то, что из-за них наш бал превратится в бардак...

— Кто-то подкрался к Джимми со спины и украл ожерелья, так, что ли? — спросила Риган.

— Точно так.

— И единственная зацепка — это то, что у вора могло быть что-то желтое?

— Это все, что запомнил Джимми.

— Уилл у себя?

— Да. Сейчас он как раз заканчивает с посетителем.

В ту же минуту дверь в его кабинет отворилась.

— Добрый день, Риган, — сказал Уилл. — Позвольте вам представить: Нед. Он работает у нас в отеле, помогает людям поддерживать физическую форму.

— Думаю, мне не повредили бы упражнения, — пошутила Риган, протягивая руку новому знакомому.

Нед крепко пожал ей руку, так крепко, что она с трудом удержалась, чтобы не помассировать сведенные пальцы. Да он просто здоровяк, настоящий спортсмен, подумала она. Наверное, он так привык. Хотя, если признаться, вид у него слегка растерянный.

— Очень приятно познакомиться, Риган. Еще увидимся, Уилл, — сказал он и ушел.

— Не знаю, что я бы без него делал, — пояснил Уилл, закрывая дверь. — Я попросил его заняться этой взбалмошной группой, о которой мы говорили накануне. Он просто замечательно с ними управляется. Это ж какое надо иметь терпение!

Странно, на меня он вовсе не произвел впечатления терпеливого человека, подумала Риган, присаживаясь на стул, который, похоже, с недавних пор сделался ее персональным.

— Уилл, что там стряслось с ожерельями?

— Джанет ведь уже сказала вам: их украли.

— Я только что видела по телевизору пресс-конференцию Джимми. Просто не могу поверить. Что с ними неладно? Как будто они живут собственной жизнью.

— А тут, как назло, вот-вот должны приехать мои родители...

— Как вся эта история отразится на бале?

— Трудно сказать. Спонсорский комитет пытается сообразить, что еще они могут выставить на аукцион, чтобы заинтересовать публику. Лишь бы они вообще не отменили всю эту затею.

— Как бы там ни было, это дело получит большую огласку.

— Если я переживу этот уик-энд, это будет просто чудом.

На столе Уилла затрещал коммутатор. Джанет сообщила, что прибыл двоюродный брат Доринды.

— Вот это уже интересно, — пробормотал Уилл, поднимая брови. Он встал со своего места и заторопился к двери, чтобы впустить нового гостя.

Признаться, Риган была просто вне себя от изумления, когда перед ее глазами предстал ближайший родственник Доринды. Может, из-за того, что он жил в Калифорнии, на Венис-Бич, она ожидала увидеть молодого подтянутого скейтбордиста. Но перед ней стоял старикан лет семидесяти, с рыжеватыми прилизанными волосами. Его густые кустистые брови и бачки выглядели так, будто он пытался придать им тот же оттенок, что и шевелюре, но потерпел фиаско. Он был приземист и крепок, но с таким огромным и круглым животом, что тот походил на арбуз. На нем были цветастая гавайская рубашка, штаны цвета жженого сахара с белым лакированным ремнем и белые же лакированные мокасины. Когда он скинул на пол дорожную сумку и расплылся в улыбке, Риган показалось, что старикан настроен достаточно миролюбиво.

— Очень рад, очень рад, — пробасил он, приветствуя Уилла. — Я ее двоюродный братец.

Двоюродный братец? — изумилась Риган. Ничего себе. Двоюродный братец погибшей.

Уилл представился, а затем представил Риган.

— Очень рад, — снова пробасил он. — Говорю вам, путешествовать в наше время становится все тяжелее и тяжелее. Эти очереди в аэропортах просто ужасны. Мне надо присесть.

— Пожалуйста. — Уилл поспешно указал ему на один из стульев. — Простите, вы...

— Ах, да. Я тоже Дос. Мой папаша и отец Доринды были родными братьями. Ее старик поздно женился. Как говорится, никто и не думал, что дядюшка Гэгги в конце концов наденет себе на шею хомут, но в конце концов все так и случилось. Вот почему у нас с Дори была, гм... некоторая разница в возрасте.

Дядюшка Гэгги? Дори? И насчет некоторой разницы в возрасте... гм, это еще мягко сказано. Значит, фамилия Дос. А имя?

Братец грузно опустился на стул и положил ногу на ногу так, что носок его правой мокасины оказался в нескольких сантиметрах от бедра Риган.

— Не угодно ли что-нибудь выпить? — осведомился Уилл.

— Вообще-то, я был бы не прочь хлебнуть май-тай. Но сейчас я, пожалуй, ограничусь чашечкой кофе, который у вас вон там. — С этими словами он указал на кофеварку, стоявшую на столе у стены. — Это что, тот самый знаменитый гавайский кофе, который так любила Доринда? У него вкус шампанского, точно вам говорю.

Уилл вскочил и налил полную чашку.

— Да. Это кофе Кона. Доринде он очень нравился, — пробормотал он.

— Спасибо, — поблагодарил братец, накладывая себе в чашку три куска сахару и энергично помешивая. Затем он прочистил горло. — Ну вот. Как я уже говорил, дядюшка Гэгги поздно женился. Его супруга, мамаша Доринды, тоже была не первой свежести, скажу вам прямо. Доринда была их единственным ребенком. Ее родители отдали богу душу лет этак десять назад. Я тоже был единственным ребенком. Надо признать, виделись мы редко. Мои старики уже давно померли, так что выходит, я — это вся родня, что осталась у Дори. Но, если честно, она не очень-то стремилась поддерживать отношения. Так, поболтать по телефону время от времени. — Он сделал паузу и отхлебнул кофе.

Боже правый, подумала Риган. И, хотя я никогда не встречалась с Дориндой, трудно себе представить, чтобы у них могло быть что-то общее. И он — ее единственный родственник... Не сомневаюсь, она ни за какие коврижки не стала бы знакомить его со своими друзьями. Риган собралась было задать ему вопрос, но он продолжил:

— Отличный кофе. На Гавайях умеют выращивать кофе, — провозгласил он, потом вдруг захихикал и принялся похлопывать себя по колену. — Да, я ведь так и не представился. Я Гас. Гас Дос.

Риган улыбнулась:

— Хорошо, что мы, в конце концов, узнали ваше имя, Гас.

— Кхм... Вы только не обижайтесь, но кто вы, собственно, такая? — спросил он, вытирая губы бумажной салфеткой, которую предложил ему Уилл.

Риган бросила вопросительный взгляд на Уилла, предоставляя ему право самому ответить на этот вопрос. Она понятия не имела, входило ли в его планы посвящать ближайшего родственника Доринды в собственные подозрения, касающиеся причин ее смерти. Так что пусть сам решает, а мне нечего волноваться, подумала Риган.

— Риган — частный детектив, живет в нашем отеле. Мы познакомились накануне, и я попросил ее расследовать некоторые обстоятельства, связанные со смертью Доринды... — начал Уилл.

К необыкновенному облегчению Риган, Гас опустил ногу, но тут же поднял левую и положил ее на правую. По крайней мере, с той стороны никто не сидит, подумала она. Затем он нагнулся и обхватил руками подошву левой мокасины.

— А чему тут удивляться? Если учесть, сколько в ней было перцу, я не удивлюсь, если кому-то захотелось свести с ней счеты! — Он не удержался и прыснул. — Даже когда она была еще пигалицей, это был просто чертенок в юбке! Помню, как-то раз был у нас семейный праздник... — ударился он вдруг в воспоминания. — Она со своим аппаратиком была тут как тут. И знаете, что она делала? Снимала чужие задницы! — Он было расхохотался, потом закашлялся. Откашлявшись, продолжал: — Ей уже тогда нравилось выставлять окружающих на посмешище.

Не сказать, чтобы этот родственничек был убит горем, подумала Риган. На лице Уилла отразилось нечто похожее на ужас. Возможно, он сейчас жалеет, что вообще меня нанял.

— Думаю, это неплохая мысль — разузнать насчет ее смерти, — продолжал Гас. — Еще я думал об этом ожерелье на ее шее. Эта пигалица всегда умудрялась навлечь на себя беду.

— Это ожерелье опять украли, — сообщил ему Уилл, рассказав все, что ему самому на данный момент было известно.

Изумленный Гас хлопнул ладонью по столу:

— Да бросьте вы! Ну, скажу я вам...

— Когда вы в последний раз виделись с Дориндой? — спросила Риган.

— Года три или четыре назад.

— И вы живете в Калифорнии? — продолжала Риган.

— Ага. Люблю солнце. Просто обожаю.

— У вас есть семья?

— Несколько дальних родственников со стороны моей покойной матушки, но они все с придурью.

— Как долго вы планируете пробыть на Гавайях? — спросил Уилл.

— Я подумал, коль скоро я сюда выбрался и мне есть, где ночевать, почему бы не воспользоваться случаем? Думаю, деньков десять, не меньше. Хочу увидеть ананасовые плантации, побродить по окрестностям... Да, я слышал, будто пару месяцев назад кто-то спер несколько тысяч фунтов бананов с какой-то фермы на севере! Думаю, тем ребятам надо было действовать быстро. Что ты будешь с ними делать через пару дней? Они начинают гнить и вонять и притягивают мух. — Он снова засмеялся, и в уголках его глаз появились лукавые морщинки. — Им сначала надо было узнать, не проводится ли где поблизости сельскохозяйственная выставка. Вот самое подходящее место для этих бананов!

Уилл выдавил из себя улыбку, изо всех сил стараясь быть учтивым:

— Так вы заберете с собой вещи Доринды, когда будете уезжать?

— Заберу. Я разговаривал с женщиной, которая сейчас живет в ее квартире в Нью-Йорке. Она останется там еще на несколько месяцев. Потом я махну в Нью-Йорк и разберусь там с ее вещами. Хорошо, что я люблю путешествовать! Хотя, кто знает? Может, я и задержусь здесь, пока у Доринды не истечет рента.

— Гас, — начала Риган, — я тут подумала: если вы позволите мне отправиться с вами на квартиру Доринды — посмотреть, может, удастся найти что-нибудь полезное, чтобы понять, что же все-таки на самом деле произошло...

— Да ради бога, — сказал Гас. — Мне тут сказали, что ключи можно получить у коменданта. Хотите, поедем прямо сейчас? Потому что, если я завалюсь в постель и засну, тут уж хоть святых выноси — просплю часиков этак двенадцать! Но завтра я буду как огурчик. — Он повернулся к Уиллу. — Завтра вечером, как я погляжу, у вас тут намечается грандиозное мероприятие. Есть ли у меня шанс получить билетик? Я так люблю веселиться!

— Уверен, мы сможем это организовать, — заверил его Уилл.

— Отлично! Идем, Риган. Умираю, мечтаю наконец переодеться.

Уилл бросил взгляд на Риган и улыбнулся.

— Я готова, — сказала она и подмигнула Уиллу.

Вот погоди, узнает Джек, какую кашу ты тут заварила, подумала она.




39


Нед вернулся к себе в номер. Просто невероятно! Люди, которым он тридцать лет назад продал ожерелье, оказались родителями Уилла! Неужели такое возможно? Ясно одно, совпадения быть не может: не так много найдется в мире людей с именами Алметта и Бингсли. Хотя прошло тридцать лет, я до сих пор помню, как меня тогда поразили их имена. А еще он запомнил, с каким нескрываемым ужасом таращилась Алметта на его ноги. Может, она уже и думать о них забыла. В конце концов, какое это теперь имеет значение. Он не собирался показывать им свои ноги, невзирая на просьбу Уилла прокатить их завтра на паруснике.

Добравшись до номера, Нед почувствовал колоссальное облегчение, когда увидел, что Арти куда-то ушел. Машинально включил телевизор. На экране возник репортер, вдохновенно рассказывавший о сегодняшнем происшествии:

— ...И вот средь бела дня дерзкий преступник подкрался как тень и схватил их прямо со складного столика в двух шагах от музея, но прежде он сильно ударил по голове владельца и толкнул его на землю...

— Не так уж и сильно, — заметил Нед, обращаясь к репортеру.

— Владельцу не удалось разглядеть похитителя, но он утверждает, что перед его глазами промелькнуло какое-то желтое пятно. Признаться, это немного, но в полиции все исполнены решимости во что бы то ни стало выследить этого коварного злодея, совершившего такой ужасный, бесчеловечный поступок, и посадить его за решетку — туда, где ему самое место...

Нед побелел как полотно. Мой желтый нейлоновый рюкзак. Я оставил его в переулке. Могло ли там остаться что-нибудь, что может меня выдать? Он очертя голову ринулся прочь из номера. Не дожидаясь, пока подъедет лифт, Нед понесся вниз, перепрыгивая сразу через две ступеньки, и снова прыгнул в такси. Меня не поймают! — отчаянно стучало у него голове. Что бы ни случилось, им это не удастся!




40


Уилл был настолько любезен, что предоставил в их распоряжение машину с водителем, чтобы довезти их до квартиры Доринды. Она была расположена в нескольких кварталах от пляжа, в двухэтажном здании розового цвета с небольшой автомобильной стоянкой у входа.

— Не слишком шикарно, — заметил Гас, когда машина остановилась. — Но за такую цену...

Этот старикан — просто чудо в перьях, подумала Риган. Сейчас он войдет в квартиру, где в течение последних двух месяцев жила его погибшая сестра, а думает только о том, как бы перекантоваться на дармовщинку. Водитель предложил помочь ему с багажом, но поскольку чемодан был на колесиках, Гас отказался и гордо покатил его сам. Он позвонил коменданту и снова представился двоюродным братцем погибшей Доринды.

Комендант выдал ему ключи и захлопнул дверь.

— Она жила на втором этаже, — жизнерадостно объявил Гас.

Лифта в доме не было, так что ему пришлось волей-неволей поднять чемодан. Риган шла следом за ним. На площадке второго этажа Гас огляделся и провозгласил:

— Ну, вот мы и пришли!

Открыв дверь квартиры под номером «2В», он настежь распахнул ее. Поискав выключатель, Гас зажег свет. Их взглядам открылась маленькая, но уютная гостиная. Круглый обеденный стол был придвинут вплотную к окну с эркером. Стол был завален какими-то бумагами. У стены стоял письменный стол, который тоже был погребен под грудой всевозможных бумажек. Повсюду были разбросаны детали фотоаппаратуры.

— Судя по тому, как этот домишко выглядел снаружи, я ожидал худшего, — заявил Гас. — Но здесь ничего. Даже очень мило.

— Да, — согласилась Риган, озирая ярко-синюю кушетку — неужели от Бернадетт Кастро? — пестренький коврик с национальным гавайским рисунком, два бежевых стула с набивными сиденьями и кофейный столик, заставленный гавайскими безделушками. Стены были увешаны фотографиями в рамках: гавайские закаты, снятые в самых разных ракурсах.

Риган быстро оглядела крошечную спальню Доринды. Кровать прибрана, но на стуле набросана одежда. Она заглянула в ванную: все полки были загромождены косметическими принадлежностями. В двух шагах от гостиной помещалась небольшая кухня. В кухоньке было чисто, но и здесь царил беспорядок. Доринда, вне всякого сомнения, была выдающейся личностью.

Гас не спеша обошел квартиру:

— Знаете... Не очень-то приятно осознавать, что ее уже нет. Теперь, когда я увидел ее вещи, мне стало жаль, что мы так редко виделись...

— Понимаю. Мне тоже очень жаль.

Риган подошла к ее письменному столу и принялась рассматривать фотографии в рамках. Одна представляла собой групповой снимок, сделанный, вне всякого сомнения, на какой-то вечеринке. Сияющая Доринда с обожанием взирает на какого-то дылду в смокинге. Риган взяла фотографию в руки, внимательно в нее вгляделась и с изумлением увидела, что парень, на которого уставилась Доринда, не кто иной, как Стив! Глазам своим не верю, подумала она. Судя по фото, она не на шутку в него влюблена.

— Ни одного семейного фото, — с грустью заметил Гас, оглядываясь кругом. — Хотя, если по совести, все, кроме меня, уже на том свете. Ну, а Дори... никак нельзя было назвать сентиментальной.

— Вы не возражаете, если я немного покопаюсь в ее письменном столе? — спросила Риган.

— Да что уж... Мне теперь все равно. Пожалуй, я отнесу чемодан в спальню и начну потихоньку распаковываться. А потом я, наверное, прилягу.

— Я недолго.

— Не надо торопиться, — пробасил он чуть ли не приказным тоном. Вытащив из кармана носовой платок, он громко прочистил нос. — В этих самолетах такие сквозняки... опомниться не успеешь, как продует. — Гас помахал платком, а затем засунул его обратно в карман.

Он, наверное, не раз доводил Доринду до белого каления, подумала Риган. Она повернулась и взяла в руки фотографию, на которой были изображены Доринда со Стивом. Несомненно, он хорошо знал ее, хотя предпочитал не распространяться об этом. Риган села на стул и принялась перебирать бумаги, как попало сваленные на столе. Тут были написанные от руки записки всех цветов и размеров: напоминания о том, что надо сделать, а также о сеансах фотосъемки. Она открыла верхний ящик, ожидая увидеть там кучу ручек и скрепок. Но в ящике лежала одна-единственная желтовато-коричневая папка, на которой было крупными буквами написано: ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ ГРЯЗЬ. У Риган захолонуло сердце. Она открыла папку. Первое, на что она наткнулась, было завещание некоего Сола Хокинса.

— Это еще что такое? — удивилась Риган. Пожав плечами, она начала читать.

«Я, Сол Хокинс, находясь в здравом уме и твердой памяти, завещаю все мое имущество, движимое и недвижимое, включая наличный капитал и средства, вырученные от продажи моего дома, клубу «Хвала дождю», с тем чтобы они могли позволить себе регулярные поездки на Гавайи».

Это та самая группа из отеля, вспомнила Риган, продолжая читать. Покойный Сол оставил за близнецами право распоряжаться его деньгами, чтобы они каждые три месяца организовывали туристические поездки на Гавайские острова. Общая стоимость его имущества составила десять миллионов долларов. Имея такие деньги, можно кататься на Гавайи хоть сто лет подряд, подумала Риган. Она взглянула на дату составления завещания: всего четыре года назад. Если предположить, что его вскоре не стало, этих денег хватит еще на уйму поездок. Но Уилл неоднократно жаловался ей, что эти сестрички трясутся над каждой копейкой.

Найдя чистый лист бумаги, Риган сделала несколько пометок. Просмотрев содержимое папки, она чуть было не пропустила еще одну фотографию Стива, на этот раз в гордом одиночестве. С обратной стороны было написано: «Отставка или ПОБЕГ?» О господи, подумала она. Что все это значит? Он стоял в баре и улыбался прямо в объектив. Риган не была уверена, был ли это бар в «Вайкики Вотерс» или в каком-нибудь другом месте. И что это за перспективная грязь? В папке лежала также вырезка из газеты с небольшой заметкой, посвященной дизайнерским начинаниям Клода Мотта. Всего один параграф, в котором говорилось о том, что он пытается наладить выпуск новой линии одежды с гавайской символикой. С обратной стороны к заметке была прикреплена фотография Джаззи.

Да, подумала Риган, Доринда явно взяла на прицел эту компанию. Но почему? Из-за того, что Стив отверг ее ухаживания? Теперь понятно, почему Доринда и Джаззи так ненавидели друг друга: они были слишком похожи. А что с этой туристической группой из Хадвиля?

— Ну, как продвигаются дела, Риган? Удалось найти что-нибудь интересное о моей сестричке? — Гас снова вошел в комнату, вытирая лицо полотенцем. — Ух, как приятно наконец освежиться! Сплю и вижу, как отправлюсь завтра на пляж. Вот это, скажу я вам, будет просто фантастика.

— Я кое-что нашла здесь, Гас. Вы не возражаете, если я заберу с собой эту папку?

— Ради бога. Похоже, мне тут придется покопаться, прежде чем я наведу порядок в ее вещах. Возможно, я просто отдам их какой-нибудь благотворительной организации.

— Я знаю, вы устали с дороги, так что не буду больше вам мешать. Если вы не возражаете, завтра я вам позвоню.

— Я буду просто счастлив. И... мы ведь увидимся завтра, на балу, верно?

— Надеюсь.

— Отлично! Вызвать вам такси?

— Думаю, мне не помешает немного пройтись. А заодно и слегка размяться. Если что, мне наверняка удастся поймать такси.

— Осторожней там, Риган. Мне показалось, это не самая спокойная часть города.

— Все будет в порядке.

Спустя две минуты Риган уже стояла на улице. Она зашагала к пляжу, решив пройти той же дорогой, которой по вечерам обычно возвращалась домой Доринда. Дорогой, которой она предположительно шла в ту роковую ночь.

