Авторы
Здесь Вы можете бесплатно скачать или прочитать он-лайн книгу "Синий Бархат" автора Айрис Джоансен

Скачать книгу "Синий Бархат" бесплатно

Айрис Джоансен

СИНИЙ БАРХАТ


 
 
Аннотация

Американский миллионер, любитель приключений Бо Лантри в одном из портовых кабаков Карибского побережья встречает синеглазую красавицу, которую принимает за «ночную бабочку». Девушка, кажется, и правда готова продать ему свою любовь, вот только цена любви за ночь оказалась совершенно неожиданной...
 

Глава 1

– К сожалению, у нас нет выбора, – Кейт задумчиво провела ладонью по волосам, не сводя взгляда со светящихся в тропической ночи огней бара Альвареса. – Мы зажаты между Сциллой и Харибдой.
– Харибдой и Сциллой? – недоуменно переспросил Хулио.
– Ну, знаешь, это из древнего мифа.
Хулио, конечно же, не знал. Впрочем, Кейт частенько говорила о чем нибудь таком, чего он не понимал, хотя была не намного старше его.
– Именно это Джеффри называет «между молотом и наковальней»? – спросил он. Кейт рассеянно кивнула.
– Если мы не вытащим Джеффри из бара, он будет валяться к вечеру в кабине самолета с перерезанным горлом. Или эти подонки напоят его до бесчувствия и выведают у него, где находится «Сессна».
– Может быть, он вырубится раньше, чем успеет все разболтать, – с надеждой произнес Хулио. – Если верить бармену, несколько минут назад он был к этому близок.
– Неужели ты думаешь, что они оставят его в покое? – Кейт покачала головой. – Нет, мы должны увести его из бара. А когда мы вырвем Джеффри из рук Ральфа Деспара, нужно будет убрать его из Кастеллано.
– Но как же мы зайдем в бар? Конечно, сейчас за столиком с Джеффри остался один Деспар, но Симмонс и его молодчики сидят в одной из задних комнат. Мы не сможем и двух шагов пройти.
Кейт закусила губу.
– Да, если пойдем вместе. Но пока люди Деспара не знают, что ты тоже член команды. Никто не видел тебя в коттедже у Джеффри – ты охранял самолет. Поэтому идти надо мне одной.
– Ни за что на свете, – твердо произнес Хулио. Надо было догадаться заранее, как отреагирует Кейт на все происходящее. Когда речь шла о людях, которые что то для нее значили, Кейт готова была броситься в бой, подобно тигрице, защищающей своего детеныша. А Джеффри Бренден значил для нее очень много. Слишком много, по мнению Хулио.
За два года, проведенных с этой парочкой, Хулио не раз приходилось видеть, как Кейт нянчилась с Джеффри, когда он мучился похмельем, выводила его из депрессии, лечила его раны. Она всегда оказывалась рядом в трудную минуту, и ей даже не приходило в голову потребовать что то взамен. Кейт была из тех, кто привык давать, а не брать. Но было бы трудно упрекнуть Джеффри за то, что он пользовался великодушием Кейт. Хулио и сам не раз становился объектом ее дружеской заботы, которую с удовольствием принимал.
Но сейчас он не желал даже слышать о том, чтобы отпустить девушку в бар одну.
– Кейт, если это необходимо – пойдем вместе.
– Нет. Впрочем, я, кажется, придумала, что делать. – Она задумчиво нахмурила брови. – Ты проверил, где здесь электрощиток?
Хулио кивнул.
– На заднем дворе.
– Хорошо, – Кейт посмотрела на часы. Начало первого ночи. – Через десять минут подойди к щитку. Быстро включи и выключи свет – это послужит мне сигналом, а остальные решат, что начались обычные перепады напряжения. Минуту спустя выключи весь свет и вытащи предохранители. Хорошо?
– А что будешь делать в это время ты?
– Я буду за столиком Джеффри – постараюсь отвлечь Деспара и удалить его с места действия.
– Отвлечь? – Хулио нахмурился. – Неужели ты серьезно? Еще никому не удавалось справиться с таким опасным негодяем, как Деспар.
– О, Хулио, я ведь сказала «отвлечь», а не «соблазнить». Не так сложно будет завладеть его вниманием минут на десять. Деспар приставал ко мне почти каждый раз, когда появлялся в коттедже – девушка скорчила гримасу. – Не думаю, что он нашел во мне что то особенное – просто Деспар из тех, кто пристает к каждой женщине младше восьмидесяти лет.
Хулио подумал, что Кейт явно несправедлива к себе, считая, будто в ней нет ничего особенного. Она была доброй, заботливой и очень честной. И еще Хулио никогда раньше не встречал ни у одной женщины такого чувства собственного достоинства. При мысли о том, что Деспар посмеет хоть раз коснуться Кейт, он почувствовал легкую тошноту.
– Мне не нравится эта идея. Тебе не стоит даже переступать порог подобного заведения.
– Я сто раз бывала в баре Альвареса – и тебе прекрасно это известно. К тому же я могу за себя постоять, – добавила Кейт. – У меня большой опыт в этом деле.
С этим, к сожалению, трудно было спорить. Джеффри Бренден всегда был мечтателем, готовым гоняться за своими фантазиями, не считаясь ни с кем и ни с чем. И Кейт приходилось не раз следовать за ним, следя за тем, чтобы он не пострадал слишком сильно.
– Со мной все будет в порядке, – улыбнулась девушка.
– Давай лучше я...
– Не спорь, Хулио, – ласково, но твердо произнесла Кейт. – Мы сделаем так, как я сказала. Как только погасишь свет, тут же беги внутрь. Мне понадобится помощь. Одной мне не выволочь оттуда Джеффри. Но до этого никто не должен тебя видеть, – она с улыбкой окинула взглядом массивную фигуру Хулио. – Конечно, тебе непросто будет стать невидимым.
– Кейт, но это слишком...
– Это единственная возможность вытащить Джеффри, – перебила его Кейт. Она снова взглянула на часы. – Десять минут, запомни, – и девушка направилась к бару.
Хулио понимал, что может спорить с ней хоть всю ночь, все равно Кейт сделает по своему. Так было всегда. Так будет и сейчас, когда они вновь оказались между молотом и наковальней.
Внутри бара царил полумрак, запах дешевого виски смешивался с запахами пота и марихуаны. Кейт остановилась на секунду перед стойкой из полированного дуба – предметом особой гордости Гектора Альвареса – и с беспокойством оглядела зал в поисках Джеффри.
Ее взгляд остановился на женщине за столиком в углу, в компании которой часто видели Джеффри. Но сегодня спутником брюнетки был явно не Джеффри, хотя сидевший за столиком мужчина тоже походил на американца. На нем были черные джинсы и трикотажная рубашка с короткими рукавами. Рыжие волосы его блестели и даже при тусклом свете казались бронзовыми. Кейт приготовилась переключить внимание на другой конец зала, как вдруг мужчина, почувствовав, что на него смотрят, поднял голову.
«Он опасен». Непонятно, откуда взялась вдруг эта мысль. Ироничная улыбка и пронизывающий взгляд мужчины явно вызывали восторг его соседки. Но когда он, прищурившись, посмотрел на Кейт, той стало вдруг не по себе. Она поспешно отвела взгляд. Как глупо! Почему воображаемая опасность, исходившая от незнакомого мужчины, показалась ей более реальной, чем предстоящее столкновение с самим Ральфом Деспаром?! Просто нервы ее были на пределе, поэтому и разыгралось воображение.
Деспар сидел в другом конце зала. Рядом с ним был Джеффри, который уже успел отключиться, положив голову на стол. Что ж, это лучшее, на что могли рассчитывать Хулио и Кейт – совершенно бесчувственный Джеффри не станет сопротивляться, и они спокойно вынесут его из бара.
Кейт надеялась, что они справятся.
– Гектор разрешает мне принимать гостей в задней комнате, – женщина говорила низким грудным голосом. Рука ее под столом весьма откровенно двигалась вверх по берду Бо Лантри. Реакция его не заставила себя ждать, и это вызвало довольную улыбку на лице брюнетки. – Видишь, я умею доставлять удовольствие. Знаешь...
Бо очень быстро утратил нить разговора, пытаясь вспомнить, как же зовут сидящую перед ним женщину. Кажется, Лиана. Впрочем, это было сейчас неважно. Его интересовали в этой роскошной брюнетке только ее пышные соблазнительные формы, а также то, что делала с ним под столом ее рука.
Прошло почти три недели с тех пор, как он расстался с Барбарой на Барбадосе, и за все это время Бо ни разу не был с женщиной. Но как только он зашел сегодня в бар у пристани, и сидящая за столиком мулатка улыбнулась ему, Бо сказал себе, что воздержанию пора положить конец. Лиана была вполне опрятной, миловидной и готовой на все, если верить тому, что она страстно нашептывала ему на ухо. Это было именно то, что требовалось Бо сегодня ночью. Снять сексуальное напряжение, не приобретая взамен никаких обязательств, а лишь оставив на туалетном столике пачку банкнот.
Вряд ли он найдет кого нибудь лучше этой красотки из бара, если только не решит отправиться в центр города, а в его планы это не входило. Об островной республике Кастеллано ходили слухи, что не меньше половины бандитов Карибского побережья нашли здесь убежище, а члены правительства мало чем от них отличаются. И Бо, уже нашедший в этом баре все, что искал, вовсе не собирался разгуливать ночью по Марибе – столице острова, рискуя получить в какой нибудь темной аллее нож под ребра. Отдохнув с Лианой, утром он вернется на «Искатель» и обрадует капитана Дэниэла, дав команду отплыть наконец в Тринидад. Дэниэлу идея войти в порт Марибы была настолько не по душе, что он отказался отпустить команду на берег.
Тем не менее, Дэниэл не стал отговаривать от этого Бо. Дэниэл ни разу, ни словом, ни жестом не давал понять, что он не одобряет его эскапады. Именно поэтому они и были вместе так долго.
Женщина в баре продолжала что то тараторить ему на ухо, и Бо подумал, что недурно было бы послушать ее. Вдруг она заговорит о деньгах и еще решит, чего доброго, что он молчит, потому что не желает раскошелиться. А впрочем, впереди у него целая ночь, и торопиться ему некуда. Может, если он сделает вид, что не сразу согласился на ее предложение, это заставит Лиану проявить изобретательность, ублажая его. Бо лениво окинул взглядом бар, похожий на десятки других портовых кабаков, в которых ему пришлось побывать за последние два года.
И тут он вдруг поймал на себе взгляд бездонных синих глаз, чистых, как горные озера.
Бо испытал настоящий шок – никогда еще не приходилось ему видеть такого прямого и бесстрашного взгляда. Злясь на себя за подобную реакцию, он приписал ее эффекту неожиданности – странно было увидеть голубоглазую девицу в баре, битком набитом латиноамериканцами. В остальном девушка была не настолько привлекательной, чтобы поразить воображение Бо. У нее были ничем не примечательные черты лица, и только глаза в обрамлении густых черных ресниц казались настоящим чудом. Слегка пухлые губы придавали лицу девушки милое беззащитное выражение, но нос был немного длинноват.
– Тебе нравится она? – быстро спросила Лиана, проследив за его взглядом. – Чересчур тощая. Под одеждой наверняка только кожа да кости.
– Ты думаешь? – Бо продолжал изучать стоявшую у стойки девушку. Чуть выше среднего роста, в застиранных голубых джинсах и широкой мужской рубахе, скрывавшей очертания бедер. Теперь она смотрела уже не на Бо, а на мужчину в противоположном углу бара, и взгляд ее стал напряженным. – Трудно судить о фигуре, скрытой под такой одеждой. Кстати, кто она?
Лиана пожала плечами.
– Зовут Кейт, фамилии не помню. Видела ее несколько раз. – Лиана наклонилась вперед, демонстрируя пышные груди за вырезом платья. – Милый, она не пользуется таким успехом, как я. И ей придется вести тебя к себе – Гектор разрешает пользоваться задней комнатой только мне.
– Уверен, что ты заслужила подобную щедрость, – Бо убрал руку Лианы со своего бедра. Неожиданно формы ее показались ему чересчур пышными, а лицо – слишком ординарным на его вкус.
Девушка по имени Кейт шла теперь в сторону столика в углу раскованной грациозной походкой. Ее кудрявые, чуть выгоревшие на концах волосы казались мягкими и шелковистыми. Наверное, и кожа у нее мягкая, подумал Бо, поднося к губам стакан пива. Ему вдруг остро захотелось коснуться Кейт.
– Так ты пойдешь со мной? – спросила его в этот момент Лиана.
– Что? – Бо поставил стакан и поднялся из за столика. – Знаешь, в другой раз. – Оставив на столике банкноту, он пошел вслед за голубоглазой Кейт, еще не знавшей о том, что она успела завладеть его воображением.
Бо уже представлял себе соблазнительное тело, которое увидит, когда снимет с нее эту ужасную мешковатую рубашку. Возможно, девушка действительно окажется худенькой, как утверждала Лиана, но, несмотря на субтильное телосложение, было в ней что то удивительно женственное. Бо никогда не умел бороться с искушением. Да и зачем?
Похоже, девушка наметила себе на сегодня другую цель. За столиком, возле которого она остановилась, сидели двое мужчин. Перед ними стояла полупустая бутылка бурбона. Один уже успел отключиться, положив голову на стол. Что ж, хотя бы он не будет соперником Бо в борьбе за услуги Кейт. Оставался только второй – со свинячьими глазками на бородатой физиономии, – который смотрел на Кейт, пуская слюни. Интересно, каково его главное оружие? Деньги? Или сила? Если последнее, то сегодняшний вечер окажется куда интереснее, чем рассчитывал Бо. Что то подсказывало ему, что ночь, проведенная в объятиях очаровательной Кейт, стоит того, чтобы устроить ради нее небольшую заварушку.
Кейт что то сказала бородатому, а тот привычным движением похлопал ее по заду. Девушка не обратила на эту вольность ни малейшего внимания, Бо же почувствовал, к немалому своему удивлению, что то вроде ревности. Черт побери, что это с ним? Ему нужна всего навсего одна ночь в гостеприимной постели девушки из бара. При чем здесь ревность?
Когда Бо остановился рядом с Кейт, она от неожиданности замолкла на полуслове, растерянно глядя на него своими бездонными голубыми глазами.
Бо поклонился с ироничной улыбкой.
– Извините, что прервал ваши переговоры, но мне не хотелось, чтобы они зашли слишком далеко, пока леди не выслушает мое предложение.
– Отвали, – процедил сквозь зубы бородатый. – Мы с малышкой как раз пришли к соглашению.
– Но это потому, что она не слышала, что хочу предложить ей я, – нараспев произнес Бо, глядя на Кейт. – Я готов быть более чем щедрым. Пойдем со мной, Кейт. Ты не пожалеешь.
Девушка быстро отвела взгляд, но Бо показалось, что он успел разглядеть в ее глазах страх. Это несколько озадачило его.
– Отойдите, – отрезала Кейт. – Ральф прав. Нам с ним надо договориться.
Бородатый Ральф хмыкнул с видом победителя и снова потрепал Кейт по заду.
– Видишь, малышка хочет не тебя, а меня, – прогнусавил он. Правда, Кейт?
– Ну конечно. Разве ты сомневался в этом, Ральф? Ты ведь всегда говорил, что мы прекрасно подойдем друг другу.
– Но мы с тобой подойдем друг другу еще лучше, – Бо не привык сдаваться. – И я дам тебе все, чего ты захочешь. Скажи, что тебе надо, – и считай, что уже получила это.
– Пожалуйста, уйдите, – Кейт нервно облизала губы и снова улыбнулась Ральфу.
Какая у нее очаровательная улыбка! Она словно освещала изнутри лицо девушки, заставляя забыть о том, что Кейт была далеко не красавицей. Бо вдруг поймал себя на том, что улыбка, подаренная другому мужчине, раздражает его куда больше, чем рука Ральфа, лежащая на ягодицах девушки. Но это же глупо! Не лучше ли ему забыть о Кейт и вернуться к Лиане? В самом деле, стоит ли тратить столько сил, чтобы всего на одну ночь обеспечить себе услуги девушки, у которой явно нет вкуса. Ну и физиономия у этого Ральфа! Эти бегающие свинячьи глазки – кого они ему напоминают? Ну конечно. Дядюшку Джорджа.
Бо вдруг почувствовал настоящее отвращение к бородатому. Дядя Джордж и ему подобные всегда добивались своего. Нет уж, сегодня Ральфу придется уступить! С каждой минутой Бо хотел Кейт все сильнее и сильнее. Черта с два он позволит мистеру Свинячьи Глазки переспать с ней!
Пауза затянулась, но Кейт нарушила молчание. Быстро взглянув на часики у себя на руке, она резко обернулась к Бо.
– Немедленно уходите! Сейчас же!
– Только если ты пойдешь со мной.
Рука бородатого оставила наконец в покое Кейт, и он угрожающе осклабился.
– Я ведь сказал тебе...
В этот момент мигнул свет, и лицо Кейт исказила вдруг гримаса отчаяния.
– Черт побери! – она схватила со стола бутылку бурбона и в мгновение ока опустила ее на голову Ральфа. – Я ведь просила вас уйти! – с упреком бросила девушка Бо, который ошалело смотрел, как глаза бородатого затуманились и он повалился на стол лицом вниз. – Почему вы не послушались?
Свет вдруг погас. В наступившей темноте тут же послышались звуки отодвигаемых стульев и громкие проклятия спотыкающихся друг о друга | людей.
– Я запомню на будущее, что ты не стесняешься в средствах, добиваясь своего! – сказал, придя в себя, Бо. – Но ты могла бы рассчитывать и на мою помощь. Мало того, что этот несчастный стоял у нас на пути, он самым неприятным образом напомнил мне дядюшку Джорджа.
– Тише, – пробормотала Кейт. – Из за вас чуть было все не сорвалось. Я пыталась усыпить бдительность Ральфа, а вы заставили его насторожиться.
Глаза Бо привыкли к темноте, и он увидел, что Кейт, вся подобравшись, стоит теперь рядом с напившимся до беспамятства седоватым мужчиной, который и бровью не повел во время всей этой сцены. Черт побери, что она задумала?
– Кейт? – раздался вдруг от входной двери сочный мужской бас.
– Я здесь, – откликнулась девушка, отодвигая тем временем стул, на котором сидел седоволосый. – Прямо по курсу в дальнем углу бара.
– Тебе помочь? – вежливо поинтересовался Бо.
– Не стойте на пути! – отрезала Кейт. – Вы и так чуть все не испортили. Теперь у нас совсем мало времени.
Из темноты возник огромный мужской силуэт.
– Хулио! – в голосе девушки слышалось облегчение. – Деспар обезврежен, но скоро найдут фонарь, и Симмонс выскочит с пистолетом. Надо поскорее убираться!
– Не беспокойся. Я вынесу его за несколько секунд. – С этими словами огромный обладатель легкого испанского акцента взвалил тело бесчувственного товарища на плечо.
– Позвольте вмешаться, – происходящее в полутемном баре все больше интриговало Бо. – Готов помочь вам, если только вы не собираетесь похитить и убить этого несчастного.
Огромная тень по имени Хулио застыла на месте.
– Кто это?
– Да так, никто, – раздраженно ответила Кейт. – Он не опасен. Скорее, давай выбираться отсюда.
– Да, конечно, – подхватил Бо. – Пока не выскочил из задней комнаты этот ваш – как его там – с пистолетом. Я проложу тебе путь, Хулио. – Он развернулся и направился к выходу.
Бо пробирался, не оглядываясь, через толпу, расчищая путь для Хулио и его ноши. Он ни разу не обернулся, пока не оказался возле двери. Только выйдя наружу, Бо остановился и, разглядев в свете фонаря массивную фигуру Хулио, невольно присвистнул – в Хулио было никак не меньше шести с половиной футов роста, и сложен он был, как античный бог.
– Неподалеку есть тихая улочка, – сказала Кейт, появляясь рядом с Хулио. – Переждем там, пока все не успокоится. Поторопись, – Кейт свернула налево, показывая путь.
– Да, конечно, мы следуем за тобой, – заверил девушку Бо.
– Нет, только не вы! – Кейт взглянула на него через плечо глазами, полными отчаяния. – Уходите!
– Не могу, – покачал головой Бо. – Откуда я знаю, что вы на самом деле собираетесь сделать с этим бедолагой. Может, сбросите его в море? Нет уж, пойду ка я за вами.
– Да ничего мы такого не сделаем! – в негодовании воскликнула Кейт. – Неужели вы не видите, что это наш друг и мы спасаем его! Да и вам лучше поторопиться покинуть Кастеллано до того, как очнется Деспар. Поверьте, это добрый совет.
– Какая жалость, – пробормотал Бо. – А мне показалось, что мы с ним подружимся!
Дойдя до конца улицы, они свернули в какую то нишу перед дверью одного из домов, и Кейт сделала Хулио знак опустить на землю его ношу.
– Вас все это забавляет? – Кейт внимательно посмотрела на Бо. – Но если Деспар поймет, что вы помогли нам удрать, вам расхочется смеяться. С ним нельзя шутить!
– Должен признаться, события последнего часа изрядно скрасили мне вечер, обещавший быть довольно скучным, – ответил на это Бо. – Но объясните, пожалуйста, чем же так опасен этот самый Деспар?
– Он – торговец наркотиками, – ответила Кейт. – Один из крупнейших дилеров Карибского побережья. С большими связями в правительстве Кастеллано. Этот город принадлежит ему. Конечно, американское гражданство может спасти вас от недовольства правительства, но не от головорезов из личной охраны Деспара. – Кейт вопросительно взглянула на Бо: – Вы ведь американец, не так ли? Хотя у вас такой странный акцент...
– Я из Виргинии, – в голосе Бо зазвучали нотки негодования. – А в южном акценте нет ничего странного. Это янки говорят на птичьем языке.
– Так вот в чем дело. – Наклонившись, Кейт поискала зажигалку в карманах мужчины, которого Хулио только что спустил с плеч и посадил, прислонив к стенке. – Никогда не слышала южного акцента.
Никогда не слышала южного акцента? Но ведь сама она, безусловно, была американкой.
– Откуда же вы? – удивленно спросил Бо.
– Так, отовсюду понемногу, – уклончиво ответила Кейт, приподнимая веки мужчины и заглядывая ему в зрачки. – На Джеффри никакой надежды, Хулио. Тебе придется тащить его до самого леса. – Она сердито нахмурилась. – Если нас заметят, то донесут Деспару...
Хулио опустился на колени рядом с ней.
– Так что же нам делать? Кейт сжала ладонями виски.
– Откуда я знаю? Дай подумать.
– Может, я что нибудь подскажу, – вмешался, в разговор Бо. – Насколько я понимаю, вы хотите спрятать своего друга от властей острова и от людей этого самого Деспара, пока не подвернется возможность удрать с Кастеллано. Я прав? – Когда девушка кивнула, Бо продолжал: – Я знаю такое место в двух кварталах отсюда. Я могу также, если захотите, доставить этого бедолагу и вас двоих в Тринидад. – Он вопросительно поглядел на Кейт. – Ну как, заинтересовало вас мое предложение?
Она медленно кивнула.
– И где же это место?
– На моей шхуне, пришвартованной в гавани. Одно ваше слово – и я веду вас туда.
Его снова поразил открытый взгляд лучистых голубых глаз Кейт.
– И что же это должно быть за слово? – тихо спросила она.
На губах Бо заиграла ироничная улыбка.
– Ах да, мои условия. Тебе, малышка, достаточно ответить согласием на предложение, сделанное мною в баре. Не слишком высокая цена за спасение твоего друга, правда?
Кейт на секунду застыла неподвижно. Ее синие глаза потемнели.
– Нет, цена не слишком высокая, – произнесла она затем. – Скорее наоборот – вы берете слишком дешево.
Кейт устало опустилась на землю рядом с мужчиной и заботливо положила его голову к себе на колени.
– Что за предложение? – подозрительно спросил Хулио.
– Не беспокойся, – тихо сказала великану Кейт. – Мы с этим джентльменом понимаем друг друга. Сейчас нам надо думать о куда более важных вещах. – Глаза ее встретились с глазами Бо. – Хорошо. По рукам.
– Замечательно. – Бо испытал вдруг такой восторг, словно взял приступом небольшой город, а не договорился об услугах с девицей сомнительного поведения. Странное чувство. Или все дело в том, что он долго был без женщины и просто сгорал от желания? – А не познакомиться ли нам теперь, раз мы так мило поладили? Бо Лантри к вашим услугам.
– Кейт Гилберт. А это – Хулио Родригес.
– А как зовут нашего поборника трезвости?
– Джеффри Бренден, – Кейт нежно убрала со лба Джеффри непослушную прядку волос.
– Он – ваш родственник? – Бо вдруг почувствовал ту же необъяснимую ревность, что в баре, когда Кейт улыбнулась Деспару.
Девушка покачала головой:
– Просто друг.
– Что ж, теперь можно двигаться в более уютное и безопасное место.
– Нет, его рано выносить отсюда. Могут заметить. – Кейт холодно посмотрела на Бо. – А мне надо закончить одно дело. И я хочу, чтобы вы мне помогли.
– Склад? – Хулио встрепенулся. – Кейт, это слишком опасно! Подумай, что будет, если вас поймают возле склада!
Кейт не обращала на него внимания – она с вызовом смотрела на Бо.
– Хулио прав – это очень опасно. А значит, вам будет еще забавнее, чем в баре. Так вы идете?
– Это незаконно или просто аморально? – с напускным легкомыслием спросил Бо.
– Ни то, ни другое. А таможенная полиция! Соединенных Штатов, может, даже вручит вам медаль, – Девушка улыбнулась. – Слабо сжечь партию кокаина стоимостью около шести миллионов долларов?!
Бо тихонько присвистнул.
– Вот это да! Какая блестящая возможность – я без ума от медалей! Да и тебя надо охранять, а то как же я получу по счетам?! – Он повернулся к Хулио: – Моя шхуна называется «Искатель».
Капитана зовут Дэниэл Сайферт. Вам достаточно сказать ему, что вас послал Бо. И Дэниэл обо всем позаботится.
Хулио подозрительно нахмурился.
– И не будет задавать никаких вопросов? Бо покачал головой.
– Конечно, ему не чуждо любопытство. Но Дэниэл давно уже привык к моим фокусам.
И снова пара ясных голубых глаз внимательно изучала его лицо.
– Так, значит, в том, что происходит, для вас нет ничего необычного? Вы из тех, кто привык скользить по тонкому льду?
Бо усмехнулся.
– Как странно, что ты сказала это. Сто лет не катался на коньках. Но должен признать, что чем тоньше лед, тем интереснее по нему скользить. – Он встал и протянул руку Кейт, чтобы помочь подняться на ноги. – Что ж, пойдем поищем самое тонкое место.

