купить диплом с доставкой поездом
Авторы
Здесь Вы можете бесплатно скачать или прочитать он-лайн книгу "Тайна 99 ступенек" автора Кэролайн Кин

Скачать книгу "Тайна 99 ступенек" бесплатно

Кэролайн Кин

 

Тайна  99 ступенек.

СТРАННЫЙ СОН
— Нэнси! Это потрясающе! Ты не шутишь?! Твой папа хочет, чтобы я и Бесс ехали с тобой во Францию? — неслись из телефонной трубки радостные восклицания Джорджи.
— Ну да, поможете нам разгадать парочку тайн. Давайте поужинаем втроем, и я расскажу обо всем подробно, — ответила Нэнси своей подруге.
— Ну хоть намекни, в чем дело, — взмолилась Джорджи. — Я же умру от нетерпения. Нэнси Дру рассмеялась:
— Могу только сказать, что речь пойдет об очень странном сне.
— Сон! — завопила Джорджи. — Ничего себе! А что за дело ведет твой папа?
Ну это не телефонный разговор. Приходи к пяти, по-за ужином. Сейчас позвоню Бесс.
Марвин и Джорджи Фейн были двоюродными сестрами как и Нэнси, было по восемнадцать лет. Они уже давно дружили с симпатичной рыжеволосой Нэнси, девушкой-сыщиком, разгадавшей немало тайн.
Долго ждать их не пришлось. Светловолосая Бесс приветливо улыбалась. Улыбка еще четче обозначала ямочки у нее на щеках. Джорджи была ее полной противоположностью – девчонка с мальчишескими ухватками и короткой стрижкой, стройная и спортивная.
— Нам разрешили ехать во Францию, — с порога сказала Бесс, — Но я тебя умоляю, не впутывай меня, как обычно, во всякие ужасные истории.
Нэнси улыбнулась и нежно обняла подругу:
— Обещать не могу, но...
— Конечно, не можешь, — вмешалась Джорджи. — Да и зачем? Без них скучно. Ну а теперь расскажи нам, в чем дело.
Девушки прошли в гостиную. В камине весело потрескивал огонь — для июня день был на редкость холодный. Бесс и Джорджи удобно устроились в креслах, а Нэнси встала спиной к камину. Ее голубые глаза блестели от возбуждения.
— Начинай! — приказала Джорджи. — Глядя на тебя, кажется, что нельзя терять ни минуты.
— Ты права. Папа уже отправился в Париж. Мы встретимся с ним в гостинице, проведем в Париже пару дней, а затем посетим огромный замок в его окрестностях.
— Настоящий замок! Какая прелесть! — Лицо Бесс засияло от восторга.
— Это еще не все, — с улыбкой продолжала Нэнси. — Сегодня у нас будут гости — они-то и живут в замке.
— А мы будем жить у них?
— Они пробудут в Штатах несколько недель, остановятся в нашем доме. А мы тем временем отправимся к ним — по обмену,
— Меня на мальчишку обменяют, это уж точно, — хихикнула Джорджи.
— Это две девушки — Мари и Моника Бардо, — рассмеялась Нэнси. Она объяснила, что с сестрами Бардо обо всем Договорился ее отец. Карсон Дру был известным адвокатом, его часто приглашали вести сложные дела. Дочь нередко ему помогала.
— У этих Девушек есть тетя — миссис Блэр, — продолжила Нэнси — Она на несколько лет старше их матери. А живет она здесь, в Ривер-Хайтс. Мари и Моника сейчас у нее, но ночевать им там негде. С миссис Блэр и связана та тайна, о  которой я хочу вам рассказать. Она просила меня разгадать эту тайну.
Нэнси подошла к камину:
— Вы ведь знаете миссис Блэр?
— Ну конечно! — воскликнула Бесс. — Это та милая женщина, что живет в большом доме тут неподалеку. потеряла мужа и сына — они погибли в автомобильной катастрофе. А на днях она еще и ногу вывихнула. Бедная миссис Блэр! Неужели ее беды еще не кончились? — голос Бесс был полон сочувствия.
— Это совсем другая беда. Ее по ночам мучают кошмары. Ей снится, что у нее завязаны глаза, и она вот вот полетит вниз с огромной лестницы. И кто-то шепчет: «Девяносто девять ступенек». Она просыпается в холодном поту, и пульс колотится как бешеный.
— Но, — вставила практичная Бесс, — это ведь только сон. Где же здесь тайна?
— Есть тайна, — заверила ее Нэнси, — Тайна девяноста девяти ступенек. Дело в том, что в раннем детстве миссис Блэр жила во Франции, и там с ней случилось нечто в этом роде. Но она не может вспомнить — где это произошло и что это такое было. Многие годы она об этом не вспоминала, но недавно ее кошмар вернулся к ней. А затем произошло событие, которое сильно ее напугало.
— Что именно? — спросила Джорджи.
Нэнси рассказала, что миссис Блэр получила и: Парижа письмо, написанное по-французски. В нем была одна единственная фраза: «Никогда никому не рассказывайте про девяносто девять ступенек. Месье Неф ».
— Хм, мистер Девятка, — пробормотала Бесс, и Нэнси кивнула в ответ,
— Наша задача — отыскать эти самые девяносто девять ступенек и месье Нефа. Ну и разгадать тайну, чтобы миссис Блэр спала спокойно.
Нэнси наклонилась к камину, помешать кочергой огонь и добавить дров. Бесс вздохнула:
— Похоже, нас ждет немало приключений. Спасибо, мистеру Девятке!
Неожиданно раздался громкий стрекот. Девушки вздрогнули.
— Вертолет! — догадалась Джорджи. — Он совсем близко!
Подруги напряженно вслушивались в шум. Они знали, что летать так низко над жилыми районами Ривер-Хайтс запрещено. Может, у вертолета какая неисправность?
Мгновение спустя через каминную трубу в комнату ворвался мощный поток воздуха, обдав Нэнси фонтаном искр и золы.
— Ой, Нэнси! — вскрикнула Бесс.
Они с Джорджи бросились к подруге и стали стряхивать искры с ее волос и свитера. Затем Джорджи затоптала огоньки на ковре.
На шум из кухни прибежала миссис Ханна Груин, экономка в доме Дру. Это была добрая женщина с милым лицом. Она помогала мистеру Дру воспитывать Нэнси: девочке было три года, когда ее мать внезапно умерла.
— Господи! Что случилось? — ужаснулась Ханна, увидев усыпанную золой Нэнси.
— Вертолет! Держу пари, это все из-за него! — воскликнула Джорджи.
Пока Бесс объясняла, что произошло, а Нэнси пошла наверх принять душ, Джорджи выскочила на улицу. Вдали она увидела вертолет. Он собирался приземлиться в аэропорту Ривер-Хайтс.
— Нужно пожаловаться на пилота! — сердито решила Джорджи.
Она поделилась этой мыслью с Нэнси, когда та сошла вниз, и Нэнси согласилась:
— Завтра утром съезжу в аэропорт и во всем разберусь.
— Ну а пока, Великий Сыщик Дру, — попросила Бесс, — расскажи нам еще что-нибудь о тайне миссис Блэр. Например, как месье Неф узнал, где она живет?
— Я думаю, от ее родственников во Франции. Спросим у Мари и Моники. Может быть, они дадут нам какой-нибудь ключ к этому делу.
Тут к дому подъехало такси, и из него вышли две симпатичные темноволосые девушки. Каждая несла по два чемодана — большой и маленький. Нэнси встретила их у дверей,
— Ты Нэнси Дру? — с улыбкой спросила более высокая из девушек. У нее был мелодичный голос и очаровательный акцент.
— Да. А ты Мари, не так ли? — улыбнулась в ответ Нэнси. — Привет, Моника, — обратилась она к другой девушке. — Пожалуйста, входите. Будьте как дома!
Сестры Бардо прошли в холл, и Нэнси представила им Бесс, Джорджи и миссис Груин. Чемоданы отнесли наверх. — Какой замечательный дом! — воскликнула Моника, когда все уселись в кресла в гостиной. — Так мило с твоей стороны, Нэнси, пригласить нас к себе. Нам не хочется обременять вас. Мы вполне можем помогать миссис Груин по хозяйству. Всем, конечно, не терпелось поговорить о миссис Блэр и ее тайне. Сестры были уверены, что никто из членов их семьи не давал никому ее адреса. Их очень обеспокоил рассказ о таинственном письме.
— Лучше бы ей уехать отсюда, — вздохнула Мари.
— Я уверена, что миссис Груин будет рада, если миссис Блэр переберется к нам, — предложила Нэнси. — Здесь хотя бы она будет не одна.
.— Большое спасибо, — поблагодарила Моника.
Ханна пригласила всех к столу. За едой обсуждение тайны продолжили, но гостьям не удалось пролить на нее хоть немного света. О деле, что ведет ее отец, Нэнси не упоминала. Бесс и Джорджи были немного разочарованы, но они понимали, что это секрет и Нэнси раскроет его позже.
«Я отвезу Бесс и Джорджи домой и по дороге расскажу, чем сейчас занимается папа», — решила про себя Нэнси.
Ханна Груин принесла с кухни и поставила на стол восхитительный лимонный пирог. И тут раздался звонок в дверь.
— Извините меня, я открою, — сказала Нэнси. На пороге стоял человек в полумаске. Нэнси вздрогнула от испуга.
— Здесь живут Дру? — незнакомец говорил с сильным французским акцентом.
— Д-да, — Нэнси испугалась, что он ворвется в дом, и крепко держала дверь.
Но тот не делал попыток войти, и Нэнси быстро отмечала в уме его приметы: высокий, с необычайно длинными руками и ногами.
Незнакомец был в здоровенных перчатках. Он протянул Нэнси запечатанный конверт, повернулся на каблуках и пошел прочь. Нэнси заметила, что он чуть прихрамывает, но не могла решить, притворяется он или нет.
Дождавшись, когда он исчезнет за поворотом, Нэнси закрыла дверь и взглянула на конверт. На нем было напечатано: «Мистеру и мисс Дру».
«С какой это стати он носит в июне такие краги? Что-то здесь не так», — в Нэнси проснулся нюх сыщика.
Девушка поднялась наверх. На всякий случай тщательно вымыв руки и натянув перчатки, она осторожно разрезала конверт. Из него выпал листок, на котором было напечатано:
«ДЕРЖИТЕСЬ ПОДАЛЬШЕ ОТ ФРАНЦИИ! МЕСЬЕ НЕФ».
«Месье Неф, — Нэнси охватила тревога. — Интересно, он сам принес письмо?»
«НАПУГАННЫЙ ФИНАНСИСТ»
Нэнси бросилась к телефону и позвонила миссис Блэр. а рассказала о полученном предостережении и спросила, было ли первое письмо от месье Нефа тоже напечатано на машинке.
Да, на французской. Там немного другой шрифт.
— Письмо, которое получила я, напечатано на американской машинке, — сказала Нэнси. — У месье Нефа, наверное, есть в Штатах сообщник. Кстати, миссис Блэр, вы не хотели бы пожить у нас, с миссис Груин и вашими племянницами, пока мы с папой будем в отъезде.
— Очень мило с вашей стороны. Над этим надо подумать, Я беспокоюсь о вас, не о себе. Мне не хочется, чтобы из-за меня вы подвергались опасности.
Нэнси ответила самым беспечным тоном, какой только могла изобразить:
— Да вы не беспокойтесь, миссис Блэр. Когда имеешь дело с тайнами, иногда приходится идти на риск.
И перед внутренним взором юной сыщицы промелькнули те ловушки и опасности, с которыми ей когда-то приходилось сталкиваться.
— Я понимаю, что вы не можете не рисковать, — признала миссис Блэр. — Но, умоляю вас, будьте осторожны!
Вернувшись к гостям, Нэнси рассказала про человека в маске. Все встревожились.
— Ой, Нэнси! — расстроилась Мари. — Это из-за нас с Моникой. Мы уедем.
— Ни в коем случае, — твердо ответила Нэнси. — Месье Неф стремится держать меня подальше от Франции, но я обязательно поеду туда. Папа хочет, чтобы я была с ним. Кроме того, меня там ждут дела — я должна разгадать тайну ступенек. Думаю, что, когда меня здесь не будет, вас никто не тронет.
Мари и Моника переглянулись в нерешительности, но в конце концов с облегчением улыбнулись:
— Нэнси, ты и смелая, и добрая!
Девушки поблагодарили миссис Груин за прекрасный ужин и уговорили ее отдохнуть и посмотреть телевизор, а сами убрали со стола и привели в порядок кухню.
Вскоре Мари и Моника отправились разбирать чемоданы, а Бесс и Джорджи заявили, что им пора домой. Нэнси предложила подвезти их на машине.
По дороге Джорджи напомнила:
— Ну а теперь расскажи нам про дело, которое ведет твой отец.
Нэнси усмехнулась:
— Он называет его «Дело напуганного финансиста».
— Что это за денежный мешок? И что его так напугало? Курс акций? — хихикнула Бесс.
— Его зовут месье Шарль Леблан. А чем он напуган, мы не знаем.
— Ах! Францу-у-з! — мечтательно пропела Бесс. Нэнси продолжала:
— Он живет в замке в долине Луары, а офис и фабрика у него в Париже. Он богат и пользуется влиянием в деловых кругах, но это не его заслуга, а досталось ему по наследству. В последнее время он стал очень скрытным, берет из банков большие суммы денег наличными и грозится закрыть фабрику.
— И лишить людей их работы? — вставила Джорджи.
— Ну да. Он распродал огромное количество акций и ценных бумаг, а это плохо сказывается на экономике страны.