По дороге Риган пыталась понять, в каком именно месте Доринда отклонилась от привычного маршрута. Приблизившись к молу, она задумчиво посмотрела на камни. Какая-то парочка появилась вдруг на дальнем конце мола. Казалось, будто они вынырнули прямо из воды. Держась за руки, они неторопливо направились к берегу. Ох, Доринда, Доринда, подумала Риган. Неужели это и есть то самое место, где оборвалась твоя жизнь? Она сокрушенно покачала головой. Боюсь, об этом мы никогда не узнаем.




41


— Я только что прекратила с ним всякие отношения, — сообщила Фрэнси неторопливо прогуливавшемуся с ней по пляжу Арти. — Он всегда задвигал меня на задний план, но, как мне кажется, я не из тех, кого можно задвигать на задний план, не так ли?

— Разумеется, — рассеянно отозвался Арти. Он размышлял о том, с какой поспешностью Нед сегодня вылетел из номера. Внезапно у него возникло какое-то срочное дело, полностью завладевшее всеми его мыслями.

— Мне бы очень хотелось встретить настоящего мужчину, — продолжала Фрэнси. — Я уже устала от отношений, когда речь идет лишь о том, чтобы немного повеселиться. Представляешь, этот Боб вчера вечером пытался ко мне приставать! Подумать только! Его жена ушла спать, а сам он пишет главу о том, как оживлять супружеские отношения! А что, если она узнает о его проделках? Вот это будет оживление! Да она его просто в порошок сотрет!

— Он что, приставал к тебе? — осведомился Арти.

— Да, хотя мне неприятно в этом признаваться. Сказал, что она ему до смерти надоела и что ему хотелось бы немного поразвлечься, коль скоро он оказался на Гавайях.

— А ты что ему ответила?

— Вдруг откуда ни возьмись появилась Доринда Дос и сфотографировала нас. Боб сразу же повесил нос и ретировался.

— А теперь она умерла...

Фрэнси вдруг остановилась и схватила Арти за руку:

— Ты думаешь, тут есть какая-то взаимосвязь?

Арти пожал плечами:

— Кто знает...

— Ясно одно: группа «Сборная солянка» никогда уже не будет прежней.

— Да кого это волнует? — равнодушно ответил Арти. Он подобрал камешек и бросил его в океан. — Ив и Герт — это просто две старые сквалыжницы. Какое уж тут веселье? Нет, ты можешь себе представить, мне приходится делить номер с Недом?

— По-моему, он ничего, — жеманно проговорила Фрэнси.

— Тебе он нравится, верно?

— Ну, по крайней мере, мы с ним одного возраста. Но это не важно. Все равно через два дня мы уезжаем.

С противоположного конца пляжа к ним быстро приближалась Джой. С недавних пор она начала бегать трусцой.

— А вот и юная леди, — Арти поморщился. — Охотница за спасателями на водах.

— Она еще совсем ребенок, — заступилась за нее Фрэнси. — Иногда мне так хочется снова стать молодой! Правда, лишь иногда.

Пыхтя и отдуваясь, Джой бежала навстречу Арти и Фрэнси. Поравнявшись с ними, она наконец остановилась, чтобы перевести дух.

— Ив и Герт только что позвонили мне по сотовому, — задыхаясь, выговорила она. — Похоже, ежевечерний коктейль сегодня отменяется. Они сказали, что не успеют приехать.

— Не успеют? Интересно, сколько еще отелей они собираются обойти? — удивилась Фрэнси.

— Понятия не имею. Они же не позволяют себя расспрашивать. — Джой отерла ладонью пот со лба. — Они сказали, чтобы мы поужинали без них — в любом из ресторанов здесь, в отеле, а счет записали на их номер.

— Давайте закажем икры и шампанского, — оживился Арти, — а потом лобстера и ростбиф.

— Ты сказала об этом Бобу и Бетси? — спросила Фрэнси.

— Я позвонила им в номер, но никто не ответил. Я оставила им сообщение.

— Признаться, это очень не похоже на Ив и Герт. Обычно они сидят и смотрят нам в рот, провожая глазами каждый кусок, который мы заказываем, — заметил Арти. — Что-то у них там стряслось, не иначе.

— Так давайте этим воспользуемся! — восторженно прокричала Фрэнси. — Будем есть, пить и проматывать их денежки.

— А когда наши доблестные руководительницы планируют вернуться? — спросил Арти.

— Сегодня поздно вечером. Они сказали, что завтра наша совместная утренняя прогулка по пляжу непременно состоится.

— Знаете, по-моему, завтра все будут на балу. Все, кроме нас! — возмутилась Фрэнси. — Давайте закажем билеты для всей группы, а счет запишем на их номер.

— Все билеты проданы, — объявила Джой. — Ну и наплевать, я все равно не пойду.

— А я пойду, — твердо сказала Фрэнси. — Там у них будут танцовщицы хула, два оркестра, праздничный ужин и танцы. Что за радость в очередной раз собраться всей командой для скучного совместного ужина? Я чувствую себя просто Золушкой! — Она повернулась к Арти. — А ты что думаешь?

— Если это бесплатно, тогда я пойду.

— Бесплатно, — заявила Фрэнси. — Я уверена, старина Сол был бы только рад, если бы мы немножко повеселились на балу. Давайте зайдем к управляющему и выясним, можно ли еще заказать билеты. Джой, ты уверена, что не пойдешь?

— Уверена.

— А как насчет нашей жизнерадостной парочки? — спросил Арти.

— Пусть сами за себя решают. Мы закажем билеты только для нас двоих.

— Представляю, как вытянутся физиономии у Ив и Герт, когда они узнают, что ты купила дорогущие билеты за их счет, — хитро улыбаясь, заметила Джой.

— А мне плевать, — пропела Фрэнси. — Арти, идем! Джой, как насчет того, чтобы встретиться у бассейна в семь часов? Закажем по коктейлю, а потом всей компанией отправимся ужинать.

— Заметано.

— Интересно, куда же все-таки подевались Ив и Герт? — недоумевал Арти, в то время как они с Фрэнси торопливыми шагами возвращались обратно в отель.

Фрэнси расхохоталась:

— Может, они напали на золотую жилу.




42


— Какого дьявола вам понадобилось за нами следить? — спросила Ив у Джейсона и Карлы. — А? Что вам было нужно? Вам не приходило в голову, что это не слишком удачная идея?

Джейсон и Карла сидели связанные в подвале их новенького, только что отстроенного дома на Большом острове. Строительство было почти закончено, и в доме все еще пахло опилками. Он был расположен высоко в горах, в трех с половиной тысячах метров над уровнем моря, в безлюдной, покрытой непроходимыми лесами части острова. Ив и Герт собирались въехать туда в начале лета, по завершении отделочных работ, справедливо полагая, что здесь, на шестиакровом участке, они будут в полном уединении. До ближайших соседей можно было добраться только через лес, по узенькой, заросшей тропинке. Зато теперь они могли, стоя на крыльце, наслаждаться видом Тихого океана. Теперь у них был огромный бассейн и ванна с горячей водой — на тот случай, если в горах захолодает. Это и была их заветная мечта, воплощенная в жизнь на средства покойного Сола Хокинса, которые он завещал своим несчастным, промокшим до костей согражданам.

— Кто вас просил совать нос не в свое дело? — спросила Герт. — Вы следили за нами всю дорогу из ресторана. Думали, что обвели нас вокруг пальца, да? Или вы случайно сюда заехали? Нет, не похоже: эта дорога очень крута и извилиста. Едва ли она может сойти за оживленную магистраль.

— А зачем вы нам нагрубили в аэропорту? — огрызнулась Карла.

— С каких это пор грубость — это преступление? — в свою очередь осведомилась Ив. — Герт, как, по-твоему, грубость — это преступление?

— Нет, сестрица. Это не преступление.

— Тогда какое преступление вы совершили? — храбро спросила Карла, хотя на самом деле ей было очень страшно. — Вы не имеете права удерживать нас здесь против нашей воли только из-за того, что мы проехали по вашей дороге. Вы могли бы просто попросить нас уехать.

— Вы сунули нос не в свое дело, — объяснила ей Ив. — А теперь из-за вас мы опоздали на самолет. Нас это не очень-то радует.

— Ненавижу оставаться без ужина, — зловеще прошипела Герт, дуя на пистолет, который она держала в руке. Только угрожая пистолетом, ей удалось усмирить Джейсона и связать его.

— Отпустите нас, — умолял он. — Давайте просто забудем, что мы вообще с вами встречались.

Ив покачала головой:

— Едва ли это возможно. Мы не сомневаемся, что вы тут же помчитесь и растрезвоните всем о нашем убежище. Правильно, Герт?

— В самую точку, сестрица.

— Тогда... Что вы собираетесь с нами делать? — задыхаясь от ужаса, выдавила из себя Карла.

— Мы еще не решили. Но что-то подсказывает мне, что с вами каши не сваришь. У нас с Герт большие планы, и мы не хотим, чтобы кто-либо разрушил их.

— И мы тоже! — чуть не плача вскричала Карла. — Мы с Джейсоном только что обручились. Я хочу выйти за него замуж!

— Герт сможет вас поженить. Она будет у вас вместо священника.

— Да я лучше умру! — простонала Карла.

— Может, и так, моя умница, — отвечала Ив. — Пошли отсюда, сестренка. Посмотрим, может, мы еще успеем на последний рейс на Оаху. Завтра утром мы должны как штык быть на пляже, а не то наша группа просто на уши встанет.

— Вы что, собираетесь оставить нас здесь? — спросил Джейсон со связанными за спиной руками.

Ив связала его руки так туго, что кровообращение практически остановилось, и ему было очень больно.

— Завтра вечером, когда стемнеет и поблизости никого не будет, мы вернемся и решим, что с вами делать. Но сначала нам надо убедиться в том, что вы не станете поднимать шум. — Ив вытащила из стоявшей на полу сумки несколько рваных тряпок. — Держи, сестрица. — Она многозначительно кивнула Герт.

Минуты не прошло, а они уже заткнули тряпками рты Карлы и Джейсона.

Герт погрозила им пистолетом:

— Только попробуйте выкинуть какой-нибудь номер. Очень об этом пожалеете. — С этими словами она повернулась и, проследовав за своей сестрой вверх по ступенькам, выключила в подвале свет.




43


Вскоре после того как Нед передал посыльному Гленну пакет, тот решил сделать небольшой перерыв. Он вошел в крошечный туалет, предназначенный для персонала и расположенный рядом с кладовой, где в ожидании, пока их разнесут по номерам гостей, громоздились бесчисленные чемоданы, коробки, доски для серфинга и клюшки для гольфа. Была пятница, вечер, и в отель продолжали прибывать все новые и новые группы постояльцев. Вестибюль был похож на гигантский муравейник. Гленн был уверен, что ему удастся незаметно ускользнуть на пару минут, поскольку кроме него по вестибюлю сновали еще несколько посыльных.

Этот, с позволения сказать, туалет был самым грязным, самым загаженным местом, которое можно было вообразить. Даже общественные уборные на бензоколонках были куда чище.

Но Гленну было на это наплевать. Именно поэтому он и выбрал его. Уж здесь-то его никто не побеспокоит. Девчонки за версту обходили это место. Даже ребята предпочитали пользоваться туалетами, расположенными в коридоре, начинавшемся от поста посыльных. Каким-то чудом это всеми презираемое место избежало реновации, а также какого бы то ни было внимания со стороны уборщиц в течение, по крайней мере, двадцати лет.

После разговора с Недом Гленна распирало любопытство. Нед показался ему слишком уж взволнованным. Что же все-таки у него в коробке? Что там за игрушки, о которых он трезвонил? Похоже, он торопился, упаковывая свой подарок. Гленн был уверен, что ничего страшного не случится, если он краем глаза взглянет на содержимое коробки, а потом, снова обернув ее бумагой, оставит у конторки портье с тем, чтобы его забрала знакомая Неда.

Он запер дверь на задвижку и со стуком опустил крышку унитаза. Сев на унитаз, Гленн вытащил коробку из пакета. С оберточной бумаги ему лукаво улыбались танцовщицы хула, будто догадываясь о том, что у него на уме. Гленн легонько встряхнул коробку. Внутри что-то загремело.

Кусок клейкой ленты отклеился, и оберточная бумага поползла вниз. Гленн не смог удержаться от улыбки:

— Надо же, как все просто.

Надо сказать, Гленн был ловкач, каких еще свет не видывал. Ему с удивительным проворством удавалось потихоньку проскальзывать в номера и шуровать там по чужим пакетам и сумкам. Этот тип исчезал и появлялся так незаметно, что никому бы и в голову не пришло обратить на него внимание, а в случае чего он всегда мог сослаться на Уилла — дескать, это он его послал. Ему и в самом деле удавалось мастерски обводить своего покровителя вокруг пальца, разыгрывая из себя прилежного ученика. Уилл, бедняга, думает, что учит его, Гленна, уму-разуму. Ха! Еще неизвестно, кто кого учит. Да я и сам, при желании, могу преподать ему пару уроков, самодовольно подумал Гленн.

Гленн положил коробку на колени и осторожно отогнул еще один слой оберточной бумаги, стараясь не порвать ее, чтобы не нарушить рисунка. Аккуратно вытащил коробку и бросил бумагу в пакет. Затем снял крышку и тоже швырнул ее в пакет. Наконец, затаив дыхание, он заглянул в коробку. И... не поверил своим глазам. Никаких тебе игрушек. Все еще не веря своим глазам, он медленно вытащил из коробки два бесценных украденных ожерелья.

— Ни фига себе! — прошептал он. — Да ведь это же украденные королевские ожерелья! Вот дела-то! Ну и враль же этот Нед! — Он быстро отцепил от пояса свой мобильник и набрал номер.

— Слушай, ты просто не поверишь, если я тебе скажу, что у меня сейчас в руках! — Он вкратце изложил всю предысторию, затем замолчал и выслушал ответ. — Точно! Гениальная мысль! Лучше, чем что-нибудь из того, что мы проделывали прежде. Не беспокойся. Я сам обо всем позабочусь.

Гленн, отключив телефон, снова прицепил его к поясу, затем аккуратно упаковал пустую коробку и осторожно положил ожерелья на дно пакета. Вернувшись в кладовую, он нашел другой пакет и переложил в него ожерелья. Пробравшись в гараж, он положил оба пакета в багажник своей «хонды». Затем помчался в один из отельных киосков, где, как он знал, торговали газетами, журналами и дешевыми ожерельями. Купив пару ожерелий, он вернулся к машине, положил их в коробку и снова аккуратно запаковал ее. Подлинные ожерелья он оставил у себя в багажнике. Затем вернулся в вестибюль и сунул пакет Неда под стол, сказав старшему портье, что его заберет приятельница Неда, одного из отельных тренеров.

Гленн буквально считал минуты до перерыва на обед. Времени ему хватит. Зато у него будет шанс позабавиться с украденными ожерельями. Посмотрим, как этот умник Уилл сможет объяснить вот это, злорадно улыбаясь, подумал он.

Еще один суматошный день в курортно-развлекательном комплексе «Вайкики Вотерс»...




44


Прежде чем возвращаться в номер, Риган решила на минутку задержаться на пляже. Она села на песок, достала из сумочки телефон и позвонила Джеку. Вкратце рассказала ему о тех бумагах, которые она нашла на квартире у Доринды, а также сообщила, что ожерелья опять исчезли.

— Опять? Да что там у вас творится, Риган?

— Именно это я и пытаюсь понять. И, должна тебе сказать, этот парень, на которого запала Кит, с самого начала показался мне подозрительным, но потом, когда я обнаружила его фото в папке Доринды «Потенциальная грязь»... Это меня очень насторожило. На обратной стороне она написала: «Отставка или ПОБЕГ?»

— Напомни мне, как его зовут?

— Стив. Стив Ярдли.

— Я его проверю. Может, тебе удастся раздобыть его отпечатки пальцев?

— Для этого достаточно будет предъявить тебе Кит. Они на ней повсюду.

— И он по-прежнему продолжает пускать ей пыль в глаза?

— Да. И, похоже, она на это клюет. Может, парень и чист, но сейчас я уже ему не доверяю. Сегодня мы приглашены к нему на ужин. Как ты думаешь, если я попробую снять там его отпечатки? Не будет ли это чересчур?

— Да нет. Посмотри, может, тебе удастся ухватить какую-нибудь небольшую вещицу с его пальчиками. А я попрошу Майка Дарнелла провести экспертизу. Тогда мы сможем понять, были ли у него раньше неприятности с полицией. Не такое уж большое дело — проверить этого типа.

— Мне немного не по себе, — призналась Риган. — Кит от него просто без ума. Может, он нормальный мужик, но что-то подсказывает мне, что тут не так все просто. Можешь считать меня чокнутой, но когда я увидела его фото в папке Доринды...

— Помнишь, что произошло с ее прежним воздыхателем? — напомнил ей Джек. — Преступником он не был, но был обманщиком. Ты ничего не хотела слышать, потому что Кит твоя подруга, и что в итоге? Ей было очень больно. Я же не призываю тебя делиться с ней твоими подозрениями. Это не нужно. Если этот парень чист, что ж, тем лучше. Тогда и мы успокоимся, и Кит ни о чем не узнает.

— Ладно. Если бы не его фото в папке Доринды... Я, может, пустила бы все на самотек. Но вот его физиономия прямо у меня перед глазами, в окружении не менее подозрительных личностей. Может быть, позже я позвоню Майку и узнаю, удалось ли им что-нибудь выяснить по поводу ожерелий. Конечно, это не моя головная боль, но Уилл, управляющий, боится, что если им будет нечего выставить на аукцион, то публика, как бы это сказать, потеряет всякий интерес к балу.

— Жду не дождусь, когда же ты наконец вернешься домой, — признался Джек. — А уж когда настанет наш медовый месяц, я просто не позволю тебе влезать в какие бы то ни было истории.

— Да неужели? — рассмеялась Риган. — Если я смогу хоть как-то помочь Уиллу, я буду просто счастлива. Хорошо, если бал пройдет успешно. И если мне удастся хоть что-нибудь выяснить о том, как Доринда оказалась в ту ночь в океане, тоже хорошо. Но я просто не представляю, как я со всем этим управлюсь, учитывая, что мне еще предстоит выяснить причину неприятностей в отеле! А у меня осталось всего два дня!

Джек, который был всегда само спокойствие, заверил ее:

— Риган, знай, что бы ни случилось, ты, так или иначе, поможешь Уиллу. Я уверен, ему уже легче оттого, что ты рядом. По крайней мере, у меня всегда было такое чувство.

— А мне всегда легче, когда ты рядом, — улыбнулась Риган. — Ой, Джек, сейчас я тебе такое расскажу, ты просто со смеху умрешь. Я тут познакомилась с двоюродным братцем Доринды. Вот это кадр! Просто не верится, что он — ее единственный родственник. И, хотя ее репутация была, мягко сказать, весьма сомнительной, я уверена, у нее ни разу за всю ее жизнь не заболела голова из-за того, что она позорит своих родственников.

— Ты собираешься снова с ним встретиться?

— Ему удалось выколотить из Уилла бесплатный билет на завтрашний бал.

— Ну, что я могу тебе сказать... Смотри там не перещеголяй всех красавиц на этом балу. Мне бы не хотелось, чтобы какой-нибудь парень потерял голову и увез тебя бог знает куда.

— Если я в чем-то и уверена в этом мире, так это в том, что этого никогда не случится.

Отключив телефон, Риган посмотрела на часы. Четверть шестого. Царившая на пляже тишина умиротворяла ее. Думаю, мне следует на минутку забежать к Уиллу, решила она. А потом... отправляться к Стиву на званый ужин.

Риган почувствовала, что у нее вдруг пропал аппетит.




45


Ровно в пять пятнадцать Гленн ушел на обеденный перерыв. Покидая вестибюль, он увидел, как Уилл о чем-то беседует с консьержем. Похоже, они полностью поглощены разговором. Мне надо поторопиться, подумал Гленн. Не теряя времени даром, он побежал к машине и, достав из багажника пакет с ожерельями, снова его захлопнул.

Выбравшись из гаража, Гленн торопливо зашагал по дугообразной аллее, по которой взад и вперед сновали автомобили, подвозя к вестибюлю новых постояльцев. Он направлялся в кабинет Уилла, намереваясь проникнуть туда через стеклянную раздвижную дверь, ведущую в небольшой садик, заросший буйной тропической растительностью. В сад можно было проникнуть только с главной аллеи, проходившей между корпусами, по которой прогуливались постояльцы, заглядывая по пути в бесчисленные отельные магазинчики. Толстая кирпичная стена магазина женской одежды граничила прямо с садом. Мне бы только проскользнуть туда незаметно, подумал он, а уж там я не растеряюсь.