Глава 2

При неярком свете уличного фонаря Кейт удалось разглядеть, что глаза Бо Лантри вовсе не были темными, как показалось ей в баре. Скорее, они были светло карими, с золотистым ободком вокруг зрачка. В глазах его словно вспыхивали время от времени задорные огоньки. А его уверенный взгляд выдавал человека, способного на отчаянные поступки. Но сейчас, когда Бо смотрел на Кейт сверху вниз, в его взгляде светились восторг и возбуждение.
– Позволено ли мне будет спросить, где находится этот самый склад кокаина? – поинтересовался он.
– Всего в нескольких кварталах отсюда. Деспар использовал для хранения товара заброшенный портовый склад у самой воды. Сначала они хотели отправить кокаин морем, но не смогли найти яхту. – Кейт оглядела пустынную улицу и повернула направо, сделав Бо знак следовать за ней. – Мы доберемся минут за пятнадцать.
– Если ни во что не впутаемся по дороге. – Бо не составляло труда поспевать за девушкой, хотя шла она довольно быстро. – Мы ускользнули от ваших дружков, но они ведь могут и наверстать упущенное.
– Вы как будто только об этом и мечтаете! – Кейт иронично посмотрела на Бо. – Но Деспар – вовсе не мой дружок. Терпеть не могу этого чертова сатира.
– Теперь я это вижу, – улыбнулся Бо. – Но в баре это выглядело так, будто вы с Деспаром – партнеры и просто не поделили что то.
– Нет, Джеффри никогда никого не берет в долю. Он работает один. – Кейт пронзила Бо испепеляющим взглядом. – И он – не настоящий преступник. Совсем не такой, как эти подонки.
– Не настоящий? А какой же он тогда преступник, интересно узнать? Насколько я понял, его наняли для нелегальной перевозки кокаина в Штаты. Это называется контрабандой. И она никогда не считалась законным видом деятельности. Или ты станешь отрицать, что твой Джеффри – контрабандист?
– Понимаете, Джеффри живет словно в другом веке. Он видит себя эдаким Генри Морганом или Джином Лаффитом, – девушка беспомощно пожала плечами. – И он считает, что контрабанда – самый подходящий род деятельности для современного искателя приключений.
– А вы считаете так же?
Кейт покачала головой.
– Нет, – просто ответила она. – Но Джеффри уверен в своей правоте, а для меня этого достаточно.
– Какая преданность! – в голосе Бо звучал не только сарказм. Снова эти ничем не объяснимые уколы ревности! – Твой любовник должен благодарить бога за такую понимающую подружку. И за твою изобретательность. Часто тебе приходится вытаскивать его из переделок вроде сегодняшней?
На лице Кейт появилось удивленное выражение.
– Но Джеффри вовсе не мой любовник. – Ей было непонятно, как могла подобная идея прийти в голову Бо. И девушка ясно видела, что по какой то причине идея эта очень не нравилась ее новому знакомому.
Бо внимательно изучал лицо Кейт.
– Значит, тот, второй?
– Хулио? – Кейт весело рассмеялась. – Но ему же всего восемнадцать.
– Выглядит старше. Я дал бы ему не меньше двадцати пяти. – На губах Бо снова заиграла саркастическая улыбка. – Но, насколько я понимаю, пожилая умудренная жизнью леди вроде тебя не интересуется малолетками.
– Хулио много пришлось пережить – у него была очень тяжелая жизнь. – Кейт вдруг как то посерьезнела. – Мы все – просто друзья и заботимся друг о друге. – Ясные синие глаза смотрели на Бо по детски серьезно. – Вы никогда не дружили с женщиной?
– Было однажды, – Бо поморщился. – Но бесплатным приложением к этой дружбе стали шесть лет любовной связи, а потом мы расстались так бурно, что я запретил себе даже пытаться думать о женщинах как о друзьях. По мне, связи должны быть короткими и взаимно выгодными. Вроде того небольшого соглашения, что заключили мы с тобой.
Кейт кивнула – при этом лица ее не покидало задумчивое выражение.
– Да, я уже заметила, что вы ненавидите всех и все, что способно ограничить хоть как то вашу свободу. – За вальяжными манерами и ироничной речью Бо угадывались истинные черты его натуры – беспокойный мятежный дух и страсть к опасным приключениям. – Я думаю, вы как раз из того типа людей, которым всю жизнь пытается подражать Джеффри. В вас случайно не течет кровь пиратов?
– Был один среди предков Лантри. Участвовал в наполеоновских войнах. Неплохо нажился на этом деле. И основал семейное состояние, изрядно поживившись за счет англичан. А также французов, испанцев, голландцев – в общем, всех, кто попадался на его пути. Все это, разумеется, исключительно из патриотических соображений.
– А вы с Джеффри – родственные души! – Кейт вдруг улыбнулась, и Бо снова отметил про себя, какая обворожительная у нее улыбка. Словно солнечный лучик в холодный зимний день. – Думаю, что Джеффри попытается уговорить вас войти с ним в долю, – продолжала Кейт. – Вас заинтересует подобное предложение?
– Контрабанда? – Бо покачал головой. – У Джеффри есть только одно, что способно меня заинтересовать, – это ты, милая Кейт. – Взгляд его жадно пытался разглядеть очертания груди девушки под бесформенной рубашкой.
Кейт вдруг почувствовала какое то странное жжение в груди. Приятное тепло обволакивало все ее тело. Словно Бо не просто смотрел на нее, а ласкал, расстегнув рубашку. Такая реакция на его взгляд не на шутку напугала девушку. Если достаточно одного взгляда этих золотистых глаз, чтобы с ней начало твориться такое, что же будет, когда он действительно коснется ее? Кейт вдруг обрадовалась тому, что улицу освещал лишь тусклый свет единственного фонаря – ей ни за что не хотелось бы, чтобы Бо разглядел, как она покраснела. Она поспешно отвела взгляд и спросила:
– Когда?
– Что когда? – не понял Бо.
– Когда вы хотите заняться со мной любовью? И скольких раз вам будет достаточно, чтобы наше соглашение было выполнено?
– А ты не из тех, кто предпочитает скромно потупить глазки. Хочешь заранее составить контракт с указанием всех условий и сроков? – Он вдруг рассмеялся. – Это было бы очень эротично! Мы могли бы указать в этом контракте все виды секса, которые меня привлекают, а затем...
– Я просто хотела обсудить все заранее, – сухо перебила его Кейт, чувствуя, как щеки ее запылали еще сильнее. – И не вижу в этом ничего смешного.
В ней появилось что то от обиженной маленькой девочки, которую хотелось защитить, утешить.
– Это действительно не смешно, – тихо и почти что нежно произнес Бо. – Впрочем, знакомые не раз говорили, что у меня несколько странное чувство юмора. Со временем ты к этому привыкнешь. Что касается твоего желания играть с открытыми картами – я не против. – Глаза его задиристо сверкнули. – Сначала мне виделось все совсем иначе. Но теперь... Отвечу на твой первый вопрос – когда. – Улыбка вдруг исчезла с его лица, и Кейт снова подумала о том, что за видимым легкомыслием этого человека скрывается страстная натура человека, любящего бороться с опасностями. – Как можно скорее, – хрипло произнес Бо. – Я овладел бы тобой прямо сейчас, если бы у нас было на это время. Я хочу тебя так сильно, что буквально изнемогаю от желания, – он поглядел в удивленные глаза Кейт. – Поверь, я удивлен не меньше тебя. Не припомню, чтобы я хотел с такой силой хоть одну женщину в своей жизни. Тем более женщину, продающую мне свое тело за услуги, которые при неудачном стечении обстоятельств могут стоить мне жизни, – Бо произнес это вполне серьезно, но затем на лице его снова появилось ироничное выражение. – Что касается остальных условий нашего контракта, можешь не волноваться. Я не извращенец. – Бо провел указательным пальцем по щеке девушки. – Что касается сроков... я не могу сказать сейчас, когда мне наскучит заниматься с тобой любовью. Что то подсказывает мне, что наша связь продлится довольно долго и может даже перерасти в серьезный роман. И ты останешься со мной столько, сколько я захочу. Ну что – стоит таких жертв безопасность твоего друга Джеффри или это в корне меняет дело?
Щеки девушки пылали, сердце учащенно билось.
– Я согласна, – произнесла она, стараясь изо всех сил, чтобы голос не дрожал. – Безопасность Джеффри стоит любых жертв. Просто мне хотелось заранее знать ваши условия.
– Что ж, теперь ты их знаешь. – Кейт почувствовала, как с Бо вдруг спало напряжение. – Теперь можно прогуляться до того склада на берегу, – он скорчил гримасу. – Неплохо придумано. Ведь если я попадусь этим твоим головорезам, малышке Кейт не придется платить по счетам.
– Да как вы могли подумать! – Ее детское личико обиженно задрожало. – Я все сделаю сама, просто мне нужен кто то для страховки! – Она перевела дыхание, и тихо, убедительно произнесла: – Вам нечего бояться. Я позабочусь о вашей безопасности.
Бог мой, да она действительно верила в то, что он нуждается в ее защите! Бо чуть было не рассмеялся, но увидел по детски серьезное выражение глаз Кейт. Он снова почувствовал все ту же щемящую нежность, которую неизвестно почему вызывала у него Кейт.
– Спасибо, – тоже серьезно ответил он. – Нисколько не сомневаюсь, что ты меня защитишь, но лучше я найду дело и для себя. – Увидев, что Кейт собирается возразить, Бо быстро поинтересовался: – Мы далеко от склада?
– Почти пришли. Слава богу, склад стоит на отшибе, так что соседние постройки не пострадают.
– Уверен, что жители Марибы будут очень благодарны нам за это, – пробормотал Бо. – Возможно, они даже поставят тебе памятник на главной площади. Если пообещаешь позировать в обнаженном виде, я с удовольствием вылеплю его сам.
– Успокойтесь, – Кейт невольно улыбнулась: он был просто невозможен. – И вообще во всем этом нет ничего смешного, Бо. Иначе я не занималась бы этим в такой момент.
– Ну конечно, ты решила поквитаться с Деспаром за своего друга Брендена. Должен заметить, ты выбрала достаточно опасный способ отомстить.
– Отомстить? – Кейт покачала головой. – Я не настолько глупа, чтобы рисковать ради мести.
– Тогда зачем тебе все это?
– Наркотики. Ненавижу наркотики. Я видела, что они делают с людьми. – Взгляд ее затуманили воспоминания. – Здесь и в Южной Америке наркотики намного дешевле. Поэтому торговцы предпочитают экспортировать их в Штаты. – Кейт поежилась. – Но если партию не удается вывезти, ее распродают тем, кто купит. Никогда не приходилось видеть девятилетнего наркомана? А я вот видела... Если бы я могла – обязательно бы сожгла все склады кокаина и героина в этом чертовом мире!
«Снова она пытается защитить кого то», – подумал Бо. Откуда в ней этот материнский инстинкт? Сначала Бренден, потом он сам, а теперь вот весь этот чертов мир. И что, черт побери, делает с ним эта женщина? Откуда в душе его обнаружилось вдруг столько нерастраченной нежности? Сделав над собой усилие, Бо отвел взгляд.
– Ну что ж, сегодня, пожалуй, и начнем. Пора приступать. Ты знаешь, что там творится, или нам надо идти в разведку?
– На складе два охранника, и оба они сидят внутри, – девушка нахмурилась. – Если только с прошлой недели ничего не изменилось. Я выследила Деспара до этого места, а потом незаметно осмотрела склад. Там сзади есть окно, но оно заперто. Я проверяла.
– А как насчет задней двери?
– Она тоже заперта.
Бо снова скользнул взглядом по хрупкой фигуре девушки. Несмотря на решительно поднятый подбородок, волнения и усталость последних часов не могли не отразиться на ее облике.
– Насколько я понял, у тебя за поясом нет револьвера или ручной гранаты, не так ли? И как же ты рассчитывала справиться в одиночку? Кейт пожала плечами.
– Придумала бы что нибудь. Я весьма изобретательна.
– Успел это заметить, – с улыбкой произнес Бо. – Но, похоже, ты еще и слишком импульсивна. В следующий раз позволь мне составить план операции, хорошо? Тактические маневры пройдут куда успешнее.
В следующий раз?
– Но я все же подготовилась! – заявила Кейт. – Два дня назад я спрятала в мусорной куче канистру с бензином. Положила ее в картонную коробку и забросала сверху газетами.
– О, это уже кое что, – оценил Бо. – Если только местная санитарная служба не вывезла за это время мусор.
Кейт покачала головой.
– Это нам не грозит – в Марибе вообще нет санитарной службы. Каждый сам вывозит свой мусор.
– Неудивительно, что на этой улице так неприятно пахнет. – Бо на секунду задумался. – А эти самые охранники тебя знают?
– Думаю, они видели меня в Марибе. Это довольно маленький город, а Деспар уговаривал Джеффри перевезти наркотики не меньше недели, и всю эту неделю мне приходилось вытаскивать его из разных баров.
– Что ж, тогда у нас есть шанс, – он указал на узкий проход в нескольких метрах впереди. – Дай мне зажигалку.
Кейт подумала, что этот человек, пожалуй, разговаривает с ней в слишком уж повелительном тоне. Она не привыкла, чтобы кто то другой контролировал ситуацию, и ей не очень то это нравилось. И все же она достала зажигалку и вручила ее Бо.
– Что вы собираетесь с ней делать?
– Что нибудь придумаю. Я весьма изобретателен, – передразнил девушку Бо. – Дай мне пятнадцать минут. Затем входи через переднюю дверь и постарайся отвлечь охрану, пока я заберусь внутрь.
– Но я же сказала, что заднюю дверь не взломать...
– Позволь мне самому об этом позаботиться, – Бо направился к проходу. – Твое дело – отвлечь их.
– Похоже, сегодня вечером это – мое амплуа, – со вздохом произнесла Кейт. – Сначала Деспар, теперь его веселые ребята.
***
Бо вдруг остановился и внимательно посмотрел на Кейт.
– Видел я, как ты «отвлекала» Деспара. – Его голос вдруг стал тише, и в нем зазвучала угроза. – Его руки так и бродили по тебе. Смотри, теперь ты принадлежишь мне, и я не потерплю ничего подобного. Секс полностью исключается, Кейт. Попытайся найти другой способ отвлечь их, или ты очень скоро обнаружишь, что со мной поладить куда труднее, чем с Деспаром.
Прежде чем Кейт успела ответить, Бо скрылся в темном проходе. Девушка глядела ему вслед, полная негодования и в то же время какого то странного, безотчетного страха. Она вдруг вспомнила свое первое ощущение, когда увидела Бо в баре. Последние несколько часов\' окончательно убедили ее в том, что за фасадом циничного короля жизни скрывается сложная натура, и Кейт по прежнему казалось, что этот человек может оказаться куда опаснее всех головорезов Деспара. Впрочем, попыталась успокоить себя Кейт, это ей только кажется. Уплатив свой «долг», она скорее всего никогда больше не увидит Бо Лантри. Они были чужими людьми, которых свели вместе весьма необычные обстоятельства, и, получив свое, Лантри скорее всего постарается избавиться от нее как можно скорее. Желание распоряжаться ею наверняка исчезнет так же быстро, как и все остальные желания, которые будила в нем Кейт. Что касается ее обязательств... нет, она не станет об этом думать. Стоило Кейт вспомнить страстные взгляды Бо, как она чувствовала странный трепет в низу живота и сердце ее вдруг сладко замирало. Она разберется с этим, когда возникнет необходимость, а сейчас надо думать о другом.
Кейт поглядела на часы. Надо дать Бо еще пять минут. Интересно, что у него на уме. Что ж, скоро она это выяснит. Оставалось только надеяться, что Бо удастся застать охранников врасплох.
План Бо превзошел все ее ожидания. Двое охранников изумленно глазели на Кейт, которая заливалась слезами и кричала навзрыд:
– Но вы должны знать, где Ральф. У Альвареса мне сказали, что он пошел сюда. Ральф говорил, что я могу прийти к нему в любое время, и он сумеет обо мне позаботиться. – Слезы катились по щекам девушки. – Джеффри избил меня...
Неожиданно в задней части склада раздался звон бьющегося стекла, и Кейт увидела, как в окно влетел огромный мусорный бак, а сразу же вслед за ним – Бо Лантри собственной персоной с горящими факелами в обеих руках. Он удачно приземлился на деревянный пол и вскочил на ноги с ловкостью циркового акробата.
Оба охранника обернулись на шум и застыли, пораженные увиденным. Однако замешательство их длилось недолго.
– Черт побери! – невысокий коренастый охранник бросился наперерез Бо, а второй, повыше ростом, потянулся за револьвером, лежавшим в боковом кармане джинсов.
Кейт в считанные секунды оказалась рядом и повисла на его руке. Затем она услышала за спиной крик и звук падающего тела. Неужели это Бо?
– Шлюха! – прорычал мужчина, на руке которого висела Кейт. Левая рука его мелькнула в воздухе, и Кейт почувствовала резкую боль в виске. Быстро стряхнув с себя ослабевшую девушку, охранник выхватил револьвер и ударил ее рукояткой по голове. Кейт не почувствовала боли – только какую то странную тяжесть, а затем все вокруг погрузилось во тьму.
– Сукин сын! – в голосе Бо была такая ярость, что Кейт немедленно вернулась к действительности. Так, значит, это не Бо упал на пол несколько секунд назад. Бо был рядом, золотистые глаза его метали молнии, а лицо словно окаменело от ненависти. Мощно качнувшись, он ткнул факелом в руку охранника, сжимавшую револьвер. Тот завопил от боли, уронил пистолет и стал тушить загоревшийся рукав рубашки. Ребро ладони Бо резко опустилось на шею охранника, который тут же перестал стонать и повалился лицом вперед.
– С тобой все в порядке? – озабоченно спросил Бо, поворачиваясь к Кейт.
Девушка смотрела на лежащего у ее ног мужчину, пораженная и напуганная яростью и жестокостью Бо. Затем она заметила, что рубашка охранника все еще дымится.
– Может, потушим? – неуверенно спросила Кейт.
– Я бы должен сжечь этого негодяя заживо! – ответил Бо. – Он ранил тебя?
– Нет, – соврала Кейт, нервно облизывая губы. В этот момент она верила, что Бо действительно добьет охранника, если она ответит утвердительно. – Просто все случилось так неожиданно – не могу оправиться от шока. Через пару минут буду в порядке. – Девушка нервно хихикнула. – Но вид тлеющей рубашки этому не способствует. Пожалуйста, потушите его!
Бо пожал плечами.
– Не знаю, почему тебя так волнует его судьба, – Бо нагнулся и затушил ладонью последние искорки. – Этот подонок скорее всего один из тех, кому предстояло распродать товар ребятишкам, о которых ты так заботишься.
– Возможно, – Кейт взглянула на толстяка, лежащего в противоположном углу склада. – А вы здорово владеете карате, – тут она заметила рядом с бесчувственным телом тлеющий факел. – О, его вы тоже подожгли?
– Не сильно: кинул в него факел, но тот отскочил. Правда, от удара парень опрокинулся навзничь, и это дало мне время подбежать к нему. Удивительно, как огонь действует на людей. Наверное, это потому, что каждый из нас обжегся хотя бы раз в жизни.
– Наверное, – Кейт осторожно выпрямилась. Если не трясти головой, было не так уж больно. – Здорово вы придумали – использовать факелы. – Она выдавила из себя подобие улыбки. – Как ловко вы впрыгнули в окно – зрелище было потрясающее.
– Я пытался подражать Берту Ланкастеру в «Багровом пирате», – пробормотал Бо. Кейт с облегчением отметила, что черты его разглаживаются, на лице не читается больше угроза.
– В «Багровом пирате»? – переспросила она.
– Классический кинобоевик. Неужели не смотрела?
Кейт покачала головой и тут же пожалела об этом – у нее вдруг потемнело перед глазами.
– Я никогда не была в кино, – тихо произнесла она. – Хотя, конечно, читала об этом. Джеффри говорит, что я не много потеряла.
– Никогда не была в кино? – сердито переспросил Бо. – Лучше бы твой драгоценный Джеффри позволил тебе самой судить о достоинствах и недостатках кинематографа.
– Вы так думаете? – растерянно переспросила Кейт. – Кстати, вон в тех пластиковых мешках в углу, должно быть, и есть кокаин. Я проткну мешки, а вы вынесите наружу охранников и возвращайтесь с бензином.
– Если ты настаиваешь... хотя я предпочел бы оставить здесь того подонка, что поднял на тебя руку. Устроили бы ему погребальный костер... – Бо бросил на землю потухший факел и достал из кармана платок. – Повернись ка.
–Что?
– Повернись. – Не дожидаясь, пока Кейт подчинится его приказу, Бо подошел к ней и завязал платком нос и рот девушки.
– Неужели тебе не пришло в голову, что пары кокаина могут оказаться ядовитыми? Смертельно ядовитыми.
– А они действительно ядовиты?
– Не имею ни малейшего понятия, но проверять на себе или на тебе меня как то не тянет. Попробую поискать в карманах у этих молодчиков что нибудь, из чего можно сделать маску для меня. – Бо встал на колени и принялся обшаривать карманы охранника. – О, неплохая штучка, – он нажал кнопочку на ноже, и тут же выскочило длинное острое лезвие. Бо рукояткой вперед передал нож Кейт. – Побыстрее. Я вернусь с канистрой через несколько минут.
Снова эта его высокомерная самоуверенность! Но сейчас Кейт просто не в состоянии с ним спорить. Она быстро взяла нож и осторожными шагами направилась к мешкам, слыша, как за спиной Бо волоком вытаскивает из склада бесчувственные тела охранников. Она присела перед грудой мешочков и стала колоть их, стараясь проткнуть каждый – а их было очень много. Кейт колола и колола пластик, возмущаясь, что торговцы не пакуют кокаин в более крупную тару.
– Все в порядке? – Бо стоял над ней с завязанным платком лицом и канистрой в руке.
Проткнув последние два мешочка, Кейт бросила поверх кучи нож и осторожно поднялась на ноги.
– Все готово.
– Иди отсюда, – приказал Бо, разворачивая Кейт и легонько подталкивая ее к выходу. – Я присоединюсь к тебе через минуту. – Он принялся поливать кокаин из канистры.
Кейт сделала несколько шагов в сторону двери и вдруг резко остановилась.
Что это она делает? Это – ее работа. Ее, а не Бо Лантри. Обернувшись, она увидела, как Бо отшвырнул в сторону канистру, подхватил с пола тлеющий факел и бросил его в кокаин. Мешки тут же вспыхнули ярким пламенем. Бо резко обернулся и метнулся к двери, увлекая за собой Кейт.
– Я ведь велел тебе выйти отсюда заранее, – прорычал он. – Почему, черт побери, ты этого не сделала?
– Но ведь это была моя идея – поджечь склад. Не могла же я оставить вас одного выполнять мою работу.
– Ах, не могла? – Они оказались наконец за дверью, и Бо снял маски с себя и с Кейт. Несколько секунд он внимательно изучал лицо девушки. – Да, пожалуй, не могла.
Он смотрел на нее так пристально, что Кейт стало немного не по себе.
– Нам надо убираться отсюда, пока не разгорелся пожар, – сказала она. – Здесь скоро будут люди Деспара.
Бо отвел глаза.
– Ты права. Пойдем, – он взял Кейт под локоть и легонько подтолкнул вперед.
Воздух был душным и влажным, и напрасно Кейт надеялась, что в голове у нее прояснится – мысли путались все больше и больше.
– Как, вы сказали, называется ваше судно?
– «Искатель», – Бо снова пристально вглядывался в черты ее лица. – Отсюда ведь недалеко до доков, правда?
– Нет, не очень. «Искатель» – какое странное название. А в Древней Греции всегда называли корабли женскими именами. Историки считают, что таким образом греки демонстрировали свое уважение к богине Афине.
– Какой неожиданный экскурс в историю! Надеюсь, я не оскорбил твое самолюбие феминистки, назвав свой корабль не женским именем?
– Самолюбие феминистки? Что это? О чем вы?
Бо приготовился улыбнуться, но, снова взглянув в лицо девушки, понял, что она не шутит. Кейт действительно не знала, о чем идет речь.
– Я объясню это несколько позже, – на лице его снова появилась ироничная улыбка. – Или не стану объяснять – время покажет.
– Господи, какой огромный корабль! – воскликнула Кейт, глядя широко раскрытыми глазами на трехпалубную шхуну, пришвартованную у берега. – Я видела однажды крейсер в порту Сент Томас – ваш корабль почти такой же большой.
– Люблю путешествовать с комфортом, – ответил на это Бо. – К тому же иногда корабль посещают гости.
– Вы, наверное, очень богаты, – задумчиво произнесла Кейт. – Такой красивый корабль!
– Я богат до неприличия, – признался Бо. – Не стоит беспокоиться. Я ведь пообещал в баре, что буду более чем щедр.
– Я и не беспокоюсь, – Кейт отвела взгляд, чтобы Бо не видел, как обидели ее последние слова. – Вы и так весьма великодушны. Если вы поможете увезти Джеффри с Кастеллано, я не попрошу больше ни о чем.
Бо помог девушке пройти по трапу на корабль, не выпуская ее локоть. Кейт поняла вдруг, что он поддерживал ее всю дорогу до порта. Они шли молча, но Кейт постоянно ощущала эту поддержку. Она подумала о том, что такая заботливость как то не вяжется с маской эгоистичного супермена, которую предпочитал носить Бо Лантри.
– Не удивлюсь, если ты передумаешь, – заявил Бо в ответ на ее последние слова. – И не стану ловить тебя на слове. Я привык платить за то, чего хочу. Что касается Джеффри, то я немедленно дам приказ об отплытии.
Как только они оказались на палубе, Кейт увидела прогуливающегося взад вперед мужчину. Бо приветливо помахал ему, приглашая подойти.
– Дэниэл позаботится обо всем. Он замечательно умеет это делать. Не так ли, Дэниэл?
– Это уж точно, – Дэниэл дружелюбно улыбнулся Кейт. – Я знаю, как договориться, чтобы кого нибудь выпустили под залог, где находятся клиники неотложной помощи в каждом Карибском порту, не говоря уже о подкупе коррумпированных муниципальных чиновников и о том, как умасливать возмущенных отцов и братьев невинных юных созданий. Что бы ты делал без меня, Бо?
– А в свободное время Дэниэл – капитан «Искателя». Об этой мелочи он иногда забывает упомянуть, – с улыбкой произнес Бо. – Позвольте представить вас друг другу. Дэниэл Сайферт. Кейт Гилберт. Кейт побудет какое то время нашей гостьей.
Дэниэл Сайферт пожал руку Кейт с бережностью, который трудно было ожидать от мужчины такого мощного сложения. На вид ему было лет тридцать пять, и размерами он не уступал Хулио. Но на этом сходство заканчивалось. Аккуратно подстриженная борода и ниспадающие на лоб рыжевато каштановые волосы капитана придавали ему куда более мужественный вид, чем у темноволосого красавчика Хулио.
– Ваше прибытие радует меня гораздо больше, чем появление двух предыдущих гостей, – объявил Дэниэл, лукаво сверкнув глазами.
– Так, значит, Хулио и Джеффри добрались благополучно? – Кейт с облегчением вздохнула.
Сайферт кивнул.
– Часа полтора назад. Я разместил их с командой. – Он вопросительно посмотрел на Бо: – Все правильно?
– Пока да. Мы готовы к отплытию?
– Как только скомандуешь, – Дэниэл обнажил в улыбке два ряда белоснежных зубов. – Разве я посмею ослушаться?
Бо только фыркнул в ответ.
– Ты посмеешь все, что угодно, если тебе этого захочется. – Взгляд его упал на руку капитана, продолжавшую сжимать ладонь Кейт. – Может, отпустишь ее руку или ты приготовился к серьезным длительным отношениям?
– Ничего не имел бы против, – Сайферт галантно поклонился Кейт. – Но, я вижу, ты меня опередил.
– Определенно, – улыбнулся Бо.
– Значит, каюта для гостей, которую я приготовил, на этот раз не понадобится. Какая жалость!
– Я должна увидеться с Хулио и Джеффри – сказать, что со мной все в порядке, – попросила Кейт. – Иначе Хулио не сможет заснуть.
Бо покачал головой.
– Не сегодня. Увидишься с ними завтра утром. – Он повернулся к капитану: – Девушка будет спать в моей каюте. Если тебя не затруднит, пойди сообщи Родригесу, что она в безопасности.
Дэниэл кивнул:
– Непременно. Думаю, не будет слишком непростительным любопытством с моей стороны спросить, от какой именно опасности она избавлена?
– Я расскажу тебе об этом позже, – Бо снова взял Кейт под локоть и чуть подтолкнул вперед. – Ты наверняка пожалеешь о том, что пропустил столь увлекательное приключение.
– Возможно, – кивнул капитан. – И даже наверняка. Обычно твои товарищи по всевозможным передрягам не так очаровательны, как мисс Гилберт. – Он внимательно наблюдал, как Бо отпирает дверь, ведущую к лестнице на нижнюю палубу. – Ты ничего не забыл?
Бо нетерпеливо взглянул на него через плечо.
– Что еще?
– Куда я все таки должен вести судно? В Тринидад?
Бо пожал плечами:
– Главное – выбраться поскорее из территориальных вод Кастеллано. А завтра решим, куда плыть дальше.