—• А какое отношение имеет к этому твой отец? — спросила Бесс.
— Папу пригласили деловые партнеры месье Леблана. Они хотят выяснить, почему он ведет себя так странно. «Напуганный финансист» не заподозрит, что адвокат из Америки, находясь в отпуске во Франции, занимается расследованием.
Нэнси затормозила у дома Марвинов. Девушки попрощались с Бесс и поехали к Фейнам.
— Кстати, — вспомнила Джорджи, — когда мы отправляемся?
— Послезавтра. Встретимся в аэропорту в 8.30 утра. Не вздумайте опоздать! Спокойной ночи.
Нэнси ехала домой. Ее мысли вертелись вокруг тайны. Вдруг на пустынной улице какой-то прохожий шагнул с тротуара на мостовую и оказался прямо перед автомобилем! Нэнси вздрогнула от неожиданности. Сделав один-два шага, прохожий упал. Нэнси резко крутанула руль и нажала на тормоза. Потрясенная, она не могла оторвать взгляда от лежащего ничком человека.
— Помогите! — закричал тот с французским акцентом. — Мне плохо!
Первой мыслью Нэнси было помочь ему, но вместо этого неожиданно для себя она защелкнула дверцы машины. На дороге лежал тот самый человек, который принес ей письмо. Похоже, это ловушка! Он следил за ней и, вероятно, знал, каким путем она поедет домой!
Нэнси быстро объехала его и помчалась прочь. В зеркале заднего обзора она увидела, что он поднялся и заковылял к тротуару. На всякий случай Нэнси остановила патрульную машину и рассказала о происшествии.
— Мы все выясним, мисс, — заверил водитель.
Добравшись до дома, Нэнси позвонила в полицию. Ей ответили, что отыскать подозрительного прохожего не удалось. Юная сыщица была уверена, что тот только притворялся, что ему плохо. Она рассказала обо всем сестрам Бардо и Ханне.
Миссис Груин вздохнула:
— Слава Богу, ты дома, цела и невредима.
Мари и Моника казались обеспокоенными, но комментировать рассказ Нэнси не стали. Нэнси была уверена, что про себя они решают вопрос — в каждом ли американском доме так бурно кипит жизнь, как в этом?
Чтобы разрядить обстановку, гостьи предложили спеть дуэтом. Нэнси и Ханна были в восторге. Все неприятности были на время забыты.
— Это старинные мадригалы долины Луары. Мы там живем, — объяснила Моника. — Поедешь туда — не раз их там услышишь.
— Они бесподобны! — хлопала в ладоши Нэнси. Миссис Груин аплодировала еще громче:
— Мы как будто бесплатно побывали на прекрасном концерте! — радовалась она.
Прежде чем отправиться спать, Нэнси рассказала сестрам про вертолет и пригласила их поехать с ней наутро в аэропорт.
В аэропорт они приехали не слишком рано. Нэнси обратилась к диспетчеру, и тот направил ее в частную вертолетную компанию.
Ей пришлось дважды обратиться к представителю компании — молодой человек не мог оторвать взгляда от француженок.
— Да, — наконец повернулся он к Нэнси. — Вчера я летал с человеком, который хочет устроить на крыше вашего дома вертолетную площадку.
Нэнси от удивления потеряла дар речи. Придя в себя, она воскликнула:
— Вы шутите?!
— Очень мне надо шутить, — пожал плечами пилот. — Так оно и есть.
И тут до Нэнси дошло, что пилота самого обманули и что все это, возможно, имеет прямое отношение к месье Нефу. Она решила быть поосторожнее.
— Ас чего вы это взяли?
— Мне сказал об этом человек, который летал со мной, Джеймс Чейз. Я думал, вы его знаете.
— Он работает в той компании, которая хочет так поступить с нашей крышей?
— Да. Он показал мне письмо, подписанное президентом «Эй-би Хелипорт Констракшэн», я не запомнил его имени. Там было сказано, что они собираются устроить вертолетную площадку и просят опуститься пониже над вашим домом. Я получил на это разрешение.
— В следующий раз будьте осторожнее, — предупредила Нэнси. — У нас горел камин, образовалась сильная тяга, и чуть не случился пожар.
— Черт возьми! Приношу свои извинения.
— Я не знаю никакого Джеймса Чейза, — сказала Нэнси. — Как он выглядит? Пилот усмехнулся:
— Очень странный тип лет пятидесяти пяти. У него узкое
и очень длинные руки и ноги. Немного прихрамывает. __ А еще? — у Нэнси замерло сердце. _. Он говорит с французским акцентом. Нэнси поблагодарила пилота, и девушки вышли на улицу. ._ Джеймс Чейз — это, должно быть, человек в маске! — воскликнула Нэнси, когда их никто не мог слышать. Мари быстро переглянулась с сестрой.
— Нэнси, — не выдержала она, — мне кажется, мы знаем человека в маске. Это не Джеймс Чейз!
ЗЕЛЕНЫЙ ЛЕВ
— Вы знаете человека в маске?! — в голосе Нэнси звучало недоверие.
— Мы с ним не знакомы, но я уверена, что это тот самый человек, который работал садовником у наших друзей. Он был нечист на руку, и они его рассчитали, А потом про него пошли слухи, что он совершил кралей в нескольких магазинах.
— Мы запомнили его, потому что он такой странный, — вступила в разговор Моника. — Но я не помню, чтобы он хромал. Его зовут Клод, а фамилию мы не знаем.
— Ну, он вполне может быть месье Нефом, — предположила Нэнси. — Но если Неф не хочет никого подпускать к девяноста девяти ступенькам, зачем ему покидать Францию? Как бы то ни было, ваша информация очень ценная. Клод нечист на руку, живет под чужим именем и угрожает нам с папой. Пожалуй, надо подключить к делу полицию.
Они все вместе поехали в управление, и Нэнси познакомила Мари и Монику с его начальником Макгиннисом. Это был крупный мужчина средних лет, близкий друг отца и дочери Дру, Он приветливо улыбнулся девушкам:
— Рад познакомиться с твоими французскими подругами, Нэнси.
— Вы еще больше обрадуетесь, когда услышите их рассказ о человеке, который очень не хочет, чтобы я оказалась в Париже.
Выслушав девушек, Макгиннис кивнул и обратился к ним с просьбой:
— Не могли бы вы составить телеграмму своим друзьям? Надо выяснить полное имя Клода и его местожительство во Франции. Телеграмму я отправлю сам, но ответ должен прийти на адрес Нэнси.
Он подмигнул девушкам:
— Я не хочу, чтобы друзья Мари и Моники думали, что У них нелады с полицией Ривер-Хайтс. Мари и Моника рассмеялись. К общей радости, ответ из Франции пришел очень быстро. Девушки покатались по реке и вернулись домой к пяти часам. Ханна Груин только что приняла телефонограмму-«Клод Обер. Местожительство неизвестно».
— Хорошие и плохие новости одновременно, — заметила Нэнси. — Ясно, что садовник исчез из своего родного города. То-то он удивится, когда его арестуют!
Она тут же позвонила в управление. Макгиннис был еще на месте,
— Надо выяснить, как Обер въехал в нашу страну — легально или нет. Я сейчас же свяжусь с иммиграционной службой в Вашингтоне. Рабочий день заканчивается, но я все-таки попытаюсь дозвониться. — Он помолчал. — Мои ребята ищут этого француза. Когда ты отправляешься, Нэнси?
— Завтра в восемь утра.
— Если что выясню до этого времени, обязательно сообщу. Ну а пока я с тобой прощаюсь.
— До свидания. И большое вам спасибо!
— Надеюсь, полиция поймает Клода, — обратилась к Нэнси Моника. — Он может попытаться навредить тебе. Зазвонил телефон. Нэнси взяла трубку:
— А, это ты, Бесс! Что-нибудь случилось?
— Ты должна нам помочь.
— Как?
— Надо выступить сегодня вечером: сыграй на пианино, или покажи фокусы, или расскажи какую-нибудь таинственную историю.
— Бесс! Ты издеваешься?
— Нет, Нэнси, я серьезно. Сегодня Школьный клуб принимает членов Городского клуба — у тебя из головы вылетело из-за поездки
— Извини, Бесс, но я еще не собрала вещи. И я должна перед отъездом зайти к миссис Блэр. Она обещала просмотреть дневники своей матери, вдруг в них найдется какая-нибудь зацепка.
— Нэнси! У нас в программе не хватает номеров. Не можем же мы ударить в грязь лицом перед старшими! Ну хоть...
— У меня прекрасная идея! Пусть Мари и Моника споют мадригалы.
— Нэнси, ты чудо! Беги и попроси их.
Сначала сестры застеснялись — они говорили, что не так хорошо поют, чтобы выступать перед публикой. Но Нэнси и миссис Груин заверили их, что поют они превосходно, и девушки согласились.
— Мы как раз привезли с собой старинные костюмы долины Луары — хотели показать их тетушке Жозетте, — радостно сказала Моника.
— Грандиозно! — Нэнси бросилась обнимать сестер.
Услышав, что Мари и Моника будут выступать, Бесс на том конце провода завизжала от восторга.
— Я заеду за ними в половине восьмого.
Нэнси попросила поставить номер сестер последним:
— Я хочу успеть послушать их.
Мари и Моника переоделись в старинные костюмы. При виде их, спускающихся по лестнице, Нэнси и миссис Груин в восторге зааплодировали. Длинные пышные платья с плотно облегающими лифами были сшиты из чудесного шелка. На Мари было голубое, украшенное узкими бархатными лентами в тон. На ее сестре — розовое с белыми кружевами.
Девушки соорудили себе высокие прически и обсыпали волосы пудрой. Казалось, что на них парики, какие носили элегантные дамы в восемнадцатом веке. У каждой на щеке было по маленькой черной мушке, что также было модно в то время.
— Вы произведете сенсацию! — не сомневалась миссис Груин.
— Мерси боку, — Мари зарделась от смущения. — Миссис Груин, вы идете на концерт?
— Я не собиралась, раз Нэнси там не будет... Девушки в один голос принялись уговаривать ее, и Ханна просияла:
— Хорошо, я быстренько переоденусь.
Она поспешила к себе в комнату и скоро вышла оттуда в темно-синем платье, которое очень ей шло. Вскоре за ними заехала Бесс и увезла в клуб. Нэнси же села в свою машину и отправилась к миссис Блэр.
Ей открыла дверь миловидная женщина лет сорока. Это и была миссис Блэр. Она сразу же сказала:
— Я нашла в мамином дневнике записи, которые могут нам помочь.
Она проводила Нэнси в гостиную и, сев рядом с ней на низкую кушетку, раскрыла небольшую тетрадь в переплете из красного бархата. Почерк был аккуратный, но чернила местами совсем выцвели.
— Разобрать записи было довольно трудно. Здесь в основном говорится о путешествиях, в которые ездили мои родители. Иногда они брали меня с собой, обязательно в сопровождении гувернантки. Мне тогда было три года.
— Ваш сон может иметь к ней какое-то отношение, — предположила Нэнси. — Она до сих пор во Франции?
— Не знаю. Я звала ее просто «мадемуазель», и мама в своих записях называет ее так же.
Миссис Блэр перечислила загородные замки и виллы, где она останавливалась с родителями. В одном замке жили Мари и Моника. Глаза Нэнси засверкали:
— Есть над чем поработать! Мы посетим все эти места и посчитаем там ступеньки — поищем лестницу, где их ровно девяносто девять.
— В дневнике упоминается еще один замок. Он называется просто Луарский замок. В то время он был уже почти разрушен, — продолжала миссис Блэр. — Мама пишет, что в этих развалинах обитал призрак алхимика, производившего там свои опыты. Знаешь, Нэнси, в старые времена люди были суеверны и с подозрением относились к ученым, закон запрещал им «творить чудеса».
— И они работали тайно?
— Да. Они изобрели символы и знаки — особый язык, на котором могли рассказать друг другу о результатах опытов.
— Они достойны всяческого уважения! — решила Нэнси. Миссис Блэр встала и взяла с полки книгу. Она также была написана по-французски.
— Смотри, Нэнси! Вот один из наборов символов. Здесь есть Красный Король, Белая Королева, Серый Волк, Черный Ворон и Зеленый Лев. Красный Король — это золото, Белая Королева — серебро. Я не знаю, что обозначает Ворон, но Зеленый Лев — это плохой знак. Он пожирает Солнце — то есть это обозначение кислоты, от которой серебро и золото зеленеют.
— Как интересно! — воскликнула Нэнси.
— Да, — согласилась миссис Блэр. — Трудно представить, но искусство алхимии легло в основу современной химии. В шестнадцатом веке верили, что минералы могут расти, как деревья. Специально закрывали шахты, чтобы драгоценные металлы отдохнули и подросли.
Нэнси внимательно слушала миссис Блэр, и та продолжала:
— Долгое время люди смеялись над этим. Но сейчас химики обнаружили, что металлы и в самом деле растут и изменяются, правда, очень медленно.
— Боже мой! — спохватилась миссис Блэр. — Мы совсем забыли о нашей тайне. Но в дневнике я не нашла никакого упоминания о девяноста девяти ступеньках.
Нэнси посмотрела на часы. Уезжать не хотелось, но она рисковала опоздать на выступление Мари и Моники. Она пригласила с собой на концерт миссис Блэр, но та отказалась — вывихнутая нога все еще болела.
Нэнси встала с кушетки.
— Есть над чем подумать и поработать. Мне не придется во Франции сидеть сложа руки! До свидания, миссис Блэр! Надеюсь, у меня скоро будут для вас хорошие новости.