Выйдя на главную аллею, Гленн свернул на узенькую, заросшую травой тропинку, которая вела в сад Уилла. Он был уверен, что его никто не видел. Держась в тени здания, Гленн добрался до двери и, спрятавшись за кустами, осторожно заглянул в кабинет. Там никого не было. Раздвижная дверь была открыта, но в проеме висела рама с натянутой на нее противомоскитной сеткой. Гленн шагнул вперед и поспешно отодвинул ее. Достал из пакета ожерелья и положил их на пол — так, чтобы их сразу же заметили. Затем он повернулся и опрометью выскочил вон. Выбравшись на аллею и убедившись, что все шито-крыто, Гленн сразу же позвонил своему сообщнику и сказал ему, что теперь можно звонить в полицию.

Через пару минут в полицейском участке раздался звонок. Некто, отказавшийся назвать свое имя, сообщил, что ожерелья, похищенные из Музея морских раковин, находятся в кабинете Уилла Брауна, управляющего курортно-развлекательным гостиничным комплексом «Вайкики Вотерс».




46


— Уилл, вот вы где, — сказала Риган, быстрыми шагами приближаясь к столу консьержа.

— Добрый вечер, Риган. Это Отис, наш консьерж. Он сказал мне, что люди все еще спрашивают, нет ли лишнего билетика на бал.

— Это хорошая новость. Очень приятно с вами познакомиться, Отис.

На лице Отиса красовались тоненькие усики, и вид у него был очень важный. Он так и раздувался от сознания собственного превосходства.

— Мне тоже, — надменно протянул Отис. — Мистер Браун, я делаю все, что в моих силах, чтобы билетов хватило на всех. Но двое из хадвильской группы требуют, чтобы мы непременно обеспечили их билетами. Я сказал им, что билеты надо было заказывать заранее, еще несколько дней назад, но они стоят на своем. В конце концов, я пообещал, что включу их в дополнительный список, а заодно проконсультируюсь с вами.

— Они что, хотят купить билеты? — удивленно спросил Уилл. — Чудеса, да и только! Как правило, они повсюду стремятся пролезть бесплатно. Кто требовал у тебя билеты? Сестры-близнецы?

— Нет, сэр. Билеты спрашивали женщина и мужчина из их группы, — напыщенно процедил Отис.

Не стоит так надуваться, Отис, подумала Риган. Хотя бал «Стань принцессой» не за горами, мы не в Букингемском дворце.

— И они собирались сами заплатить за билеты?

— Нет, сэр. Они сказали: если мы сможем достать им билеты, счет следует записать на номер близнецов.

Уилл свистнул:

— Вот это да! Сколько билетов им нужно?

— Два. А может, четыре.

— Если они действительно начали тратить деньги, я найду для них места. Передай им, что я достану билеты.

— Слушаюсь, сэр.

— Надеюсь, половина желающих попасть на бал не откажется в последнюю минуту, теперь, когда ожерелья больше не входят в праздничное меню, — выразил надежду Уилл.

— Сэр, похоже, интерес к балу только разгорается, но нисколько не ослабевает.

— Весьма отрадно это слышать.

— Уилл, не могли бы мы с вами поговорить у вас в кабинете? — спросила Риган.

— Конечно, о чем речь. Идем.

Риган проследовала за ним через вестибюль, в котором, как обычно, царила суматоха. Миновав регистратуру, они вошли в святая святых Уилла.

Джанет сидела у себя за столом. Она протянула Уиллу листок бумаги:

— Звонила председатель аукционного комитета. Ей только что сообщили, что ожерелья похищены. Она желает знать, какие у вас предложения по поводу того, что они смогут выставить на аукцион взамен пропавших ожерелий.

— Как насчет моей головы на блюде? — пробормотал Уилл. Он взял листок с телефонным номером председателя и вошел в кабинет. И... остановился как вкопанный. Так быстро, что Риган чуть было на него не налетела.

— О господи! — вскричал он.

— Что там? — испугавшись, спросила Риган. Она поспешно обогнула Уилла и посмотрела на пол. Два прекрасных ракушечных ожерелья, которыми она еще сегодня утром любовалась в Музее морских раковин, лежали посреди кабинета. Раздвижная дверь, ведущая в сад, была открыта.

Уилл нагнулся и подобрал ожерелья.

— Королевские ожерелья... — прошептала Риган, не веря собственным глазам.

Лицо Уилла стало белым как скатерть. Он растерянно взглянул на Риган.

— Что мне теперь делать?

— Думаю, нам надо позвонить в полицию.

В дверном проеме появилась Джанет:

— Не надо никуда звонить. Они уже здесь.




47


Нед выскочил из такси перед входом в здание старенького кинотеатра на Калакауа-авеню, главной улице Вайкики. Пот лил с него градом. Это же просто рюкзак, успокаивал он себя. Если там и лежат какие-нибудь вещи, указывающие на меня, это еще не значит, что ожерелья украл именно я. Копы даже и не знают, что это был именно желтый рюкзак. Это мог быть парень в желтой рубашке.

Он перебежал улицу, лавируя в потоке автомашин, и устремился в тот самый переулок, где накануне упаковывал свой драгоценный подарок. Переулок был узким и темным, но он сразу понял, что рюкзака там нет. Нед несколько раз прочесал переулок в поисках пропавшего рюкзака. Ничего. Он даже проверил мусорный контейнер; там тоже ничего. Куда он мог деться? — лихорадочно соображал Нед. И что там могло быть — банковский чек? квитанция из банкомата? Сейчас он, хоть убей, не мог вспомнить.

Вынырнув из переулка, Нед заметил сидящего на тротуаре бродягу с безмятежным выражением лица. Бродяга сидел на желтом рюкзаке, расплющив его своим увесистым задом. Нед был уверен, что это именно его рюкзак. Он даже видел масляное пятно на боку.

— Извини, дружище, — сказал он, — но мне кажется, ты сидишь на моем рюкзаке.

Бродяга сделал вид, что не расслышал его.

— Давай же, парень, — уговаривал его Нед.

Он наклонился и попытался потянуть рюкзак за лямки. Как выяснилось, это была не самая удачная мысль.

Бродяга, до сих пор хранивший невозмутимое молчание, вдруг словно с цепи сорвался:

— Это мое! Мое! Отстань от меня, псих! Караул! Полиция! По-ли-иция! Кар-раул!!

Его эмоциональный протест возымел желаемый эффект. Около них начали останавливаться прохожие, вполголоса переговариваясь между собой, как обычно делают люди, становясь свидетелями подобной драмы. Нед сразу понял, что надо удирать. Черт с ним, с рюкзаком; есть там квитанция или нет, сейчас уже не имеет значения. Очертя голову он ринулся по тротуару, снова перебежал улицу и сделал все, что было в его силах, чтобы как можно быстрее затеряться в толпе праздношатающихся курортников.

Вот уже второй раз за сегодняшний день мне приходится удирать под душераздирающие вопли, подумал он. Но в этот раз я чуть не попался. Кругом было полно свидетелей. Не хватало еще, чтобы меня сгребли копы за то, что я пытался отобрать у этого жалкого бродяги его несчастный грязный рюкзак. Вот тогда бы у них действительно появился повод, чтобы упрятать меня за решетку, содрогнулся он.

Его сердце колотилось так быстро, что он решил пройтись до отеля пешком, чтобы перевести дух и немного успокоиться. Здесь не так уж и далеко. И во что я только впутался, недоумевал он, удивляясь сам на себя. Надо как можно быстрее забрать пакет из регистратуры, решил он. Нет никакого смысла держать его там. Остается только надеяться, что Арти не такой любопытный, каким был я, когда в детстве шарил по материным ящикам и потихоньку заглядывал в коробки с рождественскими подарками.

Когда Нед вернулся в отель, ажиотаж только усилился. У вестибюля стоял полицейский автомобиль с включенными мигалками. Первым, на кого наткнулся Нед, был вездесущий Гленн.

— Что происходит? — спросил Нед.

— Пропавшие ожерелья только что обнаружили в офисе Уилла! Кто-то позвонил в полицию и навел их на след!

Нед содрогнулся:

— Пропавшие ожерелья?

— Вот именно.

— Уилл, должно быть, на седьмом небе от счастья, — осторожно сказал Нед.

— Понятия об этом не имею. Но каково это для репутации отеля, когда пропавшие ожерелья оказываются в кабинете управляющего, а?

— Да брось ты, Гленн. Мы оба знаем, что Уилл не имеет к этой истории никакого отношения.

— А я этого и не говорил.

Нед вдруг почувствовал, что земля уходит у него из-под ног, и ему стоило большого труда удержаться на ногах. Теперь ему надо было, не теряя времени даром, забрать коробку, упакованную в подарочную бумагу с танцовщицами хула.

— Ты, случайно, не знаешь, не появлялась ли здесь моя знакомая, чтобы забрать подарок, который я для нее оставил?

— Если даже и появлялась, я ее точно не видел, — жизнерадостно отвечал Гленн, напуская на себя деловой вид. — В любом случае пойдем проверим. — Он тотчас же исчез, оставив Неда, который застыл как вкопанный, пытаясь осознать, что же все-таки произошло. Через две секунды он уже вернулся. — Нет. Мисс Легатт здесь не появлялась. Пакет на месте, в целости и сохранности.

— Отлично. Знаешь, мне только что пришла в голову одна мысль. Я решил: будет лучше, если я сам отвезу ей этот подарок. Ты не мог бы мне его отдать?

— Ну конечно! Я так понимаю, это очень близкая знакомая. Ты ходишь ради нее по магазинам, а потом еще доставляешь покупки прямо к ее порогу. — С этими словами Гленн, пританцовывая, отчалил к регистратуре, достал пакет, неторопливо вернулся и торжественно вручил его Неду. — Обойдемся без чаевых. — Он весело улыбнулся. — В конце концов, мы с тобой в одной лодке. Оба гнем спину в этом фешенебельном отеле.

— Да-да, спасибо. — Нед взял пакет и быстро зашагал к себе в номер. Зайдя за угол и убедившись, что Гленн его не видит, он приподнял коробку и легонько встряхнул ее. Он был рад услышать знакомое громыхание. Может быть, Гленн мне просто очки втирает, подумал он. Если так, то он очень об этом пожалеет. Скорее бы открыть эту чертову коробку. Господи, сделай так, чтобы Арти не было в номере, тихонько молился он. Но стоило ему сунуть ключ в замочную скважину и отворить дверь, из комнаты раздался его голос:

— Это ты, Нед? Привет!

Неда передернуло.

— Привет, — отозвался он, входя в комнату.

Арти вскочил с постели, на которой, по всей видимости, только что расслаблялся.

— Мы как раз сейчас встречаемся для вечернего коктейля. Пойдешь с нами?

— Возможно. Только через несколько минут, — ответил Нед и сел на постель.

— А что у тебя там? — спросил Арти, пытаясь заглянуть в пакет.

— Подарок для моей мамочки, — ни секунды не задумываясь, выпалил Нед.

— Не слишком ли сексапильная упаковка для твоей мамочки?

— Ей всегда нравилась подобная ерунда.

— М-да, не то что моя матушка. Она у меня очень чопорная. Она бы меня просто испепелила, если б я вздумал преподнести ей подарочек в такой упаковке. Ей куда больше нравится бумага, на которой нарисованы радуги, падающие звезды и плюшевые мишки с бантиками на шеях.

Нед с трудом сдерживался, чтобы не заорать благим матом. Вместо этого он зажмурился, сделал глубокий вдох и энергично потер лоб.

— Ты в порядке? — участливо спросил Арти.

— Да. А что?

— Да нет, ничего. Ты будто какой-то... подавленный.

— Нет, все в норме, — заверил его Нед. — Я присоединюсь к вам через несколько минут. А сейчас я хочу позвонить маме. В последнее время она что-то неважно себя чувствует. Вот почему, собственно, я и купил ей этот смешной подарок.

— Как это трогательно! Если бы она была здесь, я бы сделал ей бесплатный массаж. Ну а все-таки, что ты ей купил? Что за смешной подарок?

Нед почувствовал, что у него перехватило дыхание. Единожды солгав, очень скоро начинаешь запутываться в собственном вранье.

— Да так, пару гавайских платьев и купальник.

— А где она живет?

— В Мэне.

Арти так и покатился со смеху:

— Ну, ты даешь! Представляю, как она будет разгуливать в гавайском платье по скалистому побережью Мэна!

Нед поднял взгляд. В его глазах мелькнуло что-то похожее на ярость.

— Зиму она проводит во Флориде. А во Флориде их носят все женщины.

— Прости, пожалуйста, — извинился Арти. — Я просто пытался тебя рассмешить. Слушай, эти старые перечницы Ив и Герт не появятся здесь до позднего вечера. Бог знает, что у них там стряслось, но сегодня мы ужинаем без них. По этому случаю мы решили как следует повеселиться на денежки Сола Хокинса. Начнем с дорогих напитков, которые продают у бассейна. Потом посмотрим хула-шоу. Надеюсь, девчонки будут выглядеть не хуже тех, которые нарисованы у тебя на коробке. Как только поговоришь с мамой, сразу же спускайся к нам. Передай ей мои наилучшие пожелания. Надеюсь, она скоро поправится. — И с этими словами Арти наконец покинул номер.

Несколько секунд, которые показались ему вечностью, Нед сидел неподвижно. Он выжидал, не вернется ли Арти. Когда он убедился, что прошло достаточно времени для того, чтобы тот устроился у бассейна с бокалом пинаколады в руках, Нед подошел к двери и запер ее изнутри — так, на всякий случай. Однако, если Арти вдруг вздумает вернуться в номер, трудновато будет объяснить, почему дверь заперта. Но нужно было рискнуть.

Нед положил коробку на кровать и заметил, что крошечный кусочек оберточной бумаги, там, где он его приклеил скотчем, отклеился. Часть рисунка с изображением танцовщицы оторвалась и пристала к клейкой ленте. Это уже интересно, подумал Нед. Неужели кто-то пытался вскрыть упаковку? Он стянул бумагу с коробки, поднял крышку. И... ахнул. В коробке лежали два дешевеньких ракушечных ожерелья — сувениры по доллару штука, которых навалом в каждом газетном киоске.

— Кто? Кто это сделал? — вскричал Нед. — Неужели это Гленн, черт бы его побрал?!

Что мне теперь делать? — лихорадочно соображал он. Спросить его, не брал ли он ожерелья, которые я украл, и не он ли подбросил их в кабинет Уилла? Может, это вообще был не он. Может, кто-то все-таки меня выследил и подсмотрел, как я передавал пакет посыльному. Но как ему удалось им завладеть? Короче говоря, случиться могло все, что угодно. И теперь я ничего, ничегошеньки не могу сделать! Что же это значит — меня подставили?

Нед прошел в ванную и ополоснул лицо холодной водой. Затем схватил полотенце, прижал его к лицу и закрыл глаза, пытаясь таким способом хоть на минутку отрешиться от свалившихся на него бед. Но когда он отнял от лица полотенце и посмотрелся в зеркало, его лицо было мрачнее тучи.

— А завтра мне еще предстоит разбираться с родителями Уилла, — напомнил он себе. — Если мне удастся через это пройти, тогда все в порядке. И я должен через это пройти. Просто обязан! — Он быстро вычистил зубы и заторопился к двери. Он жаждал облегчения, которое непременно должно было наступить после первого глотка двойного виски с содовой.




48


Офицеры, которые первыми прибыли на место происшествия, тщательно обследовали сад, но ничего подозрительного не обнаружили: никаких посторонних предметов, даже трава не примята.

— У вас есть какие-нибудь предположения, кому могло прийти в голову это сделать? — спросил один из них у несчастного Уилла.

— Нет. Я просто теряюсь в догадках.

Через несколько минут в кабинет вошел Майк Дарнелл. Надо сказать, он был весьма удивлен, увидев в кабинете Риган. Тем не менее он приветливо улыбнулся:

— А вы что здесь делаете?

— Помогаю Уиллу, — ответила Риган.

— Вот это история, скажу я вам! Каким-то образом информация просочилась в прессу, и теперь снаружи собралась целая орда репортеров. Они очень хотят поговорить с вами, Уилл.

Уилл поднял на него измученный взгляд:

— И что я, по-вашему, должен им сказать?

— Некоторые думают, что это просто рекламный трюк — с целью подогреть общественный интерес к завтрашнему аукциону.

— Но это просто смешно.

— Согласен. Особенно учитывая то, что Джимми вполне могли убить. Я только что с ним разговаривал. Он на седьмом небе от счастья, хотя признался, что голова у него просто раскалывается. Он строго-настрого приказал мне запереть ожерелья на замок вплоть до завтрашнего вечера.

— Прошу вас, поверьте, — сказал Уилл, — я не хочу нести за них никакой ответственности. Пожалуйста, заберите их. А назад привозите в бронированном фургоне за две минуты до начала аукциона.

— Майк, вы можете сказать, кто вам звонил? — спросила Риган.

— Мы не знаем. Звонок был сделан с одного из так называемых одноразовых сотовых телефонов, которые покупаешь на определенное количество минут, а затем выбрасываешь в мусорный контейнер.

— Так что выходит, тот, кто это сделал, заранее все спланировал и позвонил с тем расчетом, чтобы его номер не смогли определить?

— Точно.

— Но это просто абсурд.

— Если вдуматься, то вся эта история — полнейший абсурд, — заметил Майк. — Эй, Уилл, вы, случайно, не заметили, сколько народу сегодня в отеле были в желтом?

Уилл вытаращил глаза:

— Сотни.

На его столе зазвонил телефон.

— Это, должно быть, важный звонок, если Джанет пропустила его, — заметил он, беря трубку. Это была его жена, Ким. Он звонила из самолета.

Пока Уилл разговаривал по телефону, Риган вполголоса переговаривалась с Майком Дарнеллом.

— То, о чем я собираюсь вас попросить, не имеет никакого отношения к украденным ожерельям, но Джек сказал мне, что, если я дам вам что-нибудь с отпечатками пальцев, вы смогли бы...

— Безусловно. Сразу после разговора с вами Джек позвонил мне. Вы хотите проверить того парня, с которым встречается ваша подруга?

— Да. Может быть, это глупо. Но у меня какое-то смутное предчувствие...

— Никаких проблем. Если к завтрашнему утру вы раздобудете мне что-нибудь, я сразу же этим займусь. — Майк окинул взглядом раму с противомоскитной сеткой. — Выходит, тот, кто подбросил сюда эти ожерелья, просто отодвинул ее, а затем удрал. Вскакивает вопрос, зачем надо было подвергать себя риску, похищая ожерелья, чтобы затем просто от них избавиться?

В эту минуту Уилл как раз положил трубку.

— Кто-то явно намеревается погубить репутацию нашего отеля, — сообщил он Майку. — Я попросил Риган попытаться за эти выходные что-нибудь выяснить. Те, кто говорят, что это рекламный трюк, не понимают, что такая реклама только вредит отелю. Скажете, мы не рады, что ожерелья в итоге нашлись и одно из них будет выставлено завтра на аукцион? Нет, мы очень рады. Но, учитывая то, что одна из наших сотрудниц утонула, а потом ее нашли с ожерельем на шее, которое, как выяснилось, было похищено из музея... Теперь же, когда оно было похищено во второй раз, а обнаружено у меня в кабинете... все это, мягко говоря, не делает нам чести. Они еще вобьют себе в головы, что на отеле «Вайкики Вотерс» лежит проклятие, как на этих королевских ожерельях! — Уилл в отчаянии всплеснул руками.

Майк вдумчиво посмотрел на него:

— Кажется, я вас понимаю.

— Вот теперь-то мне действительно страшно: что-то будет завтра на балу? — продолжал Уилл. — Если кто-то решил пуститься во все тяжкие, чтобы выкинуть подобный номер, кто знает, что еще ему взбредет в голову?

— Я пришлю к вам нескольких наших ребят в штатском, и они проследят за тем, чтобы все прошло гладко.

— Огромное вам спасибо, — сказал Уилл. — Жду не дождусь, когда наконец эти ожерелья будут проданы. Но до того момента мне надо позаботиться о безопасности наших постояльцев и сотрудников отеля.

Майк повернулся к Риган:

— И вы еще надеялись здесь отдохнуть?

Риган улыбнулась и пожала плечами.

— Ну, мне пора, — заявил Майк. — Риган, если что, звоните. Уилл, вы хотите переговорить с репортерами, что толпятся снаружи?

— По-моему, даже не нужно спрашивать.

— Тогда я сам сделаю заявление. Скажу, что ожерелья нашлись, и мы ведем расследование.

Когда Майк ушел, Уилл плотно затворил за ним дверь, уселся за стол и энергично потер пальцами веки:

— Риган, вы что, знаете этого парня?

— Он приятель моего жениха. Прошлым вечером мы встречались с ним в баре.

— Но вы ведь не скажете ему, что это я отдал Доринде ожерелье в ту ночь, когда она умерла? Не скажете?

— Нет. Если это пожелание клиента...

Уилл тяжело вздохнул:

— Мне надо ехать за женой в аэропорт. Не сомневаюсь, она будет просто в шоке от всех новостей, которые обрушатся на ее голову.

— Но сначала позвольте я расскажу вам, что мне удалось найти на квартире у Доринды.