Глава 3

Каюта Бо Лантри была на удивление комфортабельной для грузового судна. Вместо обычной койки у дальней стены была привинчена к полу кровать, показавшаяся Кейт огромной. Она была застлана покрывалом золотистого цвета, стены были обиты дубовыми панелями, а пол застлан пушистым бежевым ковром. Искусная резьба, покрывавшая дверцы встроенного книжного шкафа, придавала вполне современной каюте черты восточной роскоши.
– Как здесь мило, – взгляд Кейт задержался на книгах. – Теперь я понимаю, что вы имели в виду, когда сказали, что привыкли к комфорту. – Какие чудесные книги! Здесь были пухлые тома в кожаных переплетах и дешевые романы в ярких обложках – на любой вкус. Кейт отдала бы все на свете за то, чтобы получить этот книжный шкаф в свое распоряжение хотя бы на несколько дней.
И тут ей пришло вдруг в голову, что, вполне возможно, она и проведет рядом с этим шкафом не меньше недели. Кейт успела забыть, зачем она находится на этом судне. Чтобы предоставить свое тело в распоряжение Бо Лантри на этой самой кровати, что виднелась у противоположной стены. Сегодня. Сейчас. Бо ведь сказал, что хочет получить плату за свои услуги при первой же возможности. Именно за этим он и привел ее сюда. И почему ей совсем не страшно при мысли о том, что ею вот вот овладеет совершенно незнакомый мужчина? Единственное, что способна была чувствовать сейчас обессилевшая Кейт, это чудовищную усталость и какую то странную апатию.
– Я рад, что тебе здесь понравилось, ~ прозвучал над ухом голос Бо. Продолжая поддерживать девушку под локоть, он подвел ее к кровати. – Тебе ведь придется проводить здесь довольно много времени. Садись, – это прозвучало как приказ. Кейт присела на краешек кровати, устало глядя на Бо. Руки его расстегивали пуговицы у нее на груди, и Бо успел справиться с тремя, прежде чем Кейт осознала, что происходит. Так сразу? Видимо, Бо Лантри был очень нетерпеливым мужчиной.
Кейт взглянула на его сосредоточенное лицо. Конечно, о сопротивлении не было и речи. Бо имел полное право потребовать с нее платы по счетам в любое время. Она только надеялась, что ей дадут немного отдохнуть.
– Если не возражаете, я хотела бы принять душ, прежде чем мы займемся этим, – тихо попросила Кейт.
Бо буквально впился глазами в лицо Кейт, и она прочла в его взгляде неподдельное изумление.
– Займемся «этим»? – в голосе его нарастал гнев. – Господи, что за мужчины были с тобой до меня? Они что – набрасывались на тебя, невзирая на то, что ты вот вот потеряешь сознание?
Девушка растерянно посмотрела на свою полурасстегнутую рубашку.
– Но тогда зачем...
– Я просто помогаю тебе раздеться перед тем, как уснуть. А не «заняться этим», черт меня побери. И мне хотелось бы осмотреть твою голову, получившую гораздо более сильный удар, чем ты пытаешься показать. Надо было бы сделать это еще на складе, но ты бы не сдалась без боя, а это отняло бы у тебя много сил.
– Но со мной все в порядке. Я ведь говорила вам...
Бо закончил расстегивать рубашку, снял ее с плеч девушки, затем расстегнул умелым движением простенький белый лифчик Кейт.
– Хватит упрямиться. Я слишком долго был профессиональным спортсменом, чтобы не распознать симптомы сотрясения мозга.
– Так вы были спортсменом? – переспросила Кейт. – Тогда не удивительно, что вы так ловко впрыгнули в окно.
– Боюсь тебя разочаровывать, но я не был цирковым акробатом, как ты, вероятно, подумала, – улыбнулся Бо. – Сначала я был фигуристом в ледовом ревю, потом шесть лет тренировал претендентку на олимпийское золото.
– А чем вы занимаетесь теперь?
– В настоящий момент совмещаю обязанности горничной и корабельного врача, – Бо спустил с ее плеч бретельки лифчика. – Но в мирное время я известный бездельник. Когда ты набит деньгами по самые уши, за тебя всегда есть кому поработать.
– Понимаю.
– Неужели? – Бо, прищурившись, посмотрел на девушку. – И никаких упреков, никаких разговоров о том, как нехорошо быть беспринципным плейбоем, никаких попыток наставить меня на путь истинный?
– Я не имею на это никакого права, – серьезно произнесла Кейт. – К тому же вы не производите впечатление человека, свернувшего с истинного пути.
– Зато по сравнению с некоторыми твоими друзьями... – Бо снял лифчик и посмотрел на грудь девушки. Фраза осталась незаконченной.
Бо вдруг застыл неподвижно, затем с шумом выдохнул воздух. – Лиана была не права. Ты вовсе не тощая. – Бо осторожно коснулся пальцем соска девушки. – Ты такая... такая нежная... а кожа твоя – словно золотистый шелк. Ни у кого не видел такой кожи – теплой, мягкой, нежной, как у ребенка. Когда я увидел тебя, мне сразу захотелось узнать, какая у тебя кожа.
– Ну вот, теперь вы знаете... – голос Кейт слегка дрожал. Она вдруг забыла об усталости, перестала чувствовать боль в виске. Для нее не существовало сейчас ничего, кроме осторожных прикосновений Бо. Кейт нервно облизала губы. – Вы... Вы передумали?
– Нет, каким то странным хрипловатым голосом произнес Бо. – Я никогда не меняю своих решений. Но тело мое терпит сейчас адские муки, хотя разум тверд, как никогда. А ты вся такая загорелая?
– Да, – кивнула Кейт. – Я люблю солнце. В джунглях, там, где мы держим «Сессну», есть небольшое озеро. Я загораю иногда на его берегу.
Палец Бо снова коснулся ее напрягшегося соска.
– Обнаженной?
– Да, – едва выдавила из себя Кейт. – Там ведь никого нет. – У нее вдруг пересохло в горле. Она слышала каждый удар собственного сердца. Кейт с испугом открывала для себя, как откликается ее тело на ласки этого странного, незнакомого мужчины.
– Когда нибудь я увижу, как ты это делаешь, – мечтательно произнес Бо. – Я буду сидеть и наблюдать, как солнце омывает тебя золотистым дождем, ласкает твое тело, заставляя его сиять. – Он легонько сжал ее сосок двумя пальцами, и у Кейт вдруг сладко заныло в низу живота. – А потом я подойду поближе и заставлю тебя сиять для меня. Я хочу чувствовать, как ты открываешься мне навстречу, расцветаешь, дрожа от нетерпения. – На виске Бо пульсировала синяя жилка. – Я хочу делать только то, что заставит тебя растаять от удовольствия. – Глубоко вздохнув, Бо потряс головой. – Наверное, я схожу с ума. На секунду я действительно представил тебя обнаженной, в солнечных лучах, как ты лежишь и ждешь меня. – Бо опустил руку и сделал шаг назад. – Давай ка поскорее отправим тебя в душ, а то я, чего доброго, и впрямь забуду о своих благих намерениях. – Он взял Кейт за руку и помог ей подняться. – Снимай все остальное сама, а я поищу для тебя что нибудь на ночь, – он подошел к шкафу и отодвинул дверцу. – Завтра походишь в моих шортах и футболке, пока выстирают твои вещи. Часто тебе приходится спасаться бегством, не захватив ничего с собой?
– Нет, это первый раз. – Кейт скинула теннисные туфли и стала стягивать джинсы, не сводя глаз с мускулистой спины роющегося в шкафу Бо. – Мы не так уж часто переезжаем. Джеффри обдумывает очередную операцию, а потом клиенты приходят к нему. Мы пробыли на Кастеллано около четырех лет.
– Послушать тебя – твой Джеффри что то вроде главы адвокатской конторы, – процедил сквозь зубы Бо. – Впрочем, насколько я знаю, Кастеллано вполне подходящее место для человека его занятий. О, вот вещь, которая чудесно подойдет к твоим глазам! – Он вынул из шкафа бледно голубой пеньюар, отделанный тонким кружевом ручной работы. – Барбара любит оставлять свои вещи, чтобы напомнить о себе! Ты ничего не имеешь против пеньюара другой женщины?
– Барбара? – Сколько же любовниц Бо Лантри побывало до нее в этой каюте? И почему ей так неприятна эта тема? – Мне все равно, – тихо произнесла Кейт. – Я ведь не имею права на капризы, не правда ли?
– Рад, что ты все понимаешь. Я знаю очень немногих женщин, которые... – Бо взглянул через плечо на Кейт, и слова застыли у него в горле. Девушка стояла перед ним обнаженная и смотрела на него все с тем же выражением открытости и детской наивности. Под глазами Кейт были темные круги, она едва держалась на ногах, но даже это не умаляло ее прирожденного достоинства.
«Наверное, старею, – подумал Бо. – Раньше, глядя на обнаженную женщину, я никогда не думал о ее достоинстве».
Кейт была чертовски хороша. Упругая пышная грудь, тонкая талия, округлые бедра и длинные красивые ноги. Тело ее, несмотря на хрупкость, было сильным и грациозным. Сила и уязвимость удивительным образом сочетались в этой девушке, вызывая в Бо не изведанные ранее чувства. Взгляд его упал вдруг на пеньюар, который он продолжал держать в руке, и Бо почувствовал непонятное отвращение. Быстро бросив пеньюар обратно в шкаф, он достал оттуда свой собственный белый махровый халат.
– Пожалуй, в этом будет удобнее, – поспешно проговорил он, задвигая дверцу шкафа и бросая халат на кровать. – А теперь душ! – Он открыл дверь, ведущую в ванную, включил теплую воду и галантным жестом пригласил девушку внутрь. – Мадемуазель! Я присоединюсь к вам, как только избавлюсь от одежды. – Дверь душа захлопнулась между ними.
Кейт надеялась, что, если Бо и заметил, как прилила кровь к ее щекам, он решит, что это от горячей воды. Ей было жутко не по себе, когда Бо разглядывал ее фигуру своим странным, загадочным взглядом, но представить себе, что он вот вот окажется здесь, в этой тесноте рядом с ней под душем... Кейт глубоко вздохнула. Она должна быть готова к тому, что очень скоро самые интимные моменты, связанные с Бо Лантри, станут вполне привычным явлением. Она должна быть к этому готова.
– Подвинься немного. – Дверь душевой кабинки открылась, и Кейт машинально повиновалась приказу. Бо встал под душ за ее спиной и закрыл дверцу. Кейт чувствовала кожей тепло его груди. Бо протянул руку и взял мыло. – Позволь мне сначала смыть грязь с себя, а потом я позабочусь о тебе. Когда швыряешься мусорными баками и поливаешь бензином кокаин – тут никакой дезодорант не поможет. – Кейт чувствовала, как он движется позади нее, намыливает все тело, касаясь ее время от времени. Она тупо смотрела прямо перед собой на бежевый кафель.
– С тобой все в порядке? Тебе плохо?
– Нет нет, я же сказала: со мной ничего страшного, – быстро произнесла Кейт. В самом деле все в порядке. Вот только сердце готово выскочить из груди, а кожа горит от каждого его случайного прикосновения. – Меня ударили не так сильно.
– Черта с два! – Бо чуть подвинул Кейт в сторону, чтобы вода из душа падала только на него. – Надо было сжечь этого подонка заживо.
– Вы чуть было не сделали это, – едва слышно произнесла Кейт. – На секунду мне даже показалось, что вас я боюсь куда больше, чем этих двух головорезов.
– Боишься? Меня? – Кейт чувствовала спиной, как Бо внимательно разглядывает ее. Сама же она по прежнему не оглядывалась. – Что то не похоже было, чтобы ты кого то испугалась. Насколько я помню, ты собиралась ворваться на склад и расправиться с охранниками самостоятельно.
– Это не значит, что я не боялась. Просто кокаин надо было сжечь. А если надо, значит, надо, или ты не очень храбрая. Просто блокируешь все свои страхи и справляешься с поставленной задачей.
– Вот как? – в голосе Бо слышались нотки нежности. – Значит, я ошибся и красный значок за отвагу тебе не полагается?
– Чудная книга, правда? Я нашла английское издание в букинистическом магазинчике в Маракабо. Обычно мне попадаются только переводы на испанский и португальский. Но любое произведение куда приятнее прочесть в оригинале, не так ли?
– О, конечно, – шутливо пропел в ответ Бо. – И на скольких же языках ты читаешь?
– На испанском и португальском. Говорю немного по французски, но читать и писать не умею.
– Какой позор! – снова пошутил Бо. – Повернись ка и дай мне разглядеть получше твою рану. – Ладони Бо сжали ее плечи. – Итак, ты – поклонница Стивена Крейна. Кто же еще тебе нравится?
– Все подряд, – с мечтательной улыбкой произнесла Кейт, поворачиваясь к Бо. – Шекспир, Марк Твен, Вальтер Скотт. – Бо осторожно раздвигал пальцами ее волосы. – Особенно я люблю Шекспира. В его стихах столько музыки!
– А что ты имеешь против двадцатого столетия? – Бо осторожно ощупывал шишку под волосами Кейт.
– Ничего. Просто в чужой стране куда проще найти классику, чем современную литературу.
– Ну все не так уж плохо, – с облегчением произнес Бо. – Голова точно не болит? – Он принялся массировать затекшую шею Кейт.
– Нет, – Кейт обнаружила, к собственному удивлению, что говорит чистую правду. Туман в голове вдруг рассеялся, боль отступила, теплый душ и сильные пальцы Бо делали свое дело – тело ее расслабилось, и боль отступила. Кейт невольно придвинулась поближе и положила голову на плечо Бо. – Все прошло.
– Вот и хорошо, – он легонько коснулся губами лба девушки. – И какая же пьеса Шекспира нравится тебе больше всего?
– «Ромео и Джульетта». Что то в ней есть такое, что трогает до глубины души. – Руки девушки, действуя словно сами по себе, обвили талию Бо. – Стихи Шекспира – словно солнечный свет, чистые и ясные.
– Как золотой дождь? – Пальцы Бо ловко находили и массировали напряженные узелки на ее шее и плечах.
– Угу, – Кейт кивнула и потерлась щекой о волосы на груди Бо, вдыхая исходивший от него запах мыла. – Мне никогда не приходило в голову подобное сравнение, но звучит очень поэтично. Золотой дождь слов. – Она прижалась еще крепче. – Мне так нравится... – Кейт осеклась вдруг, почувствовав несомненное доказательство возбуждения, овладевшего Бо. Она посмотрела вниз, и глаза ее изумленно округлились.
– А чего ты ожидала? – усмехнулся Бо. – Близость твоего чудного тела не оставила меня равнодушным. Я сгораю от желания с того момента, как вошел. Я ведь не железный.
– Извините, – пробормотала Кейт, делая шаг назад. – Я не хотела...
– Помолчи, – тихо сказал Бо, сжимая ладонями лицо Кейт. – Я не железный. Но я и не неопытный юнец. И я не собираюсь бросать тебя на пол и насиловать прямо в ванной! Я справлюсь с собой... – В глазах его снова появился задорный огонек. – Если только не будешь меня дразнить!
– Я постараюсь, – Кейт невольно улыбнулась.
Что творится на белом свете! Она спокойно стоит под душем, в чем мать родила и шутит с красивым до невозможности мужчиной, на котором надето не больше, чем на ней. Но самое удивительное, что это кажется ей вполне естественным. Какой все таки необычный человек этот Бо Лантри! Как странно сочетаются в нем жестокость и нежность, пафос и цинизм, страстность и заботливость.
– Я верю тебе, – объявил Бо, выключая воду. – Я видел, что у тебя есть сила воли. Но все таки лучше нам поскорее выбраться отсюда, чтобы не искушать тебя! – Бо помог ей выйти из душевой кабины и заботливо завернул в огромное махровое полотенце. – Беги скорее в каюту. Фен в верхнем ящике комода, розетка рядом с кроватью. – Он легонько потрепал Кейт по щеке. – И не забудь сразу надеть халат – кондиционер включен на полную мощность: иначе не сладить с духотой.
– Хорошо, – кивнула Кейт, открывая дверь ванной. Нежная забота Бо снова удивила ее. Ей было непривычно оказаться вдруг под чьим то покровительством. Ведь это она все время защищала своих друзей, тревожилась о них. И стать самой объектом чужой заботы... это было немного странно, но очень, очень приятно.
Когда Бо вышел из ванной с полотенцем вокруг бедер, Кейт сидела на кровати в его махровом халате и расчесывала волосы. Она залюбовалась его отлично развитым, мускулистым телом.
Ни грамма жира, все симметрично и пропорционально, а в играющих под загорелой кожей мускулах чувствуется скрытая сила. Кейт представила, как красив он был на льду.
– А почему вы бросили спорт? – спросила она.
Бо прошел через каюту и остановился прямо перед Кейт. Он протянул руку и намотал на палец ее темный локон.
– Я занимался фигурным катанием, пока мне нравилось. Нет смысла заниматься чем либо, если это перестало тебя заводить. Я известен своим непостоянством.
Неожиданно у Кейт болезненно защемило сердце. Конечно же, это касается прежде всего, отношений с женщиной. Властные манеры, насмешливый взгляд... Все это говорит само за себя. Но почему же ей так больно думать об этом?!
– Мне нравятся твои волосы, – говорил Бо, продолжая теребить ее локон. – Ты вся нежная и шелковистая – кожа, волосы... – Он опустил руку. – Ну, я вижу, ты уже высохла. Забирайся в постель – я гашу свет.
Кейт выключила фен и вложила его в протянутую руку Бо.
– Где вы хотите, чтобы я легла – справа или слева? – вежливо спросила она.
– Снизу, – усмехнувшись, ответил Бо. – Или сверху. Не обращай внимания, – поспешил успокоить он Кейт, брови которой поползли вверх. – Это так, мысли вслух! Ложись у стенки. Тогда я буду тешить себя иллюзией, что я загнал тебя в ловушку и ты полностью в моей власти.
– Но я действительно полностью в вашей власти, – Кейт забралась под покрывало и подвинулась к стенке.
Бо перестал улыбаться.
Он подошел к комоду и швырнул фен в открытый ящик, – И как это я забыл? – Он щелкнул выключателем, и каюта погрузилась во мрак.
Кейт смотрела на темный силуэт приближающегося к кровати мужчины. Бо остановился лишь на секунду, чтобы положить на стул полотенце. Затем Кейт почувствовала, как он ложится рядом, и глубоко вздохнула, пытаясь расслабиться.
– Иди сюда, Кейт, – тихо произнес Бо, заключая девушку в объятия. – Я хочу поласкать тебя. – Руки его гладили спину Кейт. – Не надо так напрягаться, дорогая, – он уткнулся лицом в кудряшки на ее виске. – Только поласкать. Расслабься и позволь мне делать тебе приятно. Я без ума от твоих волос, малышка. Интересно, какие они, когда отрастают подлиннее.
– Ужасные, – пробормотала Кейт, чувствуя через толстую ткань махрового халата жар его возбужденной плоти. – Они путаются от любого ветерка, поэтому я и стригусь покороче.
– Хмм, – Бо потерся щекой о ее щеку. – Пожалуй, я попрошу тебя отрастить волосы. А то у тебя слишком разбойничий вид. Впрочем, это не так уж и плохо.
– Я рада, что вы так считаете, – говорила пригревшаяся, расслабленная Кейт. – Поскольку я не собираюсь их отращивать.
– Это мы еще посмотрим. – Руки Бо скользили по ткани халата. – Эта штука чертовски грубая. Я хочу добраться до твоей нежной кожи. – Затем он со вздохом убрал руки и поудобнее устроил у себя на плече голову Кейт. – Ты ведь так устала, правда? И я должен помнить об этом, если не хочу оказаться не лучше того негодяя, ударившего тебя по голове. Спи, Кейт.
– Но если ты предпочел бы...
– «Заняться этим»? – перебил ее Бо. – Разумеется, я предпочел бы! Но иногда во мне просыпается дух благородства плантаторов Юга. Причем всегда в самое неподходящее время.
– Но я обязана...
– Кейт, милая Кейт, засыпай, пожалуйста. – Рука его гладила волосы девушки. – Я и так прекрасно знаю, что ты готова предоставить в мое распоряжение свое нежное тело...
– Хорошо, – прошептала Кейт. События сегодняшнего вечера вдруг разом напомнили о себе. Она почти засыпала, уткнувшись в грудь Бо.
Неожиданно из пелены сна выплыло смутное, но настойчивое воспоминание.
– А кто такой дядя Джордж?
– Что?
– Дядя Джордж, – пробормотала Кейт. – Вы говорили, что Деспар напомнил вам какого то дядю Джорджа.
– Да так, ничего особенного. Один из моих многочисленных родственников. Я не вспоминал этого старого негодяя лет десять, пока не увидел сегодня Деспара. – Бо замолчал, и Кейт уже почти успела заснуть, когда услышала вдруг его тихий смешок. – Господи, если бы Дэниэл видел меня сейчас!
– Дэниэл? – сонно переспросила она.
– Он смеялся бы от души! Обсуждать с обнаженной женщиной под душем Шекспира и Марка Твена, а потом лежать с ней рядом в постели с помыслами чистыми, как снег на горных вершинах!
– Вы с Дэниэлом старые друзья?
– Мы пережили вместе несколько передряг. После такого невольно становишься ближе друг другу.
– У него немного странная внешность. Наверное, именно так выглядел Харон.
– Харон?
– Ну, лодочник из древнегреческих мифов. Который переправлял души умерших через Стикс.
– Ах, этот, – в голосе Бо слышался сдерживаемый смех. – Извини, что не уловил аллегории. Может, воды Карибского моря вокруг Кастеллано и напоминают тебе реку в царстве мертвых, но, боюсь, Дэниэл вряд ли будет польщен таким сравнением. А где же ты прочла столько книг? В школе?
Кейт сонно покачала головой.
– Я никогда не ходила в школу. Я прочла все это в своей энциклопедии.
– Никогда не ходила в школу? – нарочито ровным голосом переспросил Бо.
– Во всяком случае, после семи лет. Мы так часто переезжали. – Лучше бы он перестал задавать вопросы, ей так хотелось спать. – Джеффри купил мне несколько томов энциклопедии и заставлял изучать по пятнадцать страниц в день, пока я не прочла их все. Джеффри сказал, что это ничуть не хуже какой нибудь дурацкой старой школы.
– Он так сказал? – голос Бо стал рассерженным. – У твоего Джеффри, похоже, куча разных теорий по поводу того, что для тебя хорошо, а что плохо. – Теперь ему многое стало понятным. – А ты всегда делаешь то, что он тебе говорит?
Но Кейт уже спала, уткнувшись лицом ему в грудь.
Боже правый! Энциклопедии! Мифология, классика, миллионы фактов без интерпретации. И девочка с бешеной тягой к печатному слову, жадно глотающая эти факты. И тут его пронзила неожиданная догадка. Феминизм! Она не знала это слова.
Он потряс девушку за плечо.
– А эти твои энциклопедии, Кейт... какого они были года издания?
– Что? – сонно переспросила девушка.
– В каком году увидели свет эти твои энциклопедии?
– А... В тысяча девятьсот шестидесятом.
– Черт меня побери! – Бо медленно опустил голову на подушку, глядя в темноту прямо перед собой.
Утреннее солнце блестело на поверхности волн, и океанская гладь переливалась до самого горизонта. Утро было свежим.
Джеффри Бренден стоял у поручней на палубе корабля, и легкий морской ветерок трепал его седоватые волосы. Вчерашние события не могли не оставить свой след на его облике, но карие глаза его были живыми и веселыми.
– О, мой великодушный спаситель, – он, улыбаясь, протянул руку Бо. – Хулио сказал, что благодаря вам я не валяюсь сейчас с перерезанным горлом. – Джеффри поморщился и потер висок. – Мне очень жаль, но я ничего не помню. Похоже, перебрал вчера вечером.
– Да уж, перебрали, – сухо согласился с ним Бо, оглядывая пустую палубу. – А где же ваш друг Родригес?
– Он с капитаном – завтракает вместе с командой. А я даже на кофе не могу сегодня смотреть. – Губы Брендена болезненно скривились, он рассеянно окинул взглядом высокие мачты. – Какое у вас красивое судно, мистер Лантри. Я всегда хотел иметь корабль.
– Почему же вы не купили его? – саркастично спросил Бо. – По словам Кейт, вы – нечто вроде современного Фрэнсиса Дрейка, а значит, корабль годится вам куда больше самолета.
– Я – контрабандист, – просто сказал Джеффри. – Кейт всегда облагораживала мою деятельность разными романтическими байками, но я никогда не забывал, кто я, – он печально улыбнулся. – Особенно последнее время. Да и Деспар ткнул меня носом в эту горькую истину.
– Не только вас, но и Кейт. Зачем вы втянули ее в свою нелегальную деятельность?
– Я никогда ни во что ее не втягивал, – виновато возразил Джеффри, – Кейт всегда оставалась в стороне.
– А власти считают так же?! Скорее всего Кейт сочтут соучастницей. И, судя по событиям прошлой ночи, в стороне от вашего «бизнеса» она не держится.
Бренден гордо выпрямился.
– Кейт – упрямая маленькая обезьянка! Если она что то решила – пиши пропало. Бросается в омут с головой, и плевать ей на последствия. А в детстве она любила играть в защитницу и часто говорила: «Не волнуйся, Джеффри. Все будет хорошо. Я все устрою». – Джеффри облокотился о поручни и стал смотреть на воду. – И знаете что? Чаще всего так оно и было.
– Как я понял, вы давно знаете друг друга, – заметил Бо. – Кейт сказала, что вы друзья. Как вы оказались вместе?
– Мать Кейт была американкой. Она пела в ночном клубе в Рио де Жанейро. – Джеффри пожал плечами. – Мы прожили вместе около года. А потом Салли решила поискать лучшей доли. В один прекрасный день, когда я был в Сантьяго, она собрала вещи и смоталась, оставив мне Кейт.
– Замечательно, – процедил сквозь зубы Бо. Он испытывал сейчас ту же ослепляющую ярость, что и вчера вечером, когда охранник Деспара ударил Кейт по голове. – Наверное, она просто забыла дочку, как забывают пару старых ботинок.
– Салли вовсе не была такой уж плохой, – возразил Бренден. – Просто она оказалась не приспособленной для материнства. Не знала, что ей делать с семилетней девчушкой. Я тоже сначала не знал.
– И вы не стали долго раздумывать, – медленно произнес Бо. – Просто таскали ее за собой по всему Южному полушарию. Вы даже не отдали ее в школу!
– А куда бы я ее дел? В этой стране нет интернатов для детей сирот. Если б она не погибла, то попала бы к людям Деспара. А образование все таки я ей дал. Такое, какое мог. И с ее умом и любознательностью она знает не меньше всех этих выскочек из модных колледжей.
– Не сомневаюсь – если речь идет о событиях до шестидесятого года. А как насчет того, что случилось на ее веку? Освоение космоса, война во Вьетнаме, феминизм, убийство Кеннеди?
–Послушайте, а с какой стати, собственно, вы все это мне говорите?! – Бренден сердито впился глазами в лицо Бо. – Я благодарен вам за спасение, но по какому праву вы ведете себя словно опекун Кейт?
– Я вижу, она действительно нуждается в опеке. Кстати, вас совсем не волнует, где же Кейт?
– Конечно, волнует. И где же она?
– Когда я видел ее в последний раз, она спала. – Бо намеренно выдержал паузу. – В моей постели.
В глазах Брендена мелькнуло что то похожее на боль, но он тут же сделал лицо непроницаемым и отвернулся.
– Понимаю, – сдавленно произнес он.
Бо дал, наконец выход клокочущей внутри его ярости:
– И это все, что вы можете сказать о юной девочке, которая рисковала ради вас жизнью и согласилась стать моей почти рабыней в обмен на ваше спасение?!
Джеффри по прежнему не смотрел на него.
Бо глубоко вздохнул и попытался взять себя в руки.
– А что, собственно, я так разволновался. Если так называемых друзей Кейт не волнует, что она продалась мне ради их же блага, почему это должно беспокоить меня. – Но это беспокоило его. И при мысли об этом Бо раздражался еще больше. – Бренден наконец шевельнулся.
– Да уж не вам упрекать нас с Хулио в плохом отношении к Кейт! Ведь именно вы, а не кто другой, приняли эту ее жертву! Да если б я был трезв, ни за что не пустил бы ее в такую переделку!
– Но вы не ворвались в мою каюту, чтобы вырвать Кейт из объятий гнусного развратника! – саркастически заметил Бо.
– Не ворвался, – согласился Бренден. – Потому что решил, что так будет лучше для Кейт. Видите ли, у меня было время кое что обдумать, с тех пор, как я пришел в сознание...
– И о чем же вы подумали, позвольте полюбопытствовать? – иронично спросил Бо.
Джеффри повернулся к Бо и посмотрел ему в лицо.
– О будущем Кейт, представьте себе. Вы ведь так хорошо только что объяснили мне, каким плохим защитником я был для Кейт. Вот и я тоже думал, что, может быть, настало время дать кому то другому испытать себя в этой роли?!
Бо был вне себя от удивления.
– И вы готовы доверить эту роль мне, первому встречному, которого даже еще не видели, когда обдумывали эту свою фантастическую идею?!
– Да, я не видел вас в тот момент. Но не так много на свете людей, которые бороздят на корабле морские просторы, ввязываясь в истории вроде той, что началась вчера в баре Альвареса. А с той минуты, как вы меня увидели, вы читаете мне лекцию о дурном обращении с Кейт. Вряд ли такой человек, как вы, намерен поступить с ней еще хуже. – Джеффри внимательно смотрел на Бо. – А когда вы устанете от Кейт, мне кажется, вы будете щедры. Судя по тому, что удалось разузнать Хулио, вы – очень богатый человек. Вы наверняка позаботитесь о том, чтобы Кейт не бедствовала, расставшись с вами.
– Не рассчитывайте на это.
– Я давно уже научился ни на кого не рассчитывать. Но трудно распрощаться с надеждой, – неожиданно Бренден показался Бо куда старше, чем на первый взгляд. – Особенно когда речь идет о Кейт. – Джеффри помолчал, снова облокотившись на поручни и глядя перед собой. Затем тихо сказал: – Я так хочу, чтобы ее жизнь удалась. Она всегда столько отдавала тем, кто ее окружал. Но ей, конечно же, не увидеть ничего хорошего, пока жизнь ее связана с моей. Вот вчера ночью – ее ведь могли убить. Деспар не из тех, кто ходит окольными путями, – он сразу хватает свою жертву за горло.
– Как приятно потревожиться, когда опасность миновала. Кстати, кто же был причиной происшедшего?! Частенько, наверно, вас мучают подобные приступы совестливости задним числом, – резюмировал Бо.
– Наверное, я стал слишком стар, чтобы и дальше дурачить самого себя. Время прекрасно излечивает нас от иллюзий. – Губы Джеффри болезненно скривились. – И оно хорошо умеет превращать отважных пиратов в потасканных пожилых уголовников. В общем, я решил покончить с пустыми мечтами. Я собираюсь встать на путь истинный.
– Что вы называете путем истинным? – поинтересовался Бо.
– На Санта Изабелле – острове недалеко отсюда – есть симпатичная вдовушка, владеющая кофейной плантацией. Последние пять лет я заглядывал к ней время от времени. – Джеффри улыбнулся каким то своим воспоминаниям. – Она, конечно, ничего не знает ни о пиратах, ни о контрабандистах. Леди Мариана... практичная женщина. Но очень, очень меня любит. Почему бы вам не высадить меня на Санта Изабелле? Посмотрим, захочет ли милая вдовушка принять меня на более длительный срок.
– А какие планы у вашего друга Хулио?
Бренден покачал головой.
– Он ни за что не оставит Кейт. Парень, конечно, привязан ко мне, но Кейт – он живет на этом свете ради нее. Так было всегда, с тех пор как она вызволила его от партизан в Эль Сальвадоре. Это было четыре года назад.
– Вызволила от партизан? Но Кейт сказала мне, что Хулио всего восемнадцать? Значит, четыре года назад парню было четырнадцать?
Бренден кивнул.
– Партизаны рыскали по окрестным деревням и каждого дееспособного мужчину «призывали» в свою армию. – Он угрюмо поджал губы – У них свои понятия о призывном возрасте. Многим ребятам не было и одиннадцати. А Хулио уже тогда был крупным малым, так что он был первым кандидатом. К тому времени он уже месяца три выполнял для нас всякую мелкую работенку – бегал по магазинам, готовил, – и Кейт успела к нему привязаться. Она была в ярости, когда узнала, что с ним произошло.
– И она отправилась за Хулио. – Это было утверждение, а не вопрос. Разве можно было ожидать от Кейт чего то другого?
– Мы отправились за ним вместе. И чуть не лишились голов. В конце концов нам пришлось убегать под пулеметным огнем. Причем Кейт заставила меня покинуть страну. Она не была уверена в том, что у нас не будет проблем с местными властями. – Он покачал головой. – Жаль. Пришлось отменить одну чертовски интересную операцию, которую я как раз готовил.
– Вот уж не повезло! – с иронией заметил Бо. – Думаю, в странах, охваченных революциями, на специалистов вашей профессии большой спрос.
– Ну да, – согласился Джеффри. – Вся эта кутерьма... – Он вдруг резко выпрямился. – Пожалуй, пойду разыщу капитана Сайферта и попрошу его взять курс на Санта Изабеллу! – Он вопросительно посмотрел на Бо. – С вашего разрешения, разумеется. Бо кивнул.
– Я обещал, что доставлю вас, куда пожелаете. Это было частью нашего соглашения с Кейт. Бренден резко остановился.
– Кстати, по поводу вашей знаменитой сделки, мистер Лантри. Что сделано, то сделано. Кейт всегда сама принимает решения. Но если ей будет плохо, то я найду способ ей помочь.

Глава 4

Глаза слегка пощипывало от едва сдерживаемых слез, когда Кейт глядела на Джеффри, спрыгнувшего со шлюпки и быстро уходящего прочь по набережной. Он выглядел таким одиноким! Она подождала, пока фигура его скроется за углом какого то портового склада, и лишь затем обернулась к стоящему рядом Бо.
– Знаете, у него будут большие проблемы, – ее голос дрожал. – Джеффри будет куда тяжелее вести оседлый образ жизни, чем он сейчас думает.
– Мне показалось, что он давно готовился к этому шагу. В чем же будут проблемы? – спросил Бо.
– Джеффри всегда был таким независимым, – Кейт поспешно закусила губу, чтобы не разрыдаться. – Ему не понравится чувствовать, что он зависит от Марианы материально. – Кейт помолчала, затем решительно вздернула подбородок. – Придется мне что то предпринять по этому поводу.
– В самом деле?! И почему меня прошиб вдруг холодный пот? – с сарказмом сказал Бо. – Могу я поинтересоваться, что именно ты намерена предпринять?
– Но не могу же я позволить Джеффри уйти просто так, не будучи уверенной, что он найдет свое счастье! – Ну как ей убедить в этом Бо? Кейт казалось, что они с Джеффри подружатся. Джеффри умел располагать к себе людей, даже если они не одобряли его образ жизни. Бо же, по какой то непонятной причине, относился к Джеффри Брендену с холодной неприязнью. – Джеффри хорошо было бы организовать свое дело. Он, например, очень хороший пилот и может сесть на клочок земли в любом труднодоступном месте.
– Да уж, в этом у него явно большой опыт, – с издевкой произнес Бо. – Но я никак не пойму, к чему же ты клонишь?
– Санта Изабелла была бы прекрасным местом для организации чартерной компании. На острове много богатых плантаторов, недавно там построили отель класса «люкс». Есть только одна трудность – мы оставили «Сессну» на Кастеллано. Мне придется вернуться обратно и забрать самолет.
– Что?! – оторопел Бо.
– Но ведь Джеффри необходим самолет, чтобы начать дело. Надо только переправить его из Кастеллано на плантацию Марианы. – Кейт говорила быстро быстро, стараясь не глядеть на Бо. – Это не займет много времени. Вы можете высадить меня и плыть обратно к Санта Изабелле. Как только я доставлю самолет, вы сможете послать за мной шлюпку.
– Неужели? – подчеркнуто спокойным тоном произнес Бо. – Так ты уже все спланировала. Наверное, ты тоже умеешь водить самолет и сажать его в труднодоступных районах.
– Я неплохо справляюсь с машиной, – подтвердила Кейт. – Конечно, не так, как Джеффри. Я ведь летаю с четырнадцати лет. А вот Хулио начал всего два года назад, но уже добился больших успехов. Джеффри никогда не брал нас с собой на дела, но мы перегоняли иногда самолет с места на место.
– Если Бренден часто бывал в таком состоянии, как вчера вечером, то я понимаю, почему, – не удержался от колкости Бо.
– Джеффри никогда не пил так много, – заступилась за друга Кейт. – Это в последнее время он стал...
– Меня совершенно не волнуют вредные привычки твоего друга, – перебил ее Бо. – Меня так же не интересуют описания его подвигов за штурвалом самолета. Я, как ни странно, озабочен сейчас совсем другим – твоим безумным желанием вернуться на Кастеллано.
– Это вовсе не безумие, – Кейт не собиралась сдаваться. – Джеффри понадобится самолет, но он лишился его по моей вине. Я не продумала заранее, как нам всем троим улететь с Кастеллано на «Сессне», – девушка вздохнула. – Я действовала чересчур импульсивно.
– А сейчас ты действуешь не импульсивно? – взорвался Бо. – Господи, да ты только вчера уничтожила миллионный груз наркотиков Деспара, не говоря уже о том, что огрела его по голове бутылкой бурбона. Ты сама говорила мне, что у него в кулаке правительство Кастеллано. Да тебя уже разыскивают всеми силами! И ты спокойно сообщаешь мне, что должна вернуться на этот благословенный остров, чтобы вызволить имущество Джеффри Брендена?! Да ты просто сумасшедшая!
– Не волнуйтесь. На сей раз я не собираюсь впутывать вас в это дело, – успокоила его Кейт. – Надо только высадить меня на Кастеллано и подобрать на Санта Изабелле. – Она с серьезным видом посмотрела на Бо. – Наше соглашение будет выполнено. Просто сначала мне необходимо вернуть самолет.
– Я уже знаю, что ты скорее дашь перерезать себе горло, чем нарушишь данное слово, – процедил сквозь зубы Бо. – И престань меня «защищать». Если тебе это необходимо, играй в добрую мамочку Джеффри Брендена, я сам способен о себе позаботиться, – он глубоко вздохнул. – И о тебе тоже. Поскольку на должность твоего опекуна нет других кандидатов, я могу считать себя избранным. И я не отпущу тебя обратно в Марибу! Для тебя это было бы равносильно самоубийству.
– Но это совсем не так опасно, – не уступала Кейт. – Я ведь не прошу вас приставать к берегу в порту Марибы. Самолет спрятан на противоположной стороне острова. Там почти никто не живет. «Сессна» находится в джунглях. Мы замаскировали ее ветками. – Девушка грустно усмехнулась. – На Кастеллано можно быть спокойным за свое имущество, только если никто не знает, где оно находится. Остров служит транзитным пунктом при переправке наркотиков, так что яхты и самолеты – самые распространенные объекты захвата. Самолет всегда заправлен и готов к вылету, так что я буду в небе не больше чем через час после того, как меня высадят на берег. Сами видите – это абсолютно безопасно.
– Если это так безопасно, почему нам не высадить на берег Хулио и не поручить это ему? – вкрадчивым голосом предложил Бо. – Ты ведь только что рассказывала мне, что он – отличный пилот.
Черт побери, именно этого и боялась Кейт!
– Ну, как вам сказать. Нельзя совсем исключить, что Деспар выяснил, кто спас нас от его гнева, и велел искать самолет по всему острову, – с неохотой признала она. – В Марибе не так много американцев. Он быстро сообразит, что мы уплыли с Кастеллано на твоей шхуне. А значит, самолет остался без охраны, и на него можно наложить лапу. – Кейт перевела дух. – Если только он сумеет найти самолет.
– Так ты не хочешь рисковать Хулио, но готова сунуть в петлю собственную шею! – Возмущению Бо не было предела. – Может, у тебя суицидальный психоз?
– За это отвечаю я, а не Хулио, – упрямо продолжала Кейт. – Джеффри мой друг, и ему необходима моя помощь, – она, не моргнув, выдержала взгляд Бо. – Он помог мне, когда я нуждалась в помощи. И я обязана поступить так же.
Бо почувствовал, что больше не может на нее сердиться, но он по прежнему был в отчаянии.
– Снова долги, – за этим последовало весьма отчетливо произнесенное ругательство. Затем Бо повернулся к капитану, который беседовал неподалеку с одним из матросов. – Дэниэл! – прокричал он. – Как только вернется эта чертова шлюпка, бери курс на Кастеллано.
В голубых глазах Сайферта не отразилось и тени удивления.
– Опять? – сказал он. – Что ж, на этот раз я, похоже, смогу обойтись без навигационных карт.
– Очень смешно! – угрюмо откликнулся Бо и снова повернулся к Кейт. – Надеюсь, с твоей «Сессной» действительно все в порядке. Мы приплывем на Кастеллано с рассветом, и нам надо убраться оттуда не позже чем через час.
– Нам? Но я же сказала...
– Нам! – с нажимом повторил Бо. – И, будь я на твоем месте, я не стал бы спорить. Я и так вне себя. С трудом борюсь с искушением послать все к чертовой матери и приказать Дэниэлу плыть в Тринидад.
– С «Сессной» все в порядке, – медленно произнесла Кейт, не сводя глаз с лица Бо. – Но почему вы все таки не отдали Дэниэлу такой приказ?
– Потому что ты нашла мое больное место – я тоже считаю, что долги надо платить, черт побери. – Он сердито отвернулся. – Пойду драить палубу – я должен дать выход своей злости!
И он направился к капитану, бормоча на ходу:
– Иногда мне кажется, что лучше бы я и дальше пил горькую.
– Минут через десять мы увидим лагуну, о которой ты говорила, – Дэниэл остановился на палубе рядом с Кейт. – И пока что на берегу не видно никого, похожего на полицейских Кастеллано. Кажется, здесь можно наконец пристать к берегу.
Кейт внимательно поглядела на Дэниэла. В шортах цвета хаки, с обнаженным загорелым торсом, он еще больше, чем обычно, напоминал отчаянного пирата.
– Вас, кажется, не слишком волнует возможный конфликт с властями? – спросила девушка. – Привыкли к таким мелочам?
Глаза Дэниэла задорно сверкнули.
– Ну, скажем так, некоторый опыт имеется. Я ведь не всегда был капитаном корабля, предназначенного для удовольствий богатого повесы.
– Я так и поняла с первого взгляда. – Кейт не лгала – она действительно сразу почувствовала за шутливой легкостью капитана сдержанность сильной личности. – Что же вас заставило заняться этим сейчас?
Пожав плечами, Дэниэл присел рядом с Кейт, скрестив по турецки ноги. На левом бедре Сайферта виднелся длинный белый шрам с рваными краями – все как положено пирату. От Дэниэла не укрылось, куда направлен взгляд Кейт.
– Не очень красиво, да? – капитан, поморщившись, провел пальцем вдоль шрама. – Что же вы хотели, никогда в жизни до этого я ничего не зашивал.
– Так вы зашивали себя сами? – Глаза Кейт удивленно расширились.
– Больше это некому было сделать. Я был один в жалкой землянке посреди пустыни. Я сразу понял, что если не закрою рану, то получу заражение крови, прежде чем Клэнси успеет вызволить меня. Едва удалось уговорить пленивших меня негодяев дать мне иголку с ниткой. Кстати, я оказался прав. В этой жутко тесной и душной комнате мне пришлось провести целых полгода.
Кейт, как зачарованная, смотрела на капитана. Судя по всему, жизнь Дэниэла Сайферта была куда богаче событиями, чем она могла себе представить.
– Какой ужас! А где находилась эта пустыня? И что помешало вашему другу Клэнси вызволить вас раньше?
– В Седикане, – быстро ответил Дэниэл. – А Клэнси Донахью не был моим другом – он был моим боссом. Он – глава службы госбезопасности Седикана. – Сайферт вдруг улыбнулся, сверкнув своими безукоризненно белыми зубами. – Ну да, он вызволил меня в конце концов и расправился с повстанцами, которые засадили меня в эту душегубку. Клэнси всегда заботится о своих людях – даже если для этого приходится очистить от повстанцев целый район.
– Но вы говорите в настоящем времени, – заметила Кейт. – Разве сейчас вы работаете не на Бо?
Дэниэл удивленно заморгал.
– Я никогда не думал об этом как о работе. Просто какое то время назад мы познакомились и с тех пор вместе путешествуем. Но вернусь в Седикан, как только буду готов. Это – вопрос времени.
– Думаю, вам лучше подольше оставаться с Бо Лантри, – скептически заметила Кейт. – Судя по всему, мистер Донахью не слишком хорошо обеспечивает безопасность своих служащих.
– Вот тут ты права, – усмехнулся Сайферт. – Но этого нельзя также сказать и о Бо. Что касается меня, я люблю время от времени участвовать в рискованных приключениях. И Бо в этом смысле ничуть не хуже Клэнси – вот почему я не тороплюсь обратно в Седикан, хотя уже оправился от болезни.
– Вы были больны? – переспросила Кейт, но тут взгляд ее снова упал на шрам. – Ах да, конечно, ваша нога.
Дэниэл покачал головой:
– Нога зажила очень быстро. Когда Клэнси вытащил меня из землянки, я был уже почти как новенький. – Кейт заметила, как напряглись вдруг руки Дэниэла, сжимавшие согнутые в коленях ноги. – А вот нервы мои были не в порядке. Шесть месяцев в комнате, размерами чуть чуть превышающей гроб, – от этого можно спятить. Клэнси сразу понял, что на какое то время я не гожусь для нашей работы. Тогда он перевел на мой счет просто неприличную сумму денег и объявил, что отправляет меня в отпуск, чтобы я мог отдохнуть. Где нибудь, где нет четырех стен, – взгляд капитана рассеянно блуждал вдоль линии горизонта. – Несколько лет назад я был капитаном одной из яхт Бен Рашида – правителя Седикана, и я сразу вспомнил, где мне найти такое место. – Он набрал полные легкие соленого морского воздуха. – Видит бог, мне действительно необходимо было насладиться свободой/ – Но сейчас с вами все в порядке, – осторожно заметила Кейт. Откровения Дэниэла по поводу его авантюрного прошлого должны были бы отвратить ее от этого человека, но ничего подобного почему то не произошло. От Дэниэла исходило удивительное ощущение силы и простоты, которое успокаивающе действовало на Кейт. – Но вам ведь не обязательно возвращаться в Седикан, если не хочется?
– Но в том то и дело, что я хочу вернуться, – Дэниэл расслабился и неожиданно улыбнулся Кейт. – Но почему бы и нет? Помимо того, что я люблю приключения, есть еще один немаловажный фактор. Лейтенанты Донахью становятся очень богатыми людьми за удивительно короткое время. А пожив бок о бок с Бо, я научился ценить власть, которую дают деньги.
– Как же вам это удалось? – спросила Кейт. – Ведь жизнь на судне отличается простотой и скромностью.
– Не обманывай себя, – Дэниэл скривил губы. – Может быть, в открытом море мы и возвращаемся к вечным ценностям, но стоит зайти в любой порт – и снова понимаешь, что такое деньги. Корпорация Лантри – одна из самых могущественных в мире. Стоит только Бо сойти на берег – и все тут же бегут перед ним расшаркиваться. Вот почему он предпочитает вести себя как можно незаметнее.
– Незаметнее?! – изумилась Кейт. Перед глазами ее встала картина: Бо впрыгивает через окно на склад наркотиков с горящими факелами в руках. – Что то я не увидела в нем особенной скромности!
Сайферт улыбнулся.
– Я не совсем верно выразился. Он старается поменьше общаться со светским обществом стран, которые мы посещаем. Во всем остальном его никак не назовешь скромным – тут ты права. Да и трудно было бы ожидать от него этого. Бо ведь рано лишился родителей. Из за огромного состояния, оставленного ему отцом, все его родственники просто мечтали получить над ним опекунство. Так что, едва начав ходить, он уже имел возможность узнать, насколько ценен для этого мира. – Улыбка, игравшая на губах капитана, показалась Кейт несколько циничной. – Вернее, насколько ценны для мира его деньги.
– Наверное, такое отношение испортило бы кого угодно, – задумчиво произнесла Кейт.
– Бо вовсе не так уж испорчен. – Улыбка Сайферта вдруг погасла. – Ты совсем еще не знаешь его. Конечно, как и любой мужчина, он время от времени потакает своим слабостям. Воз можно, Бо чаще других делает то, что ему заблагорассудится, но за все надо платить, и он никогда не пытался занизить цену. – Теперь капитан выглядел на удивление серьезным. – Я говорю не о деньгах. Когда растешь богатым, трудно не сойти с пути истинного. Тебе известно, что Бо Лантри был алкоголиком?
– Быть не может! – Кейт была в шоке от подобной новости.
– Он покончил с этим несколько лет назад, но, когда проходишь через такое, трудно остаться невинным юношей. Так что за фасадом плейбоя скрывается сильная личность – в этом можешь не сомневаться.
– Неудивительно, что вы так хорошо ладите. – Синие глаза Кейт стали вдруг влажными. – Родственные души, у обоих – богатый жизненный опыт.
– Что ж, мы действительно обнаружили, что чем то похожи, когда познакомились, – признался Дэниэл. – Оба прошли огонь, воду и медные трубы, оба искали чего то в этой жизни. Я то знал, чего хотел – мира, покоя, чистоты. А Бо понятия не имел, что именно ему нужно.
– «Искатель», – задумчиво произнесла Кейт. – Вот почему корабль называется «Искатель». Сайферт кивнул.
– Это я назвал его так. Бо как раз купил шхуну, когда мы познакомились с ним в Майами. И сказал: пусть название придумает капитан. Ему было все равно – он поставил только одно условие: чтобы названием не стало имя одной из его бывших любовниц. Бо не хотел, чтобы одна из этих женщин решила, будто значила в его жизни больше других. Думаю, ему пришлось в свое время тряхнуть мошной, избавляясь от этих леди.
– Кажется, так и есть, – Кейт вспомнила заявление Бо о том, что он даст ей возможность передумать относительно компенсации, которую она надеется получить за свои услуги. – Сколько же корыстных женщин прошло через его жизнь, прежде чем он стал таким циником? Дэниэл пожал плечами – В общем, ему все равно было, как я назову корабль. «Искатель» так «Искатель». – Капитан вдруг на секунду задумался. – Иногда мне кажется, что Бо ищет чего то действительно важного в его жизни.
Кейт с улыбкой покачала головой.
– По нему не скажешь, что он не доволен жизнью. Энергия в нем бьет ключом. Эмоции тоже, – девушка вдруг наморщила носик, увидев поднимающегося на палубу Бо. – Впрочем, сейчас я, кажется, стану объектом выплеска его эмоций. И не самых положительных.
– Я заметил, что он раздражен немного, – подтвердил Сайферт. – И очень удивился. Обычно Бо с нетерпением ждет возможности поиграть в прятки с вашими местными рэкетирами. Его любимое занятие в скучный вечер.
– Не знаю, – угрюмо заметила Кейт. – Мне не показалась, что наше приключение вызвало у него прилив энтузиазма.
– Действительно не вызвало, – признался капитан, задумчиво вглядываясь в лицо девушки. – Он был зол, как взбесившаяся акула, и, пожалуй, чем то встревожен. Это весьма необычное для него состояние. Бо считает, что беспокойство о будущем – пустая трата времени.
Кейт только вздохнула в ответ.
– Если все это так ему не нравится, лучше бы он дал мне сойти на берег одной.
– Не сомневаюсь, ты была бы в восторге от такого решения, – угрюмо заметил подошедший к ним Бо. Он тоже был без рубашки, и рельефные мускулы обнаженных груди и плеч переливались в лучах заходящего солнца. – Ты ведь обожаешь играть в искательницу приключений. И ты уверена, что всегда сможешь вот так безнаказанно устраивать разные штучки вроде той, что ты отколола вчера в баре Альвареса. Если Деспар когда нибудь до тебя доберется, тебе не жить. – Бо поджал губы – Впрочем, ты умрешь не сразу – сначала тебя изнасилуют по очереди все его головорезы.
Наступила пауза, заполняемая только шумом двигателей и плеском волн.
– Ты готова рисковать жизнью из за какого то чертова самолета, – резко продолжал Бо. – Я куплю тебе новую «Сессну», я куплю тебе «Лиар», только откажись от своей затеи! Считай это чем то вроде медицинской страховки работодателя.
Все существо Кейт пронзила вдруг такая острая боль, что девушке пришлось отвести взгляд, чтобы Бо ничего не заметил.
– Я ведь уже сказала, что не хочу никаких подарков, – сдавленно произнесла она. – Я просто хочу вернуть Джеффри его самолет.
Бо пробормотал себе под нос какое то ругательство. Дэниэл удивленно присвистнул.
– Тогда пошли на берег спасать проклятую собственность Джеффри, – сердито произнес Бо и повернулся к Дэниэлу. – Не думаю, чтобы ты заметил это, ослепленный обществом нашей очаровательной Кейт, но мы подошли достаточно близко к берегу, чтобы спустить шлюпку. Если тебе, конечно, не трудно.
– Ничуть не трудно, – Дэниэл лениво поднялся на ноги, стараясь показать всем видом, будто не замечает раздражения Бо. – Всегда рад быть тебе полезным, Бо.
Тот только фыркнул в ответ.
– Всегда, когда тебе это удобно.
– Ну, это само собой разумеется. – Глаза Сайферта весело сверкнули. – Какое счастье, что сейчас именно такой случай.
И он пошел к рубке с удивительной для такого крупного мужчины грацией.
Но, сделав всего несколько шагов, Дэниэл остановился и присвистнул, глядя на линию горизонта.
– Кажется, нам придется на время забыть о шлюпке, – сказала он. – У нас скоро будут гости.
Кейт резко вскочила на ноги, сердце ее тревожно забилось. Проследив за направлением взгляда Сайферта, она с шумом выдохнула воздух. К ним приближался катер защитного цвета.
– Кажется, местные пограничники, – пробормотал капитан и взглянул на Бо. – Хочешь, чтобы я от них оторвался?
– А у нас есть шанс?
– Мизерный, – Дэниэл внимательно следил за катером, прикидывая в уме скорость его движения.
Бо пожал плечами.
– Тогда придется пустить их на борт. Самое страшное, что они могут сделать, это арестовать судно. А с этим Корпорация уж как нибудь справится. Вопрос времени.
– Хулио! – отчаянный крик Кейт заставил Хулио вздрогнуть. Через минуту он уже был рядом, хотя до этого находился в дальнем конце палубы. – Поторопись, Хулио, – на ходу прокричала Кейт, подбегая к борту, обращенному к берегу. Если повезет, мачты скроют их от глаз офицеров на катере, которые наверняка наблюдают за судном в бинокль. – Они не смогут убежать от пограничников, – быстро говорила Кейт, снимая теннисные туфли. – Им придется дать арестовать «Искатель».
Хулио тихо выругался и тоже стал снимать обувь.
Бо и Дэниэл подбежали к борту. Бо выглядел еще более разгневанным.
– Что вы делаете, черт побери! – прорычал он. – Вам нечего бояться! Я сумею вас защитить. Корпорация Лантри может купить Кастеллано со всеми потрохами.
– Он прав, Кейт, – вставил свое слово капитан. – Мне уже приходилось не раз это наблюдать. Бо надавит на нужные экономические рычаги, и мы свободно поплывем домой.
– Вы свободно поплывете домой, – угрюмо поправила его Кейт, перелезая через поручни. – Вас не так трудно будет вызволить из клещей местной бюрократии. Что же касается меня и Хулио – тут все гораздо сложнее. – Она попыталась улыбнуться Дэниэлу. – Не волнуйтесь за нас. До берега совсем близко, а мы оба – отличные пловцы. Прыгай, Хулио.
Парнишка быстро перемахнул через поручни и прыгнул вниз. Бо схватил Кейт за плечи, удерживая ее.
– Нет! Это сумасшествие! Я ведь сказал, что смогу вас защитить!
– Пусти меня! – Кейт отчаянно отбивалась. – Знаешь, что происходит на Кастеллано с женщиной, которая попадает в тюрьму? Групповое изнасилование, которым ты пугал, покажется невинным развлечением!
– Неужели я отдам им тебя?!
– Тебе придется это сделать, – глаза Кейт лихорадочно блестели. – Та защита, в которой ты так уверен, не срабатывает для таких, как мы с Хулио.
– Но почему, черт возьми?
– Потому что у нас нет родины, которая защитила бы нас. Нас можно просто запереть и выбросить ключи. – Бо по прежнему непонимающе смотрел на Кейт, а катер между тем подплывал все ближе. – Потому что у нас нет паспортов, неужели не понятно?
– Что? – Бо невольно ослабил хватку, Кейт тут же вырвалась и спиной полетела вниз.
– Нет паспортов! Но как можно мотаться по всему Карибскому побережью без паспортов? – Быстро скинув ботинки, Бо перелез через поручни. Головы Хулио и Кейт виднелись над водой в нескольких ярдах от корабля. – Этого следовало ожидать! С этой женщиной все не так, все у нее не слава богу, ну хоть бы что нибудь было разумно и правильно!
– С каких это пор тебя стало привлекать разумное и правильное? – спросил Дэниэл, удивленно приподняв одну бровь. – Как я понимаю, ты собираешься броситься за ней?
– А что мне остается? Неизвестно, какую еще передрягу она попадет. Боже правый, нет паспорта!
– Оставишь какие нибудь инструкции или мне разбираться с властями на свое усмотрение?
– Прикрой нас, – быстро проговорил Бо. – Говори, что ты высадил всех четверых на Санта Изабелле. Я попытаюсь связаться с тобой, прежде чем Корпорация вызволит тебя с Кастеллано, но, если не сумею, веди корабль к Санта Изабелле – мы будем ждать тебя там.
– Хорошо, – Дэниэл сгреб в охапку оставленную на палубе обувь и быстрым движением выбросил за борт. – Нам ведь не нужны улики, не так ли? Счастливого плавания.
– Большое спасибо, – в тон ему произнес Бо, отпуская поручни.