Приехав в клуб, Нэнси тихо прошла в зал и села в последнем ряду. Сестры Бардо как раз вышли на сцену. Они пели, склонившись головами друг к другу. Когда номер кончился, им устроили настоящую овацию.
Аплодисменты стихли, и девушки запели другой мадригал. Нэнси пробежала глазами по залу, и вдруг у нее перехватило дыхание: через проход в середине ряда сидел Клод Обер!
«Нужно сообщить в полицию, пока он здесь!» — Нэнси быстро и незаметно пробралась к выходу.
ПАНИКА ЗА КУЛИСАМИ
Выйдя на улицу, Нэнси оглянулась — не идет ли Клод Обер за ней следом? Но он, очевидно, и не подозревал, что она была в зале. Нэнси подбежала к ближайшей телефонной будке и позвонила в полицию.
Дежурный офицер обещал тут же выслать в школу двух полицейских в штатском. Нэнси сказала, что встретит их в вестибюле и поспешила обратно в школу. Подойдя к залу, она услышала оглушительные аплодисменты и поняла, что Мари и Моника закончили свое выступление.
«А вдруг Клод улизнет до того, как приедут полицейские? » — беспокоилась Нэнси. Она заглянула в зал — Клод все еще сидел на своем месте.
К счастью, публика вызвала сестер на бис, и полицейские Пэнзер и Кили вошли в вестибюль до окончания концерта. Нэнси тут же провела их в зал и указала на свою жертву. И вдруг Клод Обер вскочил и без всякого прихрамывания бросился по боковому проходу к сцене.
— За ним! — закричала Нэнси сыщикам. — Он что-то замышляет против сестер!
Все трое бросились за бывшим садовником. Он проскочил в дверь, за которой находилась короткая лестница на сцену. Слева от лестницы был выход на автомобильную стоянку. Здесь преследователи потеряли его из виду.
— Куда он провалился? — в отчаянии воскликнула Нэнси.
Пэнзер распахнул входную дверь:
— Его нигде нет! — Они с Кили ринулись на улицу. Вдруг из-за кулис раздался пронзительный визг. Нэнси стремглав взлетела по лестнице на сцену. Там толпился народ.
— Что случилось? — неслось со всех сторон.
Сквозь шум можно было расслышать чьи-то всхлипывания. Нэнси стала выяснять, в чем дело, и наткнулась на Монику. Та была в истерике. Мари пыталась успокоить ее. При виде Нэнси сестры в один голос закричали:
— Он угрожал нам!
— Клод Обер?
— Да, — всхлипнула Моника. — Он схватил меня за руку. Так сильно, что я закричала. И сказал по-французски:
«Если вы, сестрички, допустите, чтобы Нэнси Дру оказалась во Франции, то очень об этом пожалеете. И она тоже!»
— Наверняка он и есть месье Неф! — в страхе добавила Мари.
— Куда он исчез? — недоумевала Нэнси.
Мари указала пальцем на противоположный край сцены. Там был выход на дорожку, тянувшуюся вдоль здания к автомобильной стоянке.
Нэнси приободрилась. Попался мистер Девятка! Дорожка шла между школой и высокой бетонной стеной. Выбраться отсюда можно было только через стоянку. Он уже в руках у полицейских!
Нэнси бросилась бежать по дорожке. Из зала выходили люди и рассаживались по машинам. Некоторые уже отъезжали. Полицейских нигде не было видно. Не видно было и Клода Обера.
— О, черт! — простонала Нэнси. Но сразу же взяла себя в руки:
— А может, он уже на пути в тюрьму?
Она все-таки тщательно осмотрела стоянку, но не обнаружила ни француза, ни полицейских. Нэнси вернулась за кулисы. Моника успокоилась и принимала поздравления.
— Ну вот вы и стали сенсацией! — сказала Бесс, подойдя вместе с Джорджи. — Как Ханна и обещала.
— Спасибо, — улыбнулись сестры.
— Говорят, какой-то нахал вас обидел?
— Это был француз. Он грозил, что если мы с Мари отпустим Нэнси во Францию, то нам будет плохо.
— Какая наглость! — возмутилась Джорджи. — Кто он такой?
Нэнси шепотом ответила ей, дав понять, что следует придержать язык, и рассказала о своих подозрениях:
— Я думаю, что Обер и есть месье Неф, — добавила она.
— Ну и дела! — воскликнула Джорджи. — Похоже мистер Девятка ночами не спит — беспокоится, как бы ты не разгадала его тайну.
— Давайте пойдем домой и позвоним в полицию. Нужно выяснить, куда подевались полицейские, — Нэнси продолжала говорить шепотом.
Миссис Груин уже сидела в машине Нэнси. Пожелав Бесс и Джорджи спокойной ночи, Нэнси выехала со стоянки. Экономка была ошеломлена угрозами в адрес девушек.
— Я теперь никогда не буду отключать сигнализацию, — заявила она. — Слава Богу, что мы ее все-таки установили! Нэнси улыбнулась.
— Мари и Моника, не вздумайте войти в дом без предупреждения! А то до смерти напугаете Ханну!
— Нет! Это все мне очень не нравится! — не могла успокоиться миссис Груин. — Нэнси, лучше тебе отложить поездку. Ну хоть на пару дней.
— Не могу, — решительно ответила Нэнси. — Папа и миссис Блэр рассчитывают на меня. Не стоит беспокоиться раньше времени. Может, Клода Обера уже арестовали.
Приехав домой, Нэнси немедленно позвонила в полицию. Никаких новостей у них не было. Пэнзер и Кили еще не объявлялись.
— Они, наверное, преследуют француза, — предположил дежурный.
Нэнси повесила трубку. Мысли ее были в беспорядке: «Как Клоду Оберу удалось улизнуть? И где теперь его ждать? Держу пари, что он заявится прямо сюда. Хорошо, что Ханна включила сигнализацию».
Немного перекусив, миссис Груин и девушки поднялись наверх. Нэнси надо было доупаковать вещи. Она ушла спать последней.
Разбудил ее оглушительный звон.
Сработала сигнализация!
С быстротой молнии юная сыщица соскочила с кровати и натянула халат и тапочки. Бросившись к окну, она высунулась наружу в надежде рассмотреть злоумышленника. Никого не заметив, Нэнси помчалась на другую сторону дома в комнату отца.
— Они схватили его! — ликовала она. Луч фонарика освещал двоих в штатском. Они держали третьего — высокого, узколицего. Обер?!
Тут в комнату ворвались миссис Груин, Мари и Моника.
— Полицейские схватили вора! Скорее вниз!
На бегу Нэнси включала в доме свет. Она распахнула входную дверь, и полицейские втолкнули пленника в холл. Теперь он опять прихрамывал. Клод Обер!
— Приветствуем вас, мисс Дру, — произнес Кили. — Мы увидели, что в доме зажегся свет и решили обрадовать вас. Мы его взяли!
— Набегались мы с приятелем, — тяжело дышал Пэнзер. — Нас не раз наводили на его след, но мы все время упускали его. Тогда мы рассчитали, что этот тип может заявиться к вам и спрятались в засаде. Он попытался открыть окно — тут-то мы его и сцапали.
Нэнси поделилась догадкой, как беглецу удалось ускользнуть от них в школе — он спрыгнул со сцены в зал и смешался с толпой.
Полицейские согласились:
— Да, так мы его и прошляпили!
Арестованного пинками втолкнули в гостиную. Его темные глаза злобно сверкали, губы двигались, но разобрать что-либо членораздельное было невозможно. Кили быстро обыскал его, но не обнаружил ни паспорта, ни удостоверения личности.
Миссис Груин и девушки сели в кресла, и Пэнзер прикрикнул на арестованного:
— Ну, Обер, говори! Расскажи нам все по порядку. Как и зачем ты пробрался в эту страну? Под каким именем? Молчание. Нэнси обратилась к полицейским:
— Я не успела представить вам моих друзей из Франции — Мари и Моника Бардо. Они могут переводить.
— Хорошая идея, — согласился Кили.
Переводить вызвалась Мари. Полицейские и Нэнси стали спрашивать арестованного о письмах, угрожающих миссис Блэр и Дру, о вертолете, о притворном приступе болезни, о нападающей на него временами хромоте.
Ответа не было. Обер не произнес ни звука.
Наконец Пэнзер махнул рукой.
— Пойдем, пожалуй. Я думаю, ночь в камере развяжет ему язык. Там он поймет, что нельзя безнаказанно пугать людей.
Полицейские увели Обера.
— Какое счастье, что этот ужасный человек в тюрьме, — с облегчением произнесла миссис Груин. — Вы, девочки, можете ехать во Францию спокойно.
Нэнси улыбнулась про себя. Она не была в этом так уверена. Все еще раз пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись. Нэнси спала, и ей снилось, что она гонится за человеком, в руках у которого огромный плакат с надписью: «БЕРЕГИТЕСЬ МЕСЬЕ НЕФА!» Из руин замка высыпает огромная толпа людей в старинных костюмах. Они тащат огромные колокола и оглушительно трезвонят в них.
Сон внезапно оборвался. Нэнси лежала с широко раскрытыми глазами. Колокола! И тут она поняла наконец в чем дело. Это опять звенела сигнализация!
ВЗЛОМЩИК, НЕ ОСТАВЛЯЮЩИЙ СЛЕДОВ
Подбежав к лестнице, Нэнси столкнулась с миссис Груин. Тут к ним присоединились Мари и Моника. Все устремились вниз, зажгли на первом этаже свет и отключили сигнализацию. Нигде никаких следов взломщика!
— Давайте разделимся и осмотрим дом, — предложила Нэнси. — Мари и Моника осмотрят окна, Ханна — двери, а я выясню, не спрятался ли он где-нибудь.
Они разошлись в разные стороны. Стояла напряженная тишина. Нэнси обследовала шкафы, заглянула за шторы, но никого не нашла.
— Мы вспугнули незваного гостя, и он убежал, — решила она. — Теперь хоть известно, что это не Клод Обер! Из столовой раздался голос Мари:
— Скорее сюда!
Все бросились к ней. Мари показала на одно из окон — кто-то пытался разжать створки и сломал задвижку. Вероятно, взломщик хотел пробраться через окно в дом, но тут сработала сигнализация, и он испугался.
— Под окном должны быть отпечатки ног, — предположила миссис Груин,
— Надо посмотреть. Пойду за фонариком, — согласилась Нэнси.
Все четверо вышли на улицу и подошли к окну столовой. Нэнси посветила фонариком вниз.
— Никаких следов! — изумилась Ханна. — Как будто к нам в дом пыталось залезть привидение!
Нэнси внимательно изучала землю под окном и в конце концов обнаружила ряд ровных углублений.
— Похоже на ходули, — пробормотала она.
— Ходули! — удивленно воскликнула Моника. — Ты хочешь сказать, что тот, кто пытался пробраться в дом, был на ходулях?!
— Вполне возможно.
Миссис Груин тяжело вздохнула:
— Чуть только начнет что-то проясняться, как кому-то опять удается заморочить нам голову.
— Ходули могут оказаться более явной уликой, чем отпечатки ног, — ободряюще улыбнулась Нэнси. — Я уверена, что немного найдется воров, которые пользуются ими.
— А уверена ли ты, что взломщик собирался ограбить дом? — спросила Моника.
— Он либо хотел ограбить дом, либо что-то замышлял против нас самих, — предположила Ханна.
У Нэнси же было ощущение, что этот, не вполне обычный взломщик, как-то связан с тайной, которую она пытается разгадать.
Девушка вернулась в дом и набрала номер полиции. Дежурный сержант очень удивился, услышав о новой попытке взлома.
— Надо же! Две тревоги за одну ночь! Может, это мальчишки шалят? Местные хулиганы? — рассуждал он. — Я просмотрю список злостных нарушителей порядка, пользовался ли кто из них ходулями. Мисс Дру, а что вы сами думаете по этому поводу? Кто это был, и что ему нужно в вашем доме?
— Понятия не имею. Но между ним и Клодом Обером Должна быть какая-то связь. Офицер присвистнул.
— Я поговорю с шефом — пусть установит наблюдение за вашим домом по ночам до тех пор, пока мы не выясним, в чем тут дело.
— Спасибо вам, пойду еще раз все осмотрю.
Нэнси организовала повторный осмотр. Мари и Монику она оставила в доме. Сестры откровенно признались, что не знают, что им надо искать.
— Да все, что вам покажется странным, — объяснила Нэнси. — Например, на месте ли столовое серебро и в порядке ли оно. — Хотя Нэнси чувствовала, что взломщик не успел пробраться в дом, ей все же не хотелось упустить ни мельчайшей улики.
Они с миссис Груин опять принялись изучать землю перед домом. Единственная цепочка следов от ходулей шла к дому с улицы.
— Но ведь их должно быть две, — задумалась Нэнси. — Одна к дому, другая обратно.
Она попросила Ханну включить фонари — за домом и около гаража. Погасив свой фонарик, девушка внимательно осмотрелась вокруг. И заметила, что у куста под окном в столовую сломаны верхние ветки. Нэнси заглянула за куст и, обнаружив там еще один ряд углублений, подумала: «Похоже, он перешагнул через куст».
Отпечатки ходулей тянулись к гаражу. Нэнси быстро пошла по следу. К ней присоединилась миссис Груин. Дверь гаража была открыта. Нэнси и Ханна остановились как вкопанные. С внутренней стороны к заднему стеклу машины был прикреплен огромный кусок картона. На нем зелеными печатными буквами было выведено: «БЕРЕГИТЕСЬ ЗЕЛЕНОГО ЛЬВА!»
— Ничего не понимаю, — пробормотала миссис Груин. Тут к дому подъехала патрульная машина, и из нее вышел полицейский.