— Может, мне лучше заткнуть уши?

— Там нет ничего, касающегося лично вас.

— Слава тебе, господи! — Уилл молитвенно сложил руки и воздел глаза к потолку.

— В ящике письменного стола Доринды я нашла интересную папку с пометкой «ПЕРСПЕКТИВНАЯ ГРЯЗЬ». Она сейчас здесь, у меня в сумке. Там есть несколько фотографий, газетных вырезок, а также завещание некоего Сола Хокинса.

— Сола Хокинса?! — изумленно вскричал Уилл.

— Ну да.

— Он оставил миллион долларов клубу «Хвала дождю». Я вам уже рассказывал. Нед, с которым вы уже знакомы, сегодня возил двоих из их команды на Северное побережье. Группами руководят две весьма пожилые дамы, близнецы. Это та самая группа, о которой упоминал Отис.

— Простите, я не ослышалась? Вы сказали, он оставил им миллион долларов? — переспросила Риган.

— Да. Миллион.

Риган поспешно достала папку, открыла ее и вытащила завещание.

— Здесь сказано, что он завещает группе десять миллионов долларов.

— Десять миллионов?! — ужаснулся Уилл. — Чтобы все спустить на поездки на курорт?

— По-видимому, так.

— А они трясутся над каждым грошом.

— Похоже, они просто вешают своим туристам лапшу на уши относительно того, сколько у них денег. Те двое чудиков, которых я встретила в баре, сказали мне, что их руководители очень жадные. По-моему, у Доринды что-то на них было. Сколько еще они здесь пробудут?

— До понедельника.

Риган показала ему фотографию Стива:

— Вот. Это парень, который изо всех сил стремится вскружить голову Кит. Его фото тоже в этой папке, что не очень-то хорошо. Что вы о нем знаете?

— Стив Ярдли. Иногда он заглядывает в наши бары. Я могу вам сказать только то, что он рано оставил службу и что у него большое состояние.

— Как вы думаете, он вообще-то в ладах с законом?

— Не знаю, Риган. Он из тех ребят, которые снуют по всему городу. По-моему, он настоящий дамский угодник. И я не раз замечал, как он разговаривает с известными бизнесменами в баре.

— На письменном столе Доринды я нашла также групповой снимок, сделанный на какой-то вечеринке. Доринда просто глаз не может от него оторвать и вся светится от счастья.

— Доринда не могла оторвать глаз от многих мужчин. Если у них и было что-то, я понятия об этом не имею.

— Ладно. А как насчет нашей общей подруги Джаззи? В папке я наткнулась на статью о ее боссе и его новой линии одежды.

— Насколько я его знаю, он всегда лез из кожи вон, лишь бы привлечь внимание общественности. Этот тип — удачливый бизнесмен, который мечтает прославиться на весь свет. Хочет всегда быть в гуще событий. По-моему, это не преступление.

— Нет. Но Джаззи на него работает. Кто знает, на что она способна?

— Я же вам уже объяснял. Это геморрой. Вы еще увидите ее на завтрашнем аукционе. Все мужчины от нее без ума. С этим трудно смириться, но, на мой взгляд, она безобидна. Что-нибудь еще, Риган?

Риган протянула ему пару газетных вырезок, посвященных открытию новых ресторанов и намечающимся в городе вечеринкам.

— Вам это о чем-нибудь говорит?

Уилл мельком взглянул на вырезки и покачал головой:

— Ничего. — Он протянул их обратно Риган.

Риган закрыла папку:

— Мне пора. Я должна встретиться с Кит, чтобы вместе отправиться на ужин к этому Стиву. — Она слегка замялась. — И вот еще что... Вчера вечером я разговорилась на пляже с одной юной парочкой. Девушка рассказала мне, что в ту ночь, когда погибла Доринда, она гуляла по пляжу. Ей показалось, будто она видела что-то странное, но забыла, что именно. Пообещала, что как только вспомнит, то немедленно даст мне знать. Сегодня я еще с ней не разговаривала, но думаю, мне следует ей позвонить. Вся проблема в том, что я не знаю, в каком номере они остановились.

— А как их зовут?

— Джейсон и Карла. Прошлой ночью они как раз обручились. Другая проблема в том, что я не спросила, как их фамилии. Единственное, что мне известно — они остановились в корпусе «Кокосовый орех»

— Я попрошу кого-нибудь проверить по компьютеру. Думаю, их будет несложно найти.

— Отлично. Из аэропорта вы поедете прямо домой?

— Да. И до завтра меня здесь не будет. Но если что, вы всегда можете связаться со мной по сотовому.

— Надеюсь, мне это не потребуется.

— Я тоже на это надеюсь, Риган, я очень на это надеюсь.




49


— Ну и как, по-твоему, что нам теперь с ними делать? — спросила Герт у сестры. Добравшись до аэропорта на такси, они ожидали посадки на самолет, чтобы вылететь обратно на Гонолулу. На взлетно-посадочной полосе дул легкий приятный океанический бриз. Ив и Герт сидели на лавочке, наслаждаясь чудесным вечером.

— Прежде всего мы должны вернуться сюда завтра и... как-нибудь с ними покончить.

— Разумеется. Но как? Если мы их отпустим, тогда... плохи наши дела. Помнишь, что стало с теми двумя разбойницами из фильма про тюрьму? Они угодили за решетку. — Герт захихикала. — Не могу поверить, что мы с тобой тоже превратимся в закоренелых преступниц.

Ив строго посмотрела на сестру:

— Разве мы не заслужили немного счастья? Сначала мы заботились о родителях. Потом пылинки сдували с этого Сола Хокинса. Я всю жизнь прошлепала по лужам Хадвиля. Все, с меня хватит. Теперь пришло наше время, сестренка. Пришло время для Ив и Герт заказывать музыку!

— Я сейчас разревусь. — Герт захлюпала носом. — Какое счастье, что ты есть у меня.

— Какое счастье, что мы вместе. И что мы — одна команда.

— Никогда не думала, что мы с тобой станем соучастницами преступления.

— А ты привыкай! — Ив рассмеялась. — Я все думаю об этих двух несчастных, которые сидят у нас в подвале. Конечно, мне очень жаль, что они так оплошали, правда жаль. А как подумаешь, сколько еще денег придется выложить, катаясь туда и обратно... Завтра в полдень мы снова будем здесь. Возьмем напрокат машину с большим багажником. Когда стемнеет, мы затолкаем их в багажник и отвезем на другой конец острова. Там полным-полно мест, где достаточно просто хорошенько толкнуть кого-то, и... со скалы кувырком, прямо в синее море.

— Ловко придумано, сестрица! Просто гениально!

— Нет, милая, это обыкновенный здравый смысл. Хорошо, что наша мамуля в свое время нас всему этому научила.

— Она не учила нас тому, как убивать людей.

— В Хадвиле было просто некого убивать. Будь у нее такая возможность, я уверена, она бы сделала это не моргнув глазом.

— Предположим, что так. Но как, по-твоему, мы вернемся в Гонолулу вовремя, чтобы поспеть к утренней воскресной прогулке по пляжу? В группе начнутся толки, если нас там не будет.

— Мы всегда сможем что-нибудь придумать. Скажем, что были в церкви, на какой-нибудь специальной службе, посвященной восходу солнца, которая заняла все утро. Это будет наш последний день, так что устроим для них поздний воскресный завтрак. А потом... навсегда распрощаемся с этими несносными группами.

— Я тут подумала...

— О чем, сестрица?

— Как насчет их машины? Что нам с ней делать?

— Но это же просто идеальный вариант! Завтра ты поедешь за мной на их машине. Мы остановимся на краю утеса. Все будут считать, что парочка влюбленных совершила самоубийство из-за какой-нибудь ерунды.

— Одна маленькая загвоздка, Ив.

— Какая?

— Я не умею водить.

— Не болтай ерунды, умеешь. Это проще пареной репы. Просто ты так до сих пор и не удосужилась получить права, потому что прекрасно знаешь, что вожу я. Я вообще люблю командовать, потому что я старшая.

— Подумаешь, всего на пять минут и двадцать две секунды!

В это время объявили посадку на самолет. Сестры быстро обнялись (они всегда так делали, когда им предстояло куда-то лететь). Когда самолет оторвался от земли, они выглянули в иллюминатор и окинули взглядом Большой остров.

— Скоро, очень скоро мы назовем его нашим домом, — мечтательно сказала Герт.

— Дом, милый дом, — отозвалась Ив.



А где-то далеко, в темном мрачном подвале, Джейсон и Карла лихорадочно пытались освободиться от стягивающих их руки веревок. Карла громко рыдала. Ее грудь судорожно вздымалась, и обрывок тряпки, которым близнецы заткнули ей рот, начал душить ее.

— Успокойся, пожалуйста, успокойся, — умолял Джейсон, пытаясь донести до нее смысл своих слов сквозь кусок тряпки во рту. — Мы... обязательно что-нибудь придумаем... — бормотал он, стараясь успокоить девушку, которую, как он только сейчас понял, любил всем своим сердцем. Пожалуйста, Господи, помоги нам, взмолился он. Сделай так, чтобы нас нашли. Джейсон закрыл глаза. И вспомнил о Риган Рейли. Она расследовала обстоятельства смерти Доринды Дос, которая, как он теперь был уверен, была убита. Я знаю, кто это сделал, Риган, и могу вам об этом рассказать. Пожалуйста, Господи, сделай так, чтобы она нашла нас, молился он, прежде чем эти старые ведьмы вернутся обратно.

Он ни секунды не сомневался в том, что эти «старые ведьмы» способны на все.




50


Теперь это было бесполезно отрицать. Кит была по уши влюблена. Когда Риган вернулась к себе в номер, ее платья и блузки были разбросаны по всей постели.

— Риган, я никак не могу решить, что мне надеть. Как там у вас дела?

Риган рассказала, что украденные ожерелья были только что обнаружены в кабинете Уилла.

— Это место — настоящий сумасшедший дом, — объявила Кит, примеряя перед зеркалом очередную шелковую блузку. — Мне надо срочно найти что-нибудь сногсшибательное для завтрашнего вечера. Когда я выезжала сюда на конференцию, я, разумеется, и не думала о нарядах.

— На главной улице огромный торговый центр, —- напомнила ей Риган.

— Знаю. Стив нас туда завтра отвезет. Он хочет купить мне вечернее платье.

— И ты ему позволишь? — осторожно осведомилась Риган.

— Сначала я отказывалась, но он настоял. Тебе что, не нравится эта идея?

— Ну... — нерешительно начала Риган. Сейчас ей вовсе не хотелось портить Кит настроение своими подозрениями. И кто знает, может быть, Стив в итоге окажется нормальным парнем. — Просто... Все произошло так быстро.

Кит с размаху села на кровать:

— Риган, я знаю, тебе это может показаться безумием, но мне кажется, что именно этого человека я искала всю свою жизнь.

— Знаешь, мне больше всего на свете хотелось бы, чтобы все закончилось благополучно, — искренне, хотя и не без задней мысли, призналась Риган. Она не стала распространяться о том, что, по ее мнению, представлял собой этот Стив.

— А было бы здорово, если бы мы поженились сразу же после вас? Тогда бы мы смогли одновременно завести детей. — Кит засмеялась. — Держу пари, ты сейчас подумала, что у твоей подруги солнечный удар?

Риган улыбнулась:

— Вовсе нет. Но раз уж ты моя подруга, прими, пожалуйста, мой совет: не торопись. Мы с тобой обе знаем, куда могут привести отношения, которые развиваются так стремительно.

— Риган, не волнуйся. Мы просто весело проводим время. По-моему, он классный парень. Но давай заглянем правде в глаза: в понедельник мы уезжаем. Вот тогда-то наши отношения и подвергнутся настоящему испытанию. Сама знаешь, до Хартфорда путь неблизкий.

Ее слова немного взбодрили Риган:

— Это верно, Кит. Повеселитесь в эти выходные, а там как бог даст.

Но его пальчики я все-таки сниму, добавила она про себя.

— Тебе так повезло, что ты встретила Джека. Правда, для этого понадобилось, чтобы твоего отца похитили, иначе... Кто знает, как еще все могло обернуться, — пошутила она.

Риган тоже улыбнулась:

— Мой отец считает, что в нем умерла гениальная сваха. Он просто обожает рассказывать эту историю каждому встречному и поперечному. Мне не терпится увидеть, как на нашей свадьбе он вцепится в микрофон и снова во всех подробностях изложит все от начала и до конца.

— Едва ли мой отец согласился бы, чтобы его похитили ради того, чтобы его дочь познакомилась с хорошим парнем. Зато я на сто процентов уверена, что моя бабушка пошла бы на это не раздумывая. — Кит начала складывать разбросанную одежду. — Просто не могу поверить во все эти чудеса с украденными ожерельями. Уиллу еще повезло, что ты в тот момент оказалась в его кабинете.

— Не знаю, как насчет этого... — Риган нахмурилась. — Надеюсь, до нашего отъезда мне удастся распутать хотя бы один клубок.

— Что-нибудь новенькое по делу Доринды?

— Я была у нее на квартире вместе с ее двоюродным братцем. Было весьма занятно. Есть несколько вещей, которые мне еще предстоит исследовать. И мне еще раз надо поговорить с той девушкой, которую мы встретили вчера ночью на пляже.

— Ты была так уверена, что она тебе позвонит, — напомнила ей Кит.

— Может, она еще и позвонит, но я не хочу больше ждать. Я попросила Уилла разыскать номер, где они остановились, чтобы я могла с ними связаться.

— Они, наверное, до сих пор празднуют помолвку.

— Может быть и так. Она была на седьмом небе от счастья.

— Я бы тоже была на седьмом небе от счастья... Спустя десять лет. — Кит немного помолчала. — Можешь себе представить, если Стиву тоже потребуется десять лет для того, чтобы решиться сделать мне предложение? От одной только мысли об этом меня мороз по коже пробирает.

— Кит, Кит, не надо забегать вперед, — предостерегающе покачала головой Риган.

— Знаю, знаю.

— Кстати, Стив говорил тебе что-нибудь о Доринде?

— Нет. В тот вечер, в баре, они о чем-то шептались, и он то и дело закатывал глаза. По-моему, она просто не давала ему проходу, как, впрочем, и всем остальным.

Кит посмотрела на часы.

— Я только быстренько ополоснусь в душе, — сказала Риган.

Через полчаса они уже сидели в такси, направляясь на званый ужин к Стиву.

— У тебя сегодня большая сумка, — заметила Кит.

Специально, чтобы запихнуть туда что-нибудь с отпечатками пальцев твоей пассии, подумала Риган. Кто знает, может, потребуется место для кухонного ножа?

— Ты же меня знаешь, — отвечала она. — Я всегда таскаю с собой блокнот и сотовый телефон — на тот случай, если придется вернуться к работе. Однако Уилл очень рассчитывает на то, что по крайней мере сегодня этого не произойдет. Он поехал встречать жену в аэропорт и, конечно, хочет немного расслабиться.

— Тебе тоже нужно немного расслабиться, Риган. Как-никак, у тебя тоже отпуск. Давай повеселимся от души!

Риган улыбнулась, поглядывая на свою лучшую подругу. Нет, Кит, сегодня вечером на веселье и не рассчитывай, подумала она. Она похлопала подругу по руке — подругу, которая была такой важной частью ее жизни на протяжении последних десяти лет.

— Я уверена, сегодня вечером мы повеселимся на славу.




51


Джаззи и Клод возвращались из аэропорта на растянувшемся на пол-улицы лимузине. Клоду нравилось пускать пыль в глаза. Для этого, собственно, и нужны были престижные автомобили, одежда от ультрамодных дизайнеров и шикарная обстановка. От его особняка на Большом острове просто захватывало дух. Но, как выяснилось, ему этого было мало. Теперь он пытался сделать себе имя с помощью новой линии одежды с гавайской символикой.

В то время как лимузин бесшумно скользил по автостраде, Джаззи разлила по бокалам шампанское; они с Клодом чокнулись и теперь не спеша потягивали шипучее содержимое своих бокалов, прекрасно осознавая, что те, мимо которых они проезжали, останавливались, чтобы почесать в затылке: что это за важные шишки расселись в этом роскошном авто? Им не приходило в голову, что, если опустить окна и выставить свои физиономии на всеобщее обозрение, вряд ли кто-нибудь обернется, чтобы посмотреть им вслед.

— Ты, должно быть, устал, Клоди? — участливо спросила Джаззи.

— Джаззи, в последнее время я работаю как проклятый. А тут еще этот перелет... Конечно, я устал.

Джаззи издала подобающие в подобном случае сочувственные звуки: заахала, заохала, защелкала языком.

— Ну, как я уже говорила, этот бал будет для нас триумфом. Я это чувствую.

— Мне кажется, что все женщины будут просто в восторге, когда наденут мои гавайские платья. И знаешь, почему? Потому что они очень сексуальные. Не все гавайские платья могут этим похвастаться. Но я знаю секрет. Знаешь, какой? Все дело в дизайне. Я знаю, чего хотят женщины. А мужикам придутся по вкусу мои гавайские рубашки. Из «GQ» еще не звонили?

— Нет.

Клод помрачнел.

— Я имела в виду, пока нет, — поторопилась добавить Джаззи.

— Просто не могу поверить, что они до сих пор не заинтересовались. Это будет бесподобная история — о том, как я, Клод Мотт, превратил гавайскую одежду в последний писк моды, вне зависимости от места жительства.

— Не сомневаюсь, у тебя все получится, Клоди.

— Разумеется, получится. Слава богу, эти ожерелья в конце концов нашлись.

Джаззи снова чокнулась с боссом:

— Слава богу. Значит, завтра не должно быть никаких проблем.

— Интересно, то, что эти ожерелья обнаружили в кабинете Уилла Брауна, будет иметь для него какие-нибудь последствия?

— Полагаю, что не без этого. Судя по тому, что я слышала по дороге в аэропорт, полиция ведет расследование. На данный момент у них нет подозреваемых. В отеле проживает частный детектив по имени Риган Рейли. Это очень умная бестия. Я подозреваю, что она работает на Уилла.

— Как ты сказала? Риган Рейли? — удивленно переспросил Клод, приподняв левую бровь.

— Ну да, Риган Рейли.

— По-моему, я уже где-то слышал это имя.

— Ее мать — известная писательница, автор остросюжетных детективов, Нора Риган Рейли.

— Ах да, конечно. Женщина, которая сидела рядом со мной в самолете, читала ее роман. Неудивительно, что я сразу вспомнил. — Клод не спеша потягивал шампанское. — Итак, Джаззи, завтра на балу ты будешь демонстрировать одну из моих сексуальных моделей.

— Я обойду все столики в зале, чтобы все хорошенько ее рассмотрели. Не сомневайся, они просто со стульев попадают.

Впервые за последние три недели на лице Клода промелькнуло что-то похожее на улыбку.

— Знаешь, Джаззи, я ведь изучал биографии великих дизайнеров. У каждого был свой путь к славе, своя цель в жизни. Для меня — это сделать гавайские ракушечные ожерелья знаменитыми на весь мир. Сейчас они украшают мои модели. Думаю, очень скоро их будут носить на всех официальных приемах в Нью-Йорке. Говорю тебе, у каждого в шкафу будет висеть гавайское ракушечное ожерелье. Моя одежда пойдет на каждый день, а ожерелья будут надевать только по большим праздникам. Полагаю, такова моя жизненная миссия: в каждый дом — по ожерелью!

Джаззи подняла бокал и плутовато улыбнулась:

— В каждый дом — по ожерелью!

Они чокнулись и снова принялись потягивать «Дон Периньон», в то время как лимузин неуклонно приближался к курортно-развлекательному комплексу «Вайкики Вотерс».




52


Рассевшись у бассейна, Фрэнси, Арти и Джой пили пинаколаду. Танцовщицы хула готовились, чтобы продемонстрировать им свое мастерство; музыканты налаживали звук. К бассейну подошел Нед и присел рядом.

— Ну, как здоровье мамочки? — участливо осведомился Арти.

Нед чуть было не брякнул «Чего?», но быстро опомнился:

— Намного лучше. Спасибо, что спросил.

К их столику подошла официантка, и Нед сразу же потребовал двойное виски. Прежде чем она успела отойти, появились Боб с Бетси и поспешно заказали май-тай.

Когда официантка принесла напитки и вся компания наконец уселась, Джой решилась открыть дискуссию. Повестка дня — возмутительное поведение близнецов.

— Ни для кого не секрет, что Ив и Герт очень прижимисты в отношении денег Сола Хокинса. Я предлагаю, когда мы вернемся, поставить вопрос ребром: потребовать предъявить нам его завещание и всю финансовую отчетность.

Боб разом оживился:

— Ты что, думаешь, они как Бонни и Клайд?

— Чего? — не поняла Джой.

— Бонни и Клайд.