Глава 5

Сначала вода показалась Кейт холодной, но теперь она ласкала кожу подобно мягкому шелку, не вызывая неприятных ощущений. В нескольких ярдах впереди виднелась темноволосая шевелюра Хулио, а берег, казалось, был где то далеко далеко. На секунду все существо ее пронзил леденящий душу страх. А что, если они не доплывут?
Кейт закусила губу и поплыла быстрее. Она не имеет права даже думать, что они могут не добраться до берега. Кейт давно открыла для себя, что сомнения – худший враг человека, стремящегося к своей цели. Не думать ни о чем, плыть, только плыть.
Казалось, прошла целая вечность до того момента, когда Кейт, шатаясь, вышла на берег и рухнула на песок рядом с Хулио. Он сидел, положив голову на колени, и отчаянно пытался перевести дыхание. Вытягиваясь рядом на песке, Кейт подумала о том, что сама, должно быть, выглядит не лучше.
– Ради всего святого! Средь бела дня они решили принять солнечную ванну на виду у всей команды корабля!
Кейт медленно подняла голову и увидела Бо выходящего, подобно богу Посейдону, из пучины морской. Джинсовые шорты плотно облегали его мускулистые бедра, а солнце отливало в медных волосах, превращая их в блестящий шлем.
– Что ты здесь делаешь? – еле шевеля губами, смогла спросить Кейт. Она с удивлением отметила, что, в отличие от них с Хулио, Бо, казалось, даже не запыхался.
– Пытаюсь уговорить двоих упрямцев не маячить на виду у патруля береговой охраны, – пожав плечами, ответил Бо. Протянув Кейт руку, он помог ей подняться на ноги. – Давайте скорее. Надо добраться вон до тех деревьев, прежде чем они разглядят нас и решат высадиться на берег. Дэниэл пытается их отвлечь, но достаточно случайного взгляда в эту сторону, чтобы нас увидеть.
– Правильно, – Хулио поднялся на ноги и последовал за ними к видневшимся неподалеку пальмам.
Рука Бо обнимала ее за талию, и Кейт чувствовала странное спокойствие и уверенность в том, что все будет хорошо. Кейт покорно прильнула к Бо, подчиняясь его силе. Что ж, устало думала она про себя, пусть считает, что он защищает ее, пусть на время почувствует себя сильным. Бо опустил ее на землю, Кейт утомленно привалилась к шершавому стволу пальмы, закрыв глаза.
– С тобой все в порядке?
Веки Кейт дрогнули.
– Ты не должен был плыть за нами, Бо, – сказала она.
– Конечно, надо было просто увести корабль и дать тебе спокойно попасть прямо в руки Деспара! – Глаза его сверкнули. – Ни слова – я знаю заранее, что ты скажешь: ты в долгу перед Джеффри. Но без паспорта ты в сто раз в большей опасности, чем я думал! – Взгляд его скользнул по сидящему в нескольких ярдах от них Хулио. – Я еще могу понять, как остался без паспорта Хулио, учитывая его поспешное бегство из Эль Сальвадора, но почему, черт возьми, у тебя нет документов? Бренден говорил, что твоя мать была американкой и пела в ночном клубе.
– Я родилась в Рио. Когда мать сбежала, мы не нашли моего свидетельства о рождении. А без него Джеффри не мог обратиться к властям с просьбой выдать мне паспорт. – Кейт пожала плечами. – Тогда это не слишком его волновало. При его образе жизни мы все равно оказывались на территории той или иной страны не вполне легальным способом. Так что паспорт был не так уж необходим.
– Ну конечно, он был не так уж необходим, – с сарказмом произнес Бо. – Разве что для того, чтобы пойти в школу, получить образование и обеспечить свое будущее – какие мелочи. Отсутствие паспорта лишило тебя возможности получить защиту страны, из которой родом твоя мать. Тебе пришлось из за этого ютиться на задворках жизни, вместо того чтобы жить и дышать полной грудью. – Губы его болезненно скривились. – Впрочем, все это даже не стоит упоминания, если верить Джеффри Брендену!
– Все это не совсем так, Бо. Моя жизнь была не такой уж плохой. И мне повезло во многих отношениях. – Она вдруг резко выпрямилась. – Но обсудим это потом. Нам надо идти скорее, если мы хотим добраться до темноты до моего жилья.
– Твоего жилья? – удивился Бо. – Ты имеешь в виду коттедж Брендена, о котором мне рассказывала?
Девушка покачала головой.
– Коттедж находится в пригороде Марибы. А в этой части острова у меня есть свое жилье. Джеффри иногда было нежелательно мое присутствие.
– Да уж, понимаю, – буркнул Бо. – И он отпускал тебя одну добираться в эту глушь?
– Мне самой этого хотелось, – ответила Кейт. – Особенно когда разные темные личности вроде Деспара заглядывали в коттедж в любое время дня и ночи. Приятно иметь собственный угол, где можно спрятаться от посторонних. – Она повернула лицо к Бо. – К тому же мое жилье близко от самолета. Нам надо было, чтобы кто то охранял машину.
– Ах да, самолет, – угрюмо пробурчал Бо. – Нам действительно надо торопиться, если мы хотим убраться сегодня с этого чертова острова. Солнце уже скоро сядет.
Кейт посмотрела на горизонт, окрашенный в сине лиловые цвета заката.
– У нас еще минут сорок. Этого достаточно, чтобы добраться до моего домика.
– А как же самолет? – нахмурился Бо.
– Мы не можем покинуть остров, – покачала головой Кейт. – Пока не убедимся, что все в порядке с капитаном Сайфертом и его командой. Может быть, ты и уверен, что твоя компания вызволит его, но я не могу улететь, пока не буду знать этого наверняка.
– Но я же сказал тебе...
– Я отвечаю за них, – перебила его Кейт. – И я не могу покинуть остров, пока не узнаю, что с ними все в порядке.
Взгляд Бо был полон отчаяния, но вместе с тем какой то невыразимой нежности.
– Интересно, почему мне всегда казалось, что ты поступишь именно так? – он потрепал девушку по влажным волосам. – Хорошо, Кейт, будь по твоему. Но как мы получим необходимую нам информацию?
– Я добуду ее, – подал голос Хулио. – Я могу пойти завтра утром в Марибу вместе с Консуэло, когда она понесет продавать рыбу. А на рынке не так трудно будет расспросить кого нужно.
– Кто такая Консуэло? – поинтересовался Бо.
– Одна из женщин Хулио, – рассеянно ответила Кейт. – Она живет в рыбацкой деревушке за скалой. Ее отец и брат рыбаки, и муж тоже был рыбаком. Консуэло – вдова.
– Одна из женщин Хулио? – удивленно пробормотал Бо. – Он неплохо преуспел для своих восемнадцати лет.
Хулио лукаво улыбнулся.
– А вы были другим, да? Интересно, сколько любовниц было у вас к этому возрасту?
– Я был слишком хорошо воспитан, чтобы считать их. Чего и остальным желаю.
Хулио пожал плечами.
– Консуэло одинока. И я ее устраиваю. – Он встал. – Чем больше я об этом думаю, тем яснее понимаю, что мне нужно поскорее убедить Консуэло взять меня в Марибу. Не беспокойся, Кейт, я немедленно приступлю к делу.
– Вот только к какому делу? – поинтересовался Бо.
Хулио подмигнул ему в ответ.
– В любом случае я вернусь не позже завтрашнего вечера, собрав необходимую информацию.
– Наверное, так будет безопаснее всего, – Кейт задумчиво закусила губу. – Люди Деспара тебя не знают, и Консуэло – отличное прикрытие. Но все равно будь осторожен, Хулио.
– Да уж, пожалуйста, – проворчал Бо. – А не то она кинется штурмовать местную Бастилию, чтобы вызволить тебя оттуда.
– Я буду осторожен, – пообещал Хулио. – И ты тоже, Кейт. – Он повернулся к Бо с угрюмо серьезным выражением лица. – Берегите ее! – Прячась за деревьями, Хулио быстро пошел в глубь леса.
Кейт наблюдала за ним, пока он не скрылся из виду. У нее вдруг странно защекотало в горле.
– Хулио так молод, – тихо произнесла она. – Вдруг с ним случится что нибудь.
– Ты сама говорила мне, что он куда старше своих лет, – тихо произнес Бо. – С ним все будет в порядке, Кейт. – Он взял девушку за руку, и от прикосновения его теплой ладони Кейт вдруг почувствовала себя уверенней. – А если нет – я сам помогу тебе штурмовать Бастилию.
– Обещаешь? – Кейт улыбнулась сквозь застилавшие глаза слезы.
– Обещаю, – кивнул Бо. – А теперь – не соблаговолит ли леди проводить меня в свою обитель? После нашего небольшого заплыва мне просто необходимо смыть с себя морскую соль.
– Да, да, там есть все, что нужно для мытья, – радостно воскликнула Кейт, невольно сжав его руку. Какая большая сильная рука. Кейт чувствовала себя почти что в безопасности, ей было удивительно спокойно. – Пойдем, – и она повела Бо за собой в полумрак тропического леса. – Я покажу тебе свое жилье.
– Домик на дереве! – воскликнул Бо, подняв голову. – Да ты шутишь! Кейт покачала головой.
– Это была очень здравая мысль, – серьезно произнесла она. – Ветви и листья обеспечивают защиту от дождя и солнца. И здесь можно спокойно уединиться. – Девушка извлекла из ближайших кустов приставную лестницу, и Бо помог ее установить. – Домик построили мы с Хулио. Это заняло месяца четыре, но нам не пришлось жалеть о потраченном времени.
– Могу себе представить, – даже при неярком свете, проникавшем сквозь густые кроны, он видел сияющие восторгом глаза Кейт, и сердце его снова наполнилось восхищением и нежностью. Женщина ребенок, смесь силы и уязвимости. – Жду не дождусь разрешения заглянуть внутрь.
– Там все более чем скромно, – Кейт быстро взобралась по лестнице и теперь сверху вниз разговаривала с Бо. – Не так то просто было его обставить. Приходилось использовать блок для поднятия тяжестей. – Она добралась до деревянной платформы и открыла дверь домика. – Входи. Мой дом – твой дом!
– Спасибо, – поднял брови Бо, проходя внутрь. Кейт быстро последовала за ним.
– Наверное, мне лучше пройти вперед. Здесь внутри темно, а я знаю путь на ощупь. – Бо прислушивался, как она возится в темноте. Неожиданно вспыхнула спичка, и он увидел, как девушка зажигает старую масляную лампу. Она повернулась к Бо, и глаза ее расширились. Незнакомец в обрезанных джинсах с обнаженным торсом, босой, он был словно первобытный дикарь, вторгшийся в ее уютный мир. Дикарь, от которого исходила сила и уверенность. И при этом очень красивый дикарь. – Здесь жарко, – тихо произнесла Кейт. – Я, пожалуй, открою шторы.
– Лучше я сделаю это сам. Он подошел к большому квадратному окну и раздвинул шторы из пеньки, заменявшие ставни.
– Тут пахнет цветами, – обернувшись к девушке, Бо неожиданно улыбнулся. – Неудивительно – тут их столько, что можно открыть цветочный магазин.
– Я люблю цветы, – сказала Кейт. – В джунглях они растут везде, так что можно набирать по букету каждый день. – Кейт окинула свое жилище удовлетворенным взглядом. – С цветами все выглядит так мило!
Она тут же подумала о том, что простая обстановка комнаты явно нуждалась в украшении. Здесь не было постели – только матрац в полотняном чехле, брошенный прямо на грубый пол. У стены стояли два небольших комода и ночной столик из ратана. Зато кругом было столько цветов! Величественные коралловые орхидеи красовались в висящих на стенах кашпо, а в стоящем на полке полированном черном горшке ростки папоротника окружали нежные фиалки. Напольная ваза в углу полна была зеленых листьев и каких то незнакомых Бо белых цветов с золотыми отметинками на лепестках. Но Бо смотрел не на цветы, а на Кейт, которая снова почувствовала под его взглядом, как у нее перехватывает дыхание.
– Наверное, все это кажется тебе примитивным, – неуверенно произнесла она. Бо медленно покачал головой.
– Нет, – сказал он. – Здесь прекрасно. И главное – это не похоже ни на одно другое жилище. Неудивительно, что ты так гордишься своим лесным домиком. – Глаза их встретились, и Кейт почувствовала, как близость этого человека заполняет весь ее маленький мир, заслоняя все, что окружало ее прежде. – Дом этот в чем то похож на тебя, – продолжал Бо. – Такой же красивый и необычный. – Взгляд его упал на яркую игрушку, стоявшую на одном из комодов. – Что это? – спросил он.
Кейт с облегчением вздохнула. Хорошо, что Бо отвлекся. Сама она ни за что не смогла бы выйти из своего завороженного состояния. Кейт проследила за его взглядом и радостно улыбнулась.
– Это моя музыкальная шкатулка. – Быстро пробежав через комнату, она опустилась перед комодом на колени, очень осторожно взяла игрушку и вставила ключик в отверстие на донышке музыкального устройства. – Я купила ее в ломбарде в одном испанском порту. Правда, она чудесная? Самая настоящая карусель! Здесь не только кони – вот кентавр, а вот единорог. Все это досталось мне в ужасном состоянии, но я покрасила ее, а Хулио нашел человека, который сумел починить механизм. – Кейт поставила карусель обратно на крышку комода и стала смотреть, как она крутится, наигрывая нежную мелодию. В глазах ее появилось при этом мечтательное выражение. – Мне всегда нравился этот мотив, – сказала Кейт. – Я пыталась разузнать, что это за мелодия, но ни Хулио, ни Джеффри, ни человек, который продал мне ее в ломбарде, этого не знали.
– Это тема Лары из «Доктора Живаго», – странно охрипшим вдруг голосом произнес Бо.
– Из «Доктора Живаго»?
– Очень красивый фильм, снятый по роману русского писателя и поэта Пастернака. В моей библиотеке на «Искателе» есть эта книга. Как только вернемся, дам тебе почитать.
– Спасибо, с удовольствием, – Кейт продолжала, словно зачарованная, смотреть на карусель. – Знаешь, я всегда хотела покататься на карусели. Я была однажды на карнавале в маленькой деревушке в Никарагуа, но карусели там не было.
– Я куплю тебе.
– Что что? – девушка обескураженно посмотрела на Бо.
– Я куплю тебе самую лучшую карусель в этом чертовом мире. Черт побери, я куплю тебе целый луна парк. – Ему вдруг захотелось дать Кейт все, чего не было в ее жизни, – опыт, знания, вкус к развлечениям. Ему просто необходимо было дать ей все это!
Кейт растерянно рассмеялась.
– Шутишь! – она поднялась на ноги. – А мне показалось на какой то момент, что ты говоришь серьезно.
Бо открыл было рот, чтобы ответить, но тут же передумал.
– Поговорим об этом позже, – сказал он, переведя дыхание. – А теперь покажи, где я могу освободиться от этих жутких сырых одежд, которые прилипли к моему несчастному телу. Ты обещала ванну, – он поглядел на Кейт с лукавой улыбкой. – Обманула? Не думаю, чтобы в домике на дереве была ванная комната.
– Нет. Но недалеко отсюда находится небольшое лесное озеро с родниковой водой. – Осторожно сняв с комода карусель, Кейт поставила ее на пол.
– Это там ты любишь загорать? Во взгляде Бо было что то такое, что заставило сердце Кейт учащенно забиться.
– Да, там, – Кейт быстро достала из ящика мыло, чистое махровое полотенце и шампунь. – Но сейчас у озера будет прохладно. Ведь солнце уже село.
– У тебя только одно полотенце. Глаза их снова встретились, и Кейт почувствовала, как что то словно тает у нее внутри.
– Нам надо не меньше двух, – медленно, растягивая слова, произнес Бо. – Ведь ты тоже вся соленая. – Голос его снова сделался хриплым. – Но не беспокойся – я сам смою с твоего тела каждую крупинку, – он смотрел на нее. – Надеюсь, тебе это понравится.
Кейт набрала в легкие побольше воздуху, чтобы унять волнение.
– Так ты хочешь, чтобы я пошла с тобой?
– Я просто настаиваю на этом, – кивнул Бо. – У меня всегда было плохо с ориентированием в пространстве. Я могу заблудиться в лесу, и никто никогда больше не услышит о Бо Лантри.
– Тогда, конечно, нам лучше пойти вместе, – Кейт достала из ящика еще несколько полотенец и белый сарафан из тонкого трикотажа. – А то кто же поможет мне штурмовать местную тюрьму, если ты потеряешься? – она старалась поддержать шутливый тон, заданный Бо. Только бы он не услышал, как отчаянно бьется ее сердце, словно вот вот выскочит из груди.
Впрочем, пока они спускались вниз по приставной лестнице и шли к озеру, Кейт сочла за благо воздержаться от новых словесных эскапад. Она понимала, что слишком неопытна, чтобы, состязаясь с Бо в остроумии, не выдать своей нервозности и неуверенности. Но, кроме неуверенности и робости, ею владело сейчас еще какое то совершенно непонятное, не испытанное до сих пор чувство. Восторг, берущая за душу радость, что то необыкновенное, первозданное, красивое и чудесное – древнее, как окружавший их тропический лес.
Было уже совсем темно, когда они добрались до места. Вода была едва различима в темноте, и если бы не отблеск лунного света и легкая рябь, Бо вообще не заметил бы маленького лесного озерца.
Кейт положила на землю полотенца и халатик.
– По берегам тут довольно мелко – можно стоять в воде, – сказала она. – Глубоко только на самой середине.
– Замечательно. – Быстро скинув с себя одежду, Бо нырнул в озеро. – Черт побери! – воскликнул он через секунду. – Где берет начало этот самый источник? На Северном полюсе?
Кейт весело рассмеялась.
– Я ведь говорила, что вода холодная!
– Холодная, но не ледяная. Брось мне, пожалуйста, мыло.
Кейт выполнила его просьбу, затем быстро стянула через голову футболку. Не стоило скромничать. Бо уже видел вчера на «Искателе» все, что можно было увидеть. К тому же было так темно, что покрытое бронзовым загаром тело Бо казалось лишь лунным бликом на воде. Наверное, и ее так же трудно разглядеть.
Набрав в легкие побольше воздуху, она прыгнула в воду. Вынырнув, Кейт услышала смех Бо.
– Нет, пожалуй, все же на Южном полюсе.
– Да уж, – выдохнула, отфыркиваясь, Кейт. Налив на ладонь шампуня, она принялась намыливать волосы. Жесткие черные кудряшки так пропитались морской солью, что ей пришлось ополоснуть голову дважды, прежде чем она осталась довольна результатом. – Тебе передать шампунь? – спросила она.
– Я вымыл голову мылом, – раздался голос Бо неожиданно близко. Подняв голову, Кейт увидела его всего в нескольких футах от себя. – Не хотел ждать. Надо было скорее вымыться, чтобы приступить к долгожданному лакомству.
– Лакомству? – Кейт замерла.
– Ну да, – кивнул Бо. – Я ведь обещал выкупать тебя, милая Кейт. И учти, сегодня мы не будем обсуждать в воде мировую литературу. Я проявляю подобную выдержку не чаще, чем раз в сто лет.
– Но я, кажется, уже почти смыла всю соль, – неуверенно произнесла Кейт.
– И все же мы должны убедиться в этом, не так ли? Я ведь обещал, что на твоем роскошном теле не останется ни крупинки соли, помнишь? – Бо подошел совсем близко. Кейт видела, как блеснули в лунном свете его зубы. – И я думаю, что мы начнем отсюда, – холодный кусок мыла коснулся неожиданно шеи Кейт, и она содрогнулась. – Мерзнешь? – прошептал Бо. – Давай посмотрим, сумеем ли мы это исправить. – Он потер кусок мыла ладонями. – Так, пожалуй, будет лучше. Тебе тоже понравится, Кейт. Я обещаю, что тебе понравится...
Взяв у Кейт бутылочку шампуня, Бо выбросил ее на берег. За бутылочкой последовал кусок мыла. И вот руки его коснулись шеи Кейт, медленно намыливая замерзшую кожу. Кейт стояла, затаив дыхание, и молча следила, как руки Бо скользят по ее плечам, поднимавшимся над водой. Холодные от воды мозолистые ладони. «У плейбоев не должно быть мозолей», – точно во сне, подумала Кейт. А впрочем, Бо не подчинялся стереотипам. Он жил по законам, которые устанавливал сам. И руки его, хотя и казались холодными, касаясь тела Кейт, зажигали огнем каждую его клеточку.
– Дай мне левую руку, – услышала Кейт его голос.
Девушка подняла над водой руку, Бо стал намыливать ее, двигаясь от плеча к запястью. Потом он проделал то же самое с правой рукой. Все тело Кейт пылало, каждое прикосновение Бо отдавалось почти что болью. Это напоминало странную эротическую фантазию – вот она стоит в темноте в холодной воде озера, и прекрасный незнакомец гладит ее тело, разжигая страсть. Но Бо уже не был для нее чужим – они столько пережили вместе, что в каком то смысле он казался ей таким же близким, как Джеффри и Хулио.
– А теперь самое главное, – нараспев произнес Бо, и руки его сжали под водой груди Кейт. Невольно вскрикнув, девушка прижалась к нему.
– Я хотел этого с тех пор, как увидел тебя в баре, – прошептал он. – А ты? Ведь ты тоже хотела этого, Кейт. – Большие пальцы Бо ласкали ее напрягшиеся соски.
Наверное, действительно хотела, хотя и не отдавала себе в этом отчета. Но сейчас тело ее, помимо ее воли, тянулось навстречу жадным прикосновениям Бо.
– На твоих руках нет мыла, – словно во сне, произнесла Кейт. Все тело ее было точно в огне. Неужели всего несколько минут назад вода в озере казалась ледяной?
– Это ничего, – успокоил ее Бо. – Обойдемся и без мыла. Говорят, если потереть как следует, его и не нужно.
– Кто говорит? – машинально переспросила Кейт.
– Я забыл, – Бо прижался к ней еще крепче, – но горю желанием проверить. Пожалуйста, раздвинь ноги, малышка.
Кейт повиновалась, не понимая, что делает.
– Почему... – начала было она, но тут же замолчала, почувствовав между ног колено Бо. Одной рукой подхватив девушку под ягодицы, он подсадил ее себе на колено, а ее спина оказалась прижата к песчаному крутому берегу.
– Вот так гораздо лучше, – тихо шептал Бо. – Гораздо удобнее. Тебе ведь удобно, милая моя наездница?
«Удобно»? Наверное, он смеется над ней. Она словно горела заживо, каждое движение Бо лишь усиливало сладкую пытку. Кейт чувствовала кожей каждый мускул его сильного тела, каждый волосок. Напрягшиеся соски Кейт касались его мускулистой груди. Она слышала, как дыхание Бо становится все более хриплым, прерывистым.
Одной рукой он ласкал грудь девушки, а другой медленно сжимал ее бедра.
– Да ты вся в мурашках, – прошептал он, сжимая двумя пальцами ее сосок. – Это от холода или от того, что я делаю с тобой?
– Не знаю, – задыхаясь, произнесла Кейт. Для нее существовало сейчас только жгучее желание, завладевшее всем ее существом.
– Значит, мы должны немедленно это выяснить, – его рука медленно спустилась вниз. Пальцы его стали медленно двигаться, лаская самое сокровенное место Кейт, дразня ее все больше и больше.
– Бо! – Кейт выгнулась, сжав одновременно его плечи. Затем из горла ее вырвался звук, напоминавший одновременно рычание и стон, когда она почувствовала, как пальцы Бо проникают внутрь, продолжая гладить, ласкать, дразнить ее охваченное пожаром тело.
Теперь она прижималась к Бо так крепко, что слышала отчаянное биение его сердца. Голос Бо едва заметно дрожал.
– Это ведь все я, Кейт. Ну, скажи же, что это я!
– Это ты, Бо, – простонала Кейт, плохо понимая, где находится и что с ней происходит.
– Как там жарко! – бормотал, словно в бреду, Бо. – О, боже, Кейт! Не могу больше ждать. Я хочу оказаться там.
– Что? – переспросила Кейт.
– Я хочу покататься на тебе, малышка, – он тихонько рассмеялся. – С твоего разрешения, разумеется.
– Да, – страстно шептала в ответ Кейт. – О, да, да, Бо. – Она закрыла глаза. – Делай со мной все, что захочешь.
– Какое заманчивое предложение! С удовольствием ловлю тебя на слове. Нас ожидает долгая ночь. – Он снова сжал пальцами сосок девушки, и тело ее словно обдало горячей волной наслаждения. – Но сегодня только не здесь. Может, завтра мне и захочется заняться этим в воде, но сегодня я хочу чувствовать жар твоего тела, наслаждаться прикосновениями к твоей шелковой коже. – Пальцы его внутри Кейт вдруг проникли еще глубже, заставив ее вскрикнуть в исступлении. – Помни это, – хрипло шептал Бо. – Помни. Теперь ты моя, и я скоро вернусь туда! – С неохотой освободив руки, Бо подхватил Кейт за талию и легко подсадил на берег.
Несколько секунд она не могла понять, что происходит. Теплый душный воздух тропического леса казался ей почти ледяным. Быстро оказавшись рядом, Бо стал растирать ее полотенцем.
– Наклонись, – попросил он. – Я хочу вытереть твои волосы.
Он долго тер непослушные кудряшки, потом, проведя по ним ладонью, сказал:
– Они уже почти сухие.
– Волосы короткие, поэтому сохнут быстро, – как ни в чем не бывало произнесла Кейт. Она чувствовала запах мыла, исходивший от Бо, ощущала кожей жар его тела. Бо подал ей тонкий белый сарафан.
– Лучше надень ка вот это, – он стал вытираться другим полотенцем.
Кейт надела через голову сарафан. Даже легкие прикосновения тонкого трикотажа заставили содрогнуться ее тело, умело возбужденное Бо.
– Тебе нечего надеть, – сказала Кейт, глядя на Бо.
– Сегодня ночью тела моего будешь касаться только ты, – сказал Бо, собирая полотенца, мыло и шампунь. – Возьми одежду, ладно? Мне хочется как можно скорее добраться до твоего домика.
Кейт хотелось того же. Всего через несколько секунд они уже взбирались по приставной лестнице. Бо бросил узел с вещами на деревянную платформу перед входом, но потом вдруг остановил Кейт, когда она хотела открыть дверь.
– Подожди, – тихо сказал он. – Хочу обнять тебя, прежде чем мы войдем внутрь. – Взяв одежду из рук Кейт, он швырнул ее поверх своих вещей. – Только обнять. Когда мы войдем в дом, я уже буду просто не в состоянии это сделать. У меня все горит внутри.
***
Бо нежно заключил Кейт в объятия и легонько поцеловал в висок. Кейт чувствовала сквозь сарафан прикосновение его возбужденной плоти, но руки и губы Бо были мягкими и нежными. Он медленно покачивался, продолжая сжимать ее в объятиях, и на секунду девушка забыла об охватившем ее желании. Ей было тепло и спокойно рядом с этим человеком. Бо Лантри. Милый, милый неистовый Бо. Кейт вдруг крепко прижала его к груди. Сердце ее буквально разрывалось от нахлынувшего потока чувств.
– Эй! Полегче, – тихо рассмеялся Бо. – Твой энтузиазм весьма похвален, но возбуждает меня сверх всякой меры. – Протянув руку за спину Кейт, он открыл дверь. – Мы продолжим чуть позже, – и Бо легонько подтолкнул девушку внутрь.
– Хорошо, – Кейт внимательно наблюдала за Бо. В свете масляной лампы она видела его рельефные мускулы и напрягшуюся плоть.
– Сними сарафан, Кейт. – Глаза его казались бездонными и словно подернутыми дымкой, но даже сейчас в них светились озорные золотистые огоньки.
Она медленно сняла через голову сарафан и уронила его на пол. И тут Кейт увидела вдруг, что Бо смотрит не на нее, а куда то в другой конец комнаты. Лицо его было озабоченным. Кейт удивленно смотрела, как он подошел к комоду, взял музыкальную карусель, которую она оставила на полу, когда рылась внутри в поисках полотенец, и аккуратно поставил ее на крышку.
– Надо быть осторожнее, – серьезно произнес он. – Мы ведь могли на нее наступить. С сокровищами надо обращаться бережнее.
Кейт почувствовала в груди приятное тепло.
– Бережнее?
Бо кивнул в ответ:
–Да.
– Что ж, тебе лучше знать, – Кейт тихо рассмеялась. – У такого богатого человека сокровищ наверняка в достатке.
– Это не совсем так. Думаю, можно сказать, что у меня много дорогих вещей, но это ведь совсем другое. Надо быть неравнодушным к какой нибудь вещи, чтобы она стала твоим сокровищем. – Он быстро подошел к Кейт, двигаясь почти бесшумно. – Видимо, я не заслужил у бога своего сокровища. Наверное, я был слишком безответственным, чтобы как следует о нем заботиться. – Он остановился перед Кейт, улыбаясь своей чуть грустной мальчишечьей улыбкой. – Но я не буду больше таким легкомысленным, Кейт. Согласишься ли ты быть моим сокровищем, если я пообещаю относиться к тебе очень очень бережно, холить и лелеять тебя?
Слова были такими простыми, а глаза Бо смотрели на нее с такой неподдельной искренностью, что Кейт вдруг почувствовала, как у нее перехватило горло. Быть его сокровищем? Навеки или только на одну ночь? Но сейчас это было почти неважно. Одна ночь с Бо стоила боли и душевных мук, которые ей наверняка придется испытать потом.
– Если ты так хочешь, – тихо ответила она.
– Да, я хочу именно этого. – Ладонь его нежно коснулась ее щеки. – И ты не пожалеешь, что согласилась, Кейт. – Тень вдруг набежала на его лицо. – Это ведь не имеет ничего общего с этой дурацкой сделкой, которую мы заключили? Давай не будем больше вспоминать о ней. Ты ведь хочешь меня по настоящему, правда?
– Я хочу тебя по настоящему, – с нежной улыбкой произнесла Кейт. И как он может сомневаться в этом после того, что было у них там, на озере? Он пробудил все ее чувства, а не только ее тело. Нежность, восхищение, радость, любовь. Любовь? Кейт немного испугалась, осознав, какое именно слово только что мысленно произнесла. Не думать, не думать об этом. Любовь может оказаться очень опасной при тех отношениях, которые их связывают.
– Ты получишь меня, – нараспев произнес Бо. Глаза его снова смеялись. Он протянул руку и коснулся ее мгновенно напрягшейся груди. – И будет это прямо сейчас.
Обвив одной рукой талию девушки, Бо повел ее к матрацу в углу. Пальцы его нежно ласкали ее живот – в прикосновениях было больше нежности, чем страсти.
– Не могу оторваться от твоей нежной кожи. Она такая теплая, такая шелковистая, свежая. Мне все время хочется потереться о тебя, как трется котенок о шелковую подушечку. – Положив руки на плечи Кейт, он опустил ее на матрац, а сам встал рядом на колени. От одного его взгляда все тело Кейт заныло в радостном предвкушении. – Мне хотелось бы сделать это и сейчас, но боюсь, что время для игр прошло.
– Погасить свет? – шепнула Кейт. Может быть, она не будет испытывать такую робость, если не будет видеть в темноте страсти, написанной на его лице.
Бо покачал головой.
– Хочу видеть тебя. При свете этой лампы ты вся – точно жидкое золото.
Он медленно наклонил голову, так что губы его почти касались розового соска Кейт. Она почувствовала тепло его дыхания, прежде чем он коснулся ее губами.
– А теперь посмотрим, побегут ли снова мурашки по этой чудесной груди.
Кейт с шумом втянула в себя воздух и закрыла глаза, когда губы его сомкнулись на соске, нывшем в ожидании прикосновения. Сначала Бо был бесконечно нежным, но потом Кейт заметила перемену в его поведении. Казалось, теперь им завладела едва сдерживаемая страсть. Было что то почти дикое в том, как Бо повалил ее на матрац. Вот ладони его уже сжимают набухшую грудь, а губы целуют Кейт, почти причиняя боль ее губам.
– Не могу, не могу насытиться тобой, – бормотал он. – Хочу проглотить тебя заживо! – Он снова сжал губами сосок девушки, и она подалась ему навстречу с тихим возгласом. Бо сидел теперь поверх нее, но губы его продолжали терзать ее сосок. Весь он словно состоял из рельефных мускулов и возбужденной плоти.
Кейт почувствовала прикосновение этой самой плоти, и ноги ее раздвинулись. Ей хотелось гладить, ласкать, пробовать на вкус его тело. Хотелось, чтобы это никогда не кончалось.
– Ты хочешь меня? – тихо спросил Бо. Глаза его лихорадочно блестели и казались ей золотыми. Рука его скользнула вниз и остановилась неподвижно между ног Кейт. Он не стал двигать пальцами, лаская ее, но Кейт чувствовала тепло его руки, и это наполняло ее неизъяснимым восторгом и блаженством.
Она услышала его голос:
– Прямо здесь? Прямо сейчас? Ты готова принять меня?
– Я хочу тебя, – с жаром произнесла Кейт. – Сейчас, немедленно! Бо прикрыл глаза.
– Это хорошо, потому что я не могу дальше продолжать прелюдию. Я схожу с ума от страсти. – Теперь пальцы его проникли внутрь, лаская горячую плоть Кейт. – Какая ты чудная! – Он стал целовать округлый живот девушки. – И ты действительно, действительно готова! – Он вдруг рассмеялся. – Я только хотел в этом убедиться. Я боялся, что сделаю тебе больно, если не сумею возбудить тебя так же сильно, как ты возбуждаешь меня.
Об этом можно было не беспокоиться, подумала Кейт. Она давно уже была на пределе возбуждения.
Кейт почувствовала горячую плоть Бо между ног, а затем увидела, как он нежно улыбается, глядя на нее сверху вниз.
– Я буду осторожен, – прошептал он. – Ни за что не позволю, чтобы тебе было больно. Я ведь сказал – теперь я умею хранить сокровища.
Сколько страсти и нежности было в его хриплом голосе, в его влажных глазах, которые вдруг показались Кейт такими красивыми, что она чуть не разрыдалась от переполнявшего ее восторга. Все было так красиво – его глаза, его чувственные губы, ярко красные орхидеи на стене за его плечом, но прекраснее всего было ощущать тепло его тела, сливающегося воедино с ее жаждущей плотью.
***
Кейт подалась всем телом навстречу Бо и почувствовала резкую боль, которая тут же сменилась неистовым восторгом от того, что Бо вошел в нее. Она расслабилась и отдалась невероятной симфонии, которая, казалось, длилась вечность.
– Бо, – шептала она, впиваясь пальцами в упругие мускулы его бедер. – Бо, пожалуйста...
На лице его отразилась внутренняя борьба, затем у Бо вырвался тихий крик:
– Кейт! О, Кейт... черт побери... – Окончательно утратив контроль над собой, Бо проникал в нее все глубже и глубже, все сильнее и сильнее. У Кейт перехватило дыхание. Тело ее не принадлежало ей больше. Она словно обезумела от острого наслаждения, пронзавшего все ее существо.
Как это было чудесно! Сколько сокровищ подарил ей Бо. Свои лучистые глаза, свои сильные руки, свой дразнящий южный акцент, страсть и силу, нежность и красоту. Какая она богатая! Мысли эти вихрем промелькнули в голове Кейт, но в следующую секунду она потеряла способность думать – что то словно разорвалось внутри, наполнив ее теплом и светом.
Кейт пришла в себя через несколько секунд. Голова ее покоилась на плече Бо, она слышала биение его сердца. Постепенно дыхание ее выровнялось, пульс успокоился. Бо погрузил пальцы в волосы Кейт и стал медленно перебирать их.
– Кейт, – тихо сказал Бо. – Почему ты не сказала мне, что я буду у тебя первым мужчиной? Я не привык совращать девственниц. – Губы его болезненно скривились. – А я то еще заявил, что возьму за свои услуги пустяковую цену!
– Бо, – взглянула на него Кейт. – Для меня очень важно было вызволить Джеффри с Кастеллано. А все остальное не имело значения.
– Но ты ведь оставалось до сих пор девственницей. Значит, раньше ты относилась к этому вопросу более чем серьезно.
– Мужчины, которые претендовали на меня, были из тех, кто считает, что женщину надо использовать по своему усмотрению, – в голосе ее зазвучала вдруг ярость. – А я не вещь, чтобы мною пользоваться. Я достойна большего.
– Да, ты действительно достойна гораздо большего. – Пальцы Бо нежно гладили ее щеку. – Но тебе наверняка было нелегко остаться девушкой при том образе жизни, который вы вели.
Кейт пожала плечами.
– Я могу за себя постоять. А в последние годы, когда появился Хулио, избавляться от непрошеных поклонников стало еще проще.
– А как ты справлялась до его появления?
– Говорила всем, кто приставал ко мне, что больна чем то венерическим. Джеффри сказал, что это всегда срабатывает. В большинстве случаев это действительно помогало. Мужчины сразу очень пугались.
Бо ласково усмехнулся.
– Не понимаю, как тебе удавалось их провести, если ты смотрела на них так, как смотришь сейчас на меня. – У Кейт снова были глаза серьезной маленькой девочки. – Ты ведь так и не научилась врать.
– Ты прав. Я ненавижу ложь, – кивнула она. – Но она дается гораздо легче, когда ты напугана.
Бо представил себе испуганную одинокую Кейт и испытал вдруг такой приступ ярости, какого прежде не испытывал никогда. Набрав в легкие побольше воздуху, он с усилием расслабил напрягшиеся мускулы.
Глаза Кейт удивленно расширились.
– А я все равно не отступился бы, даже если бы и поверил. От такой девушки, как ты – ни за что! – он весело поцеловал ее в кончик носа. – Прежде всего, я нашел бы лучших врачей, чтобы они занялись твоим лечением. Потом я забрал бы тебя к себе и показал бы множество восхитительных способов доставить удовольствие друг другу, не подвергая при этом опасности свое здоровье.
– Каких способов? – в глазах Кейт светилось любопытство.
– Скоро увидишь. В пересказе это совсем не то...
– Что может быть лучше того, что мы только что испытали. – Кейт смотрела на Бо долгим взглядом. – Это так прекрасно! Лучше не может быть ничего на этом свете.
– Правда, Кейт? – голос Бо едва заметно дрогнул, – я счастлив, что доставил тебе наслаждение.
– О, да! – Синие глаза Кейт смотрели на него с восхищением. – Ты сделал меня счастливой, Бо. Как мне хотелось бы тоже дать тебе счастье! – она нежно коснулась губами жилки, бьющейся на шее Бо. – Я должна бы предложить тебе редких специй, драгоценных камней и сто двадцать талантов золота.
– Сто двадцать талантов? – удивился Бо. Девушка кивнула.
– Такие сокровища привезла Соломону царица Савская.
Бо весело рассмеялся.
– Я должен был ожидать чего то в этом роде, – сказал он. – Ведь мозг твой полон самых немыслимых штампов. – Бо быстро поцеловал Кейт, чтобы разгладилась морщинка, появившаяся у нее на лбу. – Восхитительных штампов восхитительной леди. Кстати, для информации: мои услуги не купить за сто двадцать талантов золота. В некоторых кругах их считают абсолютно бесценными! Так что оставь свои дары при себе, моя царица.
– Правда? – в глазах Кейт зажглись вдруг лукавые огоньки. – Но я знаю один подарок, который ты ни за что не откажешься принять, – она вдруг вскочила на ноги. – Ты ведь придаешь большое значение ощущениям. – Не обращая внимания на протест Бо, она быстро надела сарафан. Отбежав в дальний угол комнаты, она потянула торчащий из стены рычаг. – Мы с Хулио потратили на это целую неделю, но я считаю, что дело того стоило.
За ее спиной раздался удивленный возглас Бо, изумленно смотревшего, как потолок начал медленно двигаться в сторону, открывая взорам густую листву и звездное небо.
– Мне хотелось лежать под звездами. – Она взглянула через плечо на Бо и скорчила забавную гримаску. – К сожалению, это приходится делать не часто. Птицам очень нравятся мои цветы. Проснувшись однажды утром, я обнаружила попугая, который пытался свить гнездо в орхидеях.
Потолок окончательно отъехал в сторону. Кейт оставила рычаг и вернулась к Бо.
– Я подумала, что это не слишком любезно с его стороны – ведь в лесу столько орхидей, так зачем же понадобилось... – Девушка вдруг осеклась. – Почему ты так странно на меня смотришь?
– Правда? – рассеянно переспросил Бо. Свет звезд отражался в глазах Кейт, ее волосы заблестели. Бо обнял Кейт и положил ее голову себе на грудь, – а я и не заметил, что смотрю на тебя как то особенно. Ну, наверное, я не привык общаться с девушками, живущими на деревьях в домиках с отодвигающимися крышами, чтобы можно было смотреть на звезды.
– Что ж, те женщины, к которым ты привык, очень многое потеряли, – сказала Кейт, устраиваясь поудобнее. – Посмотри на это ночное небо. Оно кажется таким близким – протяни руку, и ты коснешься его. – Девушка тихонько рассмеялась. – Это и есть мой подарок. Синий бархат ночи... Тебе нравится, Бо?
– О, да. – Легкий ветерок затрепетал в кроне дерева над их головами, наполнив жилище Кейт запахами земли, цветов и мокрой травы. Небо действительно было точно соткано из синего бархата, а звезды напоминали глаза Кейт. Рука Бо машинально ласкала ее кудри, а в горле стоял комок. – Моя красавица Кейт с шелковыми волосами на фоне синего бархата неба. Как же мне может не понравиться такое?