— Меня зовут Браун, — представился он. — А вы мисс Нэнси Дру, не так ли?
— Да, а это миссис Груин, она живет у нас. Надпись была очень хорошо видна в свете фар и сразу же бросилась в глаза Брауну.
— Черт возьми! Это еще что такое?
— Мы сами только что увидели, — объяснила Нэнси. — Я думаю, взломщик собирался подбросить это в дом, но сигнализация его вспугнула.
— Да, но что это все означает?
— Точно не знаю, но думаю, послание имеет отношение к тайне, которую я пытаюсь разгадать. — И Нэнси рассказала о старинных шифрах алхимиков, о которых поведала ей миссис Блэр.
— Кто-то из алхимиков обозначал символом Зеленого Льва свое открытие — как сделать, чтобы золото позеленело.
— Да, пожалуй, это не детские шалости! Тут дело серьезнее.
Миссис Груин кивнула в ответ:
— Боюсь, вы правы. И это грозит Нэнси неприятностями во Франции. Она собирается туда завтра утром.
Экономка была очень взволнованна, и Нэнси попыталась разрядить обстановку:
— Не завтра, милая Ханночка, а сегодня! Я выхожу из дома через четыре часа.
— Да, ты права, — устало вздохнула Ханна. — И как назло, перед самой дорогой такая ужасная ночь.
Браун сказал, что он заберет послание в полицию и выяснит, есть ли на нем отпечатки пальцев. Нэнси от души поблагодарила его и пожелала спокойной ночи.
К восьми утра юная сыщица была готова отправиться в путь. Нэнси с Ханной и сестрами Бардо села в машину и довела ее до аэропорта. Назад машину должна была отогнать миссис Груин. Когда наступило время прощаться, Мари и Моника чуть не расплакались:
— Конечно, хорошо бы разгадать тайну тетушки Жозетты, но, Нэнси, милая, будь очень осторожна! Пожалуйста!
— Не слишком увлекайся тайнами, — добавила Моника. — Во Франции есть на что посмотреть. И не забудь про развлечения.
— Все сделаю, как надо, — обещала Нэнси.
Бесс и Джорджи все еще не было, и Нэнси начала волноваться.
Но через пару минут обе девушки вбежали в здание аэропорта в сопровождении родителей. Быстренько сказав «привет» и тут же «до свидания», они помахали на прощание рукой и направились к самолету, который должен был доставить их в Нью-Йорк. Там они пересядут на другой самолет.
Нэнси пропустила Бесс к окну, а сама села рядом с ней у прохода. Через проход от нее сидела Джорджи. Они пристегнули ремни, и через несколько минут самолет выехал на взлетную полосу, набрал скорость и взлетел.
Как только надпись «Застегните ремни» погасла, Нэнси попросила Джорджи:
— Сядь на ручку моего кресла. У меня есть, что вам рассказать — нечто потрясающее.
Обе ее подруги слушали повествование о ночных приключениях, раскрыв рот.
— Этого нам только не хватало! Теперь еще какой-то Зеленый Лев! — заволновалась Бесс.
— Смешно все это! — фыркнула Джорджи. — Алхимик, выдумавший эти символы, жил так давно. И вдруг кто-то где-то случайно наткнулся на них и пытается тебя ими запугать.
— Не могу понять, откуда тянутся все нити, — нахмурилась юная сыщица. — Похоже, я еще не скоро свяжу концы с концами.
Тут Нэнси совсем раззевалась и заснула. Она проспала до самого Нью-Йорка. Там девушки пересели в самолет побольше и полетели в Париж.
На следующее утро на выходе из таможни их встретил мистер Дру — высокий красивый мужчина весь сиял от радости.
— Я ужасно соскучился по тебе, Нэнси! С удовольствием покажу вам этот прекрасный город. Скажите-ка мне, как поживает ваша тайна?
— Один злодей уже в тюрьме, — похвасталась Нэнси. Брови ее отца полезли вверх. Позабавившись над его изумлением, Нэнси вкратце изложила события.
— Даже поверить трудно, — похвалил свою дочь адвокат. — Молодец, Нэнси! Ты меня обскакала.
— Мне еще не удалось выяснить, почему месье Леблан так странно ведет себя, — продолжал мистер Дру, понизив голос. — Он со мной очень любезен, но, похоже, работой себя не утруждает, хотя ходит в свой офис регулярно. Он ни словом не обмолвился, почему он так поспешно распродает акции.
Мистер Дру сказал также, что его очень заинтриговало предупреждение насчет Зеленого Льва.
— Мне казалось, оно как-то связано с моей тайной, но теперь начинаю подозревать, что оно касается и тебя, — поделилась своими мыслями Нэнси.
— Может, ты и права, — согласился мистер Дру.
Они въехали в центр Парижа. Путешественниц привели в восторг широкие бульвары с прекрасными зданиями и Эйфелева башня.
— Куда поедем в первую очередь? — поинтересовался мистер Дру.
— К Нотр-Даму, — моментально ответила Джорджи. — Я хочу посмотреть на его страшенные горгульи .
— Пусть будет Нотр-Дам, — рассмеялся адвокат. — Но сначала заедем в наш отель на Рю-де-ля-Пэ. Распакуете чемоданы и передохнете. Я заказал вам шикарный трехместный номер.
Через час девушки были готовы отправиться на экскурсию по городу. Мистер Дру остановил такси, и они поехали на улицу Дубль д\'Арколь, на которой стоит знаменитый собор.
Не успели они выйти из такси, как Бесс принялась восклицать:
128
— Он просто великолепен! Боже мой! Посмотрите на эту резьбу! А статуи! Сколько же их тут?! Сотни!
— Да уж, — подтвердил мистер Дру. — Хотите взобраться на верхушку одной из башен? Там вы получше рассмотрите горгульи. И вид на город оттуда просто изумительный.
— Полезли! — торопила Джорджи.
Мистер Дру провел девушек на боковую улочку, где напротив собора располагалось несколько открытых кафе. За узким дверным проемом в стене собора открывалась еще более узкая каменная винтовая лестница. Ступеньки были крутые и с внутренней стороны такие узкие, что на них и на цыпочках не устоять.
— Надеюсь, никто не станет спускаться нам навстречу, — нахмурилась Бесс.
Нэнси стала подниматься первой, за ней Бесс, потом Джорджи, и замыкал процессию мистер Дру. На лестнице было довольно темно. Свет с трудом пробивался сквозь крошечные отверстия в стене.
Нэнси молча считала ступени: «Я могу заодно начать поиски. Вдруг обнаружу ключ к тайне девяноста девяти ступенек».
Они медленно, по спирали, поднимались наверх. Нэнси миновала девяносто девятую ступеньку, не заметив ничего существенного.
И тут из-за поворота лестницы вдруг вышла женщина — такая толстая, что загородила собою весь проход. Не обращая никакого внимания на то, что внизу кто-то есть, она продолжала быстро и бесцеремонно спускаться и даже не посторонилась, чтобы дать Нэнси дорогу. Девушка в страхе прижалась к стене. Ухватиться ей было совершенно не за что.
— Будьте добры... — начала Нэнси по-французски. Толстуха не обратила на нее никакого внимания. Она толкнула Нэнси, и та упала на Бесс. Бесс в свою очередь повалилась на Джорджи. Не в силах сохранить равновесие, Джорджи судорожно пыталась уцепиться за воздух...
Неужели они все полетят вниз?!!
КТО ЗА КЕМ ОХОТИТСЯ?
Нэнси с подругами покатились вниз по лестнице. И тут мистеру Дру понадобилось все его самообладание, чтобы не дать им разбиться. Он крепко уперся в стену рукой и подал корпус вперед. Когда девушки налетели на него, он сильно покачнулся, но устоял на ногах. Нэнси, Бесс и Джорджи отбросило к стене, и это смягчило падение.
— Ой, если бы не вы... — всхлипнула Бесс. — Мне никогда в жизни не было так страшно.
Толстуха, вызвавшая весь этот переполох, бросив на ходу «Извините», продолжала невозмутимо спускаться. Девушкам и мистеру Дру ничего не оставалось, как посмеяться над происшествием, но в глубине души каждый надеялся, что больше на лестнице не окажется людей с излишним весом.
— Сколько нам еще осталось? — запыхавшись, проговорила Бесс,
Мистер Дру в ответ сообщил, что высота башни Нотр-Дам двести двадцать шесть футов.
— Радуйтесь, что вы не взбираетесь на кончик шпиля — это еще семьдесят футов.
— Невероятно огромное сооружение, — справедливо заметила Нэнси.
— Здесь произошло немало исторических событий. В том числе две коронации — Генриха V Английского и Наполеона I. Обе прошли оч-чень торжественно и помпезно, — вещал мистер Дру.
Тем временем Нэнси добралась до самого верха и вышла на открытую площадку, огороженную каменными перилами. Прямо над ее головой нависала причудливая горгулья. Казалось, какое-то доисторическое чудище влезло на крышу и уставилось на Сену, несущую свои воды где-то далеко внизу.
К Нэнси подошла Бесс.
— Эти горгульи такие ужасные, что даже красивые, — заявила она.
— А кто их придумал, и откуда взялось это слово? — поинтересовалась Джорджи.
— Насколько я знаю, — объяснил мистер Дру, — это просто водосточные трубы. Их название происходит от старофранцузского слова, обозначающего булькающий звук. А почему они такой странной формы? Ну, считается, что это прихоть скульптора и архитекторов.
Девушки любовались открывающимися с высоты видами Парижа. Их удивило, что у большинства здании плоские крыши.
— Такие крыши в нашей стране были в моде в конце прошлого — начале нынешнего века, — прокомментировал мистер Дру. — Потом вернулись к обычной конструкции с высоким коньком. А теперь крыши нередко снова делают плоскими — особенно у небоскребов. Догадайтесь, почему? Даю одну попытку.
— Чтобы на них могли садиться вертолеты, — улыбнулась догадливая Нэнси. — Ну что, папа, переделаем нашу крышу и устроим вертолетную площадку?
— Париж смело идет по пути прогресса, — усмехнулась Джорджи. — И семейство Дру от него не отстает.
Нэнси глянула вниз. Вдруг она схватила отца за локоть.
— Папа, видишь вон того человека? Как он похож на Клода Обера!
Мистер Дру не сразу понял, в чем дело, а Бесс и Джорджи бросились к Нэнси. На площади перед собором стоял какой-то человек и смотрел вверх прямо на них.
— Но ты же говорила, что Клод Обер в тюрьме в Ривер-Хайтс? — удивился мистер Дру.
Похоже, в этот самый момент следивший за ними мужчина почувствовал их взгляды, развернулся и быстро пошел прочь.
— Смотрите! Он не хромает! — закричала Бесс.
— Вряд ли он мог так быстро выбраться из тюрьмы и прискакать сюда, — проговорила Джорджи, провожая его пристальным взглядом.
Нэнси молчала.
— Возможно, Обер нашел кого-то, кто внес за него залог, — попытался найти объяснение мистер Дру, — а сам скрылся и как-то пробрался на самолет, улетающий за границу.
Нэнси по-прежнему хранила молчание.
— А ты-то что думаешь? — обратился к ней мистер Дру.
— Все это странно и непонятно, — ответила Нэнси. — Но мне пришло в голову, что это брат Клода Обера, может быть, его близнец.
— И кто же из них месье Неф? — гадала Джорджи.
— Не знаю, — нахмурилась Нэнси. — Похоже, они работают сообща — Клод в Штатах, а этот здесь. Он мог следить за нами с самого прилета.
В глазах Бесс промелькнул испуг:
— Значит, нам по-прежнему грозит опасность! Послушай, Нэнси! Не может ли один из них называть себя Зеленым Львом?
— Может. Нам надо немедленно выяснить, не сбежал ли Клод Обер или вдруг его отпустили. Как только мы отсюда выберемся, я позвоню Макгиннису.
Мистер Дру одобрил решение дочери, и все четверо спустились вниз. Нэнси предложила Бесс и Джорджи осмотреть собор, пока они с папой отыщут телефон.
— За Нотр-Дам есть чудесный скверик, — сказал мистер Дру. — Встретимся там через полчаса.
Нэнси и мистер Дру отправились на поиски телефона. Они нашли его в одном из ресторанов неподалеку. Нэнси заказала разговор с Ривер-Хайтс. Телефонистка сказала, что связь дадут минут через пятнадцать.
— Я подожду, — ответила Нэнси по-французски. — Позвоните мне, пожалуйста, сюда.
Нэнси с отцом сели за ближайший к телефону столик и заказали пирожные с горячим шоколадом.
— Представляю, как бы Бесс облизывалась на эти пирожные, — рассмеялся мистер Дру. Нэнси тоже улыбнулась.
Минут через десять зазвонил телефон, и Нэнси схватила трубку.
— Это вы, шеф?!
— Да, Нэнси. Ты из Парижа? Что-то важное?
— Да, очень! Скажите, Клод Обер все еще в тюрьме?
— Конечно, а в чем дело?
Нэнси вкратце рассказала о человеке, который следил за ними.
— Пожалуйста, допросите Обера. Нужно выяснить, нет ли у него брата, очень на него похожего.
— Не клади трубку, — попросил Макгиннис. Через несколько минут он вернулся и сказал, что Обер отказывается отвечать.
— Думаю, твоя догадка верна, — сказал полицейский. — Кстати, мы заметили, что он только притворяется хромым. Ладно, я сообщу о ваших подозрениях парижской полиции.
Нэнси назвала адрес отеля, в котором они остановились, и поблагодарила Макгинниса за помощь. Потом она поинтересовалась, не нашли ли человека на ходулях, но новостей не было.