— Нет, я не думаю, что они грабят банки и убивают людей. Но, насколько я знаю, они могут провести весь день в одном из самых престижных гавайских торговых центров «Ала-Моана», а покупки отослать в Хадвиль. Это несправедливо. Я разговаривала кое с кем из первых заездов, так вот, мне рассказывали, что это было нечто бесподобное. Им устраивали экскурсии на вертолетах, морские прогулки на закате и всякие другие вещи, которые стоят уйму денег. А теперь, если за купание в бассейне пришлось бы раскошеливаться, они не раздумывая сказали бы нам: «Знаете, ребята, купайтесь-ка лучше в океане».

Нед чуть не поперхнулся виски, которое он пил, пожалуй, слишком быстро.

— Ты обвиняешь их в присвоении чужого имущества? — спросил он, вытирая рот салфеткой. — Но это просто невероятно! С другой стороны, я знаю, что они торгуются с Уиллом не на жизнь, а на смерть.

— Конечно! — патетически воскликнула Фрэнси, сопровождая свои слова драматическим взмахом руки. — Они попирают наше право наслаждаться отдыхом на Гавайях так, как мы этого заслуживаем!

— Ну, по крайней мере, нам удалось заполучить билеты на бал, — объявил Арти. — То ли еще будет, когда они про это узнают.

На дорожке, ведущей к бассейну, появился посыльный Гленн. Он приветливо помахал им рукой.

— Наш пострел везде поспел, — заметила Джой.

Завидев Гленна, Нед сразу же внутренне напрягся. Он сделал еще один большой глоток виски. Когда он увидел, что Гленн приближается к ним, он едва удержался, чтобы не вскочить и не дать деру.

— Надеюсь, вам нравится наше шоу, — приветливо сказал он, озаряя всех лучезарной улыбкой. — Я знаю, Нед неровно дышит к танцовщицам хула, правда ведь, Нед? Вы бы, ребята, только видели эту дикую оберточную бумагу, в которую он сегодня упаковал свой подарок.

— Я видел эту бумагу. Ты представляешь, он приготовил это для своей мамочки! — рассмеялся Арти.

— А мне он совсем не то говорил! — Гленн хитро улыбнулся.

Нед попытался обратить все в шутку:

— Ладно вам, ребята, расслабьтесь. В магазине так упаковали. — Он небрежно махнул рукой.

Гленн радостно хлопнул в ладоши:

— Ладно, ребята, я отчаливаю. Наслаждайтесь шоу!

Я убью этого негодяя, подумал Нед. Он просто надо мной издевается.

— Итак, — продолжала Джой, — мы договорились или как?

— Договорились о чем? — спросила Бетси.

— О том, что по возвращении в Хадвиль попытаемся выяснить, что у них там творится со счетами.

Арти молчал. Он знал, что скоро покинет Хадвиль, и поэтому ему, по правде говоря, было все равно. Эта выскочка Джой его просто раздражала. Из-за нее он чувствовал себя старым и непривлекательным.

— На нас не рассчитывай, — сказал Боб. — Мы с Бетси слишком заняты. Литературный труд отнимает все наши силы.

— А вы что скажете, Фрэнси? — спросила Джой.

— Что меня на самом деле волнует, — начала Фрэнси, — так это то, что Хадвиль — очень маленький город. Если мы заварим эту кашу, а в результате выяснится, что близнецы ни в чем не виноваты, в итоге на нас все будут смотреть как на неблагодарных тварей. Это будет выглядеть не очень красиво.

— Не очень красиво? — хмыкнул Арти. — Не хотел бы я столкнуться с этими дамами в темном переулке, зная, что я что-то против них затеял.

— Я их не боюсь, — надменно проговорила Джой, помешивая свой коктейль соломинкой. — Тут есть над чем поразмыслить.

— Растрата денежных средств — обычное дело, — заявил Нед. — Человеку в руки попадают большие деньги... А деньги — это власть, знаете ли. В результате он начинает думать, что эти деньги принадлежат ему по праву.

— Нед, где ты защищал свой диплом по психологии? — рассмеялась Фрэнси. — Ты говоришь так, будто изучал психологию преступника и знаешь ее назубок.

К великому облегчению Неда, в этот момент грянул оркестр. Зазывно улыбаясь, танцовщицы хула завиляли бедрами, и их гибкие руки запорхали в воздухе, словно маленькие проворные рыбки. Нед рассеянно созерцал полуголых девушек, но перед его мысленным взором мелькали только улыбающиеся танцовщицы с оберточной бумаги, в которую он так аккуратно запаковал коробку с королевскими ожерельями.

Ради всего святого, кому могло прийти в голову разорвать бумагу и подменить ожерелья, недоумевал Нед. Скорее всего, это Гленн, решил он. Кто еще это мог быть? Но зачем он это сделал? И как я могу с ним расквитаться? Ему вдруг пришла в голову мысль просто покинуть город. Уехать куда глаза глядят. И что потом? Ехать-то ему было некуда.

Нет уж, я останусь, сказал он себе. Гленн наверняка что-то задумал, и я буду не я, если не выведаю что. Если этот мозгляк думает, что обвел меня вокруг пальца, то он жестоко ошибается. Мы еще посмотрим кто кого.

Потому что я никогда не проигрываю. Никогда.




53


Вечеринка у Стива развеяла все опасения Риган. Сегодня здесь было намного больше народу, чем накануне вечером, и в доме царила оживленная праздничная атмосфера. Из динамиков доносилась гавайская музыка, в миксере взбивались тропические коктейли, на открытом гриле поджаривались аппетитные кусочки ахи, [22 - Ахи — полинезийское название тунца.] оно, [23 - Оно — полинезийское название рыбы, близкой к королевской макрели.] маги-маги, хот-доги и отбивные. Члены команды Стива по софтболу тоже были здесь, равно как и целая орава соседей.

Стив сегодня был само очарование. Он вел себя как настоящий джентльмен, представляя гостей друг другу, наполняя стаканы, руководя приготовлением ужина и ни на секунду не оставляя без внимания Кит. Риган и Кит, сидя за большим столом на веранде, ели, пили, непринужденно болтали и смеялись.

Никогда еще я не видела Кит такой счастливой, не без укола совести подумала Риган. А я-то только и думаю о том, как бы незаметно ухватить что-нибудь с отпечатками пальцев Стива. Но я иду на это исключительно ради твоего блага, успокаивала она себя. В ее голове звучали слова знаменитой песни «Вот для чего нужны друзья». [24 - «That\'s What Friends Are For» — популярная песня в исполнении известной американской певицы Дайонн Уорик.] Но если твой лучший друг — частный детектив, будь готов к некоторым неожиданностям.

Риган была рада видеть, что Стив так печется о Кит. Может быть, я и ошибаюсь, думала она. Может, его фото оказалось в папке Доринды, потому что он просто-напросто отверг ее ухаживания. Может, Джаззи была права, назвав его выигрышной партией.

Когда Кит и Риган на какое-то время остались за столом наедине, Кит с сияющим видом повернулась к подруге:

— Правда, он замечательный? Мне так хочется познакомить его с Джеком! Держу пари, они непременно подружатся.

— Надеюсь, — ответила Риган.

— Как я всегда тебе говорила, в итоге мы с тобой выйдем замуж за двух друзей, — мечтательно улыбнулась Кит.

Риган тоже растянула губы в улыбке.

— Да, это было бы здорово, — отозвалась она, краем глаза наблюдая за тем, как Стив взял бутылку пива, отпил глоток, а затем легонько встряхнул ее. Очевидно, бутылка была пуста. Стив вошел в дом.

Настал мой шанс, подумала Риган. Она нарочно выбрала тот же сорт пива, что и Стив. Нельзя сказать, что она была от него в восторге. Даже Кит выразила удивление тем, что Риган изменила своим пристрастиям. Но Риган ловко выкрутилась, пробормотав что-то о том, как хорошо хлебнуть холодненького пивка в такую жару, и медленными глотками осушила бутылку. Теперь она была пуста. Риган нагнулась и подхватила сумочку.

— Я сейчас приду.

С бутылкой пива в одной руке и сумочкой в другой она протиснулась между гостями, стоявшими на веранде, и вошла в дом, где тоже толпился народ. Риган увидела, как Стив поставил свою пустую бутылку на стойку у раковины, а затем отвернулся, чтобы попрощаться с кем-то из отъезжающих.

Риган глубоко вдохнула. Она не спеша подошла к стойке, поставила на нее свою бутылку и взяла бутылку Стива. Через секунду она уже была в коридоре, быстрыми шагами направляясь к ванной комнате. Проходя мимо спальни, где ночевали Марк и Пол, она услышала голоса.

— ...Нет, ты можешь в это поверить? Откуда у него все это, а? Хотел бы я, чтобы меня тоже вышвырнули из колледжа, — пошутил Марк, выходя в коридор.

Риган проскользнула в просторную, мраморную ванную, закрыла за собой дверь и заперла ее на замок. Затем поставила сумочку на подзеркальник. Облегченно вздохнув, она достала из сумочки черный пластиковый пакет, бросила в него бутылку и аккуратно положила пакет обратно в сумку. Затем причесалась, освежила помаду и обдумала дальнейший план действий. Все основания для проверки отпечатков пальцев Стива Ярдли, которые она держала в голове, разом улетучились.

Вернувшись на веранду, она уселась рядом с Кит. Посидев немного, она сказала:

— Слушай, я что-то немножко устала. У меня был такой длинный день. Если не возражаешь, я вызову такси и вернусь в отель.

— Риган, ты здорова? — обеспокоенно спросила Кит.

— Да, абсолютно.

— Мне так неловко из-за того, что мы так мало времени проводим наедине.

— Кит, все в порядке. Я весь день работала. Но ведь ты тоже не скучала, правда? Ладно, увидимся позже.

Стив неслышно приблизился сзади.

— Риган уезжает. Ты не мог бы вызвать для нее такси?

Стив слегка обнял Риган, и его рука как бы невзначай скользнула вдоль сумочки, которая висела у нее на плече.

— Риган, вам стало скучно с нами? — спросил он и едва заметно подмигнул. Затем опустил взгляд и посмотрел на Кит. — Похоже, я не очень-то нравлюсь твоей подруге.

Риган улыбнулась:

— Это из-за перелета. Никак не могу привыкнуть к местному времени. Отправлюсь в отель и хорошенько высплюсь, чтобы завтра на балу не начать клевать носом.

— Мы хорошенько повеселимся на этом балу, — объявил Стив. — Кит будет моей принцессой. — Он нагнулся и поцеловал ее, а выпрямившись, заглянул Риган в глаза. — Мне не терпится увидеть вашего принца.

— Ему тоже не терпится.

Все про тебя выведать, добавила про себя Риган.

— Ну что ж, спокойной ночи, Риган. — Он придержал для нее дверцу такси. — И не волнуйтесь. Я позабочусь о Кит.

— Она — самая лучшая, — сказала ему Риган. — Увидимся завтра на балу.

— Не забудьте пристегнуться.

— Обязательно.

— Лишние меры предосторожности еще никому не повредили. — Он хохотнул, нажимая кнопку на задней дверце и захлопывая ее.

Когда машина отъезжала от его дома, Риган помахала рукой Стиву. Он стоял на дороге и провожал ее взглядом. Затем она погладила сумочку, радуясь, что бутылка с отпечатками там, на месте. Вышвырнули из колледжа, вдруг вспомнила она. Интересно, за что? Что еще ты скрываешь, Стив?




54


Ким растерянно оглядывала то место на стене, где, с тех пор как они переехали в этот дом, висело ракушечное ожерелье.

— Твоя мама никогда не перестанет меня удивлять, — сказала она. — Только она могла завладеть королевским ожерельем, похищенным из Музея морских раковин! Подумать только, она заварила всю эту кашу тридцать с лишним лет назад!

Уилл обнял ее:

— Я сам удивляюсь.

Их сын, малютка Билли, давно уже спал. Уилл и Ким только что поужинали, наслаждаясь тишиной и покоем. Было уже поздно, около двенадцати часов. Они сидели на диване, потягивая коктейль, и вполголоса переговаривались. Он рассказал ей обо всем, что произошло за время ее отсутствия, и Ким, надо сказать, восприняла новости на удивление мужественно.

— Я знала, что Доринда Дос меня недолюбливает. Было бы любопытно взглянуть на тот бюллетень с моей безобразной фотографией. Но я все-таки рада, что ты догадался оставить его у себя в офисе.

Уилл взглянул на свою красавицу жену с ее длинными темными волосами и миндалевидными глазами. Они познакомились пять лет назад, стоя в очереди за билетами в кино на дневной сеанс. Оба купили билеты на пять часов. Потом они разговорились, сели рядом и с того дня были неразлучны. Теперь каждый год, празднуя годовщину своего знакомства, они в этот день шли в кино и покупали билеты на пятичасовой сеанс, даже если показывали какую-нибудь ерунду. Он очень ее любил, души не чаял в сыне, и ему нравилась та жизнь, которую они вели. Разумеется, ему очень не хотелось ставить под удар свое семейное счастье. И все же он это сделал — в тот вечер, когда отдал Доринде Дос это дурацкое ожерелье.

— Ты уверен, что завтра на балу твоя мамочка будет держать язык за зубами? Что она не проболтается о том, что это ожерелье все это время находилось у тебя?

Уилл задумчиво покачал головой и опустил ее на плечо Ким:

— Не знаю. Но она просто обязана это сделать.

— Вот погоди, что будет, когда она снова его увидит, Уилл! — воскликнула Ким. — Держу пари, когда его выставят на аукцион, она так и взовьется со своего места.

— Джимми еще не решил, продавать его или нет.

— Но ты ведь сам сказал, что на бал он наденет оба ожерелья?

— По крайней мере, таков был его план.

— Ты можешь себе представить, что произойдет, когда твоя мамуля увидит Джимми? С ее ожерельем на шее?

— Не хочу даже думать об этом, — ответил Уилл, еще крепче прижимаясь к жене. — У меня и так голова кругом от всей этой неразберихи, которая творится у нас в отеле.

— А теперь еще вдобавок ко всему приезжают Алметта и Бингсли.

— Я попросил Неда развлечь их завтра днем. Если мне повезет и ему удастся довести маму до изнеможения, к вечеру она просто раскиснет. Потом нам надо пережить этот бал. Надеюсь, кто-нибудь купит оба ожерелья и увезет их за тридевять земель. Тогда, быть может, мы все вздохнем спокойно.

— Итак, ты подключил Риган Рейли к расследованию этого дела.

— Да. В понедельник она улетает, но ей уже немало удалось сделать. Я рад, что завтра она будет на балу. Один из полицейских в городе — друг ее жениха. Он пришлет на бал нескольких своих ребят в штатском, чтобы они проследили за порядком.

— Бал «Стань принцессой» задумывался как волшебная сказка. Бог знает почему он обернулся кошмаром.

На столике рядом с диваном зазвонил телефон. Уилл вздрогнул и наклонился, чтобы взять трубку.

— Надеюсь, ничего страшного не случилось, — пробормотал он, переводя дыхание. — Алло.

— Здравствуй, лапонька! — весело защебетала его мать. — Мы тут сидим в аэропорту, пьем кофе, едим булочки с корицей и ждем, когда объявят посадку на самолет. Просто не верится, что мы встали в такую рань! Твой отец откопал какую-то сумасшедшую авиакомпанию! Их самолеты вылетают ни свет ни заря! Я просто хотела услышать твой голос и сказать тебе, что очень скоро мы будем у тебя!

— Я очень рад, мам.

— Есть какие-нибудь новости о нашем ожерелье? — проворковала она.

— Сегодня его нашли, — ответил Уилл, умолчав о том, что его нашли у него в кабинете.

— Слава богу! Я всегда знала, это ожерелье просто не могло бесследно исчезнуть, правда, дорогой?

— Правда.

— Не волнуйся. Это будет наш маленький секрет. Но я смогу его увидеть?

— На балу. Его, наверное, выставят на аукцион.

— Мне срочно надо поговорить с твоим отцом. Было бы чудесно, если бы он купил его для меня! Оно вернулось бы к нам — в семью, которой оно принадлежит, если, конечно, какой-нибудь сумасброд не решит потратить на него все свое состояние.

Как раз на это я и рассчитываю, подумал Уилл. Он поднял глаза на торчавший из стены гвоздь, на котором все эти годы висело ожерелье. И, словно его мать и в самом деле умела читать чужие мысли, она неожиданно сказала:

— Тогда мы сможем повесить его на то же самое место — в твоем чудном маленьком домике. Как жаль, что ты вбил себе в голову, что мы не сможем остановиться у тебя, потому что у тебя якобы слишком тесно.

Уилл сделал вид, что не расслышал последнюю фразу.

— Если папа купит тебе ожерелье, я настаиваю на том, чтобы оно хранилось у тебя, — твердо сказал он. — Слышишь, настаиваю.

Некоторое время Алметта обдумывала эти слова.

— Ну, по правде сказать, я всегда чувствовала себя королевой, когда надевала его... Ну вот! Объявили посадку! Пока, лапонька!

Раздался щелчок. Уилл положил трубку и обернулся к жене:

— Ну, поздравляю. Наша любимая мама уже в пути.

Ким рассмеялась, а Уилл почувствовал, как у него внутри все перевернулось. Он знал: это не кончится до тех пор, пока ожерелье не исчезнет из его жизни навсегда — тем или иным способом.




Суббота, 15 января





55


Гас Дос, двоюродный братец Доринды, спал сном праведника в квартире своей кузины; спал как младенец, которого ничто в мире не тяготит. Накануне вечером, улегшись в постель, он дал хорошего тумака матрасу, который показался ему слегка жестковатым. Но едва закрыв глаза, моментально отключился.

Наутро Гас проснулся ни свет ни заря. Не поняв спросонок, где находится, он сделал то, что обычно делал, когда просыпался в чужой постели и не мог вспомнить, в чьей. Сосчитал до десяти, собрался с мыслями и наконец сообразил.

— Сестрица Доринда! — воскликнул он. — Какая жалость!

Радиобудильник на тумбочке у кровати показывал шесть двенадцать утра.

— Все ясно, смена часовых поясов, — сказал он, спустил ноги с постели и встал. Пройдя на кухню, решил сварить себе кофе Кона, который так любила Доринда. Пока кофе медленно наливался в стеклянный кофейник, Гас нагнулся и попробовал дотянуться до кончиков пальцев. Это ему никогда не удавалось, но он всегда чувствовал себя бодрей оттого, что в очередной раз попытался. Он выпрямился, затем снова нагнулся. Гас повторял это упражнение до тех пор, пока у него не закружилась голова.

Кофе был почти готов — темного, насыщенного цвета, а аромат такой, что голова кругом. Гас налил себе полную чашку и проворно вернулся в постель. Поставив чашку на тумбочку, он подсунул себе под голову вторую подушку, и тут его взгляд упал на блокнот, лежавший рядом.

— Так, что у нас здесь? — пробормотал он себе под нос. Придвинул блокнот поближе и открыл его.

На первой странице большими неровными буквами рукой Доринды было выведено: РОМАНТИЧЕСКИЙ БАЛ «СТАНЬ ПРИНЦЕССОЙ» — ВРЕМЯ, ЧТОБЫ ВЛЮБЛЯТЬСЯ ИЛИ ЧТОБЫ ВЛЮБЛЯТЬСЯ СНОВА И СНОВА? Далее шел более мелкий текст. Гас схватил очки с туалетного столика и с чашкой кофе в руке снова плюхнулся на подушки с блокнотом на коленях. Он с большим интересом прочел о том, что Гавайи — это идеальное место для романтических каникул. Сюда стремятся все: и молодожены, и те, кто справляет уже не первую годовщину свадьбы. На этих сказочных островах люди встречаются и влюбляются навеки. И туземцы, и туристы носят прекрасные ожерелья в знак любви, дружбы и атмосферы вечного праздника.

Следующий параграф в блокноте Доринды был посвящен предстоящему балу «Стань принцессой» в романтическом курортно-развлекательном комплексе «Вайкики Вотерс». Доринда писала о шумихе вокруг продажи с аукциона одного из королевских ожерелий, которое долгие годы принадлежало Музею морских раковин, о праздничном угощении, об оформлении зала, о подарочных наборах с платьями и рубашками, украшенными узором из ожерельев. Она не забыла также и о том, что вырученные от продажи средства пойдут на поддержку молодых гавайских дарований.

Статья так и не была закончена. Дочитав до конца параграфа, Гас вытер мокрые глаза. В самом конце Доринда написала: «И вот наконец волшебная ночь настала...»

— Ей не довелось закончить, — с трудом сдерживая слезы, прошептал Гас.

Но ведь Бетховен тоже так и не закончил свою симфонию? — почему-то вдруг вспомнил он. В этом что-то есть.

Гас отложил блокнот и принялся за кофе. А мне ведь всегда неплохо удавались репортажи, подумал он. В старшей школе я даже написал пару заметок для школьной стенгазеты. Он окинул взглядом одежду Доринды, набросанную на кресле в углу. Бедная малютка Дори, подумал Гас, печально вздыхая. Может, ты и была невыносимой проказницей, но, безусловно, ты не заслужила такой кончины.