Глава 6

Первый рассветный луч, пройдя сквозь крону дерева, коснулся щеки Кейт, и девушка, смешно сморщив носик, прижалась покрепче к Бо. «Какой он теплый!» – сонно подумала она. Открыв глаза, она увидела его лицо всего в нескольких дюймах от себя и почувствовала, как у нее защемило сердце. Во сне, без обычной маски напускного цинизма, Бо выглядел таким ранимым! Длинные ресницы его золотились на концах, волосы чуть выгорели на солнце. Как же он красив! Протянув руку, Кейт коснулась его ресниц, отбрасывавших тень на щеку. Бо зашевелился, и девушка быстро отдернула руку. Ей не хотелось его будить. Ведь, проснувшись, он снова может надеть свою обычную броню. А так, когда он спит, Кейт может помечтать, что этот мужчина принадлежит ей и только ей. Если он проснется, с такими фантазиями сразу придется покончить. Кейт стало вдруг так грустно при этой мысли!
Конечно же, Бо не принадлежал ей. Ночь страсти вообще ничего не значит для мужчины. Давно пора было это усвоить. Джеффри и Хулио оба были яркими тому примерами, и остальные мужчины, с которыми жизнь сталкивала Кейт, мало чем от них отличались. Для нее эта ночь была особенной, но не стоило ожидать подобного отношения от Бо. Они ведь были почти что незнакомы. А Бо наверняка нежен и ласков с любой женщиной, которой удалось доставить ему удовольствие. Откуда ей знать, что он думает и что чувствует на самом деле.
Кейт медленно отодвинулась в сторону, стараясь не разбудить его. Ей необходимо обдумать свое отношение к сложившейся ситуации, позаботиться о собственной защите. Ведь это она, а вовсе не Бо, была уязвима в сложившейся ситуации. И не только из за их дурацкой сделки. Все дело в том, что она... она полюбила Бо. После этой ночи просто невозможно не признаться себе в этом. Она полюбила этого человека, а любовь всегда означала для Кейт преданность и верность. Преданность Бо могла оказаться для нее губительной, но у Кейт уже не было выбора. Прежде она любила нежной сестринской любовью только Джеффри и Хулио, но эта почти что родственная привязанность меркла перед чувством, которое пробудил в ней Бо.
Кейт осторожно встала, взяла из комода полотенце, подхватила с пола рядом с матрацем свой белый сарафан и бесшумно выскользнула за дверь.
Полчаса спустя, выкупавшись в озере, она расстелила полотенце на берегу и легла погреться в лучах утреннего солнышка. Было уже довольно жарко, но Кейт не воспользовалась тенью растущих рядом пальм. \'Приятно чувствовать, как охватывает все тело мягкое тепло. Она всегда любила солнце. И как это люди живут в странах, где круглый год не тают льды и снега?
Лед. Бо провел на льду много лет. Странно было думать об этом. Ведь Бо так же создан для солнца, как и она сама. Золотые глаза, золотистая кожа. Вот только характер его был не таким уж солнечным. Его эскапады часто обескураживали Кейт. Но сейчас в памяти все чаще всплывали сцены любви.
Она очнулась от своих мыслей, почувствовав, как чьи то сильные руки сжали ее бедра. Бо! Счастливая улыбка заиграла на губах Кейт, хотя глаза ее оставались закрытыми. Так приятно было просто лежать, позволяя солнцу согревать ее тело, а Бо ласкать ее искусными движениями. Он оказался сверху и почти сразу вошел в нее, затем на секунду замер, и Кейт почувствовала, как он гладит ее по волосам, как руки его скользят по плечам, по груди, по упругому животу. Солнце грело ее тело, руки Бо ласкали ее все настойчивее, и было ясно, что терпения его хватит ненадолго. Она никогда не думала, что страсть и нежность могут существовать вместе. Кейт даже открыла глаза, чтобы сказать об этом Бо.
Его лицо было еще более красивым в золотистом свете утреннего солнца. Четко очерченные губы слегка улыбались. Он начал медленно, почти лениво двигаться внутри Кейт.
– Бо...
– Тихо, – шепнул он. – Ничего не говори. В лучах восходящего солнца ты напоминала девственную жертву богу Ра. Я приму жертву за него... Расслабься и дай мне поиграть. Как приятно чувствовать жар твоего возбуждения!
Руки Бо блуждали по всему телу Кейт, лаская, гладя, дразня и снова лаская. На этот раз ласки его не были требовательными – он словно гладил по перьям голубку, прежде чем выпустить ее. Он медленно двигался взад вперед, наполняя все тело ее такой сладкой истомой, что Кейт закрыла глаза.
– Вот так, правильно, дорогая, – тихо шептал Бо. – Я ведь говорил, что хочу пролиться в тебя золотым дождем. Позволь мне согреть, наполнить тебя. – Пальцы его скользнули меж бедер Кейт, коснулись самого нежного места, она вскрикнула и открыла глаза. Он улыбался, глядя на нее.
– Дорогая, у тебя глаза ребенка, получившего подарок. – Неожиданно ритм его движений стал быстрее, и Кейт почувствовала, что от утренней сонливости ее не осталось и следа.
– Бо, – засмеялась она. – Сейчас ты вовсе не греешь меня – ты пытаешься меня сжечь!
– Что ж, когда ложишься загорать обнаженной, всегда идешь на определенный риск, – Бо сжал ягодицы Кейт, притягивая ее к себе, чтобы еще глубже проникнуть в ее горячее лоно. – И я постараюсь сделать пламя как можно сладостнее! И Бо сдержал свое слово. Пламя, которое ему удалось разжечь, было полно изысканного наслаждения, и Кейт отдала бы все на свете, чтобы оно не стихало. Во всем происходящем было что то нереальное. Неужели это она лежит вот здесь на ярком солнце рядом с чистым лесным озерцом среди пышной зелени деревьев? Солнце припекало все сильнее и сильнее. Жара снаружи, жара внутри. Полная тишина, если не считать хриплого дыхания Бо и вскриков удовольствия, вырывавшихся время от времени у нее самой. Запах пальм, мускуса и земли, на которой они лежали. Жара снаружи, пожар внутри. Глаза Бо, его быстрые размеренные движения, клочки неба, проглядывающие сквозь листву, – на этот раз не ночного, а лазурно синего неба. Пожар снаружи, пожар внутри. Руки, чудесные руки Бо, снова ее собственный стон, почти рыдание. Глубже, сильнее, горячее! Внутри, снаружи, везде и всегда. Пожар, пожар, испепеляющая страсть соединения!
Наконец Бо без сил опустился ей на грудь, тяжело дыша, словно ему не хватало кислорода. Руки его все еще сжимали бедра Кейт, не желая отпускать свою драгоценную добычу. Она с удивлением увидела, что ее собственные пальцы так же крепко впились в плечи Бо. Ну почему все закончилось так быстро?! Пусть это длится вечно! Почему так быстротечно все настоящее?
– Я слишком тяжел для тебя, – Бо перекатился на бок. – О боже! Прости меня, Кейт. Я, наверное, чуть не раздавил тебя.
– Если бы даже раздавил, я бы приняла это за должное. – Придвинувшись поближе к Бо, Кейт стала теребить волосы, покрывавшие его грудь, и лукаво шепнула: – Не забывай, я ведь тоже была занята!
Бо усмехнулся.
– Твой труд был не так плодотворен, – пошутил он. Но улыбка его тут же померкла, как только он понял, что у случайно произнесенных слов есть и второй смысл. Пожалуй, в шутке его не было ничего забавного. Он разговаривал с Кейт так, словно она привыкла к тому, чем они только что занимались. Но ведь была Кейт, его Кейт, которую ему стало необходимо холить, лелеять и защищать от напастей. Он обещал делать это, но что то пока не слишком преуспел. Бо поднялся и подошел к озеру.
– Кажется, мне надо немного охладиться, – произнес он, не поворачиваясь к Кейт. – Наверное, эта идея должна была прийти мне в голову намного раньше. – Он соскользнул в ледяную воду и поплыл, удаляясь от берега сильными гребками.
Кейт тоже села, обескураженно глядя ему вслед. Она чувствовала, что Бо чем то расстроен, но никак не могла понять, что вызвало столь резкий переход от веселья к отчаянию. И тут сердце ее как будто пронзило ледяной иглой. Ну конечно! Бо изменился так резко, потому что подумал, что она может забеременеть от него. Он боялся, что Кейт придет в голову возложить на него ответственность за свою беременность. Что еще могло быть объяснением столь резкой перемены в его поведении?
Кейт соскользнула в воду, даже не заметив, насколько она холодна. Она ни разу не задумалась о возможных последствиях их связи, но, если бы это пришло ей в голову раньше, Кейт не стала бы так расстраиваться. Ребенок, рожденный вне брака, вовсе не обязательно должен быть нелюбимым ребенком, как это случилось с ней. Если бы она действительно забеременела, то позаботилась бы о том, чтобы ребенок ее вырос в любви и заботе. Она пыталась убедить себя, что не должна винить Бо за его реакцию. Просто он знает Кейт недостаточно хорошо, чтобы понять: она ни за что на свете не станет требовать помощи в воспитании собственного ребенка, говорила она себе. И все же на сердце было тяжело. Не стоит встречаться лицом к лицу с Бо в эту минуту. Пусть сначала забудется хоть немного его холодное отвращение при мысли о том, что у них может быть общий ребенок.
Кейт быстро вылезла на берег, вытерлась, надела сарафан и, не оглядываясь, направилась по тропинке к дому.
Она успела переодеться в джинсы и как раз застегивала белую рубашку, когда в дверях появился Бо, успевший натянуть свои обрезанные джинсовые шорты. Он был мрачен.
– Почему, черт побери, ты не сказала мне, что уходишь? – сквозь зубы прошипел он.
– А зачем было тебя беспокоить? – спокойно сказала Кейт, подворачивая рукава рубашки. – Мне надо ненадолго отойти. Если будет скучно – книги вон в том комоде. Если проголодаешься – там же найдешь мясные консервы и бутылку апельсинового сока.
– Отойти, – угрюмо повторил Бо. – И могу я спросить, куда это ты собралась без меня?
– Мне надо проверить самолет. Нам нет смысла отправляться туда обоим. Он спрятан совсем недалеко отсюда, и я скоро вернусь.
Холодная логика ее аргументов возымела на Бо обратное действие.
– Мы скоро вернемся, – с нажимом повторил он. – Мне казалось, я ясно дал понять, что мы теперь одна команда.
Стараясь не смотреть ему в глаза, Кейт надела свои теннисные туфли и наклонилась, чтобы завязать их.
– Между нами ведь нет никаких особенных отношений, правда? И ты, разумеется, не должен чувствовать за меня ответственность. – Она встала и, не моргая, посмотрела ему прямо в глаза. – Я способна позаботиться о себе сама. Я делала это много лет и не вижу причин поступать по другому сейчас. – Она выдержала долгую паузу. – Никаких причин. – Глаза Кейт удивленно расширились, когда Бо выругался в ответ на ее тираду. Что же не нравится ему теперь? Наверное, он по прежнему не понимает ее. – Мы ведь заключили сделку, и любые последствия – часть этой сделки. Я не собираюсь создавать тебе проблем.
Бо замер. С широко открытыми глазами он шагнул к ней и взял ее лицо обеими руками.
– Моя маленькая бедная мученица. Ты думаешь, что я готов развернуться и уйти, если окажется что у тебя будет от меня ребенок. Уйти и забыть тебя. Как ты привыкла к роли жертвы! – Он коснулся губами ее виска. – Очень жаль, что в джунглях нет парочки львов, которым я мог бы бросить тебя на съедение.
– Бо, – на ее глаза навернулись слезы. – Я просто хочу, чтобы ты знал, что я думаю по этому поводу.
– Я прекрасно знаю, что ты думаешь. Ты так привыкла, что с твоими интересами никто не считается, что и от меня ожидаешь того же. – Бо поджал губы. – Но я не собираюсь потакать твоему мазохизму. Я намерен позаботиться о тебе, нравится тебе это или нет. – Он глубоко вздохнул. – Возможно, уже поздно, возможно, ты уже и беременна, но, по крайней мере, я постараюсь не прикасаться к тебе больше на случай, если это еще не произошло.
Кейт испуганно вздрогнула.
– В этом нет необходимости, – быстро произнесла она, – мы ведь заключили сделку...
– Черт бы побрал эту сделку! – грубо перебил ее Бо. – Ты выслушаешь меня наконец? Не было никакой сделки. И вчерашней ночи, и сегодняшнего утра тоже не было. Как только мы выберемся с этого чертова острова, я собираюсь отправить тебя в Соединенные Штаты. Ты будешь жить с моими друзьями в Коннектикуте. Дана и Энтони позаботятся о тебе. – Бо задумчиво нахмурился. – Я найму тебе репетитора, чтобы тебя подготовили к поступлению в колледж. А потом мы выберем университет поближе к дому, чтобы ты могла приезжать на выходные. Тебе понравится в Бриарклифе, Дана позаботится об этом.
– Дана? – переспросила Кейт.
– Дана Малик, моя старая подруга. Я тренировал ее шесть лет, и два года назад она завоевала золото на Олимпиаде в Калгари.
– Так это и есть та старая подруга, о шестилетней связи с которой ты рассказывал мне как то, – медленно произнесла Кейт, чувствуя болезненные уколы ревности. – Наверное, ты очень любил ее.
– Дана и Энтони, – он выразительно помолчал, подчеркивая последнее слово, – мои лучшие друзья, и они позаботятся о тебе. Несколько месяцев в году они проводят на гастролях с ледовым ревю, а все остальное время живут в Бриарклифе. Тебе нужно именно такое стабильное и размеренное существование.
– Я что то не совсем понимаю, – перебила его Кейт. – А где же будешь все это время ты?
– Я буду поблизости, – уклончиво ответил Бо. – По крайней мере до тех пор, пока мы не убедимся, что ты...
– Что я не беременна, – закончила за него Кейт. – Какой ты у нас добрый! – Она дрожала от ярости. – Наверное, я должна быть очень благодарна за твою щедрость, но почему то не испытываю ничего похожего на благодарность. Я не нуждаюсь ни в твоей доброте, ни в твоей щедрости. Мне ничего от тебя не надо! – Кейт прошла через комнату и попыталась обойти Бо на пути к двери. – Теперь, когда мы наконец то поняли друг друга, мне хотелось бы...
Бо схватил ее за плечи и резко развернул к себе.
– Мы вовсе не поняли друг друга, и ты никуда не уйдешь, пока не поймем. Я видел слишком много таких вот сумасшедших отношений, чтобы позволить вовлечь в них себя, – глаза его сверкали гневом. – Да, я действительно не собираюсь оставаться с тобой в Бриарклифе. Разве ты не понимаешь, как сильно я тебя хочу? Я каждую секунду хочу обнимать, целовать, ласкать тебя, проникать в тебя... Я сказал тебе, что я не мальчик, но сам вел себя как неопытный юнец. Как ты думаешь, легко ли мне будет сопротивляться своим желаниям, находясь рядом с тобой? – Он привлек Кейт к себе и крепко обнимал, пока она не перестала вырываться. – Черт побери, посмотри же на меня. Я только что обещал, что постараюсь не прикасаться к тебе, но достаточно одного кивка твоей очаровательной головки, чтобы я начал с того самого места, на котором мы остановились час назад. Я слишком сильно хочу тебя, чтобы изображать друга, которому достаточно платонических отношений! А все остальное было бы несправедливо по отношению к тебе.
– Ах вот как? – воскликнула Кейт. – А то, что ты предлагаешь, кажется тебе справедливым? Но я ни за что не стану бедной приживалкой, доедающей крошки со стола твоих друзей! Зато я готова дать тебе кое что в обмен на твои деньги. – Кейт выдавила из себя улыбку, но в глазах ее было столько горечи! – Мы можем заключить еще одну сделку, куда более выгодную, чем первая, – ведь теперь ты видел товар лицом.
Пальцы Бо крепче сжали ее плечи.
– Пожалуйста, успокойся, – внушительно сказал он. – Я не буду делать тебя своей любовницей по выходным только лишь потому, что ты слишком горда, чтобы принять от меня безвозмездную помощь.
– Ты прав, ты не можешь сделать меня своей любовницей, но только лишь потому, что я этого не хочу. И вообще – тебя не касается моя жизнь. – Кейт попыталась освободиться. – Ты распланировал все до последней мелочи – колледж, стабильный образ жизни, твои замечательные друзья! А тебе не пришло в голову посоветоваться со мной? Я очень хотела бы учиться. Так приятно узнавать все больше нового, жить в окружении книг! Но я не так невежественна, как ты думаешь. Может, у меня и нет официального образования, но я много работала, чтобы получить знания самостоятельно.
– Я знаю это, – мрачно произнес Бо. Только сейчас он вдруг понял, что сделал Кейт больно, очень больно, своим предложением. И почему он так плохо умеет облекать мысли в слова? – Ты знаешь куда больше, чем девяносто пять процентов выпускников колледжей, с которыми мне приходилось иметь дело. Но знания – это еще не все. Процесс образования куда многогранней. К тому же колледж – это не только учеба. Есть еще танцы, футбольные матчи, студенческие клубы и... – Бо остановился, понимая, что не в силах подобрать нужные слова. Как ему убедить Кейт, если сам он никогда не придавал значения всей этой кутерьме? Но она должна иметь шанс. Кейт заслужила его. Она должна попробовать, что такое жить в обществе. И его долг – предоставить ей такую возможность. Долг. Боже правый, он ни разу не вспоминал таких слов, как «долг» и «ответственность», с тех пор, как покинул два года назад Дану и Энтони. Странно, но это оказалось не так уж неприятно. Ведь речь шла о Кейт.
Девушка непонимающе смотрела на Бо. Танцы? Футбольные матчи? Он говорил словно на иностранном языке. Какое отношение имеет все это к ней? Она ведь не ребенок, чтобы предлагать ей подобные развлечения. А впрочем, Бо, наверное, считает ее ребенком. Маленькой бродяжкой, которую ему непонятно почему захотелось подобрать. Конечно, страсть играет в его отношении немалую роль, но главное чувство, которое испытывает к ней этот человек, – жалость. Кейт снова почувствовала обиду. Затем пришло негодование. Она приняла бы все, что угодно, но только не жалость!
– Нет, спасибо, – ее голос зазвенел. – Не думаю, что мне понравится подобный образ жизни. Вам придется найти себе другую воспитанницу, мистер Лантри, если вам необходимо кого то опекать!
Она вырвалась за дверь, и, когда ошеломленный Бо вышел на дощатую платформу, ее и след простыл.