Нэнси вышла из телефонной будки с сияющим лицом.
— Можешь ничего не говорить, — поддразнил ее мистер Дру. — По тебе видно, что ты взяла след.
— Неужели у меня все написано на лице? — расхохоталась Нэнси. — Это не дело! — И добавила:
— Если этот человек — брат Клода Обера, нам надо поменяться с ним ролями и самим выследить его,
— Это дело тонкое, — заметил адвокат. — Что ж, будем держать ухо востро!
Отец и дочь Дру зашли в собор. У Нэнси буквально перехватило дыхание от высоты сводов, цветных витражей и множества статуй. Нэнси остановилась перед скульптурой Девы Марии. Прекрасное лицо мадонны печально глядело на пустые руки, где когда-то сидел младенец,
— Фигура младенца Христа таинственным образом исчезла, — пояснил мистер Дру. — Явно была украдена.
— Ужасно! — не сдержалась Нэнси. — Какое кощунство!
Они с отцом вышли на площадь и направились к скверику за собором. Бесс и Джорджи уже были там. Они не могли налюбоваться на клумбы с яркими цинниями и петуниями. Все четверо уселись на скамейки, и Нэнси передала свой разговор с Макгиннисом. Она предупредила Бесс и Джорджи, что им всем придется глядеть в оба, куда бы они ни пошли.
— Надо выследить брата Клода, — убеждала она подруг. Мистер Дру предложил вернуться в отель и пообедать.
— Прекрасная идея! — обрадовалась Бесс. — Я умираю с голоду.
Она поднялась с места, но, прежде чем уйти, оглянулась вокруг себя. Внезапно ее внимание приковал к себе черный фонарный столб в глубине сквера. Бесс усмотрела за ним скорчившуюся фигуру.
— Нэнси, — прошептала она. — Вот и мистер Девятка.
ТЕ САМЫЕ СТУПЕНЬКИ?
Бесс указала на столб. Прятавшийся за ним мужчина, видимо, понял, что его обнаружили, резко выпрямился и скрылся среди деревьев и кустов.
— В погоню! — скомандовала Нэнси, и все бросились за незнакомцем.
Джорджи первая пробралась сквозь заросли.
— Я вижу его! Вон там, в переулке!
Выскочив на Рю-дю-Клуатр, преследователи увидели, что тот, за кем они гонятся, быстро удаляется.
— Не дайте ему уйти! — крикнул отставший мистер Дру. — Вы, девочки, бегите дальше, а я уже не тот, что прежде.
Нэнси скоро догнала Джорджи. Но на углу набережной де л\'Аршевеше их остановил полицейский. Он был в темно-синем кителе, огромных белых перчатках и высокой фуражке.
— Куда это вы так спешите? — окликнул он девушек. Вытянув руку, Нэнси указала на маячившую впереди фигуру.
— Мы гонимся за подозреваемым. — Ей пришлось остановиться.
— Подозреваемым в чем? — удивился полицейский.
Вопрос поставил Нэнси в тупик. В самом деле, а в чем она его подозревает? В том, что он брат Клода Обера? И все? Наконец она выдавила из себя:
— Он шпионил за нами. Мы хотим выяснить, зачем. Тут их догнали мистер Дру и Бесс. Адвокат показал свое удостоверение и представил девушек.
—Так вы американцы! Прошу меня извинить. — Полицейский жестом дал понять, что больше не задерживает их.
— Поздно, — покачала головой Нэнси. — Вон, смотрите! Длиннорукий человек вскакивал в такси. Преследователи уныло посмотрели ему вслед,
— Не расстраивайтесь. Если он следит за вами, то скоро вы его снова увидите, — ободряюще заметил полицейский. — А как его имя?
— Не знаем, — ответила Нэнси. — Может быть, Обер. Кстати, вы никогда не слыхали о Клоде Обере? Полицейский удивленно вскинул брови.
— Разумеется, мадемуазель! Это известный мошенник. Не так давно он подделал чек на очень крупную сумму. Наш капитан совсем было поймал его, но в самый последний момент ему удалось скрыться. Так вы гнались за Клодом?
— Нет, Клод в тюрьме в Штатах. — И Нэнси сообщила, что полиция Ривер-Хайтс как раз собирается связаться с французской полицией. И тут, словно по наитию, она спросила полицейского, чью подпись подделал Клод Обер. Как же они удивились, когда оказалось, что это была подпись Шарля Леблана, «напуганного финансиста».
У Нэнси и мистера Дру немного поднялось настроение — стало очевидно, что оба их дела связаны между собой.
Как можно спокойнее Нэнси спросила полицейского, где жил Клод Обер до своего исчезновения. Тот назвал адрес в районе Парижа, именуемом Левый Берег.
Американцы поблагодарили полицейского и вернулись к Нотр-Дам. Мистер Дру предложил отправиться на поиски дома Обера, но прежде пообедать.
— Вот это кстати, — охотно согласилась Бесс. — Изысканная французская кухня приведет мои мозги в порядок. А нам они еще пригодятся, правда, Нэнси?
Нэнси рассмеялась:
— Дело совсем запуталось, и без ваших мозгов мне никак не обойтись.
Мистер Дру нашел уютное кафе, они уселись за маленький столик и заказали омлет с сыром.
— А знаете, — обратился адвокат к девушкам, понизив голос, — офис месье Леблана находится совсем рядом с квартирой Обера.
— Вы считаете, что наше дело имеет отношение к вашему расследованию? — спросила его Джорджи. Мистер Дру пожал плечами.
— Во всяком случае, это весьма странное совпадение.
После обеда адвокат предложил по пути на Левый Берег зайти в Лувр и полюбоваться его шедеврами. До бывшего королевского дворца, а теперь музея они доехали на такси.
— Здесь и за неделю всего не осмотришь, — обескура-женно вздохнула Бесс.
—Верно, — улыбнулся мистер Дру. — Здесь есть уникальные, бесценные творения. Например, скульптура Богини Победы.
— А, знаю, это дама с крыльями, но без головы! — съехидничала Джорджи.
— Она самая.
— И Венера Милосская тоже здесь, — вставила Нэнси.
— Она красивая, но без рук, — продолжала кривляться Джорджи. — Где она их потеряла?
— Чего не знаю, того не знаю, — поддержал шутку адвокат. — Может, поищем?
— О чем я всегда мечтала, так это увидеть портрет Моны Лизы работы Леонардо да Винчи, — во всеуслышание объявила Бесс.
Мистер Дру заметил, что этот портрет считается самым Ценным сокровищем Лувра. Во всяком случае, охраняется он куда тщательнее, чем любой другой экспонат.
Когда девушки в сопровождении мистера Дру добрались до знаменитого портрета, то увидели перед ним металлическое ограждение и двух охранников, внимательно рассматривающих каждого посетителя.
Изображение Моны Лизы заворожило их.
— Какое прекрасное у нее лицо, — задумчиво проговорила Нэнси. — Достаточно бросить на него один только взгляд, и сразу чувствуешь какое-то умиротворение.
Гости из Ривер-Хайтс провели в Лувре около часа. Устав за день от долгого хождения и беготни, они наконец решили выйти из музея, перебраться на другой берег Сены и отправиться на поиски бывшего дома Обера.
Консьерж, грубоватый мужчина лет пятидесяти, поначалу обошелся с иностранцами весьма нелюбезно и не очень-то хотел отвечать на их вопросы.
— С меня и полиции довольно, — сердито проворчал он. — Делать мне больше нечего, как болтать с вами. Кто вы такие?
Нэнси обезоруживающе улыбнулась. Она решила задать прямой вопрос — вдруг повезет.
— Как зовут брата Клода Обера?
— Луи, — не задумавшись ни на секунду, ответил консьерж.
Нэнси чуть не завизжала от восторга, но взяла себя в руки. Мистеру Дру, Бесс и Джорджи тоже было не просто сохранить самообладание.
— Ах да, верно, — небрежно проговорила Нэнси. — Я и забыла. А где он живет?
Немного помолчав, консьерж все-же ответил:
— Где-то за городом. Точно не помню, как называется это место. — И вдруг неожиданно добавил:
— Луи — это голова! Клод малость туповат, без брата шагу ступить не может, делает только то, что тот велит.
— Да, Луи всегда при деле, — вошел в роль мистер Дру. — Мы видели его сегодня, но не успели поговорить. Что он сейчас поделывает?
— Да он ученый или что-то в этом роде. Формулы, колбы и все такое прочее. Для меня это темный лес.
Интуиция подсказывала Нэнси, что они все ближе и ближе подходят к чему-то важному. Она опять мило улыбнулась консьержу:
— А не покажите нам, где жил Клод? — Нэнси вовсе не рассчитывала найти какие-нибудь улики, ей просто хотелось сосчитать ступеньки до квартиры Обера. А вдруг их окажется девяносто девять?
— Могу, — согласился консьерж, — но внутрь не пущу — туда недавно въехали молодожены.
Он направился к лестнице, а Нэнси вернулась к парадному входу. Ей пришло в голову, что стоит сосчитать не только ступеньки, но и общее число шагов от входа до квартиры Обера.
От входа до каморки консьержа было десять шагов. На втором этаже от лестницы до лестницы также было десять шагов. В двух пролетах лестницы — от первого до второго и от второго до третьего этажа — было шестьдесят девять ступенек.
«Если от лестницы до квартиры Обера тоже будет десять ступенек, — думала про себя Нэнси, — тогда...»
Так и оказалось! Шестьдесят девять ступенек и три раза по десять шагов — всего девяносто девять!
«Ну и что из этого следует? — размышляла Нэнси. — Число девяносто девять может быть условным знаком в общении Луи и Клода или Клода и его сообщника по изготовлению фальшивых документов. Но при чем тут сон миссис Блэр?»
Тем временем вся компания делала вид, что с большим интересом рассматривает дверь бывшей квартиры Клода. Затем они спустились вниз. Мистер Дру поблагодарил консьержа, подозвал такси и отвез девушек в отель.
— А у меня для вас сюрприз, — вдруг объявил он, — приглашение на прием. Мои друзья устраивают его специально для того, чтобы вы могли познакомиться с месье Шарлем Лебланом. Посмотрим, что из этого выйдет.
— Это вы хорошо придумали! — обрадовалась Бесс.
— Ну, Нэнси, — обратился адвокат к дочери, — если ты так же хорошо разговоришь месье Леблана, как полицейского и консьержа, я подарю тебе на память о Париже что-то особенное.
— Буду стараться, — рассмеялась Нэнси.
Выпив чаю и передохнув, мистер Дру и девушки переоделись, взяли такси и приехали на великолепную виллу в районе Булонского леса. Огромное каменное здание с высоким порталом и массивной резной парадной дверью было ярко освещено, из него доносились звуки музыки.
— Божественно! — промурлыкала Бесс.
Первым из такси вышел мистер Дру. Он хотел было подать дочери руку, но тут сзади на полном ходу в такси врезалась какая-то машина. Как ни пытался мистер Дру удержать Нэнси, она со всего размаха грохнулась на мостовую.
СЫЩИЦЫ ТАНЦУЮТ
Бесс и Джорджи резко отбросило назад, а затем швырнуло на пол. Тряхнуло и водителя, но он удержался на своем месте. Он разразился отборными французскими ругательствами и, потрясая кулаками, выскочил из машины. Но машина, врезавшаяся в такси, дала задний ход и, взревев, понеслась прочь. Никто не успел рассмотреть ее номера.
Мистер Дру осторожно поставил Нэнси на ноги, а водитель помог Бесс и Джорджи выйти из машины. Те, хотя и сами были в шоке, тут же справились у Нэнси:
— Ты в порядке?
Нэнси ответила не сразу. Она никак не могла восстановить дыхание, и очень сильно болело плечо.
— Кости целы, А вы-то как?
— О\' кей, — потирая шею, бодрилась Джорджи. — Могло быть и хуже!
Мистер Дру никак не мог успокоиться:
— Нам надо вернуться в гостиницу. Бог с ним, с этим приемом.
— Ну уж нет! — решительно возразила Нэнси. — Как жаль, что мы не разглядели, кто это в нас врезался. Он сделал это нарочно!
Мистер Дру мрачно кивнул. Никто из них не успел даже мельком увидеть злоумышленника. Адвокат расплатился с водителем, и тот уехал.
Дверь особняка распахнулась, из нее вышел привратник, наверняка слышавший шум и грохот, и быстро спустился по лестнице. Узнав, что мистер Дру и девушки приглашены на прием, он сказал:
— Я проведу вас в комнаты для гостей, где вы сможете привести себя в порядок.
Увидев, что Нэнси потирает плечо, он сообщил, что среди гостей есть врач:
— Я пришлю его к вам, — пообещал он. Нэнси пыталась возражать, но привратник не стал ее слушать:
— Я уверен, что мой хозяин, месье Тремэн, велел бы мне сделать все именно так.
Он проводил гостей из Америки на второй этаж, в изысканно обставленные комнаты для гостей. Резная мебель прекрасно гармонировала с бархатными портьерами и развешенными по стенам гобеленами. На одном из гобеленов была изображена сцена на охоте. Среди охотников были всадницы в амазонках. Девушек позабавили их наряды — длинные платья с узкими лифами и огромные, украшенные перьями шляпы.
— Интересно, они и вправду ездили на лошадях или просто уселись в седла, чтобы позировать художнику? — произнесла Бесс.
Спустя несколько минут привратник привел врача. Тот был очень любезен и искренне обрадовался, что и Нэнси, и ее подруги знают французский. Сам он говорил по-английски очень плохо. Осмотрев плечо Нэнси, он сказал, что нет ни перелома, ни даже растяжения.