— Я закончу за тебя эту статью, Дори, — торжественно объявил Гас, глядя в потолок. — Это будет дань, которую отдаст твоей памяти твой любимый братец Гас. Или Гаф, как ты называла меня, когда была малюткой.

Чем больше Гас об этом думал, тем больше его захватывала эта мысль. Сегодня я отнесу блокнот в отель и покажу его Уиллу, решил он. Расскажу ему о своих планах. Потом проведу день на пляже. Домой вернусь, только чтобы переодеться к балу.

Сестрица Дори, я не допущу, чтобы о тебе забыли.




56


Было что-то около восьми, когда Риган на цыпочках выскользнула из номера. Кит вернулась в три часа утра. Риган сквозь сон услышала, как хлопнула дверь, взглянула на часы и снова заснула. По дороге домой вчера вечером она позвонила Майку Дарнеллу. Он предложил ей завезти бутылку в полицейский участок, пообещав, что с утра он ею займется. Улегшись в постель, Риган никак не могла уснуть: все ворочалась и ворочалась, думая о том, не перегнула ли она в очередной раз палку.

Спустившись к пляжу, она решила немного прогуляться. Было еще рано, и народу на пляже было немного. Только несколько любителей утренних прогулок да парочка самых упертых отдыхающих, которые уже застолбили себе место на пляже, расстелив полотенца, разложив шезлонги и воткнув в песок зонтики. Риган прошла до мола и села на самом краю. Вода плескалась о камни. Все вокруг так и дышало спокойствием и умиротворением. Впереди еще один сказочный день в тропическом раю.

Посидев минут десять, Риган встала. Было совсем не трудно представить, что кто-то мог легко поскользнуться на этих камнях, подумала она. Они такие мокрые и ослизлые. Она осторожно прошла обратно, с облегчением ступила на песок и, с туфлями в руке, зашагала обратно в отель. Прошла мимо шести «жаворонков» в цветастых гавайских шортах, которые явно собрались здесь для утреннего моциона.

За маленьким столиком у бассейна Риган заметила Джаззи. Рядом с ней сидел незнакомый мужчина с кислым выражением лица. Неужели это и есть ее босс, удивилась Риган. Она решила пройти по ближайшей к их столику тропинке, ведущей к буфетной стойке, — с тем расчетом, чтобы Джаззи ее заметила.

— О, Риган, доброе утро, — сказала Джаззи, когда та помахала ей рукой.

— Привет, Джаззи. — Риган не верила собственным ушам: она только что назвала ее Джаззи! — Все готово к сегодняшнему балу?

— О, да.

Лучше бы ты представила меня своему боссу, подумала Риган. Тот был полностью погружен в изучение меню, но когда-нибудь он все-таки поднимет голову!

— Я так рада, что ожерелья нашлись, а вы?

— Даже и не спрашивайте, — ответила Джаззи. — Риган, вы уже встречались с моим работодателем, Клодом Моттом?

— Нет, что-то не припоминаю. — Нацепив любезную улыбку, Риган подошла к их столику и протянула руку мистеру Кислятине. — Риган Рейли. Очень приятно познакомиться.

Он поднял глаза и выдавил из себя улыбку:

— Извините. Пока мне не принесут кофе, я просто не человек.

— Я вас понимаю. Я сама чувствую себя человеком только после первой чашки кофе. Не могу дождаться вечера, чтобы увидеть ваши модели.

— Обещаю вам, вы не будете разочарованы, — процедил он сквозь зубы. — А после бала мы отправимся ко мне домой, на Большой остров, и там я буду заниматься исключительно дизайном. Дизайном, дизайном и только дизайном.

— Джаззи говорила мне, что у вас там чудесный дом, — сказала Риган, изо всех сил стараясь поддерживать светский тон. Ей очень хотелось получить хотя бы самое общее преставление о том, с какой это стати Клод Мотт оказался вдруг в «грязной» папке Доринды. С этим типом надо быть как можно учтивей, если хочешь чего-то от него добиться. — А где он находится?

— В горах, в нескольких милях от аэропорта Кона. — Клод поцеловал сложенные в щепоть пальцы. — Это просто сказка! Единственная проблема в том, что рядом со мной возводят дом какие-то недоумки. Я их не видел, но, можете мне поверить, они начисто лишены вкуса.

— Проблема будет решена, когда ты продашь этот дом и построишь новый — здесь, рядом с Вайкики, — игриво проворковала Джаззи.

У Риган сложилось впечатление, что в хорошенькой головке Джаззи созрел какой-то план. Эта штучка всегда хочет быть в самой гуще событий. На Большом острове очень красиво, но, разумеется, жизнь там значительно размеренней и тише.

— Ну, для того и придуманы заборы — чтобы отгородиться от неприятных соседей, — заметила Риган. Ей хотелось услышать продолжение истории, хотя было ясно, что эти двое не собираются приглашать ее к столу.

— Вся-то и проблема в заборе! — с неожиданным воодушевлением воскликнул Клод. — Они только что выстроили забор, обнесенный колючей проволокой, чтобы обозначить границу моей территории. Что они там возводят посреди леса, тюрьму, что ли?

— Дома практически не видно из-за деревьев, — прокомментировала Джаззи. — Место потрясающее — такое дикое, живописное. Просто прелесть. Но Клод не может взять в толк, зачем им понадобилась колючая проволока.

— А когда они въезжают? — спросила Риган.

— Насколько мне известно, весной. Мне не терпится увидеть, что они собой представляют. Как мне говорили, это две пожилые женщины. — И Клод снова углубился в изучение меню.

Риган восприняла это как намек, что разговор окончен.

— Приятного аппетита, — сказала она. — Увидимся позже.

Уилл уже сидел у себя в кабинете, и вид у него был гораздо лучше.

— Сегодня у нас знаменательный день, Риган.

— Да, я помню. Похоже, вы вчера неплохо провели время?

— Да. Я так рад, что жена и сын вернулись. Ким — просто чудо. Я все ей рассказал. Она даже не очень расстроилась, когда узнала, что моя мама уже в пути.

— Вот и отлично. Только что у бассейна я видела Джаззи и мистера Дизайнера.

— Клода?

— Да. Он само очарование.

Уилл рассмеялся:

— Кому вы это рассказываете? Это Клод!

— Уилл, вам удалось узнать номер комнаты, в которой остановилась та молодая пара, о которой я вам рассказывала? Которую я встретила на пляже?

— Да. — Он протянул ей листок бумаги с номером комнаты и внутренним телефоном. — Риган, вам, наверное, интересно будет узнать, что мне только что доложили, что сегодня утром звонила ее мать. Она очень обеспокоена, потому что ничего не слышала о дочери со вчерашнего утра. Она звонила ей несколько раз, но ей никто не ответил — ни в номере, ни по сотовому телефону. Зная Карлу, она была уверена, что та будет звонить ей не переставая, чтобы поделиться новыми мыслями по поводу грядущей свадьбы.

Риган не на шутку разволновалась:

— Вы заходили к ним в номер?

Уилл покачал головой:

— Пока нет. А вдруг они еще спят? Они могли отключить телефон. Через час-другой мы можем постучать к ним в дверь, но сейчас я не хочу их беспокоить. Еще слишком рано.

— Но если их там нет... — начала Риган.

— Иногда люди бронируют номер на неделю, а сами отправляются на день или на два на другие острова. Поскольку за номер уже заплачено, они не хотят таскать с собой весь багаж. У наших гостей есть такое право. К тому же если они только что обручились, то вполне могли отправиться куда-нибудь, чтобы это отпраздновать.

— Надеюсь, что так оно и есть, — вздохнула Риган. — Но пожалуйста, очень вас прошу, дайте мне знать, когда соберетесь к ним в номер. Мне обязательно надо поговорить с Карлой. Знаете, Уилл, если эта девушка и в самом деле видела что-то подозрительное в ту ночь, когда утонула Доринда, она вполне могла стать целью...

— Того, кто убил Доринду. — Закончил за нее Уилл. — Ладно, будем надеяться, что вчера вечером они просто перебрали шампанского и сейчас отсыпаются.

— Поверьте, я буду только рада, если они не переживают сейчас ничего более страшного, чем головная боль от похмелья, — вздохнула Риган. — Так, а где я могу найти группу, которая спасается тут от дождя?

Уилл посмотрел на часы:

— Сейчас время завтрака. Эти их дамы-руководительницы всегда умудряются захватить самый большой столик в главном зале у дверей с видом на пляж. — Он в двух словах описал ей остальных членов «Счастливой семерки», которых Риган еще не встречала. — Не думаю, что вы захотите знакомиться с остальными.

— Нет. По крайней мере, пока нет. Попробую сесть рядом с ними. Хочу немного последить за этими близнецами. Вполне возможно, эти дамы присвоили часть его денег. Похоже, у Доринды что-то на них было. Мне интересно, откуда у нее возникли эти подозрения.

— Понятия не имею. Я знаю только то, что они не заплатят мне ни цента, пока не выбьют из меня все возможные скидки.

Риган поднялась со стула:

— Посмотрим, что они едят на завтрак.

Выйдя из кабинета Уилла, Риган увидела, что Джанет уже сидит на своем посту.

— Вы сегодня рано, — заметила Риган. — А ведь сегодня суббота...

Джанет подняла глаза и улыбнулась:

— Дайте только пережить этот бал, и я сразу же уйду в отпуск.

— Что-то подсказывает мне, что нам всем вскоре потребуется отпуск, — сказала Риган и заторопилась в обеденный зал.




57


Джейсон и Карла провели страшную, бессонную ночь в темном промозглом подвале. Ночью температура в горах упала до пяти градусов, а отопление в дом еще не было проведено. Они продрогли до костей, веревки немилосердно резали им руки и ноги, а во рту было сухо от тряпок. Но все эти страдания были ничто по сравнению со страхом, который буквально парализовал их с той самой минуты, как за близнецами захлопнулась дверь. Оба прекрасно понимали, что их жизнь в опасности.

Сидя на стульях, которые были крепко-накрепко привязаны к бетонным столбам, Джейсон и Карла крутились так и сяк, пытаясь ослабить веревки. От этого веревки врезались еще глубже.

И, хотя они не могли разговаривать, обоих не покидала одна и та же мысль: теперь им уже никогда, никогда не стать мужем и женой.




58


— У нас с Герт и в мыслях не было идти на этот бал, — услышала Риган зычный голос одной из пожилых дам. — Так что вы, ребята, ступайте и повеселитесь там от души. А у нас с Герт и так дел по горло.

— Но вы ведь не сердитесь, что мы купили билеты? — спросила Фрэнси. — Потому что Джой тут подумала, что...

— Фрэнси! — прошипела Джой.

— Я только хотела сказать, что Джой подумала, вы рассердитесь, что мы купили билеты, не поставив вас в известность.

— Джой очень сообразительная молодая леди, — отвечала Ив. — В другой ситуации мы бы, разумеется, рассердились, но на этот раз мы вас прощаем.

— А почему бы нам не заказать пару билетиков и для вас? — предложил Арти. — Будет так весело! Пойдем вместе, всей группой!

Но Ив была непреклонна:

— Эти билеты слишком дороги. Мы и так потратили на них немало денег Сола Хокинса. Мы с Герт отправимся в город, чтобы провести немного времени наедине. А кстати, где наша жизнерадостная парочка, Боб и Бетси? Они собираются на бал?

— По-моему, они поссорились, — заявила Джой, подмешивая в свой йогурт пшеничные отруби. Она просто выбивалась из сил, чтобы хоть немного похудеть, зная наверняка, что все ее усилия пойдут насмарку, как только она вернется в Хадвиль. Ее энтузиазм и так, прямо скажем, был уже на исходе. Вчера вечером Зик объявил ей о своих планах на ближайшие пять лет: путешествовать по миру с доской для серфинга под мышкой.

— А из-за чего они поссорились? — спросил Арти.

— Понятия не имею. Но прошлым вечером, когда я возвращалась с вечеринки, они сидели на пляже. Я слышала, как Бетси громко жаловалась, что Боб — самый настоящий филистер.

— Это неправда! Боб никакой не филистер! — взвилась Фрэнси.

— А ты откуда знаешь? По мне, так он и в самом деле филистер, — вмешался Арти.

— Боб душка. Он дал мне немного денег на карманные расходы, — сказала Джой, бросив многозначительный взгляд на близнецов.

— Ну, если это поможет ему хоть немного возвыситься в собственных глазах, тем лучше для него, — процедила Ив сквозь зубы. — В мире полно мужчин, которых хлебом не корми, дай порисоваться перед молоденькими дурочками. Это очень печально.

— Да оставьте вы его наконец в покое! — не выдержала Джой.

— Это ты первая начала сплетничать, — напомнил ей Арти.

Ну и группа, подумала Риган, проворно расправляясь с яичницей. Теперь у нее уже не осталось сомнений в том, что близнецы потихоньку присваивают себе часть денег покойного Сола Хокинса. Они экономили каждый пенни, в то время как он оставил им десять миллионов! Это немалая сумма денег, даже если кататься на Гавайи каждые три месяца. Но как им удастся ею незаметно воспользоваться? Даже если они и прикарманили несколько миллионов, маловероятно, что они смогут потратить эти денежки в родном Хадвиле.

— А вы сегодня снова в платьях, — заметила Джой. — Даже не верится, что вчера я видела вас в брюках и рубашках.

— Вчера мы уже все тебе объяснили, Джой. Мы целый день ходили по отелям, а там очень сильные кондиционеры. Обошли почти весь Оаху, буквально с ног сбились, подбирая для вас подходящую гостиницу. Мы из кожи вон лезем, чтобы сэкономить средства. Иначе другим членам клуба «Хвала дождю» останется только мечтать о Гавайях.

Риган внимательно присмотрелась к близнецам. Если они и в самом деле мошенницы, можно себе представить, какой это был лакомый кусочек для Доринды. Догадывались ли они о том, что она подозревает их в воровстве? Тогда, разумеется, у них было достаточно оснований, чтобы свести с ней счеты. Но на вид они такие милые пожилые леди.

Неужели они способны на хладнокровное убийство? Вдруг та, что со светлыми волосами, поймала на себе взгляд Риган. Риган быстро отвернулась, но на какую-то долю секунды их глаза встретились, и Риган решила, что эта старушка — никакой не божий одуванчик. Взгляд у нее был просто пронизывающий.

Виновна, твердо решила Риган; по крайней мере, в воровстве. Она отхлебнула кофе и притворилась, будто восхищенно изучает стоявшее перед ней блюдо с тропическими фруктами. Близнецы недвусмысленно дали понять, что не собираются сегодня на бал. Но почему? Они явно что-то замышляют. С другой стороны, если они прикарманили несколько миллионов, что для них пара сотен долларов? Интересно, что же они задумали?

За спиной у близнецов стала протискиваться молодая женщина, стараясь удержать одной рукой полный поднос, а другой — ручку ребенка лет двух. Вдруг она нечаянно задела стул, на котором сидела Герт. Висевшая на спинке сумочка соскользнула и хлопнулась на пол. Не хотела бы я оказаться на месте этой молодой мамаши, подумала Риган, улыбаясь краешком рта и наблюдая за тем, какую недовольную гримасу скорчила Герт.

— Прошу прощения, — едко процедила она, нагибаясь, чтобы подобрать сумочку. Она ухватила ее за донышко. Сумочка расстегнулась, и ее содержимое рассыпалось по полу.

— Ой, извините, пожалуйста, — забормотала молодая женщина, в то время как ее малыш, совсем еще кроха, тоже попытался помочь, подхватив с пола портмоне Герт. Та резко выдернула портмоне из его ручонок, и ребенок сразу же заревел.

Под стол Риган закатилось несколько монеток. Она нагнулась и быстро собрала их, затем присела на корточки рядом с Герт, которая буквально распростерлась на полу, настаивая на том, что подберет все сама. Риган заметила, что Герт быстро накрыла своей широкой ладонью открытку с видом живописного пляжа и надписью «Кона», выведенной наискосок. Риган подобрала косметичку. Под ней оказался корешок от посадочного талона компании «Гавайские авиалинии»; направление: Кона, 14 января.

— Вот, — сказала Риган, кидая монетки, косметичку и корешок в сумочку, куда Герт поспешно запихивала драже «Тик-так», расческу, футляр для очков и ключ от номера.

Герт заглянула ей прямо в глаза. Обе сидели на полу.

— Спасибо, — отрывисто бросила она.

У Риган было такое чувство, будто Герт прощупывает ее взглядом. Она по мере возможности напустила на себя равнодушный вид. Нет, милая, подумала она, я и не заметила, что у тебя в сумочке был корешок от посадочного талона на Кону, датированный вчерашним днем. Ничегошеньки я не заметила. И я ни слова не скажу об этом твоей группе — группе, которой ты только что солгала, сказав, что вчера буквально сбилась с ног, обойдя все отели Оаху.

Но тогда чем, скажите на милость, вы весь день занимались на Коне?




59


Всю ночь Нед так и не сомкнул глаз. На рассвете он встал с постели и отправился на утреннюю пробежку. Все его мысли крутились только вокруг того, что кто-то, скорее всего Гленн, вытащил ожерелья из его коробки и подменил их на дешевые подделки. А ведь это умышленное преступление, с раздражением подумал он. Но, кто бы это ни сделал, он прекрасно знал о том, что я тоже преступник.

Нед пробежал добрые десять миль. Давненько он уже так не разминался. Добравшись до пустынной части пляжа, он снял кроссовки и майку и с разбегу нырнул в океан. Движение доставляло ему удовольствие, помогало снять напряжение. Когда он увидел, что приближается большая волна, то решил нырнуть под нее. Подводное течение было очень сильным. Волна погребла его под собой, поиграла с ним, словно с щепкой, и наконец отступила. Нед с усилием поднялся на ноги. Берег был усеян острыми краями ракушек, выброшенными волной.

— Ай! — вскричал он, наступив ногой на что-то очень острое.

Нед заковылял на песок, сел и вытащил огромный кусок стекла из-под второго пальца ноги. Из пальца текла кровь; похоже, могут понадобиться швы. Но об этом не могло быть и речи. Рисковать, когда в город приезжает мамаша Уилла, женщина, которая тридцать лет назад была буквально зачарована его пальцами? Если уж он и позволит врачу осмотреть свою ногу, так это только после того, как Алметта Браун будет далеко отсюда и все страсти улягутся.

Сидя на песке, Нед попытался остановить кровь, прижав к ране носок. Носок быстро пропитался кровью. Тем же куском стекла, который он вытащил из своей ступни, Нед разрезал носок и обвязал им палец. Не без труда натянул кроссовки и заковылял обратно к отелю. К тому времени, когда он добрался до своего номера, нога нестерпимо болела, и кровь никак не останавливалась.

Когда Нед принимал душ, наблюдая за тем, как ручейки крови стекают в сливное отверстие, он мог думать только о том, что, когда бал закончится, ожерелья исчезнут навсегда. Ну и бог с ними. Но как быть с этим посыльным Гленном? От него всего можно ожидать. Неожиданная мысль вдруг закралась ему в голову: а что, если это Гленн стоит за всеми неприятностями в отеле? Он тип поистине вездесущий. И Уилл так ему доверяет, поручая носиться по всему отелю с багажом постояльцев. Но если он и задумал что-то, я ничего не могу изменить, подумал Нед. И кто знает? Он вполне может сдать меня копам.

Так и свихнуться можно, спохватился Нед. Превратиться в параноика. Он вышел из душа, насухо вытерся и обернул порезанный палец туалетной бумагой. Бактерицидного лейкопластыря у него не было, а копаться в бритвенном наборе Арти ему не хотелось. Слава богу, Арти не было в номере. Скорее всего, он внизу, со своей группой, заправляется в буфете.

Нед оделся, залез в шкаф и попробовал натянуть купальные туфли, в которых накануне катался на волнах. Сегодня они сидели очень туго. Он сбросил их и надел кроссовки. Когда Уилл даст мне знать, что его родители уже здесь, я надену купальные туфли. Не могу же я залезть в воду в кроссовках — его мамаша это сразу заметит. Если верить Уиллу, за последние тридцать лет она мало изменилась. По-прежнему замечает все, что надо и что не надо.

Из номера Нед вышел с одним-единственным желанием: избежать ареста.




60


— Я так волнуюсь, — призналась мать Карлы, разговаривая по телефону с Риган и Уиллом. Чтобы было лучше слышно, Уилл включил громкую связь. — Это совсем на нее не похоже. Спустя все эти годы она наконец обручилась и вдруг как сквозь землю провалилась! Это просто абсурд! Да моя дочка звонила бы мне каждые пять минут, чтобы обсудить грядущую свадьбу. И вот со вчерашнего утра о ней ни слуху ни духу! А вы мне еще говорите, что они спят у себя в номере! — Ее голос дрогнул, и она расплакалась.