Глава 7

Как и ожидала Кейт, с «Сессной» все было в порядке. Спрятанный на опушке под зелено бежевым камуфляжем, самолет был незаметен с воздуха. Для того чтобы его найти, надо было прочесать джунгли, а головорезы Деспара, привыкшие орудовать в городе, вряд ли были способны на такое. Кейт проверила, не спущены ли шины на шасси, поправила камуфляж на крыльях и тут услышала вдруг за спиной знакомый веселый голос:
– Нам обоим пришла в голову одна и та же мысль! Машина готова к взлету?
Кейт вздрогнула от неожиданности.
– Хулио! Что ты здесь делаешь? Я не ждала тебя раньше вечера! Хулио пожал плечами.
– Консуэло решила отправиться в Марибу вчера вечером, чтобы вкусить от порочных страстей ночного города. Я убеждал ее, что куда приятней насладиться моим великолепным телом, но эта глупышка настаивала, что ей необходимо и то, и это. – Темные глаза его весело сверкнули. – Хулио подошел к самолету и стал помогать Кейт с камуфляжем. – Мы остановились в мотеле на берегу, затем я посетил несколько баров, держа уши открытыми. А потом, когда я проводил Консуэло в коттедж, одолжил мотоцикл ее брата.
– И что же ты узнал?
– «Искатель» действительно арестовали. Он стоит у пирса, и его охраняют двое.
– А команда?
– Сайферта и его людей держат под домашним арестом в гостинице «Черный дракон». – Хулио насмешливо скривил губы. – Весьма либеральный домашний арест, насколько я слышал. Даже ради удовольствия Деспара власти не собираются ссориться с кланом Лантри. Ребятам предложили превосходный ямайский ром и самых лучших красоток Альвареса. Власти стараются изо всех сил сделать их пребывание на Кастеллано как можно менее неприятным. Ходят слухи, что это может растянуться надолго.
– Но почему?
– Деспар ревет, как разъяренный бык. Вся Мариба знает о том, как вы уничтожили кокаин. – Хулио покачал головой. – Деньги терять неприятно, а еще менее приятно, когда над тобой смеются. Если Деспар сможет повлиять, чтобы шхуну Сайферта задержали здесь подольше, это хоть немного восстановит его пошатнувшуюся репутацию.
Кейт опустила голову. После того, что пришлось пережить Дэниэлу в Седикане, малейшее ограничение свободы может плохо сказаться на его расшатанных нервах.
– Они страдают за то, что оказали нам помощь.
Хулио внимательно посмотрел на нее.
– Я знаю тебя, Кейт. Поэтому разузнал все, что мог. Их стерегут, как никого раньше не стерегли на Кастеллано, только сумасшедший может пытаться их освободить.
Кейт молчала, озабоченно нахмурясь.
– Даже если мы сможем вызволить ребят из гостиницы, что само по себе не реально, у нас нет ни малейшего шанса переправить их к самолету – нас схватят по дороге.
– Нет, мы не сможем переправить их к самолету, – согласилась Кейт, рассеянно глядя куда то вдаль и прикидывая что то в уме. – Нам придется вызволить корабль.
Хулио всплеснул руками.
– Матерь божья! И только то?! Всего лишь угнать корабль, арестованный властями?! Да если нас не застрелят, то мы не сможем выбраться из территориальных вод Кастеллано, а потом, вдобавок к уже состряпанным обвинениям, тебя обвинят в пиратстве!
– Если меня поймают, то все равно. Одним обвинением больше – одним меньше. Ты ведь слышал, как обращаются в этой стране с женщинами заключенными.
– И именно поэтому ты не можешь рисковать, Кейт. Послушай, почему бы нам просто не перелететь с Лантри на Санта Изабеллу? Там ему будет легко употребить свое влияние, чтобы освободить Сайферта и его людей.
Кейт покачала головой.
– Неизвестно, сколько времени это займет. Я не могу даже не попытаться их освободить! Я отвечаю за этих людей.
– Ты не можешь отвечать за весь белый свет, Кейт. – Хулио обнял ее плечи. – Надо выбирать. Если начнем заниматься Сайфертом с его ребятами, придется оставить здесь «Сессну». Неужели освободить их важнее, чем вернуть Джеффри его самолет?
– Нет, конечно, нет, – быстро произнесла Кейт. – Нам необходимо найти способ сделать и то, и другое.
В обращенном на нее взгляде Хулио читались одновременно отчаяние и покорность судьбе.
– Кажется, нам стоит поискать еще один склад кокаина, который ты могла бы поджечь. На случай, если тебе станет скучно.
Кейт сердито взглянула на него.
– Сейчас не время для шуток, Хулио. Это очень серьезная проблема.
– Именно это я и пытаюсь тебе доказать. Это...
Кейт приложила ладонь к его губам.
– Ты подал отличную идею, – она обезоружила Хулио, – нам стоит разделиться. Я пойду в Марибу и придумаю, как освободить капитана Сайферта и его команду, а ты полетишь с Бо на Санта Изабеллу и доставишь Джеффри его самолет.
– Нет, – отрезал Хулио, отводя ее руку. – Я не отпущу тебя в Марибу одну.
– Тебе придется это сделать, – Кейт мягко улыбалась. – Да это будет не так уж и опасно. – Хулио недоверчиво фыркнул. – На мотоцикле брата Консуэло, в свободной куртке и шлеме я буду почти неузнаваема.
– А охрана у гостиничных номеров? – спросил Хулио. – Ты думаешь, что достаточно будет щелкнуть пальцами, чтобы эти парни испарились?
– Надо все обдумать, Хулио. Но ведь, когда я освобожу капитана Сайферта, он сам поможет вызволить шхуну. – Кейт улыбнулась собственным мыслям. – О, из него получится отличный пират! Так и вижу его в повязке на глазу с кинжалом в зубах.
– Если до этого дойдет, – напомнил ей Хулио. – Но шансы один против девяносто девяти, что ничего у тебя не получится... Нет, я не могу позволить тебе делать это, Кейт!
Улыбка ее померкла.
– У тебя нет выбора, Хулио. Все будет так, как я сказала. Это единственный возможный способ помочь и команде Сайферта, и Джеффри.
– Нет, – твердо произнес Хулио.
– Да, – не менее твердо отрезала Кейт. – Если не хочешь сделать это просто так, считай, что платишь по счетам. Вспомни Эль Сальвадор, Хулио.
– Не надо, не делай этого, Кейт, – тихо сказал юноша. – Не заставляй меня отпускать тебя черту в пасть.
Но на лице его ясно читалось, что Кейт выиграла сражение. Оставалось только сожалеть о том, что не удалось убедить Хулио другим способом. Кейт выдавила из себя улыбку.
– Не волнуйся. У нас все получится.
– Правда? Мне бы твою уверенность. Так, значит, ты решила проделать это сегодня? Кейт кивнула.
– Нет смысла ждать. Возможно, мне удастся взять их на испуг.
Хулио громко выругался по испански.
– Ты говоришь так, словно ты командир шайки коммандос! Это просто сумасшествие! И я – сумасшедший, раз позволяю тебе это.
– Позволяешь? – шутливо переспросила Кейт. – А мне то казалось, что я отучила тебя от мужского высокомерия. – Но Хулио продолжал угрюмо хмуриться, и Кейт тут же пожалела о сказанном. Ведь он был ее другом, и на его месте ей было бы так же трудно. Она погладила его по щеке. – Послушай, если так тебе будет лучше, можешь подождать до ночи, прежде чем лететь с Бо на Санта Изабеллу. Как только мы вызволим «Искатель» и выйдем в море, я сообщу тебе по корабельному радио, что все в порядке.
– Все в порядке! А если после этого береговая охрана...
– Такого не должно случиться, – перебила его Кейт. – Итак, где ты оставил мотоцикл Мануэля?
– На опушке, примерно в полумиле от дороги, ведущей в деревню Консуэло, – обреченно ответил Хулио. – По крайней мере, попроси Консуэло помочь тебе, чем можно. Она всегда тебе симпатизировала.
– Если это не будет опасно для нее, – согласилась Кейт. Она вдруг замялась. – Кстати, тебе лучше подождать до захода солнца, прежде чем ты вернешься за Бо и приведешь его к самолету. – Она неловко передернула плечами. – Он, скорее всего не захочет так просто смириться с моим решением.
– Да потому что он – здравомыслящий человек! – вдруг взорвался Хулио. – Его не удалось бы принудить шантажом отпустить тебя в самое пекло. За ним нет никаких долгов.
Нет, конечно, нет. Это она до сих пор должна Бо. Но он не позволит ей теперь заплатить этот долг. Кейт с горечью вспомнила о том, что вместо любовного союза Бо предпочитает удочерить ее. Кто бы мог подумать, что циничный плейбой, которого она встретила в баре Альвареса, так себя поведет? Что ж, если она освободит его корабль и его людей, это будет хоть небольшой компенсацией за тот неоплаченный долг, прежде чем Кейт навсегда исчезнет из его жизни.
– Итак, дождись заката, – повторила она. – К тому времени меня будет уже поздно останавливать, и Бо это поймет. Скажи, что он увидит меня на Санта Изабелле.
– Это правда? – Хулио вдруг с подозрением посмотрел на Кейт.
– А куда еще мне деваться, – уклончиво ответила девушка. Куда угодно, только бы сбежать от благотворительности Бо. Она любит его так сильно, что было бы трагедией оказаться с ним не на равных.
– Кейт...
– Мне пора идти. – Кейт быстро подошла к Хулио и встала на цыпочки, чтобы чмокнуть его в щеку. – Береги себя.
– Мне беречь себя? – взяв Кейт за руку, Хулио пошел с ней рядом. – Я провожу тебя к мотоциклу. Я все равно оставил там узел с вещами, которые раздобыл у Мануэля для Лантри. – Поморщившись, Хулио мрачно посмотрел на собственную грудь, торчавшую из под тесной синей рубашки. – Надеюсь, ему они подойдут лучше, чем мне.
– Как хорошо, что ты составишь мне компанию, – с улыбкой сказала Кейт. Столько дорог пройдено вместе, и нельзя думать, что эта может оказаться последней. Она крепко сжала руку Хулио. – Кстати, когда будете улетать с Кастеллано, не возьмешь ли ты с собой мою музыкальную карусель? – она смущенно улыбнулась. – Все остальное не жалко оставлять. Не забудешь?
– Не забуду, – пообещал Хулио. – Доставлю ее для тебя в целости и сохранности на Санта Изабеллу.
Кейт старалась не смотреть ему в глаза.
– Да, конечно, – сказала она, невольно ускоряя шаг. – На Санта Изабеллу.
Когда Хулио забирался вверх по приставной лестнице, лучи заходящего солнца осветили силуэт сидящего на платформе перед входом в домик мужчины. В неподвижной фигуре Бо Лантри было что то грозное.
– Где она? – голос Бо прозвучал так громко и резко, что Хулио от неожиданности вздрогнул. Любой на его месте испугался бы еще больше, видя выражение лица Лантри. Но Хулио не привык пугаться.
– С ней все в порядке, – медленно произнес он. Хорошо бы его слова оказались правдой! Он скинул на платформу узел с одеждой и скептически посмотрел на обнаженную грудь сидящего перед ним мужчины. – Вряд ли это придется впору, но, по крайней мере, спасет вас от москитов.
– Где она? – повторил Бо. Гнев снова возвращался на смену облегчению, которое он испытал, узнав, что Кейт в безопасности. Если бы Кейт была сейчас рядом, он схватил бы ее за плечи и тряс бы до потери пульса, словно любимого, но непутевого ребенка, убежавшего далеко от дома. Любимого? Да, она действительно была его любимым ребенком. Те несколько часов, что Бо провел, точно в агонии, представляя, что могло случиться с Кейт, ясно убеждали его в этом. – Черт побери, она сказала, что самолет спрятан совсем недалеко, а сама ходит где то целый день, – говоря это, Бо продел руки в рукава цветастой рубашки. – Конечно, о чем тут можно волноваться? В этом чертовом лесу бродят всего навсего люди Деспара, отряды полиции и какие то дикие животные. Кстати, в этих садах Эдема тарантулы случайно не водятся? – Из всех ужасов, о которых он успел передумать за эти часы, самым кошмарным был волосатый паук, ползущий по нежной коже Кейт.
Бо так много хотелось дать этой девушке. Он не помнил, чтобы испытывал в прошлом нечто подобное. Даже когда сам лечился от алкоголизма и чувствовал себя таким беспомощным.
Черт побери, наверное, ему придется сделать ее своей любовницей, иначе Кейт не позволит ему похлопотать о паспорте и гражданстве для нее. Может быть, жениться на ней. Эта возможность казалась такой соблазнительной, но Бо с негодованием отверг ее. Ну конечно, протяни руку и возьми то, что так просто взять! Но... дать убежать и пасть в объятия другого негодяя? Нет, наплюй на все, не отпускай ее, подари ей шанс насладиться другой жизнью, которой она заслуживает больше, чем кто либо, и которой была лишена все эти годы! Ведь никто другой не даст ей этого шанса.
– И все же где сейчас наша маленькая тигрица? Все еще возле самолета? – спросил он.
– Не совсем, – неохотно ответил Хулио. Было видно, что парню не по себе.
Бо застыл неподвижно.
– Поясни, пожалуйста, что ты имеешь в виду? – убийственно вежливым тоном попросил он.
– Ну, если точнее, она вообще не возле самолета. Кейт сейчас в Марибе.
– В Марибе?! – Бо мгновенно прошиб холодный пот. – Не может быть! Это просто сумасшествие!
– Вот и я говорил ей то же самое, – виновато кивнул Хулио. – Но, как видите, это ни к чему не привело. Сейчас она наверняка уже в городе.
– Рассказывай, – потребовал Бо. Господи, какой черт понес ее туда?
Хулио покорно изложил результаты своего расследования и содержание утреннего разговора с Кейт. При этом он старался не встречаться с Бо глазами. Где то на середине его рассказа Бо стал комментировать каждое слово грязными ругательствами на разных языках.
– Черт побери, почему ты не остановил ее? – загромыхал Бо, когда Хулио умолк. – Ты должен был привязать эту упрямицу к ближайшему дереву! Ты хочешь, чтобы этот подонок Деспар добрался до нее своими грязными лапами?
– Да что вы знаете?! – взорвался Хулио. – Мы были с Кейт в таких передрягах, которые вам и не снились! Она спасла мне жизнь в Эль Сальвадоре! Поэтому мне пришлось сделать, как хотела она.
– Долги, сделки, вся эта дешевая игра в благородство! – устало произнес Бо. – Нам крупно повезет, если мы успеем вовремя. Сейчас надо забыть обо всем остальном и спешить на выручку этой безмозглой девчонке. Хулио угрюмо нахмурился.
– Но я обещал...
– А я ничего никому не обещал, – резко перебил его Бо.
Он еще с минуту посидел, что то обдумывая, затем встал и расправил затекшие мышцы.
– Значит, так, – сказал он. – Как только стемнеет, ты доставишь меня как можно ближе к порту Марибы. – Его губы насмешливо скривились. – Посмотрим, такой ли ты отличный пилот, как говорила Кейт. Тебе придется спуститься очень низко, чтобы я мог спрыгнуть.
– Вы собираетесь добраться до берега вплавь? – Хулио удивленно распахнул глаза.
– Если у тебя нет идеи получше. Можешь мне поверить, я был бы рад ее услышать. А то в последнее время я провожу столько времени в воде, что, кажется, чувствую, как у меня начинают резаться жабры.
Хулио покачал в ответ головой.
– Это действительно самый быстрый способ добраться до Марибы. И, наверное, единственная возможность добраться туда вовремя. – Хулио вдруг нахмурился. – Но в одном Кейт была права. Если вы заявитесь сейчас в гостиницу, то можете разрушить ее план.
– Если у нее вообще есть план, – угрюмо заметил Бо. – Насколько я успел узнать Кейт, она предпочитает действовать по наитию.
– Вы очень удивитесь, узнав, что она почти всегда возвращается с победой. Джеффри говорит, что наша Кейт рождена побеждать.
В этом не могло быть никаких сомнений. С ее врожденным умом, честностью и способностью любить просто не может быть иначе. Кейт была самой бесхитростной женщиной из всех, с кем ему приходилось иметь дело. Бог всегда помогает именно таким людям. Но верно было и другое – никому еще не удавалось так быстро вывести его из себя.
– Хорошо, я не пойду в гостиницу, – нехотя согласился с Хулио Бо. – Я понадеюсь на то, что Кейт удастся освободить Сайферта и команду, и посмотрю, что можно предпринять по поводу шхуны. Ты сказал, охранников двое?
Хулио кивнул:
– Так я слышал.
– Будем надеяться, что со слухом у тебя все в порядке. Не хотелось бы наткнуться на неприятный сюрприз.
– А может, мне все таки пойти с вами? – с надеждой посмотрел на него Хулио.
– Не думаю, что Кейт понравится, если ты станешь изображать камикадзе. Кто то должен вести самолет.
– Это уж наверняка, – кивнул Хулио, открывая дверь. – Я сейчас догоню вас. Обещал Кейт взять для нее одну вещь.
– Карусель?
Хулио кивнул.
– Иди вперед, – сказал Бо. – Я сам ее захвачу.
Хулио внимательно посмотрел на него.
– Ладно. Я буду ждать внизу.
В комнате было уже темно, но Бо без труда добрался до ратанового комода. Запоздалый лучик дневного света падал сквозь щель, освещая игрушку. Гордый изгиб шеи единорога, дерзкая нагота кентавра, жизнерадостный пятнистый пони. Эта игрушка несла отпечаток характера самой Кейт.
Бо осторожно взял с комода карусель, чувствуя, как болезненно сжимается сердце. Единственное сокровище, которое захотела взять с собой Кейт. Нет же, он не позволит ей забрать с собой карусель, а его оставить позади. Придется ей смириться с тем, что, куда бы она теперь ни отправилась, Бо будет следовать за ней. К черту справедливость! Он не станет рисковать. Без него эта дерзкая девчонка снова впутается во что нибудь. Он даст ей время до полуночи – не позже. Если Кейт с командой не явится на «Искатель», Бо отправится в гостиницу. И будь он проклят, если снова отпустит ее от себя!
Зажав карусель под мышкой, Бо покинул лесное жилище Кейт.

Глава 8

– А теперь расскажи мне, как тебе удалось избавиться от охранников? – потребовал Дэниэл Сайферт, поравнявшись с Кейт через квартал от покинутой ими несколько минут назад гостиницы. – Я был очень рад увидеть тебя на пороге своей камеры, но теперь просто сгораю от любопытства.
Кейт взглянула на него через плечо и тревожно нахмурилась. Капитан велел шести членам команды разделиться по двое и следовать за ними с интервалами в несколько кварталов, чтобы не вызвать подозрений. Да, вот и они.
Кейт с облегчением вздохнула.
– Все сделала моя подруга Консуэло, – с улыбкой ответила она на вопрос Дэниэла. – У нее остались большие запасы снотворного после болезни покойного мужа. Мы растворили их в бутылке вина и послали ее охранникам от имени Деспара как поощрение за отличную работу. Правда, мы не были уверены, что лекарства подействуют. Им уже больше двух лет.
– Да уж, подействовали они что надо, – Дэниэл улыбнулся. – Охранники спали, как новорожденные младенцы, когда я затаскивал их в номер. Но если вы использовали просроченные лекарства, то действие их продлится недолго, – он помрачнел. – Остается надеяться, что «Искатель» успеет отойти подальше от Кастеллано до того, как эти ребята проснутся и поднимут тревогу.
– Нам осталось пара кварталов до пирса, возле которого стоит шхуна, – сказала Кейт. Они старались двигаться в тени домов. – Как вы думаете, я могу снять свой камуфляж?
– Так вот что это такое! – Дэниэл снова улыбнулся, окинув взглядом фигуру Кейт, на которой был надет огромных размеров фиолетовый мотоциклетный шлем и доходящая почти до колен белая куртка. Он рассмеялся. – Как жаль, что тебя не видит сейчас Клэнси Донахью! Он сказал бы, что ты – самый странный агент под прикрытием за всю историю существования спецслужб. Он не одобрил бы моих действий?
– Я этого не сказал. Клэнси ценит конечный результат независимо от того, как он был достигнут. А тебе удалось добиться того, зачем ты пришла.
– Просто повезло, – трезво заметила Кейт.
– И повезло тоже, – согласился Дэниэл. – Ты вообще везучая, как и Бо. Я видел, как Бо выпутывался из таких передряг! А кстати, – Дэниэл посмотрел на девушку, – где же он?
– Бо на пути к Санта Изабелле, – Кейт твердо взглянула на Сайферта. – Вы попали в плен по моей вине, поэтому я должна была освободить вас сама. И не стоило вовлекать в это Бо.
Дэниэл тихонько присвистнул.
– То есть ты устроила все это без ведома Бо? Не могу поверить, что он отпустил тебя одну на такое дело, а сам улетел в небеса!
– А почему бы и нет? – Кейт по прежнему старалась не смотреть в глаза капитану. – В конце концов, я ведь ему никто.
– Возможно, я поверил бы в это, если бы не видел собственными глазами, как он прыгнул вслед за тобой в море. Он был зол, как черт, но не смог поступить иначе. Такое поведение Бо должно означать высшую степень привязанности.
– Вот как? – тихо произнесла Кейт. – Впрочем, откуда мне знать. Я ведь почти незнакома с ним. – Это была чистая правда. Бо был ей чужим. А значит, она может повернуться и уйти из его жизни. А то волшебное чувство физического и духовного единения с Бо, которое испытала она так давно и так недавно, было лишь сном, миражем. Со временем мираж рассеется. Скорей бы!
– Скажи это Бо, – скептически приподнял одну бровь Дэниэл. – Вряд ли он того же мнения о ваших отношениях. – Неожиданно он крепко схватил Кейт за руку. Перед ними возникла громада корабля. При свете луны пустое судно напоминало «Летучего голландца». Паруса были сложены, словно крылья спящей чайки. Внезапно тишину нарушил звук работающего двигателя.
– Что за черт!
– Они что, напились до того, что решили прогуляться в открытое море? – чертыхнулся капитан. – Впрочем, меня это нисколько бы не удивило. Те двое, что охраняли нас в гостинице, хлестали ром, точно воду.
– Так делают на Кастеллано очень многие, – заметила Кейт. – Вообще на Карибском побережье спиртное иногда стоит дешевле минералки.
– Вот только лучше бы этим пьянчугам держать руки подальше от моей шхуны, – угрожающе произнес Дэниэл.
Жестом он подозвал остальных членов команды.
– Оставайся тут, – велел капитан Кейт. – Мы должны успеть спасти судно, прежде чем они попробуют выйти из гавани и разобьют его в щепки. Я то надеялся, что мы заберемся на корабль потихоньку... Ну что ж, придется брать собственное судно на абордаж.
– Я не собираюсь оставаться здесь, – с негодованием произнесла Кейт. – Я хочу...
Но Дэниэл и остальные члены команды уже бежали к кораблю. Что это он себе вообразил? Неужели ему не понятно, что это она, Кейт, до конца будет отвечать за то, чтобы они благополучно покинули Марибу? Она быстро побежала вслед за остальными и настигла Дэниэла у самого трапа.
Капитан не обрадовался появлению девушки.
– Уходи отсюда, – почти прошипел он. – Ты сделала свое дело. Удача не может покровительствовать тебе вечно. Бо придушит меня голыми руками, если с тобой что нибудь случится!
– Ну не знаю точно, – сердито произнес Бо, появляясь рядом с мачтой у самого трапа. – Сейчас мне больше всего хочется придушить не тебя, а нашу очаровательную Кейт.
– Бо! – не веря собственным глазам, воскликнула Кейт. – Но тебя не должно здесь быть!
Дэниэл же только усмехнулся.
– Я так и знал, что ты не сможешь долго оставаться без дела. И где же охрана?
– Оба парня лежат связанные в трюме. Думаю, надо стащить их на берег и бросить на одной из ближайших улиц. Не хотелось бы, чтобы вдобавок к пиратству нас обвинили в похищении добропорядочных граждан Кастеллано. Кстати, я устранил их куда элегантнее, чем собирались сделать вы. Забрался на судно по якорной цепи а ля Эрол Флинн, в то время как вы решили ворваться сюда по трапу, как какие нибудь американские десантники в заливе Свиней. – Бо покачал головой с шутливым укором: – Для бывшего наемника ты действовал удивительно непрофессионально, Дэниэл!
– Ты ведь должен быть с Хулио! – воскликнула Кейт, подойдя к Бо. – Почему ты, черт побери, не с ним?
– Успокойся, Кейт, – тихо, но твердо произнес Бо. – Я и так на тебя сердит. Из за тебя мне пришлось совершить весьма неприятный прыжок с самолета в море. – Бо провел рукой по все еще влажным волосам. – Знаешь, с тех пор, как ты появилась в моей жизни, я превратился в человека амфибию. И мне совсем уж не понравилось сидеть тут и ждать, гадая, что могло случится с тобой в гостинице.
– Вряд ли это моя вина, – дерзко ответила Кейт. – Ты должен был лететь на Санта Изабеллу вместе с Хулио.
– Именно так он мне и передал, – процедил Бо сквозь сжатые зубы, сердясь все больше и больше. – Но я не так охотно подчиняюсь приказам, как твой друг Хулио. Если точнее, я им вообще не подчиняюсь. И советую тебе запомнить это, Кейт.
Девушка глубоко вздохнула. Давно пора привыкнуть к тому, что Бо все время на нее сердится. И не стоит испытывать каждый раз по этому поводу такую острую боль.
– Если не возражаете, я вас перебью... – в тоне Дэниэла сквозила ирония. – Не кажется ли вам, что все эти любезности можно отложить на потом? А сейчас нам лучше поскорее отплывать. Насколько я понял, ты сумел запустить двигатель, Бо?
Бо кивнул, по прежнему не сводя взгляда с Кейт.
– Я сделал все, чтобы быть готовым к вашему появлению. – Он продолжал рассматривать Кейт. – А что это на тебе за ужасные шмотки? Ты похожа в них на одного из «Ангелов преисподней».
– Это ее камуфляж, – нетерпеливо ответил ему Дэниэл. – Теперь, когда мы все выяснили, не пора ли наконец отплыть?
Бо удивленно поднял брови.
– А кто тебе мешает? – На губах его заиграла улыбка. – Не все же мне делать самому. Как никак ты все таки капитан.
Дэниэл улыбнулся.
– Я внесу свой скромный вклад в это мероприятие, – сказал он. – Если вы двое перестанете путаться у меня под ногами. – И он быстро пошел прочь, отдавая приказы.
– Слышала? – произнес Бо, обращаясь к Кейт. – Думаю, нам лучше пройти в мою каюту и дать Дэниэлу заняться своим делом. Я должен сказать тебе несколько слов. Не уверен, что тебе понравится, но тем не менее...
Кейт сняла шлем и устало провела ладонью по волосам.
– Думаю, что уже раньше слышала эти твои слова. Не лучше ли нам помочь Дэниэлу и его ребятам вывести корабль в открытое море? Не хотелось бы, чтобы все сорвалось в последний момент.
– Мы только будем им мешать. – Бо властно взял девушку под локоть и повел к ведущей вниз лестнице. – Команда Дэниэла вымуштрована что надо – все обязанности расписаны до мелочей. Иногда он терпит мою помощь, когда я очень настаиваю, но в такой критический момент капитан просто скинет нас за борт, если мы не уберемся как можно скорее с палубы.
Взглянув на человека на капитанском мостике, Кейт поняла, что стоит прислушаться к словам Бо. Ничего общего с добродушным великаном, к которому она уже успела привыкнуть. Сейчас от Дэниэла исходили сила и мощь, он выглядел величественным, почти грозным.
– Пожалуй, ты прав, – согласилась Кейт.
Бо открыл перед ней дверцу, и девушка с неохотой стала спускаться вниз. Боже, как ей не хотелось сейчас ссориться с Бо. Напряжение и тревоги этого вечера вызвали у нее нечто вроде апатии. Бо же, напротив, был словно заряжен энергией.
– Сколько времени нужно, чтобы выйти из территориальных вод Кастеллано?
– Не больше получаса при попутном ветре, – открыв дверь каюты, он зажег свет. – Вспомогательные двигатели используют обычно для маневров в порту. Их силы недостаточно, чтобы развить серьезную скорость. – Он захлопнул дверь. – А скорость может понадобиться – наше отсутствие наверняка заметят, когда придут сменить охрану.
– Сменить охрану? – Глаза Кейт удивленно расширились. Ну конечно же, они захотят сменить охрану – не только на судне, но и в гостинице. – А я и не подумала...
– Это совершенно меня не удивляет. – Бо взял из рук Кейт шлем и небрежно швырнул его на комод. – Ты ведь всегда действуешь именно так – бросаешься с головой в какую нибудь заварушку, не потрудившись как следует подумать. _ Он быстро расстегивал пуговицы на куртке Кейт. – Самая большая загадка – как тебе вообще удалось дожить до своих лет.
– У меня бы ничего не получилось, если бы я стала перебирать в уме все мелочи, – которые могут мне помешать. Я ведь сумела... – Она вдруг осеклась и растерянно посмотрела на руки Бо, продолжавшие расстегивать пуговицы. – Что ты делаешь?
– Не беспокойся, я не собираюсь сдирать с тебя одежды и набрасываться на твое прекрасное тело. – Бо стянул с нее куртку. – Во всяком случае не сейчас. Просто надо снять с тебя этот идиотский «камуфляж». Он напоминает мне, какой безмозглой идиоткой ты умеешь быть, не прилагая к этому ни малейших усилий. – Бо провел пальцами по спутанным волосам Кейт. Голос его вдруг дрогнул. – Безрассудной идиоткой!
Глаза Бо словно горели, на лоб падала темная прядка намокших волос. Кейт захотелось вдруг пригладить эту прядку, как мать приглаживает волосы на голове непослушного сынишки. Она быстро отвела взгляд.
– Значит, ты ждешь не дождешься возможности от меня избавиться? – с напускным спокойствием спросила Кейт.
– Кажется, ты туговато соображаешь, малышка, – Бо легонько сжал ладонями плечи Кейт. – Я не собираюсь от тебя избавляться. Неужели ты думаешь, что я прошел бы через все, что выпало сегодня на мою долю, если бы собирался дать тебе ускользнуть? Ни за что на свете!
Девушка задиристо вздернула подбородок.
– Мне казалось, что я ясно изложила тебе свою позицию. Мне не нужна ни твоя помощь, ни твоя благотворительность. Как только мы покинем территориальные воды Кастеллано, отдай Дэниэлу приказ высадить меня, где тебе будет угодно, и плыви дальше. Будем считать, что мы ничего больше не должны друг другу.
– Правда? – голос его был обманчиво мягким. – А если я решу, что ты не выполнила условия нашей замечательной сделки? Я готов был ее отменить, но раз уж это единственный способ сохранить над тобой контроль, считай, что она снова в полной силе. Ты ведь обещала остаться со мной, пока я хочу тебя, помнишь?
Улыбка Кейт была полна горечи.
– Но ты ведь не хочешь меня по настоящему. Я лишь часть твоего проекта по реабилитации обделенных жизнью сироток. Ты хочешь погладить меня по головке и отослать в Коннектикут, чтобы...
– Я не хочу тебя?! – взорвался Бо. – Разве я не говорил тебе, что ты делаешь со мной? Как убедить тебя, черт побери?!
В следующую секунду Кейт уже была в его объятиях, и губы их слились в горячем поцелуе. Они страстно целовали, ласкали друг друга, руки Бо скользили по плечам девушки, стены каюты кружились вокруг них. Усилием воли, заставив себя оторваться от ее губ, Бо коснулся кудряшек на виске Кейт.
– Я хочу тебя, как не хотел никого на свете, – хрипло произнес он. – Ты возбудила бы меня, даже если бы я был евнухом в одном из восточных сералей, о которых рассказывал Дэниэл. – Губы его коснулись жилки, пульсирующей на виске. – Все утро я просидел, раздираемый яростью, на этой чертовой платформе перед входом в твой лесной домик. Я был вне себя от беспокойства и по прежнему хотел тебя. Я вспоминал, какая ты горячая внутри, как переливается на солнце твоя нежная кожа, как хорошо с тобой рядом. – Он тяжело вздохнул. – О боже, я так хотел тебя, Кейт!
Она тоже хотела его. Она так остро чувствовала все, что имело отношение к Бо, – силу его упругих мускулов, исходивший от него запах морской соли. А этот голос, заставляющий сильнее биться ее сердце!
Кейт придвинулась поближе к Бо.
– Тогда я останусь с тобой, – просто сказала она. – Я ведь обещала. Я не буду нарушать свое слово. Я останусь с тобой, как договаривались, пока ты от меня не устанешь.
– О господи! Как мне объяснить тебе?! – В восклицании Бо сквозила горечь, почти отчаяние. Он вздохнул, чуть отодвинул от себя Кейт и взял в ладони ее лицо. – Слушай внимательно, малышка, а я постараюсь говорить как можно яснее. Во первых, я никогда от тебя не устану. Во вторых, единственная причина, почему я хотел отослать тебя в Бриарклиф, была... – Конец фразы заглушил протяжный вой сирены, звучавшей словно прямо у них под ухом.
– Что за черт! – Бо отпустил Кейт и бросился на палубу. Кейт кинулась за ним. Они добежали до мостика Дэниэла.
Здесь звуки сирены казались еще громче, но патрульный катер, на котором сирена была установлена, оказался не так близко, как можно было по ним судить.
– Звук был так близко, – прошептала Кейт. – Наверное, резонанс за счет вибрации воды.
– На самом деле катер не так уж далеко, – угрюмо заметил Дэниэл. – Черт побери, если бы у нас было еще десять минут!
– А мы уже так близко к нейтральным водам? – прищурившись, Бо внимательно наблюдал за катером.
Дэниэл кивнул, затем перевел взгляд с катера на Бо.
– Ну так как – опять сдадимся этим подонкам?
Бо покачал головой:
– Только не с Кейт на борту. Мы не можем так рисковать. – Он вдруг лукаво улыбнулся. – Сумеешь погонять их как следует, прежде чем мы от них удерем?
На лице Дэниэла появилась довольная улыбка.
– Ты еще спрашиваешь!
Они остались на мостике и стали наблюдать за Дэниэлом, который стоял за штурвалом, управляя кораблем, который стал выписывать по волнам немыслимые зигзаги. Им необходимо было выиграть время, максимально сократив расстояние до нейтральных вод. Лунный свет освещал колышущиеся над волнами паруса. У Кейт перехватывало дыхание – было что то завораживающее в этой погоне – ревущий катер, преследовавший шхуну, напоминал современного дракона, который пытался их поглотить. Теперь пограничники были ближе, и можно было расслышать, как капитан что то кричит в мегафон по испански. Их призывали остановиться. Дэниэл лишь рассмеялся в ответ.
Кейт почему то не боялась – ею владело радостное возбуждение. Приятно было чувствовать себя частью этого захватывающего приключения с такими необычными людьми, как Бо Лантри и Дэниэл Сайферт.
– Как они близко! Сейчас будут стрелять? Бо обнял девушку за талию.
– Международный конфликт не входит в их планы. Они хотят высадиться на корабль и взять нас в плен. Впрочем, если мы откажемся сдаться, к нам, возможно, применят силу.
– Если сумеют к нам подобраться. – В лунном свете блеснули белоснежные зубы Дэниэла. – Наш «Искатель» куда маневреннее их катера. Думаю, мы от них оторвемся.
– А они не станут преследовать нас в нейтральных водах? – спросила Кейт. – На Кастеллано не привыкли особенно чтить букву закона.
– Они наглеют, только когда чувствуют свою безнаказанность, – ответил на это Бо. – Но тут совсем другой случай. Они наверняка понимают, что с Корпорацией Лантри это не пройдет. Экономические рычаги в наши дни куда эффективнее дипломатии.
Видимо, Бо был прав, потому что с капитанского мостика катера не было сделано ни одного выстрела. Лишь ярость пограничников нарастала с каждой минутой, судя по гневным крикам в мегафон.
Движения катера казались тяжелыми и неуклюжими по сравнению с грациозными маневрами «Искателя». Погоня начинала походить на забавную игру, и Дэниэл играл в нее с отвагой и дерзостью, выставляя команду катера полными идиотами.
Кейт радостно рассмеялась, когда, развернув очередной раз шхуну, Дэниэл заставил катер двигаться еще несколько секунд в неверном направлении, прежде чем команде удалось сменить его курс. Подняв глаза, она увидела, что Бо тоже от души забавляется всеми этими маневрами.
– Дэниэл мог бы стать первоклассным матадором, – заявил он. – Но нашим друзьям на катере, похоже, не очень нравится выступать в роли быка.
– Да уж, он вдосталь помахал перед их носом красной тряпкой! – смеялась Кейт. – Только посмотри, какое удовольствие ему это доставляет! Посмотри на его лицо.
– Я лучше посмотрю на твое! Тебя все это забавляет не меньше, чем Дэниэла, – Бо покачал головой. – А я еще собирался отослать тебя в тихий мирный Коннектикут!
– Ну же, еще немного, – бормотал себе под нос Дэниэл, поворачивая штурвал. – Мы уже почти ушли от них!
– Как он это определяет? – поинтересовалась Кейт.
– Можешь за него не беспокоиться! У Дэниэла внутри встроенный компас и спидометр – ему не нужны никакие приборы.
Тут Дэниэл издал протяжный звук, напоминающий боевой клич команчей на тропе войны, который тут же подхватила вся команда.
Сердце Кейт учащенно забилось от прилива адреналина.
– Мы ушли от них?!
– Ты права, черт возьми, мы действительно от них ушли! – воскликнул Дэниэл, поворачиваясь к продолжавшему преследование катеру и приветствуя противника весьма непристойным жестом. – Плывите домой, подонки! Вы проиграли!
Видимо, офицер на катере понял, что это действительно так, потому что мегафон вдруг замолк. А через несколько секунд из него посыпались самые непристойные ругательства из всех, что приходилось слышать Кейт в портовых кабаках разных стран.
– Но они продолжают плыть за нами! – обеспокоенно заметила Кейт.
– Обычное упрямство, – махнул рукой Бо. – Никому не нравится признавать поражение. Скоро им это надоест.
– Что то не похоже, что они готовы покориться судьбе, – Кейт вдруг с удивлением поймала себя на том, что дрожит. В чем дело? Она нисколько не боялась, когда гонка была в самом разгаре и оглушительно выла сирена, сыпались из мегафона угрозы. Теперь все было закончено и на катере было тихо. Так откуда же это ощущение нависшей угрозы? На катере приглушили двигатели, но по прежнему продолжали двигаться в сторону «Искателя».
– Не нравится мне это, – словно прочитав ее мысли, нахмурился Дэниэл. – Куда безопаснее держать их в таком напряжении, чтобы у них не было времени подумать. А теперь... неизвестно, что у них на уме.
– Но что они могут сделать? – спросила Кейт. – Ты ведь говорил, что они ничего не станут предпринимать, когда мы выйдем в нейтральные воды.
– Не знаю, – медленно произнес Дэниэл. – Понятия не имею.
Кейт почувствовала, как напряглась вдруг рука Бо, обнимавшая ее за талию.
– Иди вниз, – сказал он.
– Что? – она недоуменно перевела взгляда на его лицо.
– Иди вниз, – отрезал он, не сводя взгляд с подозрительно притихшего катера. – И, пожалуйста, один единственный раз – не надо со мной спорить.
– Но я не пони...
Тишину разорвал оглушительный рев двигателей, и катер с бешеной скоростью рванулся в их сторону.
– Черт! – Бо упал на палубу, увлекая за собой Кейт. Она успела увидеть, что катер почти поравнялся с ними.
– Ложись! – приказал Дэниэл команде и сам кинулся на пол. Остальные едва успели последовать его примеру, как в воздухе засвистели пули. От белоснежных парусов летели клочья, сыпались отколотые от мачт щепки. Это длилось не более нескольких секунд. Катер, сделав круг, стал удаляться в сторону Марибы.
Дэниэл поднялся на колени.
– Эти подонки не удержались, чтобы не устроить со злости прощальный салют! Кого нибудь задело? – Слава богу, все члены команды откликнулись! – Бо, а не поучить ли их немного хорошим манерам?!
Дэниэл осекся, повернувшись в сторону Бо. Побледнев, Бо держал на руках безжизненное тело Кейт. Глаза девушки были закрыты, а из раны на виске сочилась тоненькая струйка крови.