— Но у вас очень сильный ушиб. Вам нужно немедленно приложить к плечу лед и полежать.
Затем врач осмотрел Бесс и Джорджи. Он нашел у них только синяки и ссадины и также посоветовал лед.
Мистер Дру вызвал горничную, попросил ее принести пакеты со льдом, и девушки тут же приложили его к ушибам.
Разлеживаться они не стали.
— Со мной все в порядке, — вскорости заявила Нэнси. — Можно идти на прием.
Бесс помогла подруге подкраситься и причесаться. Джорджи привела порядок ее платье.
— Миллион раз спасибо! Все готово?
Мистер Дру, улыбаясь, подал Нэнси руку, и все четверо спустились по лестнице вниз.
Гостям уже было известно о происшествии. Они поджидали пострадавших в холле. Через открытую дверь виднелся сверкающий хрустальными люстрами зал.
Месье и мадам Тремэн были расстроены случившимся и проявили большую заботу о пострадавших, но девушки заверили их, что чувствуют себя нормально.
— Мы очень благодарны вам за приглашение, — добавила Нэнси, ничем не выдав, что знает, с какой целью устраивается прием.
— Я хотела бы представить вас некоторым из гостей, — сказала мадам Тремэн.
Познакомив американцев со своими друзьями, хозяйка провела их в зал и там представила месье Леблану. Этот высокий стройный человек с пепельными волосами носил усы и свободно говорил по-английски.
— Он красив, и улыбка у него обаятельная, — подумала Нэнси.
— Мистер Дру, у вас очень красивая дочь. — Финансист смотрел на Нэнси, и его взгляд был полон восхищения. Затем он повернулся к Бесс и Джорджи:
— Мы, французы, хвастаемся, что наши соотечественницы невероятно привлекательны. Но, если все женщины в Америке так же прекрасны, как мадемуазель Дру, Фейн и Марвин, то француженок придется поставить лишь на второе место.
Нэнси, Бесс и Джорджи, а за ними и мистер Дру подхватили его шутливый тон. Через какое-то время Нэнси ловко перевела разговор на другую тему:
— Вы здесь сегодня один, месье Леблан? — спросила она.
— Увы, да! Мадам Леблан осталась в нашем загородном доме. Она неважно себя чувствует.
— Как жаль! Мне бы очень хотелось познакомиться с ней.
Нэнси показалось, что месье Леблан готов пригласить их всех к себе, но тут дирижер небольшого струнного оркестра представил собравшимся молодую певицу-сопрано, которая совсем недавно была принята в труппу Парижской оперы.
Слушателей обворожил ее чистый серебряный голос, и, когда она спела две арии, зал разразился громовыми аплодисментами.
Сразу же после ее выступления месье Леблан, извинившись, покинул своих собеседниц и мистера Дру. Певица исполнила еще одну арию на бис и уехала.
Оркестр продолжал играть, и Нэнси, Бесс, Джорджи и мистер Дру смогли, слегка понизив голос, поделиться впечатлениями о месье Леблане.
— Он казался совершенно поглощенным музыкой, — сказала Нэнси, — но я обратила внимание, что иногда его взгляд становился отсутствующим.
— Его загипнотизировали и внушили, чтобы он распродал свои ценные бумаги! — с пафосом изрекла Бесс.
— Как бы там ни было, — многозначительно отозвалась Джорджи, — сдается мне, что из него не так-то просто выудить информацию.
— Я уже давно это понял, — кивнул мистер Дру. — Но надеюсь, что вам повезет больше, чем мне.
Их продолжали знакомить со все новыми и новыми гостями. Два молодых человека пригласили Бесс и Джорджи на танец. Еще один направился было к Нэнси, но тут вернулся месье Леблан.
— Позвольте вас пригласить, — поклонился он.
Танцевать Нэнси не хотелось — болело плечо, но она решила, что нельзя упускать возможности поговорить с финансистом. Они кружились по залу, и месье Леблан расспрашивал о ее французских впечатлениях, о тех местах, где она успела побывать. Нэнси спрашивала себя, не заподозрил ли он что-нибудь. Но, даже если это было так, то месье Леблан ничем себя не выдал.
— Когда папа в отъезде, он очень по мне скучает, — сказала Нэнси. — Моя мама умерла, когда я была совсем маленькой. И мы с папой очень сдружились. Это он просил меня приехать сюда. А я часто беру с собой Бесс и Джорджи.
— Я бы очень хотел показать вам Париж и окрестности. Но у меня невероятно много работы, и свободного времени совсем не остается.
Танец кончился, француз проводил Нэнси до ее кресла, извинился и отошел. К Нэнси пробралась Джорджи:
— Я удрала от своего партнера на несколько минут — мне нужно сказать тебе что-то очень важное. Видишь человека в арабском костюме? Вон там, около двери? — Нэнси кивнула, и Джорджи продолжала:
— Представляешь, я только что слышала, как месье Леблан сказал этому арабу: «Я же говорил вам, чтобы вы не приходили сюда. Мы должны встречаться без свидетелей».
— Дальше, — насторожилась Нэнси.
140
— Араб ответил: «Но скоро девятое. Мы должны поговорить».
— Потрясающе! А что потом?
— Месье Леблан сказал: «Завтра, девяносто девять». И они расстались.
— Девяносто девять, — как эхо повторила Нэнси. Ее глаза сверкали:
— Я пойду за арабом!
Подошел мистер Дру, и Нэнси передала ему рассказ Джорджи. Он тоже был очень заинтригован, но запретил Нэнси следить за кем-либо:
— Ты совсем забыла о своем плече. Давай заключим договор: ты вернешься в гостиницу и уляжешься в кровать. А завтра, так и быть, мы выследим месье Леблана.
— Хорошо. А можно мне тоже заключить с тобой договор?
— Что еще? — улыбнулся мистер Дру.
— Я бы хотела последить за арабом, пока он здесь. Всего несколько минут. Вдруг я что выясню? Ну, папа, пожалуйста!
— Хорошо, даю тебе двадцать минут. Но будь очень осторожна! — предупредил адвокат. — Чтобы никто ни о чем не догадался!
Тут к ним подошел молодой человек по имени Анри Дюран и пригласил Нэнси танцевать. Во время танца юная сыщица старалась вести себя как можно естественнее, но незаметно глазела по сторонам. Вдруг на противоположном конце зала отворилась дверь в зимний сад. И в этом саду, среди пальм и прочих экзотических растений, Нэнси увидела араба. Ее осенила идея. «Хоть бы получилось!» — волновалась Нэнси.
Они с Анри быстро кружились по залу в такт музыке. Анри осыпал Нэнси комплиментами: и танцует она превосходно, и по-французски говорит изумительно. Нэнси рассмеялась:
— Вы тоже очень хорошо танцуете. — И несколько секунд спустя добавила:
— Может, пройдем в зимний сад, посидим там и поболтаем? А то мое плечо все еще побаливает.
Анри тут же очень заботливо провел ее в сад и усадил на скамейку. Нэнси не сразу отыскала взглядом араба. Наконец она разглядела его — он уставился прямо на нее!
Знал ли он, кто такая Нэнси? Может, ему известно, что она пытается разгадать тайну девяноста девяти ступенек? Враг ли он ей?
Повернувшись к собеседнику, Нэнси спросила:
— Вы знаете вон того араба?
— Нет, но я могу выяснить, кто он.
Анри поднялся и направился прямо к незнакомцу, но тот стремительно повернулся к нему спиной и поспешил вглубь сада, где был другой выход в зал.
Нэнси подбежала к Анри.
«Этот араб ведет себя очень подозрительно. Нельзя дать ему уйти. Я должна выяснить, кто он такой», — решила она и с улыбкой обратилась к Анри:
— Я бы хотела поговорить с ним.
Если молодой человек и удивился, то виду не подал. Где-то впереди мелькнула куфия* араба. Нэнси и Анри быстро, как только могли, пробирались сквозь толпу танцующих.
Когда они достигли холла, араб уже выходил из дома. Видимо, он не удосужился попрощаться с хозяевами. Нэнси спросила у привратника, кто это был.
— Мне этот господин неизвестен, — ответил тот. — У него было приглашение, и я впустил его.
— Мне надо с ним поговорить! — воскликнула Нэнси, и привратник распахнул дверь. Нэнси выбежала на улицу и стала озираться с высоты парадного крыльца. Араб быстро направлялся к длинной темной машине. За рулем сидел водитель, мотор уже работал.
— За ним, Анри! — крикнула Нэнси.
НЕОЖИДАННОЕ ОГРАБЛЕНИЕ
Нэнси и Анри бросились вниз по лестнице. Таинственный араб вскочил в поджидавшую его машину. Водитель дал газ, и они понеслись прочь.
Вдруг при свете уличного фонаря Нэнси увидела, как араб снял свою куфию , а вместе с ним — парик и накладную бороду!
У Нэнси перехватило дыхание. Это был Луи Обер!
— Что с вами? — спросил Анри.
— Этот человек — совсем не тот, за кого он себя выдает. Я думаю, никакого приглашения на прием у него не было. Надо сказать Тремэнам.
— Он вор? — недоумевал Анри. — Вы хотели его задержать? — Нэнси секунду помолчала, но потом решила быть откровенной:
— Точно не знаю. Но думаю, кое-какие грехи за ним водятся.
Анри понял, что Нэнси не горит желанием открыть ему все свои секреты. Они вернулись в дом.
Месье и мадам Тремэн были в холле — кое-кто из гостей уже начинал расходиться. Нэнси подождала, пока хозяева раскланяются с очередной парой и поинтересовалась, что это был за араб. Месье Тремэн переглянулся с женой:
— Мы не расслышали его имени. Он появился неожиданно и сказал, что он друг месье Леблана. Можно еще раз попросить его назвать себя.
— Он уже уехал, и, похоже, очень спешил. Месье и мадам Тремэн нахмурились:
— Он не умеет себя вести в обществе!
В этот момент появились Бесс, Джорджи и мистер Дру. Адвокат сказал, что уже пора домой, и Нэнси не пришлось объяснять хозяевам, почему ее так заинтересовал этот странный гость.
Анри улыбнулся Нэнси и пожелал ей спокойной ночи. К компании подошел месье Леблан. Он держался очень непринужденно. Прощаясь, он выразил надежду увидеться с гостями из Америки в ближайшее время.
Мысль Нэнси лихорадочно работала: «Интересно, где он будет ночевать, в Париже или за городом? И где он встречается с Обером?» Улыбнувшись, она обратилась к Леблану:
— Вы сегодня поедете за город?
— Да, разумеется. Там лучше спится. Джорджи поняла, куда клонит Нэнси:
— И вы каждый день ездите в город и обратно? — удивилась она.
— Да, завтра ровно в девять, как обычно, я буду на своем рабочем месте.
«Он встретится с Луи Обером либо днем в Париже, либо вечером за городом, — решила про себя Нэнси. — Надо будет обязательно за ним проследить».
Девушки накинули шали, поблагодарили Тремэнов за чудесный вечер и отправились в гостиницу. Нэнси с трудом сдерживала свое нетерпение — ей очень хотелось поделиться новостями с подругами, но она решила подождать до гостиницы.
Мистер Дру зашел к девушкам в номер, и Нэнси открыла им, что это был за араб.
— И приглашение на прием у него наверняка фальшивое, — добавила она. — Ведь его брата разыскивают за подделку документов. Я думаю, что Луи тоже на это способен.
Потом Джорджи передала подслушанный ею разговор Луи и Леблана.
— Да вы просто молодцы! — воскликнул адвокат. — Это согласуется с тем, что рассказал мне сегодня месье Тремэн. Он один из тех деловых партнеров месье Леблана, которых беспокоит его поведение,
— Расскажи скорее, — торопила Нэнси.
— Ну так вот. Сегодня Леблан получил крупную сумму денег от продажи каких-то ценных бумаг. В переводе на доллары — не одну тысячу. Он настоял на том, чтобы получить их наличными. Думаю, деньги были при нем сегодня вечером.
— Вы хотите сказать, что Луи Обер шантажирует беднягу Леблана? — широко раскрыв от изумления глаза, сказала Бесс.
— Да нет, я не могу ничего утверждать. Но то, что мы сегодня видели и слышали, доказывает, что у них есть какие-то общие секреты.
Еще около часу они обсуждали тайну во всех ее самых мельчайших деталях. В конце концов все согласились, что до разгадки еще очень далеко.
— Никак не могу понять, при чем здесь сон миссис Блэр? — повторяла Нэнси. — Но я уверена, он имеет ко всему этому какое-то отношение.
Всех уже давно разбирала зевота. Мистер Дру встал и объявил, что идет спать.
— Встретимся за завтраком, — сказал он, целуя девушек на прощание.
Сняв платье, Нэнси осмотрела ушибленное плечо. Синяк был огромным. Бесс вызвалась принести еще льда, но Нэнси отказалась:
— Доктор сказал, что ничего страшного нет. Я хорошенько отосплюсь, и все будет в порядке.
И правда, утром плечо уже не так сильно беспокоило ее, хотя дотронуться до него было больно.
— Маленький парижский сувенир, — пошутила Нэнси.
Спустившись к завтраку, девушки увидели, что мистер Дру уже сидит за столом и читает утреннюю газету. Нэнси бросился в глаза один из заголовков.
— «Месье Леблан ограблен по дороге домой, — прочитала она. — Грабители забрали у него несколько тысяч долларов». Это те самые деньги?
— Боюсь, что да, — кивнул мистер Дру.
— Вы прочитали статью до конца? — поинтересовалась Джорджи.