— Миссис Тромбетти, мы делаем все возможное, чтобы их найти. Не забывайте, они только что обручились. Карла и Джейсон вполне могли решить уехать куда-нибудь, чтобы провести несколько дней наедине, отрешиться от всего мира. Это Гавайи, и здесь полным-полно романтических уголков, где влюбленные парочки могут уединиться.

— Только не моя Карла! Если она не звонит мне в течение нескольких часов, это значит, с ней что-то случилось!

Из трубки донеслись громкие всхлипывания:

— И потом, сколько еще времени им нужно быть наедине с Джейсоном? Они уже и так вместе десять лет. Я просто удивляюсь, что они до сих пор любят друг друга. И я так счастлива, что они наконец решили пожениться, прежде чем успеют надоесть друг другу до смерти!

Риган удивленно подняла брови:

— Вам должно быть известно, что в полиции не могут считать их без вести пропавшими, поскольку они уже совершеннолетние и вольны поступать так, как им заблагорассудится. Они отсутствуют только двадцать четыре часа, но, поверьте, мы уже прилагаем все усилия, чтобы их найти.

— А разве не у вашего отеля на днях нашли утонувшую женщину? Мой муж узнал об этом из Интернета.

— К сожалению, да, — ответила Риган. — Это была одна из сотрудниц отеля. Но она была одна. Маловероятно, что ваша дочь и ее жених...

— Да, да, — перебила ее женщина. — Но, можете мне поверить, я знаю свою дочь. Как бы мы ни разругались, она никогда не игнорирует мои звонки и не исчезает неведомо куда, не предупредив меня или кого-нибудь из своих друзей.

— Понимаю, — мягко сказала Риган. Она в течение нескольких минут пыталась успокоить мать Карлы, при этом думая о том, что чувствовала бы ее мать, если бы она вот так неожиданно исчезла.

Риган положила трубку и взглянула на Уилла:

— Скажите, как часто к вам поступают подобные звонки?

— Постоянно, — ответил он. — Люди приезжают сюда, чтобы расслабиться, и хотят отрешиться от всех проблем. У сотовых телефонов садятся аккумуляторы. Или они забредают в такую глушь, где вообще нет сотовой связи. Естественно, родственники волнуются. Сейчас все привыкли постоянно быть на связи. Но эти двое только что обручились. Вполне возможно, они задумали что-то необычное, чтобы отпраздновать это событие.

— Возможно, — осторожно согласилась Риган, — но все-таки мне бы хотелось, чтобы ее не было в ту ночь на пляже.

— Понимаю, — тихо проговорил Уилл.

— Теперь мы можем к ним заглянуть?

Он быстро поднялся со стула:

— Идем. Я уверен, ее мать позволила бы нам это сделать.

В небольшом уютном номере стояла двуспальная кровать; все было аккуратно и чисто. В ванной на подзеркальнике выстроились косметические принадлежности Карлы. Из стаканчика торчали две зубные щетки.

— Куда бы они ни отправились, они явно не собирались там ночевать, — заметила Риган.

— Зубные щетки можно купить где угодно, — возразил ей Уилл.

— Да, но... — Риган указала на лосьоны, кремы и гели, громоздившиеся на подзеркальнике. — Не думаю, что Карла могла всем этим пренебречь. Держу пари, она ни разу в жизни не ходила в поход. Никуда без всей этой косметики!

Риган взяла со стола блокнот с логотипом отеля «Вайкики Вотерс» и подошла к окну, где было больше света. Кто бы ни написал это послание, он писал его, с силой нажимая на ручку, так что буквы отпечатались на следующем листке. Разобрав, что там было написано, Риган так и ахнула.

— Что там? — спросил Уилл.

— Там написано — Кона. Номер рейса и время вылета.

— Ну вот видите! — с облегчением выдохнул он. — Они просто решили немного развлечься на Большом острове.

— Но, Уилл, эти дамы-близнецы, как выяснилось, тоже вчера были на Коне. Я случайно увидела посадочный талон.

Уилл побелел.

— Но ведь это еще не значит...

Риган посмотрела на часы:

— Уже полдень. Пойдем посмотрим, чем они заняты.

— А что потом?

— Там видно будет, — уклончиво ответила Риган.

Они заторопились вниз по лестнице, обежали все бассейны, обследовали пляж, обошли все рестораны, но руководительницы «Сборной солянки» как сквозь землю провалились. Вернувшись в кабинет, Уилл и Риган попытались позвонить им в номер. Никто не ответил. Риган вышла в вестибюль и тут же заметила молоденькую девушку из их группы, которая как раз в этот момент выходила из магазина женской одежды. Судя по ее виду, она явно скучала.

— Прошу прощения... — обратилась к ней Риган.

— Да?

— Сегодня утром я случайно оказалась рядом с вашим столиком за завтраком, когда сумка вашей руководительницы упала на пол.

— Ах да, — вспомнила Джой. — Она держалась молодцом, не так ли?

Риган улыбнулась:

— Мне нужно с ней поговорить. Вы, случайно, не знаете, где я могу ее найти?

Джой покачала головой:

— Сначала они собирались весь день просидеть у бассейна, время от времени «макаясь» в воду, как они выражаются, но потом вдруг передумали и решили проверить еще несколько отелей. На бал они не собираются и потому сказали, что мы увидимся завтра. — Она пожала плечами. — Никак не могу взять в толк, что с ними происходит.

— Вы это о чем? — спросила Риган.

Джой закатила глаза:

— Ой, как правило, они заставляют нас держаться всей кучей за завтраком, обедом и ужином. Трясутся над каждым грошом, который мы тратим. Поверьте, это весьма на них не похоже — пропустить и обед, и ужин. А еще они сказали, что завтра утром пойдут на какую-то службу, посвященную восходу солнца, так что завтракать тоже не будут. Слава тебе, господи!

— Спасибо. Вы мне очень помогли. — Сказала Риган.

— Никаких проблем. А в чем дело? Что-то случилось?

— Нет, нет, ничего.

Риган со всех ног бросилась обратно в кабинет Уилла:

— Они уехали на целый день и ночь. Уилл, я очень волнуюсь. Держу пари, они уже в пути, возвращаются на Кону. Я также ни секунды не сомневаюсь в том, что Карла и Джейсон тоже там.

Риган села и поспешно набрала номер Майка Дарнелла:

— Майк, мне нужен список пассажиров вчерашнего рейса на Кону. — Она вкратце изложила ему ситуацию.

Через несколько минут он уже перезвонил:

— Все лица, о которых вы упомянули, были на борту. Женщины вернулись вечером, но молодой пары в самолете не было. Да, они так и не вернули взятую напрокат машину, а сказали, что вернут ее в тот же день, вечером. Это белый седан со следами желтой краски на боку. И еще. Десять минут назад две женщины только что приземлились в аэропорту Коны.

— О господи. Мы должны найти их во что бы то ни стало.

— Риган, это очень большой остров. Потому он так и называется.

— Вы не могли бы разослать бюллетень с описанием машины? Я должна срочно вылететь на Кону.

— И что потом?

— Не знаю.

— Риган, я только что разговаривал с одним своим приятелем. У него небольшой частный самолетик. Он сказал, что как раз направляется в аэропорт. Разрешите, я ему позвоню. Посмотрим, может, он согласится подбросить нас на Большой остров. Подождите секунду.

Несколько секунд прошли в напряженном ожидании. Наконец Майк снова взял трубку:

— Через пятнадцать минут я за вами заеду. Ждите меня у входа в вестибюль. По-моему, это какое-то безумие.

— Нет, это не безумие, — твердо сказала Риган. Она положила трубку и посмотрела на Уилла. — Мне нужно осмотреть номер близнецов.

— Риган, я не уверен, что это...

— Уилл, это совершенно...

— Идем, — решительно сказал он. Уже второй раз за это утро. Они опрометью бросились к двери.

В номере близнецов было всего по паре: две пары пушистых тапочек в тон, два одинаковых махровых купальных халата, два розовых чемодана. Риган подошла к столу и открыла ящик. В ящике лежала увесистая папка. Она достала папку, открыла ее и принялась изучать содержимое.

— Архитектурные наброски дома, — не веря собственным глазам, выдохнула Риган. Она прочла то, что было написано над первым наброском: «Дом мечты Ив и Герт в Коне». Так вот куда уходят деньги Сола Хокинса! Она поспешно засунула папку в сумку.

— Не уверен, что вы можете ее взять, — замялся Уилл.

— Я беру ее с собой. Все равно до завтра они не вернутся. — Она внимательно осмотрела стол, заглянула в шкаф и ящики комода, но больше ничего не нашла.

Они вышли из номера и заторопились вниз, где их уже ждал Майк Дарнелл.



В аэропорту Ив и Герт взяли напрокат машину. К их большому негодованию, сначала им пришлось долго стоять в очереди, а потом выяснилось, что бензобак почти пуст. К тому времени, когда они заправились и выехали с бензоколонки, обе уже были на взводе. Теперь они торопились к дому своей мечты.

— Черт, ну и незадача, — проворчала Герт.

— Да, время поджимает, — отозвалась Ив. — Сегодня мне совсем не понравилось, как та девчонка крутилась рядом с тобой по полу, пока ты собирала свою дребедень.

— Я выдала ей свой фирменный взгляд, — сказала Герт. — Но эта бестия видела мою открытку с Коны.

— Я это заметила. И я очень хочу, чтобы эти двое поскорее убрались из нашего дома, прежде чем их кто-нибудь найдет. Чем быстрей мы от них избавимся, тем лучше. И от их дурацкой машины. — С этими словами она прибавила газу.

— Так что, мы сегодня не будем сбрасывать их в море?

— Посмотрим. Сначала мы их просто задушим, засунем тела в багажник, а потом посмотрим, удастся ли нам оставить где-нибудь их машину.

— Я бы на твоем месте просто спихнула ее со скалы, да и дело с концом.

— Я бы тоже. Но еще несколько часов, и начнет темнеть. А я не хочу ждать так долго! — Она свернула с основного шоссе на узкую проселочную дорогу, уходящую в горы. Теперь до дома оставалось каких-то несколько миль.

— Почти приехали, сестренка.

— Ты права, дорогая.



— Когда мы приземлимся, у нас будет список всех местных агентов по торговле недвижимостью, — сообщил Майк. — Хотя кто знает, когда они купили землю. И они вполне могли в течение какого-то времени вообще не иметь дела с агентами.

— Я уверена, что дом построен частным образом и что они использовали фальшивые документы, — добавила Риган. — К счастью, у них слишком примечательная внешность. Наверняка на Большом острове найдется не так уж много шестидесятилетних близнецов-двойняшек, которые строят дом своей мечты? — Она снова опустила глаза, изучая наброски: внешний вид дома, просторная кухня с видом на океан, идентичные хозяйские спальни, не уступающие номерам люкс. Она попыталась засунуть бумаги обратно в папку, но что-то мешало: еще один лист бумаги. Риган вытащила и развернула его. Это был рисунок забора с колючей проволокой.

— Уилл, Риган на проводе! Ей надо сказать вам что-то важное! — окликнула Джанет своего начальника. Он стоял у регистратуры, беседуя с Джаззи и Клодом. — Она говорит, это срочно!

Джаззи и Клод куда-то заторопились. Уилл взял трубку, послушал, затем швырнул ее на стол и побежал догонять Клода.

— Будьте добры, адрес вашего дома на Большом острове!



Когда Майк и Риган приземлились в аэропорту Коны, там их уже ждала полицейская машина. Они прыгнули в автомобиль, офицер Ланс Кертис включил сирену и резко сорвался с места. Господи, сделай так, чтобы они были там, тихонько молилась Риган. Пожалуйста. Теперь уже никто не сомневался в том, что Джейсон и Карла в опасности. Господи, сделай так, чтобы они были еще живы!



Джейсон и Карла услышали, как отворилась входная дверь. Глаза девушки расширились от ужаса. Они вернулись, подумала она. Теперь все кончено. Она опустила голову и снова начала молиться. Джейсон уже закончил свою молитву. Дверь подвала бесшумно отворилась.

— А вот и мы, — пропела Ив. — Вернулись, чтобы позаботиться о вас, нехороших. — И сестры затопали вниз по ступенькам.



Полицейская машина неслась по длинной извилистой дороге, ведущей к дому Клода. Дорога была грунтовая и ухабистая. По обе стороны простирались лесные заросли. Добравшись почти до самого верха, офицер Кертис остановился, и они выскочили из машины. Обежав дом Клода, они сразу же увидели забор с колючей проволокой.

— Скорее всего, их дом там, за забором! — выкрикнула Риган.

— Нам потребуется несколько минут, чтобы спуститься вниз по холму и обогнуть его. Подъездная аллея, судя по всему, находится с другой стороны холма. — Подбежав к багажнику, офицер Кертис открыл его и вытащил оттуда кусачки. Еще несколько минут, и Риган, Майк и Кертис уже бежали вверх по холму, продираясь сквозь густые заросли.

С вершины холма они увидели дом. Он стоял посреди огромного участка. На подъездной аллее белел небольшой автомобиль со следами желтой краски на боку.

— Это машина Карлы и Джейсона! Держу пари, они там, в доме! — закричала Риган.



— Ну, может быть, вы хотите что-нибудь сказать перед смертью? — спросила Ив. В ее голосе прозвучали безумные нотки. Она стояла позади Джейсона, Герт — позади Карлы. Они уже были готовы сомкнуть свои пальцы на их шеях.

Несчастные тихо плакали. Как только близнецы вытащили из их ртов тряпки, подвал огласили безутешные рыдания.

— Пожалуйста! Ради всего святого! — умоляла Карла.

— Извини, детка, — сказала Ив. — Вы очень глупо поступили. А мы не хотим, чтобы вы испортили нам праздник. Потому что мы его заслужили!

— Разумеется, заслужили, — оживленно откликнулась Герт. — Мы всю нашу жизнь мирились с тем, что нам было неприятно. Только и делали, что ухаживали за кем-то в этом промозглом Хадвиле. О себе никогда и не думали. Наконец-то мы очнулись. Поняли, что наша жизнь катится под откос. И когда у нас появился шанс позаботиться о себе, мы решили ни за что на свете его не упускать! И мы не позволим, чтобы мелкие ничтожества вроде вас разрушили наши планы!

— Ни за что! — с пылом поддержала ее Ив. — Мы давно должны были одуматься! — Сжимая и разжимая пальцы, она повернулась и заглянула в лицо Герт. — Ты готова, сестренка?

— Более чем!

Их страшные пальцы уже прикоснулись к шеям несчастных влюбленных, как вдруг сверху донесся звон разбитого окна. Через минуту дверь в подвал распахнулась. Но это не остановило близнецов. Они будто совсем озверели. Вся их ненависть, копившаяся долгие годы, искала выхода, и теперь они хотели довершить начатое во что бы то ни стало.

— Поторопись, сестренка! — скомандовала Ив, изо всех сил сжимая шею Джейсона.

— Я стараюсь! — прошипела Герт. Ее толстые, мозолистые пальцы легко сошлись на тонкой нежной шейке Карлы.

Давясь и задыхаясь, Карла и Джейсон почувствовали, что теряют сознание.

Риган, Майк и Ланс кубарем скатились по ступенькам.

— Назад! — скомандовала Риган, набрасываясь на Герт. У нее было такое ощущение, будто она наткнулась на каменную стену. Пока Майк отдирал ее пальцы от шеи Карлы, офицер Кертис наотмашь ударил воинственную Ив и сбил ее с ног. Пока поверженные сестры ворочались на полу, Джейсон и Карла переводили дух. Ланс Кертис достал револьвер и направил его на близнецов. Майк и Риган распутывали веревки, стягивающие Карлу и Джейсона.

Карла крепко обняла Риган и не отпускала ее, сотрясаясь от рыданий.

— Спасибо, спасибо, — шептала она дрожащим голосом. К ним подошел Джейсон, и Риган попыталась отойти в сторону.

— Нет, Риган. — Он притянул ее к себе, а другой рукой обнял свою нареченную. Некоторое время все трое стояли, обнявшись, и Карла изо всех сил пыталась перестать плакать.




61


Алметта и Бингсли прибыли вскоре после того, как Риган с Майком умчались в аэропорт. Уилл проводил родителей в номер и предложил им спуститься к нему в офис после того, как они переоденутся и немного отдохнут. Он ни словом не обмолвился ни о Риган Рейли, ни о недавних событиях.

Едва только Нед увидел родителей Уилла, то сразу понял, что это они. Будто и не было этих тридцати лет, с горечью подумал он. Когда Нед вошел в кабинет Уилла, они уже сидели там.

Нед задумчиво переводил взгляд с Алметты и Бингсли на Уилла, как вдруг... его осенила внезапная мысль. Эта мысль никогда прежде не приходила ему в голову единственно потому, что до последней минуты он был сосредоточен исключительно на своих проблемах. Если родители Уилла тридцать лет назад купили у него это ожерелье, и в конечном итоге оно оказалось на шее утонувшей Доринды, не могли Уилл играть роль посредника в этом деле? Разумеется, все эти годы он скрывал тот факт, что его папа и мама когда-то купили украденное ожерелье, которое впоследствии оказалось на шее утопленницы. Интересно, знают ли они об этом? Неужели они продали ожерелье, не догадываясь о его истинной ценности?

Нед почувствовал, что теряется в догадках. Есть ли у Уилла повод для беспокойства? И не он ли отдал ожерелье Доринде? Ведь в ту ночь, когда она умерла, никто не видел на ней этого ожерелья. Прежде чем уйти домой, она частенько заглядывала к нему в офис. Имеет ли он какое-нибудь отношение к ее смерти? А ведь это гораздо серьезней воровства, подумал он. Неужели Уилл такой же ненормальный, как и я? Похоже, он слегка нервничает, заметил Нед. Как-нибудь деликатно, насколько это возможно, я попытаюсь поговорить об ожерельях с его родителями. В отеле только и разговоров что об аукционе. Бедняжке Алметте Браун трудновато будет держать язык за зубами, учитывая то, что ей известно о происхождении ожерелья.

— Как это мило, Нед, что вы согласились сегодня быть нашим гидом, — проворковала Алметта, хлопая ресницами. На ней была цветастая блузка и шорты в тон; на ногах — изящные белые кроссовки. На Бингсли были шорты цвета хаки и гавайская рубашка. Нед с облегчением вздохнул — купаться они вроде не собирались.

— Я очень рад, — ответил он. — Как насчет небольшой морской прогулки на одной из наших парусных шлюпок? Сегодня великолепный бриз. Я уверен, вы не будете разочарованы.

— Замечательно, — прощебетала мамаша Уилла. — С большим удовольствием. Правда, милый? — спросила она, оборачиваясь к Бингсли, лицо которого хранило непроницаемое выражение.

— Нормально, — отозвался он. — Но сначала я был бы не прочь немного вздремнуть. Я просто с ног валюсь после этого перелета.

— Пап, у тебя еще будет время вздремнуть, — сказал Уилл. — Я просто хотел, чтобы вы оба подышали свежим воздухом. А если вы еще и искупаетесь, это вас очень взбодрит.

Нед проводил их вниз, к берегу, и они сели в небольшую парусную шлюпку. Брауны громко восхищались свежим бризом и ярким солнышком, в то время как Нед исполнял нелегкую работу матроса. Бриз был достаточно сильным, и шлюпка легко заскользила по морской глади, мимо серфингистов и купальщиков, в открытое море. Алметта сразу же обрушила на Неда лавину вопросов.

— Откуда вы, Нед? — спросила она, наклоняясь к нему и приветливо улыбаясь.

— Отовсюду, — ответил он. — Я сын офицера, военного.

— Чудесно! Вы наверняка объездили кучу интересных мест. Вы бывали здесь в детстве?

Она меня испытывает, подумал Нед.

— Нет, — не раздумывая, солгал он. Пора сменить тему. — Вы собираетесь на бал сегодня вечером?

— Жду не дождусь, — оживилась Алметта.

— Эти ожерелья — вот это история, да? Они были изготовлены для двух знатных дам королевской фамилии. Потом одно из них украли. Они то появляются, то исчезают, то снова появляются...

Алметта деликатно кашлянула.

— Да, в этом что-то есть. — Она посмотрела на воду и вдруг замолчала, что не на шутку встревожило Неда.

— Мне надо по нужде, — во всеуслышание объявил Бингсли. Он резко встал и, споткнувшись, наступил на больную ногу Неда.

Нед поморщился. Ногу пронзила нестерпимая боль. Бингсли был весьма упитанный старикан.

— Простите, пожалуйста, — извинился он и направился в сторону туалета.

— Сильно отдавил? — обеспокоенно спросила Алметта, уставившись на ногу Неда тем же взглядом, что и тридцать лет назад. — Вам, должно быть, больно. Ой, смотрите! У вас на туфле, кажется, кровь. Вам надо снять ее и окунуть ногу в соленую воду! Это поможет!