Глава 9

– Они застрелили Кейт! – не веря собственным глазам, медленно произнес Бо.
Дэниэл опустился рядом с ним на колени.
Рана на виске. Это наверняка серьезно.
А что, если Кейт умрет? Что, если он потерял ее навсегда? Потерял до того, как успел назвать своею? При мысли об этом Бо охватила вдруг такая паника, что он почувствовал себя маленьким мальчиком, заблудившимся в темном лесу. Кругом было темно. И весь мир теперь, без Кейт, будет казаться ему лишенным света.
– Она не может умереть, Дэниэл! Я не позволю ей умереть!
Дэниэл склонился над Кейт, внимательно рассматривая ее рану.
– Судя во всему, препятствий для дыхания нет, – сказал он. – Рана залита кровью, но на проникающее ранение не похоже. Наверное, ее задело отлетевшей от мачты щепкой. Принеси мне фонарь и аптечку первой помощи, Джим, – сказал он одному из матросов.
– Она не умрет, – полным отчаяния голосом повторял Бо. – Я так много хочу дать ей. У нее никогда ничего не было. Я должен показать ей, как много она для меня значит.
Темные глаза Дэниэла влажно блеснули.
– Не все можно купить, Бо. Кейт не даст тебе подчинить ее своей воле. Она слишком независима.
– Ей придется позволить мне попробовать сделать ее счастливой, – Бо нежно убрал в сторону один из завитков над виском Кейт. – Зачем мне все мои богатства, если я не могу бросить их к ногам Кейт? Всю жизнь я наблюдал, как мои драгоценные родственники и так называемые друзья дерут друг другу глотки, чтобы урвать хоть малую толику из Фонда Лантри. Деньги никогда не могли дать мне того, в чем я нуждался! Но теперь все совсем иначе. Потому что, только имея деньги, я могу дать Кейт комфорт и безопасность. – Бо попытался прочистить горло. – И счастье. Боже, как я хочу, чтобы Кейт была счастлива!
– Почему ты думаешь, что деньги принесут ей больше счастья, чем принесли тебе? – тихо спросил Дэниэл. – Не сказал бы, что Кейт очень уж заботится о материальных благах. Совсем наоборот.
Джим принес синюю жестяную коробку с красным крестом на крышке.
– А теперь посмотрим, насколько серьезна ее рана. Держи фонарь поближе, Джим.
Дэниэл вынул из аптечки марлевый тампон и принялся осторожно вытирать кровь с виска Кейт. Через несколько секунд капитан вздохнул с облегчением.
– Слава богу, все в порядке. Это всего лишь царапина – и не слишком глубокая. Кейт, наверное, даже не потеряла бы сознания, если бы щепка не ударила в самый чувствительный участок виска. Она вот вот придет в себя.
– Ты уверен? – Бо недоверчиво посмотрел на друга. – Она же совершенно неподвижна.
– Уверен, насколько я вообще могу быть в чем то уверен. Я ведь не доктор, но имел достаточно опыта во врачевании ран.
Да, да, убеждал себя Бо, Дэниэл знает толк в таких делах. С Кейт все будет в порядке.
– Слава богу! – воскликнул он, увидев, как дрогнули веки девушки.
«Бо опять сердится», – печально подумала, приходя в себя, Кейт. Голос его звучал как натянутая струна. Кейт чувствовала это, слышала сквозь туман, застилавший глаза. В виске ее засела тупая ноющая боль. Отчего это? Мысли путались, не желая выстраиваться в ряд. Ах да, ее ударили по голове на складе, перед тем как они с Бо сожгли кокаин. Но это было так давно – почему голова до сих пор болит? Значит, дело не в этом. Пулеметная очередь. Память разом вернулась к Кейт. Корабль, погоня, голос Бо, призывающий ее не спорить и немедленно лечь на пол. И свист пуль.
Она широко открыла глаза и произнесла слабым голосом:
– Это не моя вина...
– Кейт!
Какой хриплый у него голос!
– Это не моя вина, – настаивала девушка. – У меня просто не было времени упасть. – Она вдруг нахмурилась. – Впрочем, я не сделала бы этого в любом случае. Ты не имеешь права отдавать мне приказы.
– Что я говорил? – усмехнулся Дэниэл. – Она слишком независима, чтобы подчиниться тебе.
– Пусть, пусть будет независимой, только бы все с ней было в порядке, – Бо смотрел на нее с такой нежностью, что у Кейт перехватило дыхание. Значит, он не сердится – невозможно сердиться на человека и так на него смотреть. – Тебе больно?
Кейт не сводила глаз с его лица.
– Нет. Все в порядке. Кто нибудь еще пострадал?
Дэниэл покачал головой.
– Тебя задело случайно. Можешь подняться?
– Да, конечно, – Кейт попыталась сесть, но сильные руки Бо тут же легли ей на плечи.
– Лежи спокойно, – приказал он. – Ты уверен, что ей можно вставать, Дэниэл? Капитан пожал в ответ плечами.
– Не вижу, почему нет. Я ведь уже сказал тебе, что рана ее – не более чем царапина.
– Тогда я отведу ее в каюту. Пришли ко мне Джима с аптечкой, хорошо? – Он встал, не выпуская из рук Кейт, и прижал ее к себе покрепче. – Теперь я буду о ней заботиться.
Дэниэл тоже встал на ноги и спросил Бо:
– Куда плывем? На Санта Изабеллу?
– Я еще не решил. Главное, умчи нас подальше от Кастеллано, пока мой бешеный восторг по поводу того, что Кейт осталась жива, не сменился желанием вернуться и снять парочку скальпов. Я не хочу, чтобы она снова увидела этот поганый остров когда нибудь в своей жизни.
Бо взял ее на руки и понес прочь. Девушка прижималась головой к его груди и слышала, как отчаянно стучит сердце. В его властных объятиях так приятно было ощущать себя маленькой и хрупкой. Слишком хрупкой и уязвимой. Так хотелось расслабиться и позволить Бо взять все в свои руки, но Кейт не собиралась поддаваться минутной слабости.
– Я могу идти сама. Поставь меня на ноги, – потребовала она. – Меня ведь не ранило – это всего лишь ссадина.
Бо поглядел на нее сверху вниз, и на губах его заиграла такая добрая, солнечная улыбка, что сердце Кейт тут же растаяло.
– Я знаю, что можешь, но так не хочется тебя отпускать. Прости мне эту маленькую слабость, дорогая.
Кому нужна была какая то независимость, когда Бо улыбался ей вот так?
– Хорошо, – сказала Кейт, снова припадая щекой к его груди. Стук сердца Бо словно убаюкивал девушку, пока он нес ее в каюту. Бо осторожно положил Кейт на кровать и накрыл простыней. Она плыла в дымке сладкого блаженства, не замечая ничего вокруг.
Рука Бо откинула волосы с ее лба.
– Эй, проснись! Подожди, пока я не перевяжу твою рану.
Матрац прогнулся под его весом, и, открыв глаза, Кейт увидела, как он берет аптечку первой помощи из рук щуплого помощника Дэниэла. Как его там звали – Джим? Потом Джим исчез, а Бо склонился над ней все с той же неотразимой улыбкой на губах.
– Может пощипать немного, – предупредил он, прикладывая к голове Кейт марлевый тампон.
Она резко вдохнула воздух – антисептик действительно щипал, и куда сильнее, чем обещал Бо.
– Черт побери, – Бо с сочувствием посмотрел на Кейт. – Потерпи немного, сейчас все закончится. – Он сдержал слово – не прошло и нескольких секунд, как ранка была обработана и заклеена пластырем. – Вот так, – Бо с довольным видом защелкнул замок на аптечке. – Теперь можешь спать.
– Могу спать? – она неуверенно посмотрела на Бо. – А ты?
Бо покачал головой:
– Может быть, чуть попозже. Я хочу понаблюдать за тобой, чтобы убедиться, что ты не получила сотрясение мозга. – Он поправил укрывающую ее простыню. – Впрочем, что это я так волнуюсь? Совершенно очевидно, что голова у тебя чугунная. Иначе она просто не выдержала бы испытаний последних двух дней.
– Можешь прилечь рядом, – осторожно предложила Кейт, удивляясь про себя тому, как быстро можно привыкнуть к нежно баюкающим тебя сильным мужским рукам.
Бо покачал головой:
– Я слишком устал, и могу сразу же уснуть. Не стоит рисковать. Посижу рядом, пока ты не заснешь. А потом мне надо будет подняться наверх и сказать Дэниэлу, куда мы плывем, но я буду возвращаться и проверять, как твое самочувствие. Тебе не страшно остаться одной? Кейт покачала головой.
– Я привыкла спать одна. По сравнению с тропическим лесом, «Искатель» – густонаселенная маленькая планета.
У Бо болезненно сжалось сердце. Вся жизнь этой малышки была огромным лесом одиночества. Но теперь все будет иначе. Он никогда больше не допустит, чтобы Кейт почувствовала себя несчастной и одинокой.
– Я и забыл, что твое второе «я» – Шина, королева джунглей. – Он вдруг очень серьезно посмотрел ей прямо в глаза. – Что мне сказать Дэниэлу по поводу Санта Изабеллы? Ты хочешь повидаться с Джеффри и Хулио, прежде чем мы поплывем дальше?
– Мне очень хотелось бы этого, но решать тебе, – она твердо выдержала взгляд Бо.
– Ах да, наша знаменитая сделка. Как я устал постоянно ее обсуждать! – Он пожал плечами. – В любом случае, если мы не зайдем на Санта Изабеллу, мне придется посылать туда курьера, чтобы он взял у Хулио твою карусель.
Лицо Кейт засветилось.
– Так она цела?
– Ну конечно. Тебе следовало бы знать: я ни за что не позволю, чтобы что то случилось с вещью, которая имеет для тебя такую ценность. – Бо сделал паузу. – Итак, ты предоставляешь мне определять, куда мы плывем?
Девушка пожала плечами.
– Не все ли равно. Все карибские острова похожи друг на друга. – Она вдруг нахмурилась. – Должна предупредить, что буду чем то вроде камня у тебя на шее. Не так много портов, которые примут с распростертыми объятиями женщину без документов. Наверное, тебе лучше было бы путешествовать без меня.
– Ах да, твой паспорт. Надо что то предпринять по этому поводу. – Бо рассеянно играл с ее пальцами. – Поскольку мне очень нравится именно этот милый камешек, висящий на моей шее, я не собираюсь путешествовать без него. – Он снова улыбнулся. – У меня ведь нет твоего богатого опыта. Мне будет одиноко.
– Правда? – Признание слабости со стороны блистательного Бо Лантри наполнило ее неизъяснимой нежностью. – Никогда бы не подумала, что тебе тоже бывает одиноко.
– Я был одинок всю свою жизнь, – Бо вдруг серьезно посмотрел прямо в глаза Кейт. – И поэтому мне необходимо, чтобы ты осталась со мной. Ты ведь обещала однажды обо мне позаботиться. Тогда это лишь позабавило меня, но теперь я стал ко многому относиться иначе. Так ты будешь заботиться обо мне? Ты спасешь меня от одиночества?
О, как ей хотелось бы этого! Ей хотелось отдать этому мужчине все. Нянчиться с ним, заботиться о нем, защищать его, любить его. Да, конечно же, любить!
– Да, я буду о тебе заботиться, – тихо произнесла Кейт. Она попыталась улыбнуться, но губы ее дрожали. – Разве это не есть первая и главная обязанность любовницы? Но тебе придется научить меня остальным нюансам этой роли. Правда, учусь я быстро.
На его лицо набежала тень. Он открыл было рот, чтобы что то сказать, но тут же передумал и снова посмотрел на ее руку, которую продолжал сжимать в своей.
– Мы еще обсудим это во всех деталях, – сказал наконец Бо. – Но только не сегодня. Тебе надо хорошенько выспаться. Поговорим завтра. Есть одна вещь, которую тебе необходимо знать. – Он по прежнему не смотрел ей в лицо. – Видишь ли, ситуация изменилась. Я вдруг обнаружил, что не такой уж я сильный человек, каким казался себе всю жизнь. Ты – мое слабое место. Мне вдруг захотелось стать для тебя Галахадом и Ланселотом в одном лице. Черт побери, да я согласился бы даже на роль этого слизняка Эшли Уилкса.
– Эшли Уилкса? – озадаченно переспросила Кейт.
– «Унесенные ветром», – подсказал Бо. Но Кейт смотрела на него все так же смущенно. – Так ты и это умудрилась пропустить? – Бо улыбнулся. – Блестящий образец классики, который тебе необходимо прочитать. У одной леди хватило ума и воображения написать роман о героической истории Юга. Возможно, я даже заставлю тебя заучить несколько абзацев наизусть. – Он помолчал. – Но я не Ланселот и не Эшли Уилкс, и не собираюсь быть никем, кроме Бо Лантри. – Губы его скривились. – А он очень эгоистичный парень, этот Бо Лантри! Он, например, не хочет когда либо еще испытать то, что испытал сегодня, когда увидел кровь на твоем виске! И, лелея свой эгоизм, не позволит, чтобы это случилось вновь.
Ясные синие глаза Кейт сонно, почти закрываясь, смотрели на Бо.
– Спеть тебе колыбельную? – неожиданно предложил он.
– А ты умеешь? – изумилась Кейт.
– Иногда пользуюсь этим как изощренной формой садизма. У меня нет слуха, а голос напоминает звуки бегущей по следу гончей. Нет, уж лучше я расскажу тебе на ночь сказку. Ты хочешь, чтобы тебе рассказали сказку, малышка?
– Думаю, да. – Кейт не помнила, чтобы кто нибудь когда нибудь рассказывал ей на ночь сказки. Она поудобнее устроилась на подушках и выжидающе посмотрела на Бо. – И какую же историю ты собираешься мне рассказать?
– Ну, я подумывал о «Докторе Живаго», но это слишком грустно для сказки на ночь, – он подоткнул простыню, покрывавшую Кейт. – Думаю, пусть это будут «Унесенные ветром». Хорошо, дорогая?
Бо был так красив! И снова улыбался своей неотразимой улыбкой, способной растопить любое сердце.
– Звучит заманчиво.
– К тому же пора мне начать приобщать тебя к героической истории Юга. С чего же мне начать? Итак, однажды много лет назад на красивой плантации под названием Тара жила была южная красавица по имени Скарлетт О\'Хара.
– Но кто такой был Эшли Уилкс? – перебила его Кейт.
– Подожди, дойдем и до этого. Хотя он и не герой нашего романа.
– Он был неженкой и размазней?
– Да. Итак, Скарлетт была очень испорченной и своевольной юной леди и была влюблена в своего соседа Уилкса, который был влюблен в свою кузину Мелани...
Кейт проснулась от тихого стука в дверь. Она машинально поглядела на несмятую подушку рядом с собой, впрочем, не особенно надеясь увидеть рядом Бо. Кейт смутно помнила, что заснула почти сразу же после пожара Атланты. Уже сквозь сон она чувствовала, как Бо снова подоткнул простыню и нежно коснулся губами ее лба. Как прекрасно было лежать под прохладной простыней и слушать, как Бо с неподражаемым, хотя и чуть чуть циничным юмором пересказывает историю Скарлетт О\'Хары, наблюдать, как меняется его лицо в такт рассказу.
– Войдите! – крикнула Кейт, и дверь тихонько открылась.
В каюту вошел Джим, неся в руках круглый металлический поднос, накрытый белой салфеткой.
– Доброе утро, мисс Гилберт. Ваш завтрак. Мистер Лантри сказал: вы должны съесть все, что на подносе. – Джим поставил еду на тумбочку рядом с кроватью. – Он хотел бы, чтобы вы присоединились к ним на палубе, как только это будет возможно. Одежда, в которой вы были вчера, выстирана. Сейчас я принесу ее.
– Зачем же вы стирали мою одежду, Джим, – Кейт улыбнулась парнишке. – Я привыкла стирать все сама. Очень неудобно, что мне прислуживают.
– Ну что вы, – ответил Джим. – Вы оказали нам всем вчера огромную услугу. А долг платежом красен.
Как только за Джимом закрылась дверь, Кейт встала с кровати, завернувшись в простыню.
«Огромную услугу», – мрачно подумала она. Хорошо, что эта услуга не обернулась для всех бедой и никто, кроме нее, не пострадал. Кейт подняла салфетку, закрывавшую содержимое подноса. Конечно, она хотела как лучше, но, возможно, Бо был прав, когда обвинял ее в излишней импульсивности. А впрочем, не стоит предаваться мрачным воспоминаниям, когда солнце так ярко светит в иллюминатор, а на палубе ее ждет Бо. Надо наслаждаться сегодняшним днем, не омрачая его грустными мыслями о прошлом или будущем.
И завтрак будет совсем неплохим началом дня. Она с аппетитом поглощала яичницу с беконом и воздушное печенье. На сей раз ей не составило труда исполнить указания Бо и съесть все до последнего кусочка. Кейт вдруг вспомнила, что почти ничего не ела около двух дней. В последний раз она плотно позавтракала позавчера здесь же, на «Искателе», а потом лишь съела немного жаркого в коттедже Консуэло.
Бо ведь тоже, наверное, не ел с тех пор как они покинули корабль, и сейчас наверняка наслаждается своим завтраком. Интересно, какие у него любимые блюда? Им еще столько предстоит узнать друг о друге. Страсть и совместно пережитые опасности сделали их неожиданно быстро очень близкими людьми, и Кейт казалось странным, что она не знает о Бо стольких чисто бытовых мелочей. Ну что ж, теперь у них будет время узнать друг о друге все. Не стоило надеяться, что Бо воспылал к ней страстью на вечные времена, но, как было понятно из его вчерашних слов, он все же испытывает к ней что то помимо сексуального влечения. Может быть, если Кейт будет очень очень стараться стать такой же искушенной, как те женщины, с которыми привык иметь дело Бо, она пробудит в нем хотя бы малую толику тех чувств, которые владели сейчас ее сердцем.
Минут через сорок Кейт в последний раз пригладила свои непослушные кудряшки, заправила в джинсы белую рубашку и скорчила гримасу перед зеркалом. Темноволосая замарашка, в которой на вид нет ничего романтического. А вот в душе она похожа скорее на Мелани, чем на обожаемую Бо Скарлетт О\'Хара.
Выйдя на палубу и увидев Бо, болтающего о чем то с Дэниэлом, она еще более утвердилась в своей принадлежности к трепетной части человечества. Она почувствовала себя такой же безнадежно романтичной и безумно влюбленной, как Джульетта, Элоиза и Джиневра вместе взятые.
Бо был одет в обтягивающие бежевые джинсы и темно коричневую рубашку с закатанными до локтей рукавами. По контрасту с одеждой бронзовые волосы Бо казались еще более яркими и блестящими. Под глазами его виднелись темные круги. Неужели он вообще не ложился?
Увидев Кейт, Бо неодобрительно нахмурился.
– Ты сняла пластырь!
– Он намок, когда я принимала душ.
И ни слова о ее шикарной прическе! Все, что он заметил, – это отсутствие пластыря!
– К тому же на воздухе ранка заживет быстрее. – Она глубоко вдохнула соленый морской воздух. – Ни одна рана на свете не позволит себе не зарубцеваться в таких чудесных условиях. Кобальтовое море, сапфировое небо, золотой солнечный свет... – Она замялась в поисках эпитета, который подошел бы для описания радуги разноцветных брызг, рассыпанных вокруг. – Должно быть, именно в такой день Ной понял, что земля родилась заново и пора выпускать свою голубку. Хмурое лицо Бо озарилось вдруг улыбкой.
– Послушай, Дэниэл, то она сравнивает тебя с Хароном, теперь с Ноем. Так дойдет дело и до Мафусаила. Не сбрить ли тебе бороду? Она явно производит на женщин совсем не то впечатление, какого хотелось бы добиться такому бабнику, как ты.
Но Дэниэлу явно не показалась смешной его шутка.
– Уж лучше служить паромщиком для кучки животных, чем делать то, чего хочешь от меня ты, – огрызнулся он. – Это ведь незаконно, черт возьми. Чтобы иметь на это право, нужна куча разных бумаг.
– Тогда придется действовать по плану номер два, – угрюмо ответил Бо. – Вот это будет вполне законно. Если мы берем на борт кого то с правильно оформленными бумагами и это происходит в американских водах...
Кейт удивленно переводила взгляд с одного на другого.
– О чем это вы говорите? Я, должно быть, утратила нить.
– Да, Бо, объясни ей, о чем это мы говорим, – ехидно произнес Дэниэл. – В конце концов, это ведь имеет к ней отношение. Небольшое, но имеет.
– Замолчи, Дэниэл, – потребовал Бо. – Ты только усложнишь все еще больше. – И он с мрачным видом повернулся к Кейт: – У нас возникла небольшая проблема. Если помнишь, вчера вечером я поднялся на палубу к Дэниэлу, чтобы обсудить, куда мы держим путь дальше.
– И что же?
– Так вот, я принял решение. Нам осталось плыть до пункта назначения примерно полдня.
– А могу я все таки узнать, куда же мы плывем? – с шутливым смирением поинтересовалась Кейт.
– На Санта Изабеллу. – Он выдержал паузу. – Сначала на Санта Изабеллу.
– Сначала?
– А потом наш путь лежит в Норфолк, штат Виргиния.
– Виргиния? – воскликнула Кейт. – Но это же в Соединенных Штатах! Иммиграционные службы ни за что не пропустят меня без документов.
– Я решил, что устал бороздить просторы Южных морей и хочу вернуться домой, – продолжал Бо. – А ты согласилась следовать за мной.
– Но я ведь не могу без...
– Мы добудем тебе паспорт, но на это может потребоваться время. Вот почему мы остановимся на Санта Изабелле. Нам надо получить у Брендена информацию о твоем рождении и возможном местонахождении твоей матери. Но пока мы будем ожидать, что придумают по этому поводу юристы, не хотелось бы болтаться в открытом море, подобно «Летучему голландцу».
– Тогда тебе надо плыть без меня, – сказала Кейт, изо всех сил стараясь изобразить улыбку.
– Черта с два, – тихо, но твердо произнес Бо. – Тем более что существует способ обойти законы. Дэниэл может все устроить.
– Каким же образом?
– Мы находимся в полумиле от побережья острова Ланик, принадлежащего Соединенным Штатам. Поскольку Дэниэл считает, что не имеет права сам проводить подобные церемонии, ему придется сойти на берег, найти мирового судью или какого нибудь другого чиновника и привести его на борт «Искателя». – Бо глубоко вздохнул. – Чтобы сочетать нас браком.
– Сочетать браком?!
– Ну да, чтобы поженить нас. Что то не вижу в тебе ни малейшего энтузиазма.
– Весьма благоразумная юная леди, – поспешил вмешаться в разговор Дэниэл. – Давай забудем об этом твоем минутном помешательстве, Бо. – Он поморщился. – Если в Седикане станет известно, что я выступил в роли Купидона, это окончательно разрушит мою репутацию.
– Нет, мы не забудем об этом, – твердо произнес Бо. – Мы должны пожениться сегодня же. Когда мы сойдем на берег, могут возникнуть самые разные проблемы с бумагами для Кейт. Но как только мы поженимся, она автоматически становится гражданкой Соединенных Штатов и находится под защитой моего имени и всего могущества Корпорации Лантри. Конечно, и в этом случае нас ждут проблемы с иммиграционными службами, но они будут меньшего калибра.
– Это не самое простое решение проблемы, – медленно произнесла Кейт. – Неужели нельзя найти другого?
Дэниэл открыл было рот, но Бо остановил его испепеляющим взглядом и заговорил сам:
– Другого способа нет. Ты обещала следовать за мной, и это единственная возможность не нарушать слово. – Он вдруг запнулся и взглянул на нее с недоверием. Постепенно его горячность сменилась целой гаммой чувств, и наконец он бесцветно произнес: – Но не стоит так переживать по этому поводу. Даже настоящие браки редко длятся в наши дни больше нескольких лет. Так что это не на всю жизнь.
«Конечно, это не на всю жизнь», – тупо повторила про себя Кейт. Всего лишь до тех пор, пока это не надоест Бо. И она не должна испытывать от его слов такую мучительную боль.
– Я знаю, – медленно произнесла она вслух. – Я просто подумала, что со временем ты можешь пожалеть об этом опрометчивом шаге.
– Я никогда не жалею о принятых решениях, какими бы ни были их последствия: – Бо снова улыбался. Но глаза его не смеялись. – Я считаю, что ты стоишь этого, Кейт. Итак, ты согласна?
– Если ты так хочешь...
– Какая покорность! – ехидно заметил Бо. – Неужели наша Кейт стала совсем ручной?
– Тут дело не в покорности, – Кейт стойко выдержала его взгляд. – Просто я стараюсь всегда держать свое слово.
– Я тоже, – уже гораздо мягче произнес Бо. – Помни об этом, Кейт. Я тоже привык держать свое слово.
Кейт подумала о том, что настроение его меняется с быстротой молнии. Чего хочет от нее на самом деле этот человек? Она согласилась выполнить его волю, но не могла прогнать от себя мысль, что за внешней бравадой и напускным цинизмом Бо снова угадывается мятущаяся душа.
– Приступай к делу, Дэниэл, – повернулся к капитану Бо. – Я хочу покончить с этим как можно скорее. Мы совершим обряд в твоей каюте. – Он пожал плечами. – Не все ли равно где – место вполне подходящее.
– Нет! – вдруг воскликнула Кейт. Она как то никогда не задумывалась о бракосочетаниях, тем более о своем собственном, но поспешная, скомканная церемония в каюте Дэниэла показалась ей сейчас отвратительной. Клятвы, которыми они готовились обменяться, не значили ничего для Бо, но для нее они значат очень много. И Кейт хотелось, чтобы вокруг было красиво, когда она впервые произнесет заветные слова. – Пусть это произойдет на палубе, при ярком солнечном свете!
В глазах Бо мелькнули удивление и радость.
– Почему бы и нет? Вся команда сможет в случае чего выступить свидетелями. Нам ведь понадобится любой документ, какой удастся добыть.
– Я уже в пути, – Дэниэл повернулся, чтобы идти. – Но сначала надо спуститься в каюту взять свои бумаги и рекомендации, состряпанные для меня Клэнси. Никогда не приходилось иметь дело с мировыми судьями.
Кейт быстро подошла к капитану и положила ладонь на его сильную мускулистую руку.
– Такая роль не будет вам слишком тягостной, Дэниэл?
Дэниэл перевел взгляд с ее руки на обеспокоенное личико девушки.
– Да черт бы... – Он вдруг резко остановился, встретившись с ней взглядом, затем улыбнулся с удивительной нежностью. – Ничего, переживу. – Он похлопал девушку по руке. – Я не только буду шафером, я принесу в честь этого события огромную жертву.
– Какую же? – с любопытством спросила Кейт.
Дэниэл угрюмо взглянул на собственную загорелую грудь, заросшую рыжей щетиной.
– Я надену рубашку! – Он развернулся и пошел прочь. – Но не ждите от меня большего. – Он почти дошел до двери, ведущей с палубы вниз, но вдруг обернулся. – Нет, пожалуй, еще одно. Для церемонии вам потребуются кольца. Бо, насколько я знаю, никогда не носит колец. А у тебя есть кольцо, Кейт?
Девушка покачала головой.
Тогда Дэниэл снял с пальца массивный перстень из флорентийского золота и кинул его Бо.
– Можешь воспользоваться этим! Но учти: это кольцо – мой талисман, и я захочу забрать его обратно.
Кейт внимательно изучала перстень. Он явно был очень ценным, и не только потому, что был сделан из чистого золота. Перстень был украшен причудливой гравировкой. Цветущая роза, пронзенная шпагой.
– Талисман? – переспросила Кейт. Дэниэл кивнул.
– Его дал мне могущественный шейх Седикана, которому я оказал однажды услугу. Тогда я не знал о том, что, надев, этот перстень, я нахожусь под защитой и покровительством шейха. Этот вензель узнают по всему Седикану. – Губы его насмешливо скривились. – Мятежники, взявшие меня в плен, украли это кольцо и продали его на базаре. Купивший принес его шейху, и тот поспешил связаться с Донахью. Вместе они выследили продавца, и он привел их ко мне. После шести месяцев в аду, из которого мне удалось выбраться благодаря подарку шейха, я стал считать это кольцо волшебным.
– Понимаю, – кивнула Кейт. Волшебство. Что ж, для брака, который они заключат сегодня, совсем не лишними будут волшебство и удача, которую приносит это кольцо.
– Спасибо, что разрешили нам воспользоваться им, Дэниэл!
– С превеликим удовольствием, – и Дэниэл стал спускаться по ступенькам.
Когда позже Кейт вспоминала состоявшуюся спустя несколько часов церемонию, перед ней вставали быстро сменяющие друг друга картины и ощущения. Легкое покачивание корабля, жаркий солнечный свет, команда, застывшая с серьезными, торжественными лицами. Тощий мировой судья мистер Каррутерс, напыщенно произносящий положенные слова. Дэниэл в своих обрезанных джинсовых шортах и в белой роскошной накрахмаленной рубашке, застегнутой на все пуговицы. Золотое кольцо, которое надели ей на палец. Низкий хрипловатый голос Бо, повторяющего клятвы, ее собственный слабый голосок, звучащий словно где то вдалеке. Все было как в тумане до тех пор, пока Бо не сказал ей:
– Ты, наверное, не знаешь, но в наше время очень модно произносить свои собственные клятвы, помимо тех, что повторяешь за священником или судьей. Кажется, начало этой традиции положили в шестидесятые годы «дети цветов». – Он взял руки Кейт в свои. – Никогда не думал, что захочу последовать их примеру, но сейчас я чувствую, что это действительно необходимо.
Он задумался на секунду, затем, подобрав нужные слова, произнес их громко и отчетливо:
– Есть всего несколько человеческих качеств, которыми я очень дорожу и которые так редко встречаются в нашем противоречивом мире. Это честность, верность и благородство любящей души. Я нашел все эти качества в тебе, Кейт. – Он крепче сжал ладони девушки и посмотрел ей прямо в глаза. – Я обещаю тебе взамен свою честность и свою верность. Я не могу обещать той же щедрости духа. Это редкое, бесценное качество, и я не уверен, что обладаю им. Но я дам тебе свою силу, свои знания и опыт, накопленный годами. И еще я обещаю тебе свою дружбу, – он глубоко вздохнул. – Это не те дары, которые я предлагаю всем и каждому. Ты примешь их, Кейт?
– О, да, – Кейт была так удивлена и тронута сказанным, что едва смогла произнести эти два слова. – Я... не ожидала ничего подобного. И не знаю, что сказать в ответ.
– Ничего не надо говорить, и просто хотел, чтобы ты знала. – Бо снова повернулся к мистеру Каррутерсу: – Продолжайте, судья.
– Осталось всего несколько строчек, – Каррутерс склонился над Библией.
Кейт едва слышала его слова – она думала только о клятве Бо. Как он говорил! Как прекрасно все, что происходит с ними, и этот поцелуй Бо в конце ритуала.
Она видела, точно сквозь сон, как Бо благодарит мистера Каррутерса, потом передает ему конверт. А после этого Дэниэл пригласил их всех выпить у него в каюте, прежде чем судью отправят на берег.
Бо отрицательно покачал головой.
– Надеюсь, вы меня извините, но нам с Кейт надо поговорить. – Он повернулся к девушке: – Ты спустишься со мной в каюту?
Кейт медленно кивнула, Бо взял ее под локоть и повел к лестнице. Как только за ними захлопнулась дверь каюты, девушка повернулась к Бо.
– О чем же ты хотел со мной поговорить?
– Что? – переспросил он и тут же встряхнул головой, чтобы скинуть наваждение церемонии. – Сделай одолжение, не смотри на меня так, хорошо? Я ведь собирался только поговорить, когда вел тебя сюда.
– А теперь? – тихо спросила Кейт, делая шаг в его сторону.
– А теперь мне хочется бросить тебя на кровать и мучить известным мне одному способом.
– Но этот способ вовсе не показался мне мучительным, – чуть улыбнувшись, заметила Кейт. – Напротив, мне очень даже понравилось. Или на этот раз все будет по другому?
– Ну конечно, – в глазах Бо мелькнул лукавый огонек. – Разнообразие – пикантная приправа к нашей жизни, особенно когда речь идет о разных способах «заниматься этим», – пошутил Бо, но лицо его тут же сделалось вдруг серьезным. – Послушай меня. Больше всего мне хочется лежать рядом с тобой обнаженным в этой самой постели, но привел я тебя сюда вовсе не для этого. Я должен сказать тебе, зачем нам понадобилась церемония, которая только что совершилась на палубе.
– Но ты уже объяснял мне это, – Кейт улыбалась, глядя на Бо глазами, полными любви и преданности. А руки ее между тем медленно расстегивали пуговицы на рубашке. – Я прекрасно понимаю. Ты хочешь домой. У меня никогда не было дома, но я знаю, что такое ностальгия. Если ты хочешь, чтобы я была с тобой, я согласна последовать туда, куда собираешься ты. – Да она поплыла бы даже в пасть самому страшному морскому чудовищу, только бы Бо снова взглянул на нее так, как смотрел, произнося свои клятвы. – И не бойся – я не собираюсь висеть камнем на твоей шее. Как только тебе надоест все это – достаточно одного слова, и я освобожу тебя от своего присутствия. – Ее голос дрогнул, но она с усилием договорила: – А пока мы вместе, я постараюсь не забывать, что нашего брака на самом деле не существует. Обещаю не уподобляться Ксантиппе.
Кейт расстегнула и сбросила рубашку. Бо не мог отвести взгляд от открывшейся взору впадинки между грудей.
– Не существует? – опомнившись, переспросил он. – О чем ты, черт возьми?! И кто такая Ксантиппа?
– Ксантиппа была женой Сократа, – пояснила Кейт, пытаясь справиться с застежкой лифчика на спине. – Очень сварливая женщина. Сократ говорил, что, научившись жить с Ксантиппой, он научился ладить со всем остальным миром.
– Тогда неудивительно, что он согласился выпить чашу с ядом, – Бо глубоко вздохнул. Справившись наконец с застежкой, Кейт сняла лифчик. – И почему это у меня такое впечатление, что ты пытаешься меня соблазнить?
Кейт подошла вплотную к Бо и стала расстегивать его рубашку.
– Наверное, потому, что я действительно пытаюсь это сделать. – Ее упругие полные груди были так близко. Достаточно одного прикосновения, и они нальются желанием. – Я читала несколько книг по этому вопросу. Агрессивность со стороны женщины иногда нравится мужчинам. – Она лукаво улыбнулась. – Ты ведь только что сказал, что разнообразие – пикантная приправа к нашей жизни. – Расстегнув рубашку, она прижалась к обнаженной груди Бо. – До сих пор агрессором все время был ты. А сегодня моя очередь.
– Ничего себе! – воскликнул Бо, подаваясь вперед, чтобы еще крепче прижать к себе эту роскошную грудь. – А ты ведь еще не знаешь, что такое феминизм, и, боже, храни всех нас, мужчин, когда ты узнаешь об этом.
Кейт медленно сняла с Бо рубашку, продолжая прижиматься к нему грудью. Она слышала, как сердце его бьется все сильнее и сильнее, а дыхание становится хриплым от страсти. Как приятно знать, что она действует на него таким образом. Но Кейт хотелось большего. Ей хотелось доставить ему такое неистовое удовольствие, чтобы у него перехватило дух и закружилась голова. Она так любила этого человека!
– Давай же, мучай меня, Бо, пожалуйста... О!
Руки Кейт дрожали, а глаза невозможно было оторвать от сильного мужского тела с грацией атлета. Тогда, утром, у пруда, она не успела на него насмотреться. Тело Бо излучало красоту и силу, мускулы его казались тверже стали. Она чувствовала силу их, жар его желания, видела огонь, горящий в его золотистых глазах.
– Обещаю, что тебе понравится, – тихо произнес он, подходя к ней. Голова Кейт закружилась, она приготовилась было опуститься на постель, но Бо удержал ее. – Нет, не так. Все будет иначе, помнишь? – Присев на краешек койки, он усадил Кейт к себе на колени. – Но так же красиво и волнующе!
– Это всегда было прекрасно, Бо, – прошептала девушка, опуская голову ему на грудь. Она слышала, как бьется его сердце, а рука Бо нежно гладила ее по волосам. – Ты словно преподносишь мне каждый раз все новые чудесные дары.
Она услышала тихий смех Бо над самым своим ухом.