—^Да. Два человека подстерегли машину Леблана на пустынной улице недалеко от его дома. Они отобрали все деньги, которые были у Леблана и у шофера, но самих их не тронули.
— Ужасно! — воскликнула Бесс. — Их поймали?
— Нет, — ответил мистер Дру и добавил, что шансов на это очень мало. Ночью прошел дождь, он смыл все следы, и теперь полиции не за что уцепиться.
— Как вы думаете, мистер Дру, — спросила Бесс, — не был ли одним из грабителей Луи Обер?
— Должен признаться, что я сбит с толку, — ответил адвокат. — Если этот «араб» шантажирует Леблана и должен был с ним сегодня встретиться, то зачем ему его грабить? Но с другой стороны, он мог испугаться, что Леблан передумает, и решил действовать наверняка.
— Мы совсем упустили из виду одну деталь, — произнесла молчавшая до сих пор Нэнси. — Это то, что Луи ученый. Бьюсь об заклад, он химик.
— О-хо-хо, — выдохнула Бесс. — Хорошо бы выяснить, чем он занимается. А для этого надо знать, где он живет. Но как это можно выяснить? Я уверена, что даже если у месье Леблана есть его адрес, нам он его не сообщит.
Все согласились с ней и решили отложить распутывание этой ниточки на потом.
— А пока надо выяснить, вышел ли месье Леблан на работу, — решила Нэнси.
— Почему бы тебе не позвонить ему? — предложила Бесс. — Ты можешь выразить ему свое сочувствие, скажешь, что тебе очень жаль...
— Так я и сделаю, — согласилась Нэнси. — Позвоню ему в его офис.
Нэнси набрала номер месье Леблана в самом начале десятого. Секретарша ответила, что шеф на месте и, похоже, не слишком удручен ночным происшествием.
— У него сейчас совещание, — добавила она.— Что ему передать?
— Спасибо, ничего. Я просто хотела убедиться, что с ним все в порядке. — И Нэнси повесила трубку, прежде чем секретарша поинтересовалась, кто звонит. Выслушав дочь, мистер Дру решил позвонить Тремэну и уговорить его нанять частного детектива, чтобы тот следил за офисом Леблана и за ним самим, если ему вздумается отлучиться.
Месье Тремэн с готовностью согласился и поинтересовался, надо ли следить за Лебланом еще и вечером.
— Нет, спасибо. Этим займемся мы с девочками.
Нэнси не терпелось продолжить расследование, но отец и подруги уговорили ее совершить прогулку на теплоходе по Сене. Там же, на теплоходе, они и пообедали. Возвращаясь в гостиницу, Нэнси увидела в одной из лавок кофейник со свистком и решила купить его в подарок Ханне Груин.
Во второй половине дня все четверо сели в машину — мистер Дру взял ее напрокат еще утром — и подъехали к офису Леблана.
К ним тут же подошел человек в штатском. Приподняв с улыбкой шляпу, он спросил:
—Месье Карсон Дру?
Адвокат кивнул, и тот показал ему удостоверение частного детектива.
— Месье Леблан не покидал здания, — сообщил он. — Продолжать наблюдение?
— В этом нет необходимости. Мы вас сменим.
Вскоре после ухода детектива, из здания появился месье Леблан. Быстрым шагом он подошел к машине, где его поджидал шофер. Они уехали.
Через несколько секунд мистер Дру тоже тронулся с места и поехал вслед за машиной Леблана. Но слежка не удалась.
Был час пик, движение было очень оживленным, и они сначала сильно отстали, а затем и вовсе потеряли Леблана из виду. Нэнси вздохнула с досадой:
— А вдруг месье Леблан как раз направлялся к девяносто девяти ступенькам, чтобы встретиться там с кем-нибудь? Как жаль, что мы его упустили!
Отец с дочерью принялись обсуждать, что делать дальше, но тут вступила в разговор Бесс:
— Я умираю с голоду, — заявила она. — Давайте заскочим куда-нибудь перекусить? Только на минутку! А потом опять отправимся на поиски Леблана.
Нэнси хотела было согласиться, но внезапно ей в голову пришла новая идея:
— Поехали на старую квартиру Клода Обера!
— Зачем? — удивилась Бесс.
— Очень может быть, что месье Леблан едет именно туда, на встречу с Луи.
ЗЛОВЕЩАЯ ФИГУРА
Вести машину по оживленным парижским магистралям было довольно трудно. Подъехав к бывшему дому Обера, они обшарили глазами обе стороны улицы, но машины Леблана нигде не было видно.
— Похоже, его здесь нет и не было, — заметил адвокат.
И все же, прежде чем покинуть Левый Берег, мистер Дру объехал два соседних квартала. Никаких следов месье Леблана они не обнаружили.
— Должно быть, он поехал прямо домой, — предположила Бесс и с надеждой в голосе добавила:
— Ну хоть теперь-то мы можем поужинать?
— Слушаюсь, — расхохотался мистер Дру.
Они подъехали к маленькому приветливому ресторанчику, где ужин подавали раньше, чем это принято в Париже. Бесс подозрительно взглянула на меню:
— Улитки! — скривилась она. — И рыба, зажаренная целиком... Как же я буду смотреть в глаза рыбе, которую собираюсь съесть?
Нэнси злорадно ткнула пальцем в другую строчку:
— А может, вот это, Бесси? Очень любимое французами блюдо: сырое мясо с мелко нарезанным луком и сырым яйцом.
— Еще хуже! — передернуло Бесс. Джорджи ехидно заметила:
— Ах, Бесс Марвин, Бесс Марвин! А я-то думала, что вы большой ценитель изысканной французской кухни!
— Извините, — надулась Бесс. — Я уж лучше обойдусь томатным супом, хорошо прожаренным ростбифом, картошкой, спаржей, салатом... Ну, и немного сыра и фруктов.
— Если ты будешь продолжать в этом же духе, — неодобрительно заметила Джорджи, — то очень скоро тебе нечего будет надеть — придется расставлять все твои платья.
Бесс решила пойти на компромисс и отказалась от супа.
Еда была очень вкусная, все поужинали с большим аппетитом. Засидевшись, они вышли из ресторана только в восьмом часу вечера.
— А далеко живет месье Леблан? — спросила Нэнси.
— Милях в двадцати от Парижа, — ответил мистер Дру, Нэнси снова и снова прокручивала в уме все, что ей было известно о тайне. У нее не оставалось ни малейшего сомнения, что девяносто девять ступенек имели отношение и к расследованию, что ведет ее отец, и к ее собственному. Но где искать эти самые ступеньки?
Их машина въехала в район, застроенный прекрасными виллами, утопающими в зелени парков. Девушки восхищенно заахали. Машина поравнялась с высокой каменной стеной, и мистер Дру сказал, что за ней расположена усадьба месье Леблана. Ворота усадьбы терялись среди густых платанов. Мистер Дру поставил машину под деревьями:
— Отсюда ее легко вывести, — сказал он.
— А если месье Леблан не выйдет? — поинтересовалась Нэнси. — Нам придется, когда стемнеет, перелезать через стену?
— У нас нет другого выбора.
Они просидели в машине минут пятнадцать, и Джорджи не выдержала:
— Мне нужно размяться! Пошли походим!
Все вышли из машины. Нэнси предложила заодно попытаться что-нибудь разнюхать.
Мистер Дру выключил зажигание и сунул ключ в карман. Подойдя к воротам, они увидели, что массивные железные створки распахнуты.
— Да они просто для виду, — сказал мистер Дру. — Я думаю, их никогда не закрывают
Нэнси предложила разбиться на две группы.
— Бесс и Джорджи, вы идите направо. Смотрите внимательно, вдруг обнаружите что-нибудь важное. Мы с папой пойдем налево. Потом сворачивайте к дому. Там мы с вами и встретимся.
— Если вдруг увидите, что Леблан уезжает, — добавил мистер Дру, — крикните по-птичьи и со всех ног бегите к машине. Проследим, куда он поедет.
Бесс и Джорджи вошли в парк, такой густой, что в нем было совсем темно, и они то и дело спотыкались о корни.
— Надо было фонарик захватить, — захныкала Бесс.
— И нас бы тут же обнаружили, — оборвала ее Джорджи.
Несколько минут они шли молча, потом Бесс не выдержала:
— Не могу больше, — испуганно прошептала она. — А вдруг здесь есть сторожевые псы?
— Глупости! — прикрикнула Джорджи. И вдруг Бесс завизжала.
— Что такое? — обернулась к ней Джорджи.
— В-вон, с-смотри, — заикаясь, пробормотала Бесс. Лицо ее позеленело от страха. — Т-там, на дереве. Там кто-то висит.
Джорджи тоже стало не по себе, но она решила выяснить, что же это такое, подошла к дереву, пощупала висящий предмет и облегченно рассмеялась.
— Это кукла! — крикнула она Бесс.
— А зачем она здесь? — Бесс никак не могла унять дрожь. — Это какой-то зловещий знак. Я больше не сделаю ни шагу! Давай вернемся к машине.
— И бросим Нэнси? Не пойдет, — твердо ответила Джорджи. — Мне кажется, я знаю, что это такое. Это что-то вроде груши.
— Какой? Боксерской?
Джорджи утвердительно кивнула.
Наконец Бесс собралась с духом, и кузины пошли вперед. Деревья кончились, и они увидели перед собой широкую лужайку, а за ней — огромный импозантный замок. Девушки остановились в нерешительности — идти к дому или нет?
Фасад здания был ярко освещен. Несколько окон были открыты, но изнутри не доносилось ни звука.
— Интересно, дома ли месье Леблан? — тихо проговорила Джорджи.
Что делать дальше, они не знали. Но тут дверь дома отворилась, и на пороге показалась высокая стройная женщина. Она вела на поводке огромного пса.
— Это мастифф, — в страхе прошептала Бесс.
Женщина спустилась с крыльца и направилась прямо туда, где остановились кузины. Они едва успели нырнуть в гущу деревьев. Видимо, женщина услыхала визг Бесс и вышла выяснить, в чем дело.
— Я говорила тебе, что у них собака! — запричитала Бесс. — Бежим, пока она не спустила на нас это чудовище!
Джорджи не стала возражать, и они бросились назад к воротам.
Тем временем Нэнси и мистер Дру осторожно прокрались к дому с противоположной стороны. За домом был гараж на пять машин. Все машины стояли на месте. Отец и дочь сразу же узнали машину, на которой Леблан разъезжал днем.
— Похоже, он дома, — заключила Нэнси.
Между домом и гаражом был разбит большой цветник.
Они решили подойти поближе к дому. К счастью, стемнело, и заметить их было трудно.
Они миновали окна кухни и столовой. Следующее окно ярко светились, створки были приоткрыты.
Отец с дочерью заглянули в комнату. Ее стены сплошь были уставлены книжными полками. В центре стоял письменный стол красного дерева. В комнате никого не было.
Вдруг на столе зазвонил телефон. Дверь отворилась, и вошел высокий мужчина.
— Месье Леблан! — прошептала Нэнси. — Я же говорила, что он дома. Если ему вздумается куда-нибудь поехать, мы за ним проследим.
— Имей в виду, — заметил отец, — что он уже мог встретиться с человеком, которого мы считаем Луи Обером. Давай подождем и посмотрим, что произойдет.
Месье Леблан разговаривал по телефону достаточно громко, и Нэнси с отцом его прекрасно слышали.
— Я же говорил вам, что деньги у меня украли. Какой был смысл приезжать без них?
Долгая пауза. Потом Леблан твердо произнес:
— Слушайте, меня уже начинают подозревать. Мне надо быть осторожнее.
Опять наступило долгое молчание. А затем он сказал:
— Я с этим не согласен. Давайте подождем еще несколько дней.
Нэнси затаила дыхание. Она боялась пропустить хоть одно слово.
Леблан начал сердиться:
— Почему вы не хотите подождать? Я знаю, что приближается девятое, но стоило вам мне об этом напомнить, и на меня сразу же свалилось несчастье — грабители не оставили мне ни гроша.
Наступила такая долгая пауза, что Нэнси с отцом уже начали подумывать, не окончен ли разговор. Но в конце концов они услышали, как месье Леблан покорно произнес:
— Ладно, я приеду в оранжерею. — И повесил трубку.
НОВОСТИ ИЗ ДОМА
Нэнси схватила отца за локоть.
— Оранжерея, — прошептала она. — Это здесь?
— Нет, — покачал головой мистер Дру. — Здесь я знаю каждый дюйм. Оранжереи тут нет.
Отец и дочь замолчали. «Кто это звонил? — думала Нэнси. — Не сомневаюсь, что Луи Обер». Ей очень хотелось, чтобы месье Леблан отправился в путь тотчас же.
Но Леблан оставался в кабинете. Он снял пиджак и надел домашнюю куртку, затем сел за стол и начал что-то писать.
— Похоже, он никуда не собирается, — заметила Нэнси. Леблан взял со стола какую-то книгу, пересел в кресло и углубился в чтение.
— Все, пошли, больше тут делать нечего, — тихо произнес мистер Дру.
Нэнси тянула время:
— А вдруг он уйдет чуть позже?
— Да нет, — улыбнулся мистер Дру. — Скорее он заедет в таинственную оранжерею по пути в офис. Мы не можем торчать здесь всю ночь. Ведь вы завтра едете к родителям Мари и Моники.
Нэнси очень не хотелось уходить, но что поделаешь! Они направились обратно к воротам, и тут услышали громкий лай — лаял сторожевой пес Лебланов.
— Скорее, папа! — закричала Нэнси. — Что-то случилось с Бесс и Джорджи! Бежим!