— Ничего страшного. Мне не больно, — настаивал Нед.

Алметта заглянула ему в лицо. Она не произнесла ни слова.

Но в ее глазах мелькнул какой-то странный огонек.




62


В богато убранном бальном зале Риган осаждали репортеры. Сенсационные вести о похищении и попытке убийства юной, только что обручившейся пары заполонили все каналы теленовостей.

— Сестры так и не признали себя виновными в убийстве Доринды Дос, не так ли, Риган? — спросил ее репортер одного из местных телеканалов.

— Нет. Но это восе не удивительно. Они ждут своего адвоката, который вот-вот должен прибыть из Хадвиля. Если человек способен на убийство, то на ложь и подавно.

Пять членов «Счастливой семерки» пребывали в смятении. Остаток дня они провели, названивая в Хадвиль родным и друзьям:

— Нет, вы можете в это поверить?

— Я всегда знала, что они скупые, но такое... Просто в голове не укладывается!

Бетси и Боб забросили свою главу о том, как оживлять семейные отношения, и начали писать новую книгу — о том, как они путешествовали с коварными близнецами.

Фрэнси, Арти и Джой были полны решимости веселиться до упаду и как следует покутить в оставшиеся дни. Джой надумала отправиться на бал, а Зика, с его страстью к путешествиям, послать куда подальше. За последние несколько часов все члены маленькой группы превратились в знаменитостей. И с ними сразу стало гораздо веселей.

— Это я первая заподозрила, что Ив и Герт нас надувают! — гордо повторяла Джой.

Карла и Джейсон у себя в номере потихоньку приходили в себя, лежа в постели и крепко обнявшись. Карла уже успела поговорить с матерью минимум раз шесть, а со всеми подружками невесты — по одному разу.

— Риган Рейли обещала, что тоже будет на моей свадьбе подружкой невесты, — с радостью сообщала она всем.

Карла и Джейсон сказали, что, если они будут в состоянии, то спустятся вниз немного позже. Они едва прикоснулись к еде и напиткам, которые по приказанию Уилла доставили им в номер.

Джимми гордо восседал за своим столиком. На его могучей шее красовалась пара прекрасных ракушечных ожерелий.

— Джимми решил пожертвовать на аукцион оба ожерелья, — гордо объявил он.

Джаззи сновала по всему залу, демонстрируя сексуальное гавайское платье Клода и, похоже, наслаждалась всеобщим вниманием. Они с Клодом заняли два столика, вместе с кучей знаменитостей. Риган сидела за одним столиком с Кит, Стивом, Уиллом, Ким, родителями Уилла и кузеном Доринды Гасом, который оказался на удивление общительным: поминутно вскакивал, чтобы взять интервью или сделать снимки для статьи, которую Уилл обещал напечатать в следующем информационном бюллетене.

— Мы не должны забывать о Доринде, — сказал он. — Но не будем забывать и о том, что правосудие — превыше всего.

В зале царила праздничная, непринужденная атмосфера. Все вздохнули с облегчением, когда узнали, что близнецы, наконец, оказались за решеткой.

— А вы у нас, оказывается, сыщик экстракласса, — объявил Стив. — Кит вами так гордится.

Риган пожала плечами и улыбнулась сразу обоим:

— Спасибо. Иногда надо просто действовать по наитию, вот и все.

Кто-то постучал ее по плечу. Когда она отвернулась, Стив обратился к Кит:

— Твоя подруга — это нечто особенное, верно?

Кит захихикала. Она уже пропустила несколько бокалов вина, и теперь у нее зашумело в голове. Она обхватила его за плечи:

— Зная Риган, держу пари, она и тебя проверила.

Стив посмотрел на Кит и расхохотался:

— Меня? Доброго старину Стива?

— Риган такая заботливая. Ведь я — ее лучшая подруга.

Оркестр заиграл, Стив протянул руку:

— Потанцуем?

Кит медленно поднялась со стула, и они отчалили.

Риган не могла дождаться возвращения домой. Она тосковала по Джеку больше, чем когда бы то ни было, особенно теперь, наблюдая за другими парочками, кружащимися на танцплощадке. Она была вынуждена признать, что Кит и Стив потрясающе смотрятся вместе. Она чувствовала, что сделала для «Вайкики Вотерс» все, что могла. Теперь, когда близнецы арестованы, здесь стало гораздо безопаснее.

— Я никогда не смогу отблагодарить вас, Риган, — тихо проговорил Уилл. — Мне бы так хотелось, чтобы вы стали нашим штатным сотрудником.

— Я обещаю, что буду регулярно вас навещать.

— Скоро начнется аукцион. По мне, чем скорее мы от них избавимся, тем лучше.

— Вполне вас понимаю.

У Риган зазвонил лежавший на столе мобильник. Взглянув на экран, она увидела, что это Джек. Они разговаривали всего несколько часов назад, сразу же после ареста близнецов. Она с улыбкой повернулась к Уиллу:

— Извините, я на минутку. — Она встала и направилась к двери. — Эй, привет! — радостно сказала она в трубку.

— Риган, где Кит? — быстро спросил Джек.

— Здесь, на балу. А что?

— А Стив Ярдли с ней?

— Да. В чем дело, Джек?

— Я только что получил данные по отпечаткам его пальцев с пивной бутылки. У этого парня богатое криминальное прошлое и куча вымышленных имен. Да, он работал на Уолл-стрит, но был уволен за растрату общественных средств. С тех пор он участвовал в нескольких крупных финансовых махинациях. Он снимает дом в престижном квартале с множеством временных жильцов, вовлекая в свои авантюры тех, с кем знакомится. Потом переезжает на другое место и испаряется. У него была подружка, которая исчезла десять лет назад. Ее так и не нашли. Отличается на редкость взрывным характером. Если его разозлить, может сделаться опасным.

— О господи! — Риган вернулась в зал с телефоном, прижатым к уху. Оркестр решил сделать паузу, и танцплощадка была пуста. Она взглянула в сторону своего столика. Кит и Стива там не было. Официанты подавали второе блюдо. — Джек, я нигде не могу их найти.

— Ты же только что сказала, что она здесь.

— Была несколько минут назад. Они со Стивом пошли танцевать. А теперь они исчезли. Может, они просто вышли подышать свежим воздухом... — сказала Риган, чувствуя, как у нее мурашки бегут по коже. — Я пойду ее искать. Я тебе перезвоню.

— Риган, будь осторожна! Этот парень очень опасен!

Риган захлопнула крышку телефона. Ее вдруг охватило чувство, будто это сон. Страшный нелепый сон. Кит! О, Кит! Она повернулась и наткнулась на Гаса.

— Вы, случайно, не видели Кит?

— Я только что взял у нее интервью на улице. Похоже, они со Стивом просто без ума друг от друга. По-моему, они отправились на прогулку под луной.

Риган опрометью вылетела из зала и устремилась на пляж.

— Господи, как романтично! — заплетающимся языком пролепетала Кит.

Они со Стивом неспешно прогуливались по пляжу.

— Я просто хотел побыть с тобой наедине, — прошептал ей Стив. — Подальше от всей этой толпы. Некоторые меня просто раздражают. Пойдем посидим на молу.

Они сняли туфли и осторожно ступили на скользкие камни. Стив крепко сжал руку Кит, пока они в темноте, практически на ощупь, пробирались к самому краю мола. Дул легкий бриз. Перед ними простиралась безбрежная гладь океана. Дойдя до самого края мола, они остановились, и Кит положила голову ему на плечо.

— Ну же, давай, — подгонял ее Стив. Он спустился вниз, лавируя между камнями, и, повернувшись, протянул ей руку. — Это будет наше тайное местечко. Здесь нас никто не побеспокоит.

Кит с улыбкой оперлась на его руку и соскользнула следом за ним. Они сели и крепко обнялись, уютно устроившись в своем убежище. Волны мягко лизали им ноги.

— Здесь так чудесно, — вздохнула Кит.

Кит повернул голову и начал целовать ее: настойчиво. Пожалуй, даже слишком.

Кит отстранилась.

— Стив, — растерянно проговорила она, стараясь обратить все в шутку. — Ой-ёй-ёй!

— В чем дело? — резко спросил он. — Тебе не хочется, чтобы я тебя целовал?

— Ну что ты, конечно, хочется. — Она снова прильнула к нему. — Но я хочу, чтобы ты целовал меня так, как вчера вечером.

Он снова впился ей в губы, вцепившись правой рукой ей в волосы и с силой оттянув их назад. Кит снова отстранилась от него; ей вдруг стало страшно.

— Стив, ты делаешь мне больно.

Он схватил ее за руку:

— Неужели ты думаешь, что я способен причинить тебе боль? Ты что, думаешь, если вы с Риган Рейли лучшие подружки, то всех твоих друзей надо проверять в полиции, да? Так ты думаешь, да? — допрашивал ее он, все крепче сжимая ей руку.

— Нет, я так не думаю, я пошутила, — оправдывалась Кит. — Риган просто беспокоится обо мне, вот и все. Она моя лучшая подруга. И ты ей очень нравишься...

— Врешь, я ей ничуть не нравлюсь. Видел я, как она на меня смотрела.

— Нет, ты ей нравишься! Мы так хотели, чтобы ты познакомился с ее женихом. Его зовут Джек. Он отличный...

Стив крепко сжал ее руку и встряхнул ее:

— Он чертов коп, этот ее жених! А я не желаю, чтобы эти двое обрушили на меня лавину ненужных вопросов. Доринда Дос уже попыталась. Начала копаться у меня в доме, расспрашивать о моей жизни. Вообразила, что очень умная! И что в итоге? Мне пришлось заткнуть ей рот!

В голове Кит, слегка мутной от выпитого вина, внезапно просветлело. Едва она осознала, что это Стив убил Доринду, ее словно обухом по голове ударило. Пора выбираться отсюда, отчаянно подумала она.

— Отпусти мою руку, — сказала она, стараясь по возможности сохранять спокойствие. — Ты делаешь мне больно.

— «Ты делаешь мне больно», — передразнил он ее тоненьким плаксивым голосом.

— Мне надо идти. — Кит попыталась встать, но не смогла.

Он с силой потянул ее назад, она испуганно закричала.

— Ты никуда отсюда не уйдешь.

— Нет, уйду! — яростно закричала Кит. Она повернулась и начала карабкаться по камням. Но Стив снова потянул ее назад. Не удержав равновесия, она упала навзничь и принялась звать на помощь. Он поспешно закрыл ей рот ладонью. Кит попыталась вырваться, но он крепко прижал ее к себе и опустил ее голову в бурлящую темную воду.

Выйдя на пляж, Риган в отчаянии оглянулась. Кругом не было ни души.

— Кит! — что есть силы завопила она. — Кит! — Она сбросила туфли и помчалась к воде. — Кит! Отзовись!

Тишина.

— Кит!!

Вдруг она услышала, как где-то вдалеке кричит Кит. Похоже, крик доносился со стороны мола, где любила сидеть Доринда. О боже, подумала Риган, вспомнив о ее страшном конце. Господи, не допусти, чтобы та же участь постигла Кит! Риган помчалась к молу. Потом она услышала еще два отрывистых крика. Это она, она! Моя лучшая подруга! Риган почувствовала, что теряет рассудок. Господи, Господи, сделай так, чтобы я успела, молилась она.

Риган ступила на мол и побежала по скользким камням так быстро, как только могла. Она оступилась и упала, сильно оцарапав колено об острый край камня. Практически не почувствовав боли, она снова встала и устремилась к концу мола. Увидев, как Стив пытается удержать голову Кит под водой, Риган словно обезумела: секунда, и она, как кошка, прыгнула ему на спину и ударила его по загривку с такой силой, какой сама от себя не ожидала. Он охнул, ослабил свою хватку и сбросил Риган со спины. Оба упали в воду. Когда Кит подняла голову, Риган закричала:

— Вылезай на мол! Быстро!

Кит кашляла и задыхалась, но ее переполняла ярость.

— Нет, Риган. — Она бросилась на Стива и вцепилась ногтями ему в лицо. Он отшвырнул ее и, толкнув Риган, попытался удержать ее под водой. От неожиданности та изрядно хлебнула, но умудрилась врезать коленом ему в пах. Воспользовавшись моментом, Риган вынырнула, а Кит в это время дала своему ухажеру в глаз. Он закричал от боли, повернулся и, кинувшись в воду, попытался уплыть. Однако далеко уплыть ему не удалось. Через двадцать минут его подобрал полицейский катер. Вот так завершились похождения Стива Ярдли в тропическом раю.



Когда страсти немного улеглись и Стив Ярдли был взят под стражу, Риган и Кит, переодевшись в сухое, вернулись в бальный зал — как раз к началу аукциона, который был отложен в связи с чрезвычайными обстоятельствами. Один благодетель выложил за оба ожерелья круглую сумму денег, а сами ожерелья вернул в Музей морских раковин. Надо отметить, желающих с ним сразиться не нашлось.

— Эти ожерелья приносят несчастье, — сказал он. — Они никогда больше не должны разлучаться. И потому я хочу, чтобы все на них любовались. Чтобы люди знали их историю: что когда-то, давным-давно, они принадлежали членам королевской семьи. Не думаю, что мы когда-нибудь узнаем, как ожерелье королевы Лилиуокалани оказалось у бедной Доринды Дос. Эту тайну она унесла с собой в могилу.

Джимми так и сиял от радости, а куратор музея Бишопа кусал себе локти. Он-то надеялся, что ожерелья попадут к ним.

Мать Уилла взглянула на Неда, который как раз в это время вставал из-за соседнего столика, и тот поймал ее взгляд. Оба пристально посмотрели друг другу в глаза. Затем она встала и подошла к нему.

— Я знаю, что вы знаете, кто мы, — бесстрастно проговорила она. — А я прекрасно знаю, кто вы.

Нед выжидательно молчал.

— Обещаю, я никому не скажу, что вы продали нам ожерелье, если вы, в свою очередь, пообещаете, что никому не расскажете о том, что оно хранилось у нас все эти годы. Это все, что сейчас нужно Уиллу. Он не имеет никакого отношения к смерти бедняжки Доринды. Слава богу, что ее убийцу наконец поймали.

Нед молча кивнул. Алметта улыбнулась:

— А знаете, у вас не такие уж уродливые пальцы. Мой вам совет: купите себе пару сандалий.

Нед широко улыбнулся:

— Уже купил. — Он повернулся и зашагал прочь.

На следующий день он подал заявление в Корпус мира. Отныне я стану другим. Совсем другим, торжественно поклялся он.

Все были в восторге от платьев Клода. Успех был просто колоссальный. Почти все женщины, не теряя времени даром, переоделись в них прямо в дамской комнате, и теперь щеголяли на танцплощадке. Клод так и сиял от удовольствия. Наклонившись к Джаззи, он прошептал ей на ухо:

— Думаю, нам пора прекратить наши козни. Работа у Уилла тебе больше не нужна. Они и так будут продавать нашу одежду. А у тебя буду я. Ты станешь моей женой.

Джаззи поцеловала его:

— Ах, Клод! Я так давно об этом мечтала!

Он поцеловал ее:

— Я тоже. А теперь скажи Гленну, что с трюками пора завязывать. Я дам ему хорошую работу в нашей компании.

— Я так тебя люблю, Клод!

— Я тоже тебя люблю, Джаззи. С сегодняшнего дня мы будем делать только добрые дела. Жизнь слишком коротка. Особенно здесь...



На следующее утро Риган и Кит уже сидели в аэропорту Гонолулу.

— Еще одно приключение, да? — робко спросила Кит. — Мы много с тобой пережили за эти десять лет, но чтобы такое...

— Я уверена, твой следующий парень будет то, что надо. Можешь мне поверить.

— Обещай мне одну вещь.

— Какую?

— Обязательно проверить его в полиции. Как бы сильно я ни увлеклась.

Риган рассмеялась:

— Да, это надежная гарантия. Особенно если ты кем-нибудь увлечешься.

У Риган зазвонил телефон. Она поспешно взяла трубку:

— Алоха, Джек. Ничего не изменилось за десять минут со времени нашего последнего разговора. Два раза звонила мама. Она до сих пор трясется, но мы с Кит в полном порядке.

— Мне нужно срочно тебя видеть, Риган. У нас буквально только что открыли аэропорты. Я сию же минуту вылетаю в Лос-Анджелес. Я не могу ждать до следующего уик-энда...

— Я тоже. Мы с Кит ждем, когда объявят посадку на Нью-Йорк.

— Правда? — с нескрываемой радостью переспросил Джек.

— Да. Я хотела сделать тебе сюрприз, но думаю, на данный момент с нас достаточно сюрпризов. Кит дальше полетит в Коннектикут, а я возьму такси до твоей квартиры. После всего, что произошло, мы не хотели возвращаться домой порознь. Так что мой девичник, похоже, благополучно завершился.

— И скоро завершится твоя жизнь в девицах. Я думаю, нам следует передвинуть дату нашей свадьбы. Ладно, обсудим это, когда ты приедешь. И никаких такси — я буду ждать тебя в аэропорту с распростертыми объятиями.

Риган не могла удержаться от улыбки, когда наконец объявили посадку на Нью-Йорк:

— Я уже в пути, Джек. Я уже в пути.



notes


Примечания





1


Алоха (Aloha) — гавайское выражение, означающее «привет», «пока», «будь здоров». (Здесь и далее примеч. перев.)




2


Пинаколада — традиционный коктейль, приготовленный из рома, кокосового молока и ананасного сока.




3


Укулеле — небольшой четырехструнный гавайский музыкальный инструмент, по форме напоминающий гитару.




4


Карлос Сантана — известный американский гитарист и композитор латиноамериканского происхождения.




5


«Май-тай» — традиционный полинезийский коктейль, приготовленный из рома, ликера кюрасо, оршада, гранатового сиропа и ананасового сока.




6


Джек Ла Ланн — известный американский атлет, «фитнесс-гуру» и специалист по здоровому питанию, владелец сети оздоровительных спортивных клубов, автор множественных комплексов упражнений, а также популярного телешоу, посвященного здоровому образу жизни.




7


«Маргарита» — коктейль, приготовленный главным образом из текилы (мексиканской водки) с добавлением сока лимона или лайма; по традиции подается в бокале с ободком из соли.




8


Пейтон-плейс — место действия одноименного романа Г. Метейлис, маленький городок в Новой Англии, где царит взаимное недоброжелательство.




9


Штат Алоха — официальное прозвище штата Гавайи.




10


Дон Xо — прославленный гавайский эстрадный певец.




11


Хула — гавайский танец. Исполняется женщинами под барабанный бой и пение; характерен ритмичными движениями бедер и другими эротичными па и пантомимическими движениями рук.




12


Музей Бишопа — музей полинезийской этнологии и естественной истории в Гонолулу.




13


«Ширли темпл» — безалкогольный коктейль, приготовленный из имбирного ситро, гранатового сиропа, апельсинового сока и украшенный вишенкой «мараскино» и лимонной долькой.




14


Профсоюзный лейбл — эмблема на потребительском товаре, обозначающая, что он был произведен членами определенного профсоюза. Назначение ярлыка — поощрить приобретение товаров, произведенных в США членами профсоюзов.




15


Грэнд-сентрал — центральный железнодорожный вокзал в Нью-Йорке.




16


Кармен Миранда — характерная актриса, кинозвезда 1940-х, исполнительница латиноамериканских песен и танцев.




17


Бонни и Клайд— персонажи одноименного фильма (1967), сюжет которого основан на подлинной истории парня и девушки (Клайд Бэрроу и Бонни Паркер), которые в начале 1930-х гг. на протяжении четырех лет грабили банки в Техасе, отчасти играя роль «благородных разбойников», защитников бедняков.




18


«Чему быть, того не миновать» (ит.). Популярная песня, написанная композитором Джеем Ливингстоном для фильма Альфреда Хичкока «Человек, который слишком много знал».




19


«Фермерский альманах» — старейшее в США периодическое издание, выходит ежегодно с 1792 г. Публикует сведения о погоде на данный год по районам, таблицы посадки различных культур, кулинарные рецепты, сведения о праздничных датах, советы, как хранить урожай, и многое другое.




20


Геттисбергское послание — короткая (всего 10 предложений), но самая знаменитая речь президента Авраама Линкольна, которую он произнес 19 ноября 1863 г. на открытии национального кладбища в Геттисберге (городе на юге штата Пенсильвания, близ которого 1-4 июля 1883 г. состоялось одно из крупнейших сражений Гражданской войны).




21


Ахи-бургер — булочка, начиненная филе тунца или лосося, запеченного на гриле с мелко нарезанными яйцами, морковью, салатом с добавлением чеснока и черного перца. Подается под майонезом.




22


Ахи — полинезийское название тунца.




23


Оно — полинезийское название рыбы, близкой к королевской макрели.




24


«That\'s What Friends Are For» — популярная песня в исполнении известной американской певицы Дайонн Уорик.