– Ты всегда выражалась очень высокопарно, – он шутливо потрепал Кейт по волосам. – Но ты тоже одариваешь меня со всей своей щедростью, маленькая царица Савская. И было бы несправедливо брать с тебя целых сто двадцать талантов золота, – он развернул Кейт к себе лицом, так что ноги ее оказались на кровати по обе стороны от его бедер. – Хотя я намерен доказать, что стою каждого таланта твоих сокровищ... – жарко шепнул он.
– Ты стоишь большего... Ты безумен, мой дорогой Бо! – шептала она, не находя слов, чтобы выразить в полной мере наполнявший ее восторг. Она никогда еще не чувствовала себя такой слабой, уязвимой и в то же время сильной, готовой наслаждаться жизнью и дарить наслаждение. Где то в глубине ее тела разгорался с новой силой пожар желания. – Тебе не кажется, что пора вспомнить друг друга глубже?
– Ты не хочешь продлить то, что так сладко и приятно? – нежно спросил Бо. – К тому же мы еще не начали обещанную мною гимнастику. – Одной рукой он сжал ягодицы Кейт и придвинул ее поближе к себе, в то время как другая вдруг легонько подтолкнула ее назад, так что спина Кейт выгнулась, а грудь предстала взору Бо во всем своем великолепии. Она была вся открыта перед ним, словно волшебный цветок, и Бо не мог отвести от нее восхищенных глаз.
–Бо?
– Ты хочешь большего? – Голова его медленно наклонилась вперед. – Я тоже хочу. – Его коснулись ее груди.
Дрожь удовольствия пробежала по ее телу.
– Тебе будет хорошо, – шептал Бо, целуя ее кожу. – Я так хочу, чтобы тебе было хорошо, моя Кейт!
Все тело ее словно таяло в ответ на ласки Бо, превращаясь в раскаленную лаву. Она тяжело, прерывисто дышала, вцепившись пальцами в спину Бо.
– Нет, пока еще рано, – прошептал Бо. Когда спина ее снова выгнулась, а голова откинулась назад, руки и губы его ускорили свое движение.
– Вот так, – голос Бо был мягче бархата. – Вот так, моя милая, моя нежная Кейт. – Сняв руку с груди Кейт, он обнял ее. – А потом я буду ласкать тебя внутри, как ты просила. Но медленно, очень медленно. – Губы его продолжали терзать ее грудь, одной рукой он медленно притягивал к себе бедра Кейт, а другой поддерживал выгибающуюся спину. – Вот так, еще немного... Вот так приятно, так волшебно, так горячо!
Но как чертовски, мучительно медленно! Кейт непроизвольно сжала ногами ягодицы Бо, притягивая его к себе и словно бы приглашая проникнуть в нее поглубже. Она услышала, как у Бо перехватило дыхание, затем он тихонько рассмеялся.
– Это было волшебно! Но не надо больше так делать – а то я не ручаюсь за себя!
– Пожалей меня, Бо, – взмолилась девушка. – Я не выдержу этого.
– Выдержишь, дорогая, выдержишь. – Губы его ласкали нежную кожу живота. – Уже скоро. – И вдруг он резко вошел в нее, заполнив собой все ее существо. Тихий стон вырвался у Кейт. – Какой чудесный звук! Хочу услышать его снова. – Бо крепко прижал к себе Кейт, проникая внутрь все глубже и глубже. На этот раз наградой ему был уже не стон, а целая симфония возбуждения и желания.
Он поднял голову, обвил обеими руками спину Кейт и коснулся губами кудряшек на ее виске.
– О, господи, как это изумительно! Я и не знал, что можно испытывать такие фантастические ощущения. Это и невозможно ни с кем другим. – Руки его нежно гладили ее спину. А губы впились в губы Кейт, язык властно проникал в ее рот. Затем он поднял голову, чтобы перевести дух. – С тобой, Кейт, только с тобой.
Он не стал дожидаться ответа. Вихрь страсти увлек их. Тела их сотрясали волны удовольствия, следовавшие одна за другой. Трудно было поверить, что столь острое наслаждение может длиться так долго, но Бо удалось совершить невозможное. Казалось, вечность спустя они оба достигли одновременно высшего пика наслаждения и откинулись, изнеможенные, на подушки в блаженной истоме.
Затем пришел сон – словно радуга после грибного дождя. Как приятно было уснуть в крепких объятиях любимого! Как чудесно лежать на его груди, прислушиваясь к размеренному биению его сердца, и знать, что достаточно одного твоего прикосновения, чтобы сердце его заметалось в груди, готовое выпрыгнуть наружу. Но только не сейчас. Сейчас ей достаточно было знать: впереди у них еще очень много времени, чтобы наслаждаться близостью друг друга. Кейт непроизвольно сжала его в объятиях. Спи, любимый, а я буду охранять твой сон. Сложи на груди руки, расслабь свое мускулистое тело. А я буду охранять тебя от бед, от одиночества и...
– Проснись, малышка!
На самом деле она давно уже не спала. Просто наслаждалась его ласками, не открывая глаз. Теперь же Кейт медленно приподняла веки и увидела, что Бо уже одет и сидит на краю кровати. Одного его взгляда было достаточно, чтобы вызвать у Кейт все тот же восторг. Она только чуть чуть жалела, что Бо не лежит рядом...
– Я хотела заботиться о тебе...
– Что? Боже, да ты все еще во власти сна! – Он чмокнул ее в нос. – Через полчаса мы пришвартуемся на Санта Изабелле, и нам нужно кое что обсудить.
Он протянул Кейт белый махровый халат, показавшийся ей смутно знакомым. Ах да, она ведь уже надевала его в ту, первую ночь на «Искателе». Казалось, это было так давно. Так они уже почти приплыли. Должно быть, сон их длился дольше, чем показалось Кейт. Лучи, проникавшие в каюту через иллюминатор, стали бледнее – значит, уже далеко за полдень.
– Да, ты все пытаешься начать обсуждение, но нам никак не удается это сделать, правда? Все время что то мешает. Сначала пограничники, потом моя рана, потом... – Кейт улыбнулась, искоса глянув на него.
– У нас нет больше времени откладывать, – перебил ее Бо настолько решительно, что Кейт замерла. Он подошел и обнял ее за плечи. – У нас нет выбора, – он печально улыбнулся. – Как мне хотелось бы, чтоб было иначе!
Кейт нервно облизнула губы.
– Так говори же. Я слушаю.
Бо несколько секунд беспомощно смотрел на девушку, словно не зная, с чего начать, затем тяжело вздохнул.
– Черт побери, нет смысла ходить вокруг да около. Как только будет покончено с бюрократическими формальностями, я отсылаю тебя в Бриарклиф к Энтони и Дане.
– Отсылаешь... – Глаза ее были полны паники.
– С ними тебе будет гораздо лучше. Они могут дать тебе то, чего ты заслуживаешь. – Он произносил это быстро, словно убеждая самого себя. – Они чудесные люди, и тебе понравится в Коннектикуте.
Кейт медленно покачала головой.
– Мы ведь уже говорили об этом. И я объяснила тебе, что я не поеду в Коннектикут. Мне казалось, ты это понял.
– Я понимаю только одно – ты не знаешь, что для тебя хорошо, а что плохо. Из за этой своей дурацкой независимости ты предпочитаешь скитаться по белому свету в роли моей любовницы. Ах да, теперь ты моя жена и имеешь на меня права! Так почему бы не воспользоваться кое какими преимуществами этого брака?
– Так вот оно что! – медленно произнесла Кейт. Она чувствовала сейчас такую боль, что не могла даже рассердиться. – А мне то казалось, что этот брак был нужен для твоей пользы. Итак, ты собираешься продолжать свой веселый образ жизни, как только посадишь меня в самолет до Бриарклифа?
– Нет! – быстро ответил Бо. – Я ведь сказал тебе, что ситуация изменилась. Я буду рядом. Неужели ты думаешь, что я могу оставить тебя, зная о твоей способности вечно впутываться во что нибудь?
Он будет рядом. Ну конечно! Разве может он позволить своей маленькой сиротке бродить по свету без его покровительства?! Он ведь обещал дать ей свою силу, знания, опыт. Но он не обещал любить ее. Бо был достаточно честен, чтобы не вселять в нее несбыточных надежд. Пожалуй, даже слишком честен. Однако не настолько, чтобы не использовать небольшой трюк, желая добиться своего.
– Ты солгал мне. Ты не был честен со мной до конца, Бо.
– Да. Не был. – Бо обнял ее. – Но неужели ты теперь не видишь, что я сделал это ради твоего же блага?
– Но кто дал тебе право решать, что для меня хорошо, а что плохо? – устало спросила она. – Кто, черт возьми, дал тебе такое право, Бо?
– Никто. Я наделил себя этим правом сам, – он взглянул наконец ей в лицо. – И я бы сделал это снова, Кейт. Я готов сделать все, только бы ты была в безопасности. – Он нервным жестом запустил пальцы в волосы. – А теперь, ради всего святого, будь же благоразумна!
– Благоразумна! – дрожащим голосом повторила Кейт. Господи, она вот вот не выдержит, сорвется! Но нельзя, чтобы это видел Бо. Он и так испытывает к ней лишь жалость, и будь она проклята, если расплачется перед ним, точно маленькая девочка! – Что ж, я попытаюсь быть благоразумной, Бо, – обманчиво спокойно произнесла она. – Я все как следует обдумаю. Дай мне время.
– Кейт, – рука его непроизвольно потянулась, чтобы коснуться ее волос, но застыла в воздухе. – О боже! – воскликнул он. – Тебе лучше одеться! Мы вот вот будем в порту – он быстро направился к двери. – Увидимся на палубе.
Едва за ним захлопнулась дверь, Кейт с шумом выдохнула воздух. Боль завладела всем ее существом. Но ей и сейчас нельзя было плакать. Ведь не хочет же она выйти на палубу с красными глазами. Она должна успокоиться, собраться с силами. Ну вот, ей уже лучше. В горле больше не щиплет, мысли не путаются. Пожалуй, она справится.
Но тут, к несчастью для ее благих намерений, взгляд Кейт упал на золотой перстень у нее на пальце. Роза и шпага. Волшебное кольцо Дэниэла. Капитан «Искателя» не сомневался в его чудесной силе. Но волшебство продлилось недолго. Кейт крепко сжала кольцо, даже не замечая, что по щекам ее уже текут слезы.
– Я забыла вернуть вам это, – сказала Кейт, протягивая Дэниэлу кольцо. – Спасибо, что одолжили его нам. Это было очень мило с вашей стороны.
Дэниэл бережно надел кольцо на палец.
– Я так и подумал, что оно придется весьма кстати, – он улыбнулся. – Никогда раньше не был шафером. Это оказалось не так ужасно, как я предполагал. – Он откинулся на спинку и вытянул свои длинные ноги, насколько это было возможно на заднем сиденье такси. – Конечно, к концу церемонии я вдруг почувствовал себя таким правильным и солидным, что меня чуть не стошнило. Мне не хотелось бы заниматься этим часто, а то стану таким же скучным и ответственным, каким стал в последнее время Бо.
Кейт смотрела невидящим взглядом в окно такси. Ответственным. Так вот оно что\'. Бо испытывал к ней не любовь и даже не страсть. Он просто считал себя ответственным за нее.
– Нет, вам не стоит подражать ему в этом, – сказала она Дэниэлу. – Похоже, у Бо столько этого самого чувства ответственности, что хватит на всех нас вместе взятых. – Дэниэл с удивлением взглянул на Кейт, не совсем понимая смысл сказанного, и девушка поспешила перевести разговор на другую тему: – А куда это мы едем? Боюсь, я прослушала, когда вы называли таксисту место назначения.
– На этом острове одну из небольших деревушек превратили в роскошный курорт. Если верить Каррутерсу, вокруг здания пятизвездочного отеля там есть несколько бунгало на берегу океана. Бо велел мне поселить тебя там, пока он съездит к твоему другу Брендену и попытается выяснить, где же все таки искать твое свидетельство о рождении. Он просил передать, что ты сможешь увидеться с Бренденом и Родригесом завтра утром. А пока что... Бо считает, что тебе наверняка захочется пополнить свой гардероб в магазинах отеля. Он уже звонил туда и попросил записывать все твои расходы на счет Корпорации Лантри.
– Какая сказочная щедрость! – с иронией произнесла Кейт. Что ж, она догадывалась, что Бо далеко не скуп, когда речь идет о деньгах. Конечно, Кейт предпочла бы, чтобы щедрость его распространялась и на проявление чувств. Впрочем, она несправедлива к Бо. Он не раз демонстрировал ей свою нежность, участие, страсть... Только не любовь. Не его вина, правда, что Кейт нужно было как раз то, чего он не мог ей дать. Так же как не ее вина, что она не собирается принимать жалось вместо любви.
– Мне много не надо, – сказала Кейт, продолжая разговор. – Так, чтобы было во что переодеться.
Надо быть внимательней и не покупать ничего лишнего. Магазины в отеле наверняка очень дорогие, и понадобится потом целая вечность, чтобы расплатиться с Бо после того, как она оставит его. То, что это должно случиться, не вызывало ни малейших сомнений. Это было неизбежно, и лучше бы это произошло как можно скорее. Кейт вынуждена спасаться бегством, чтобы приступить к врачеванию своих душевных ран.
– Не скромничай, – глаза Дэниэла озорно блеснули. – Ты теперь замужняя женщина. Знаешь, существует такая вещь, как совместная собственность...
– Если вы намекаете, что Бо должен мне что то только лишь потому, что нам пришлось вступить в брак, то это просто смешно, – с раздражением произнесла Кейт. – Вот и Бо говорит так же. Ничего не изменилось только лишь потому, что мировой судья произнес над нами пару слов. Я – это все равно я, со своими правами и обязанностями. А Бо, – голос ее предательски дрогнул, – Бо – это Бо.
Безрассудство и бездна обаяния. Сила и нежность. Бо, ее Бо.
Последовала долгая пауза.
– Кажется, что то омрачило молодоженам медовый месяц, – медленно и задумчиво произнес Дэниэл. – Я заметил, что Бо немного раздражен, но решил, что причиной тому – бюрократическая волокита, через которую придется пройти, чтобы выправить тебе паспорт. Но, оказывается, дело не только в этом?
Кейт, насупившись, смотрела в окно.
– Дело действительно не только в этом, – она попыталась улыбнуться. – Боюсь, вы зря принесли свою жертву, Дэниэл. Вчера был заключен один из тех браков, которые заканчиваются, не начавшись.
– Ты хочешь сказать, что я потратил впустую свои усилия и зря пошел на большие жертвы, надев рубашку?! И вы думаете, что после этого я позволю вам без веских оснований разрубить связавший вас узел? – Голос его сделался вдруг мягче. – Я же видел, как ты смотрела на Бо, когда он надел тебе на палец мое кольцо. Ты вся сияла, как заря над Седиканом.
– Все это не имеет никакого значения, – дрожащим голосом произнесла Кейт. – Вы ведь слышали, что сказал Бо. Это был брак по расчету, чтобы легче поладить с иммиграционной службой.
– Брак по расчету? – поморщился Дэниэл. – Что то не похоже, Кейт. Бо не стал бы заниматься подобным идиотизмом.
– Вы, видимо, знаете его не так хорошо, как вам кажется, – Кейт печально улыбнулась. – Бо решил любой ценой спасти бедную маленькую сиротку. Он женился на мне, потому что решил, будто это единственный способ заставить меня принять его покровительство. – Она: быстро быстро заморгала, чтобы сдержать слезы. – Так вот, он ошибся. Он должен был сообразить, что эта дурацкая церемония не даст ему права распоряжаться мною.
– О господи! – простонал Дэниэл, прикрывая глаза. – Возможно, мой друг Бо Лантри все таки идиот. Во всяком случае, он явно не способен адекватно излагать свои мысли. – Капитан открыл глаза, и Кейт прочитала в них твердую решимость разобраться со всеми проблемами. – Что ж, придется старине Дэниэлу снова драить чужую палубу.
Сравнение было настолько неуместным, что Кейт невольно улыбнулась.
– Я благодарна за попытку помочь нам, Дэниэл, но... – Кейт чувствовала, что слезы вот вот польются из глаз. – Тут никто не может помочь. – О, Бо оставил мне на попечение плаксу?! А куда это подевалась девчонка, вытащившая меня из «Черного дракона»? Помнится, я ругал тебя тогда за опрометчивость. Кто бы мог подумать, что теперь придется тебя же упрекать в нерешительности! – Он ласково улыбался.
– И что же, по вашему, я должна делать? – с вызовом спросила Кейт. ~ Я не могу заставить Бо полюбить меня, а его чертова жалость мне не нужна.
– Жалость! – Дэниэл покачал головой. – Ты не только плакса, но еще и дурочка безмозглая! Послушай, Кейт, мужчина не женится на женщине из жалости. Черт побери, я вообще не рассчитывал дожить до того дня, когда Бо Лантри позволит связать себя брачными узами. Тебе не приходило в голову, что после стольких лет холостой жизни должно произойти нечто по настоящему значительное, чтобы заставить Бо расстаться со своей драгоценной свободой?
– Я ведь сказала вам, почему он это сделал.
Он пожалел...
– Упрямая ослица! – перебил ее Дэниэл. – Да Бо с ума по тебе сходит! Никогда в жизни не видел мужчину, до такой степени влюбленного в женщину.
– Бо просто хочет меня, – возразила на это Кейт. – И я была готова удовольствоваться этим, но я не приму отношений, в которых не смогу быть на равных со своим партнером!
– На равных, – передразнил ее Дэниэл, глядя на ее упрямо вздернутый подбородок. – Да ты не имеешь ни малейшего понятия о равенстве в отношениях между мужчиной и женщиной. С чего это ты вбила себе в голову, будто все мужчины эмоционально недоразвиты?
– Но Джеффри и Хулио всегда...
– Не все мужчины такие, как Джеффри и Хулио. – Дэниэл раздражался все больше и больше. – Бо любит тебя, черт возьми!
Кейт покачала головой.
– Он ни разу не признался мне в любви. Бо обещал мне что угодно, только не это.
– А тебе признания так важны? А может, Бо просто не умеет произносить эти слова? – Дэниэл пожал плечами. – Но я помню, как выглядело его лицо, когда он решил, что пограничники застрелили тебя.
– Вы уверены в том, что говорите? – Кейт напоминала растерянную маленькую девочку. Огромная ладонь капитана накрыла ее хрупкую руку.
– Уверен, – тихо произнес он. – И не понимаю, как можно быть настолько слепой и не видеть этого самой. Многих ли ты знаешь мужчин, которые стали бы из одной только жалости ввязываться в те бешеные передряги, которыми полна твоя жизнь? – Дэниэл улыбнулся. – Неужели можно сомневаться в его отношении после того, как Бо, словно верный пес, прыгнул за тобой в воду?
– Так он... он любит меня? – в глазах Кейт читалось неподдельное изумление.
– Любит, – твердо повторил Дэниэл. – Впрочем, нет ничего удивительного в том, что вы двое никак не можете договориться. Все произошло слишком быстро. Еще недавно вы были незнакомы – и вот, сходите с ума от любви. У вас совсем не было времени узнать друг друга.
Зато у них было время полюбить друг друга. Но если Дэниэл прав, у них будет очень много времени, чтобы узнать друг о друге все. Если только Дэниэл прав. Кейт тревожно нахмурилась.
– Но если это так, почему же Бо хочет меня отослать?
– Спроси об этом его самого, – посоветовал Дэниэл. – Только помни, что все козыри у тебя на руках. Ты всегда производила на меня впечатление женщины, которая добивается поставленной цели. Ты хочешь, чтобы ваш с Бо брак существовал не только на бумаге?
– О, да! – тихо произнесла Кейт.
– Тогда сделай это своей целью, – Дэниэл подмигнул. – Представь себе, что наш Бо – очередной склад с кокаином, который надо сжечь, или команда во главе с капитаном, которую надо вызволить из заточения. И тогда победить Бо окажется легче легкого.
Кейт вдруг крепко сжала огромную ладонь капитана.
– Я сделаю это! – Дэниэл прав – надо просто собраться с духом и продумать план самого главного приключения в ее жизни. – Вы будете рядом, Дэниэл? Чтобы поддержать меня?
Капитан покачал головой.
– В этом деле я тебе не нужен. Буду только путаться под ногами. – Он посмотрел на перстень, только что возвращенный ему Кейт. – К тому же мне надо сделать кое какие дела перед возвращением в Седикан.
– Так вы решили вернуться к этому своему мистеру Донахью? – спросила Кейт.
– Что то подсказывает мне, что знаменитый своими безрассудствами Бо Лантри превратится в ближайшее время в скучного добропорядочного гражданина. А в этом случае быть капитаном «Искателя» совсем не интересно. – Он лукаво улыбнулся. – Помнишь, я говорил тебе, что мы с Бо оба чего то ищем. Так вот, я уже нашел то, что искал, и могу возвращаться.
– Все, что искали? – Кейт внимательно изучала его лицо.
На секунду в глубине ярко синих глаз Дэниэла Сайферта мелькнула тень грусти.
– Может быть, не все, но на сегодняшний день мне этого достаточно. – Он снова улыбнулся. – Зато Бо нашел все, чего только можно пожелать. Тебе осталось только заставить его в этом признаться.
Легко ему говорить. Кейт размышляла о том, что ей предстоит битва, от исхода которой зависит вся ее жизнь. О, пожалуйста, пусть Дэниэл окажется прав. Господи, помоги ей заставить Бо произнести слова, которые свяжут их на вечные времена. Она не должна сомневаться! Кейт задиристо подняла подбородок.
– Никаких проблем. Вы же сами сказали – легче легкого.
Солнце садилось над морем во всем своем великолепии, окрашивая все вокруг в сочные пурпурно фиолетовые тона. Кейт стояла на песчаной дюне, подставив лоб теплому морскому ветерку. Здание отеля в стиле модерн виднелось на горизонте, напоминая торчащую из песка шпагу.
Шпага. Кейт вспомнила вдруг вензель на кольце Дэниэла Сайферта. Волшебство, приносящее удачу. Сейчас она должна верить в это изо всех сил.
– Что, черт возьми, ты делаешь так далеко от отеля? – Сердце ее сладко заныло при звуке голоса Бо. – Одинокая девушка на пустынном пляже – это напоминает приглашение.
Кейт обернулась и увидела его. Закат окрашивал в причудливые цвета лицо и одежду Бо. Все вокруг казалось каким то таинственным, почти нереальным.
– Вижу, ты прочел записку, которую я оставила в бунгало. Это как раз и было приглашение.
– Конечно, – Бо любовался ею. Боже, как она красива! Просторный пляжный сарафан из белого шелка напоминал ему смутно тот, другой, который был на Кейт в ту ночь у озера. Грациозный изгиб шеи, лицо, залитое волшебным светом заката, глаза, глядящие на него с такой радостью и восторгом, что у Бо вдруг болезненно перехватило горло. Как она прекрасна! Он быстро отвел взгляд.
– Ты ходила по магазинам?
– И потратила большую часть твоих денег, – Кейт сделала шаг в его сторону. – И не собираюсь возвращать их обратно. Дэниэл говорит, что существует совместное владение капиталом. – Кейт улыбнулась. – Я посмотрела в энциклопедии. Этот термин означает, что мы партнеры и у нас все общее. Мне очень понравилась эта идея.
В глазах Бо мелькнуло удивление.
– Я и не собирался требовать деньги назад, – озадаченно произнес он. – Я ведь сказал, что теперь ты имеешь кое какие права. И я рад, что ты проявила благоразумие. Означает ли это, что ты не станешь воевать со мною по поводу отъезда в Бриарклиф?
– Я согласна оказаться по твоему желанию в любой точке земного шара. – Кейт выдержала паузу, чтобы до Бо успел дойти смысл сказанного. – Ты ведь знаешь, что я придаю большое значение словам. Помнишь, что сказано в Библии? «Не принуждай меня оставить тебя и возвратиться от тебя; но куда ты пойдешь, туда и я пойду, где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог моим Богом, и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду».
Кейт посмотрела прямо в глаза Бо так открыто и с такой любовью, что в груди его защемило.
– Поезжай со мной в Бриарклиф, Бо, тебе не составит труда удержать меня там.
– Кейт, – Бо сделал шаг в ее сторону, влекомый чувством, древним, как прозвучавшие только что слова. Но он тут же одернул себя, и руки его беспомощно опустились, так и не коснувшись Кейт. – Ну да, я ведь обещал, что буду рядом, чтобы приглядывать за тобой.
– Эдакий добрый американский дядюшка! – Кейт покачала головой. – Так не годится. Мне нужен муж, а не опекун, Бо.
– Ты сама не знаешь, чего хочешь, – ворчливо произнес Бо. – Твоя голова полна всяких романтических бредней вроде историй Шекспира и Шиллера. И я, конечно же, только усугубил положение тем, что уложил тебя в постель и дал впервые почувствовать вкус секса. Несправедливо позволять тебе заблуждаться, будто я – единственный, кто способен дать тебе счастье. Я надеюсь, что, обретя опыт, если ты все еще захочешь меня... и... – Бо растерянно провел рукою по волосам. – Я очень надеюсь на это, Кейт!
– И не напрасно, – тихо произнесла девушка. – Потому что в моей жизни не будет больше минуты, когда я не хотела бы тебя. – Бо открыл было рот, чтобы что то сказать, но Кейт протестующе подняла руку. – Не надо, не произноси этого вслух. Я все знаю, черт побери. Да, у меня есть свои мечты, свои идеалы. Но это вовсе не значит, что я – Питер Пэн, живущий в волшебной стране. Я прожила суровую трудную жизнь, Бо. И если ты считаешь, что я не способна отличить вымысел от реальности, значит, мне никогда уже этому не научиться.
– Именно потому, что у тебя была такая трудная жизнь, я не имею права воспользоваться твоей привязанностью, – упрямо гнул свою линию Бо. – Мы сделаем так, как решил я!
– Не думаю, – в тихом мелодичном голосе Кейт послышались стальные нотки. – Это слишком важно для меня, чтобы идти на поводу у твоего идиотского рыцарского благородства.
– Рыцарского?! – Бо произнес это слово с таким отвращением, что Кейт невольно улыбнулась.
– Извини, не хотела тебя оскорбить, но боюсь, что ты чересчур привержен ветхому кодексу рыцарской чести. Это сразу видно женщине, которая прожила большую часть жизни рядом с человеком, окружившим себя образами из другого века. Это ты живешь в волшебной стране Питера Пэна, Бо. Когда я спросила Дэниэла, почему ты так хочешь меня отослать, он посоветовал мне задать этот вопрос тебе. – Кейт покачала головой. – Но в этом нет необходимости. Я и так знаю, что ты – безнадежный романтик. Куда хуже Галахада и Ланселота. – Она наморщила нос и с иронией взглянула на Бо. – Ты даже хуже Эшли Уилкса, Бо!
– Все это ложные обвинения, Кейт, – подхватил шутливый тон Бо. – Я не позволю тебе оскорблять меня в подобной манере.
– Беру обратно Уилкса, – смилостивилась Кейт. – Но все остальное высечено на камне. Ты безнадежно несовременен, Бо. По сравнению с тобой Джеффри Бренден – в авангарде новейшей истории. Но можешь набрасывать свой плащ на грязные лужи перед кем нибудь другим. Я способна позаботиться о себе сама.
В глазах Бо вдруг запрыгали озорные чертики.
– Тогда, может быть, мне удастся уговорить тебя бросить свой плащ на мои лужи? А то я в последнее время проникся отвращением к водоемам любого размера и формы.
– Всегда пожалуйста, – рассмеялась в ответ Кейт. Она готова отдать ему все – свой плащ, свое тело, свое сердце. – Достаточно одного твоего слова.
– Лучше не смотри на меня так, – Бо покачал головой. – А то я немного странно себя чувствую.
– Вот и прекрасно, – улыбнулась Кейт. – Мне и надо, чтобы ты чувствовал себя неуверенно, чтобы легче было с тобой справиться. Впрочем, Дэниэл сказал, что все козыри и так у меня на руках.
– Похоже, Дэниэл стал в последнее время весьма разговорчив! Любопытно узнать, что же он считает твоим главным козырем в этой игре.
Кейт набрала в легкие побольше воздуха и выпалила на одном дыхании:
– Тот факт, что ты любишь меня, Бо.
– Я? Тебя? – Выражение лица Бо не оставляло никаких сомнений: Кейт на верном пути.
– Да, – кивнула она. – Так сказал Дэниэл. И, поразмыслив, я решила, что он прав. Ты действительно любишь меня. – Кейт попыталась снова улыбнуться, но губы ее дрожали. – И знаешь, почему я так уверена в этом?
– Нет, – Бо не сводил глаз с ее лица.
– Потому что, – запинаясь, проговорила Кейт, – не может быть, чтобы я, полюбив тебя так сильно, не вызвала хоть немного ответной любви. Я ведь чувствую каждое движение твоей души. Я обязательно поняла бы, если бы ты был ко мне равнодушен, – она беспомощно взмахнула рукой в воздухе. – Я почувствовала бы это, Бо.
– Но ты знаешь меня всего несколько дней, – возразил Бо. – И я был твоим первым мужчиной. Ты не можешь быть уверена, что любишь меня. Пройдет полгода – и меня может сменить в твоем сердце кто нибудь другой.
– Ты был моим первым мужчиной, моим последним мужчиной, моим единственным мужчиной. – Глаза Кейт лучились любовью и нежностью. – Иногда бывает и так – люди сначала полюбят друг друга и лишь потом получают возможность познакомиться поближе. Может быть, так оно и лучше. Только подумай, сколько еще всего нам предстоит пережить вместе! – Кейт сделала еще шаг вперед и взяла в ладони лицо Бо. – Ну скажи же, что так и будет.
– Нет, – настаивал на своем Бо. – Это несправедливо. – На лбу его выступили бисеринки пота. Было видно, что слова эти стоят ему немалых усилий. – Поверь мне, я знаю. Ты не представляешь, сколько раз всякие там дядюшки, тетушки и кузены болтали у меня перед носом этой морковкой. «Мы любим тебя, Бо! Скажи судье, что хочешь жить с нами». А понимать надо было так: «Мы любим тебя, но нам ведь нужны твои денежки, чтобы жить ни в чем себе не отказывая, правда, милый?» Некоторые считают, что, только произнеся эти три слова, могут требовать взамен все, что угодно. – Он устало пожал плечами. – И знаешь, иногда им удавалось меня провести. Я так хотел быть нужным хоть кому то, иметь семью, что чуть не поверил двум или трем из них. – Глаза его потемнели. – Я не хочу использовать с тобой подобную тактику, Кейт. Ты ничего мне не должна.
Волна радости захлестнула Кейт. Так он любит ее! Осталось только побороть мучившие его тени прошлого, и Бо произнесет наконец эти слова.
– Ты не дядя Джордж, Бо, а я – не маленький мальчик, отчаянно мечтающий иметь семью. Я женщина, которая любит тебя. – Она вдруг нахмурилась. – Или, может быть, тебе кажется, что я тоже использую эти слова, чтобы оказать на тебя давление?
– Нет, конечно, нет! – воскликнул Бо. – Я знаю, что ты бы никогда... – Он осекся, увидев довольную улыбку на лице Кейт. – Но ты все равно не понимаешь, что делаешь.
–: Разве? Я просто хочу, чтобы ты любил меня. – Руки ее соскользнули на плечи Бо, и Кейт легонько тряхнула его. – Ну пожалуйста, сделай это, Бо! Скажи, что любишь меня.
– Кейт, ты разрываешь меня на части, – он положил свои ладони на ее руки. – Я стараюсь сделать, как лучше для тебя.
– Ты очень упрямый мужчина, – вздохнула Кейт. – Ты сам и есть то, что лучше для меня. – Она неожиданно опустилась на песок, белое платье упало красивыми волнами вокруг. – Иди сюда! – она потянула Бо за руку.
Он послушно опустился рядом на колени, с шутливым испугом глядя на девушку.
– Надеюсь, ты не собираешься снова меня соблазнить?
– Неплохая идея, – улыбнулась Кейт. – Но не говори потом, что я использовала запрещенный прием! Для этого еще будет время, – она взяла руку Бо в свою. – А сейчас настало время для клятв.
– Для клятв? – Бо насторожился еще больше.
– Для моих клятв, – улыбка ее была полна любви и нежности. – Тогда, на палубе, во время брачной церемонии, ты застиг меня врасплох, но сейчас я хорошо подготовилась. Думаю, клятвы, произнесенные один на один, ничуть не хуже тех, что дают при свидетелях.
– Кейт... – начал было Бо, но она прижала ладонь к его губам.
– Ш ш, теперь моя очередь. – Она крепко сжала его руки и посмотрела прямо в глаза. – Ты сказал, что нашел во мне честность и благородство духа. Надеюсь, что это правда, потому что те же качества я обнаружила в тебе. А еще чувство юмора, ум, доброту и готовность понять другого человека. Ты согреваешь меня, словно солнышко, и, когда я рядом с тобой, душа моя поет. – Она говорила тихо и нежно, но твердо. – Весь остаток жизни мне бы хотелось быть рядом и давать тебе то, что ты захочешь от меня получить. Я буду охранять и защищать тебя, взрослеть вместе с тобой и рядом с тобой, держать тебя за руку в дни болезни и сжимать в объятиях твое тело в минуты страсти. – Она сделала паузу. – И я буду любить тебя, Бо Лантри, до самой своей смерти.
Легкий ветерок трепал ее волосы, и Кейт смотрела на него глазами, полными любви, глазами, которые не умеют лгать. И Бо почувствовал вдруг, как что то внутри его тает, испаряется, исчезает, чтобы больше не вернуться в его жизнь... он не понял, как это произошло, но через секунду Кейт уже была в его объятиях.
– О господи, ну конечно же, я люблю тебя, Кейт! – Бо прижался к ней щекою, мокрой от слез. – Люблю, люблю больше жизни!
– Я знаю, знаю, – повторяла Кейт с почти материнской нежностью. – И теперь все будет хорошо, вот увидишь. – Она нежно поцеловала его и откинула со лба Бо непослушную прядку волос. – Я не хочу, чтобы ты был сильным ради меня – только вместе со мной. Если ты хочешь дать мне свою силу, свою защиту, я приму их, но и ты примешь в ответ мои дары! До конца жизни мы будем делиться друг с другом всем, что имеем. Как это прекрасно, Бо!
– О, Кейт! – Бо крепче сжал Кейт в объятиях. – Я так хочу сделать тебя счастливой! Я готов отдать тебе все. Я буду для тебя отцом, старшим братом, другом, любовником. – Он взял Кейт за подбородок и поднял ее голову, чтобы заглянуть в глаза. – Мне кажется сейчас, что вся моя жизнь была точно твоя карусель – одним бесконечным, замкнутым кругом. Но теперь у меня есть ты!
Солнце почти село, и неистовые краски заката сменились золотистым мерцанием. Глаза Бо тоже казались золотыми, и в них было столько любви! Кейт уткнулась ему в плечо, борясь с нахлынувшими чувствами, от которых захотелось вдруг плакать.
– И что же теперь? – спросила она, стараясь изо всех сил унять дрожь в голосе. – Поплывем на «Искателе» разыскивать Атлантиду?
Бо нежно гладил Кейт по волосам.
– Кажется, я искал Атлантиду всю свою жизнь. Нет, сначала мы все таки поедем в Бриарклиф и нанесем визит Энтони и Дане. А потом отправимся на поиски чего то очень важного.
– Чего же именно?
– Я еще не понял до конца. Может быть, будем искать смысл нашей жизни, – медленно произнес Бо. – Я начинаю думать, что это и есть главное сокровище. Разумеется, после моей драгоценной Кейт.
– Да уж, – с иронией произнесла девушка. – Цель, достойная плейбоя с инстинктами собственника. Дэниэл предупреждал меня, что теперь жизнь рядом с тобой станет немного скучноватой.
– Думаю, тебе можно не бояться скуки. Я всегда сумею тебя занять, – он вдруг рассмеялся. – К тому же вряд ли тебе стоит так уж меня критиковать – ведь именно ты виной тому, что я решил вернуться на путь истинный.
– Я – виной? Но я ведь говорила тебе, что не считаю себя вправе просить...
– Да, да, это твоя вина, – повторил Бо и нежно поцеловал ее в губы. – Разве может пират, даже такой отчаянный, как я, оставаться на стезе порока, если в жены ему досталась женщина, способная заткнуть за пояс Ксантиппу и царицу Савскую?