Подбежав к воротам, Нэнси увидела, что они заперты. Они попались в ловушку!
— Плохо дело! — воскликнул мистер Дру. — Я подсажу тебя, и ты залезешь на стену. Там собака тебя не достанет.
— А ты? — запротестовала Нэнси. — И что будет с Бесс и Джорджи?
Тут появились и они сами, запыхавшиеся, испуганные. Лай мастиффа приближался.
— Скорее! Наверх! — скомандовала Нэнси. — Ворота заперты!
Бесс и Джорджи без лишних слов с помощью мистера Дру вскарабкались на стену. Потом адвокат подсадил и Нэнси. Девушки протянули руки мистеру Дру. В этот момент из-за деревьев, волоча за собой поводок, выскочила огромная собака. Она успела вцепиться мистеру Дру в брюки и порвала их.
Все четверо спрыгнули со стены и сломя голову бросились к машине. Когда они отъехали от усадьбы и немного перевели дух, мистер Дру заметил:
— В общем-то, так нам и надо. Нечего без спроса вторгаться в частные владения.
— Это выше моих сил, — пролепетала Бесс. — Слава Богу, все обошлось.
Они с Джорджи рассказали про куклу, висевшую на дереве. Джорджи предположила, что это боксерская груша. Мистер Дру расхохотался:
— Я все время называл его «напуганным финансистом», но теперь буду называть просто «боксером».
Посмеявшись его шутке, Джорджи спросила, удалось ли им что-нибудь обнаружить. Нэнси рассказала про оранжерею, и все согласились, что это очень важная информация.
— И как ты теперь собираешься действовать? — поинтересовалась Бесс.
— Пока не знаю. Но я обязательно выясню, где эта оранжерея, — ответила Нэнси и добавила, что ей не дает покоя одна мысль: как Луи Оберу удалось подчинить себе месье Лебла-на, ведь финансист знал, что его брат Клод — мошенник.
Мистер Дру согласился, что это и в самом деле очень странно.
— Боюсь, нам не найти ответа на этот вопрос, пока мы не выясним, что за отношения связывают Луи и Леблана.
На следующее утро, когда девушки спустились к завтраку, мистер Дру сказал им, что взял напрокат автомобиль, чтобы они могли доехать до долины Луары.
— Спасибо, папа! — обрадовалась Нэнси. — Ты такой заботливый!
— У меня для вас еще один сюрприз. — Адвокат достал из кармана письмо. — Новости от Ханны Груин.
Нэнси принялась читать. Мари и Моника не скучали в Ривер-Хайтс — все соседи очень полюбили их. Кроме обычных домашних новостей в письме было два сообщения для Нэнси. Одно от Макгинниса — полиции удалось арестовать человека на ходулях. Он утверждал, что его нанял некто по имени Джеймс Чейз.
— Клод Обер, — пробормотала Нэнси и снова углубилась в чтение. Вдруг она воскликнула:
— Послушайте, что она пишет! «Вскоре после вашего отъезда позвонила миссис Блэр и сказала, что снова видела сон про девяносто девять ступенек. Во сне она была ребенком и играла со своей гувернанткой. Та завязала ей глаза, как при игре в жмурки. А проснувшись; миссис Блэр нашла в дневнике своей матери имя гувернантки. Ее звали мадемуазель Люсиль Манон».
— Как вам это нравится?! — восторженно закричала Нэнси.
Мистер Дру, Бесс и Джорджи признали, что новости обнадеживают.
Девушки упаковали свои вещи еще до завтрака. Они рассчитались за проживание и отправились в долину Луары к семейству Бардо. Машину вела Нэнси. Утренний час пик был в полном разгаре, и толпы пешеходов и сотни такси беспорядочно сновали взад-вперед.
Их путь пролегал мимо знаменитого Версальского дворца. Нэнси остановила машину, чтобы все могли полюбоваться его прекрасным ансамблем.
— Насколько я помню, — задумчиво проговорила Бесс, — Версаль был построен Людовиком XIV.
— Да, — кивнула Нэнси. — У этого здания замечательная история. Здесь проходила коронация одного из германских императоров. Помните, одно время Франция была под властью Германии?
— Но французы вернули себе свободу, — отозвалась Джорджи.
— А я помню, — хихикнула Бесс, — что у Людовика XIV было больше сотни париков. И никому, кроме собственного парикмахера, он без парика не показывался.
Наконец девушки добрались до дома Бардо. К нему от шоссе вел длинный подъездной путь. Каменное здание было выстроено в старинном стиле — квадратное, трехэтажное, с плоской крышей и небольшой башенкой.
— Как тут здорово! — Бесс не могла оторвать взгляда от зеленых газонов, аккуратно подстриженных живых изгородей и моря цветов.
Нэнси остановила машину у парадного входа. Навстречу гостям вышли месье и мадам Бардо. Девушки сразу заметили, что Мари очень похожа на мать, а Моника — на отца. Хозяева тепло поздоровались с девушками и проводили их в дом.
Дом был обставлен великолепно, но это великолепие не было навязчивым. Повсюду стояли вазы с чудесными цветами. Все здесь излучало гостеприимство.
Бардо прекрасно говорили по-английски, но, выяснив, что девушки знают французский, месье Бардо посоветовал им забыть на время родной язык.
— У вас будет прекрасная практика, да и расследование пойдет легче, — пояснил он.
Откуда-то из глубины дома донесся заливистый лай. И через секунду в комнату влетел крохотный черный пудель. Собачка, яростно виляя хвостом, запрыгала вокруг девушек.
— Фифи! Назад! — приказала мадам Бардо.
— Ну что вы! — запротестовала Нэнси. — Она такая милая!
Девушки ласково гладили Фифи. Когда собачка наконец успокоилась, Нэнси спросила хозяйку:
— Моника говорила, что Фифи спит в «старинной конуре». Можно на нее посмотреть?
— Ну, точнее было бы назвать это кроватью, раз она стоит в доме, — улыбнулась мадам Бардо.
Она провела гостей через огромный зал в помещение, служившее одновременно библиотекой и игровой комнатой. В углу стояло нечто весьма необычное — такой собачьей постели американкам видеть не доводилось. На кровати лежала синяя атласная подушка, вокруг нее возвышался позолоченный каркас, а над ним — высокий балдахин из синего бархата, изголовье было обтянуто атласом в синюю и белую полоску.
— Начало восемнадцатого века, — пояснила мадам Бардо. Восхищению Бесс не было предела:
— А что, Фифи, правда, спит здесь? Здесь так чисто! Месье Бардо рассмеялся:
— Каждый раз, прежде чем войти в домик, Фифи причесывается и моет ноги, — он насмешливо подмигнул жене, и та, притворившись обиженной, поджала губы.
Слуги внесли чемоданы, и гостей проводили в комнаты Мари и Моники. Белая с золотом мебель, широкие кровати под высокими балдахинами привели девушек в восторг. Бесс и Джорджи заявили, что поселятся вместе.
За обедом только и было разговоров, что о Мари и Монике и их поездке в Штаты. Нэнси рассказала, какое впечатление произвело в Ривер-Хайтс их пение. Родители не скрывали, что гордятся дочерьми.
Обед окончился, и хозяйка поднялась с места.
— Давайте пройдем в сад, — предложила она. В великолепном саду за домом росло множество роз, резеда, лилии. Гости и хозяева уселись в кресла.
— Нэнси, — попросила мадам Бардо, — расскажи нам, как продвигается расследование тайны моей бедной Жозетты.
Нэнси понимала, что о деле, которое ведет ее отец, лучше молчать, и заранее предупредила об этом Бесс и Джорджи. Поэтому они рассказали только об угрозах, о происшествии с вертолетом и о братьях Оберах.
— Похоже, что Клод действовал по указке своего брата Луи, — заключила Нэнси.
— А Луи, — добавила Бесс, — называет себя месье Неф,
— Мы думали, что нашли эти девяносто девять ступенек, но мы ошибались, — вставила Джорджи.
— Но теперь у нас есть новый ключ к их тайне, — сообщила Нэнси. — Вы не знаете, нет ли где в округе оранжереи? Чуть задумавшись, месье Бардо ответил:
— В Версале есть место, которое так и называется — Оранжерея. Туда с террасы ведет длинная лестница. Нэнси насторожилась:
— И сколько в этой лестнице ступенек?
— Сто три в каждом пролете, а пролетов там два, — улыбнулся хозяин. — Но называют эту лестницу Сен-Марше.
— Сто ступенек! — воскликнула Нэнси.
— Сто и девяносто девять — разница небольшая, — заявила Джорджи.
Нэнси согласилась:
— Да, что-то здесь есть.
Месье Бардо предложил девушкам, не откладывая, съездить в Версаль.
— К сожалению, мы не сможем поехать с вами, у нас важная встреча, — извинился он.
Через час Нэнси, Бесс и Джорджи отправились в путь. Нэнси запарковала машину неподалеку от дворца, и вместе с подругами направилась к этому величественному сооружению. С южной стороны от дворца был разбит живописный парк с озером, пальмами, апельсиновыми деревьями и шелковистыми газонами.
Оттуда к террасе дворца вела широкая лестница. Девушки стали подниматься по ней, внимательно считая ступени.
Вдруг Бесс остановилась.
— Смотрите!
На девяносто девятой ступеньке углем, было выведено: М 9.
— М Девять — месье Неф, — проговорила Джорджи. —-Ты не зря подслушивала чужие телефонные разговоры. Луи Обер здесь уже побывал. Но когда и зачем?
— Может быть, — рассуждала Бесс, — он здесь и ни при чем.
Нэнси мотнула головой:
— Я уверена, что этот знак начертил именно Обер. Наверное, месье Леблан должен был что-то тут спрятать, возможно, деньги. Давайте немного походим по дворцу, а потом вернемся — вдруг Леблан заедет сюда по пути домой.
Девушки вернулись к главному входу. Размеры и великолепие дворца — его полы, потолки, стены — поразили их. Но наибольшее впечатление на них произвело пышное убранство спальни Людовика XIV.
— Это потрясающе! Но совсем не похоже на спальню мужчины, — заметила Джорджи,
— Современного мужчины, — поправила ее Нэнси. — Не забывай, что в семнадцатом и восемнадцатом веках сильные мира сего обожали роскошь — и мужчины, и женщины.
Девушки вошли в знаменитый Зеркальный зал. Служитель музея рассказал им, что именно здесь по окончании первой мировой войны был подписан мирный договор между США, Великобританией и Францией, с одной стороны, и Германией — с другой.
— Прекраснее места им было не найти, — пробормотала Бесс.
Выйдя из дворца, Нэнси взглянула на часы. Скоро мог подъехать месье Леблан. Подруги вернулись к лестнице и принялись ждать. Время тянулось ужасно медленно.
— Я больше не могу, — кончилось терпение у Джорджи. — Что толку стоять, как истуканы! Я полезу вверх.
Не успела Нэнси и глазом моргнуть, как Джорджи уже была на лестнице. Добежав до девяносто девятой ступеньки, она в изумлении остановилась.
— Здесь больше нет знака! — крикнула она подругам.
И вдруг одна из дверей дворца приоткрылась, но оттуда никто не выходил. «Уж не шпионит ли кто за нами?» — подумала Джорджи и быстрым шагом пересекла террасу.
Когда она поравнялась с дверью, оттуда высунулась мужская рука, державшая трость. Крюк трости поймал Джорджи за шею, рывок! — и она исчезла во дворце.
КРАСНЫЙ КОРОЛЬ УГРОЖАЕТ
Дверь захлопнулась. Бесс пронзительно вскрикнула, а Нэнси на секунду растерялась. Кто схватил Джорджи? Зачем?
— Это М Девять! — закричала Бесс. — Что ему от нее надо?
Нэнси уже неслась вверх по лестнице. Она выбежала на террасу и толкнула дверь, но та была заперта.
«Мне во что бы то ни стало надо попасть туда», — в отчаянии думала Нэнси. Обернувшись к Бесс, она крикнула ей:
— Стой здесь и следи за дверью! А я побегу к главному входу и попытаюсь что-нибудь сделать!
Парадная дверь тоже оказалась запертой. Нэнси в отчаянии забарабанила в нее кулаками. На стук вышел охранник.
— Дворец уже закрыт, мадемуазель, — раздраженно произнес он.
— Но послушайте! — взмолилась Нэнси. — Мою подругу похитили и затащили внутрь.
Охранник посмотрел на нее скептически. Уж не сошла ли она с ума, было написано на его лице.
— Поймите, это очень серьезно! — убеждала его Нэнси. — Моя подруга в опасности!
Наконец до охранника дошло, что Нэнси, может быть, и не врет. Они вместе побежали к запертой двери. Никого.
Охранник злобно глянул на девушку:
— Что за глупые шутки? А ну-ка, уходите отсюда! И поживее!
Нэнси лихорадочно соображала — как ей убедить охранника, что все это правда? Вдруг она увидела на полу голубую пуговицу от блузки Джорджи. Нэнси подняла пуговицу:
— Вот доказательство!
— А где же она сама? — встревожился охранник.
— Надо искать!
Нэнси бросилась вперед, на ходу заглядывая во все комнаты. Ни Джорджи, ни ее похитителя не было видно.
— Может, этот тип прокрался вниз по одной из лестниц и убежал отсюда? — предположил охранник.
Они были в нерешительности, куда направиться дальше? Но тут заметили, что дверь одной из комнат отворилась, из нее выскочил человек в униформе и побежал к парадной лестнице.
— Странно, — пробормотал охранник. — Кроме меня, в здании никого не должно быть.
— Это преступник! — крикнула Нэнси. — Бежим за ним.
Но грохот захлопнувшейся двери донесся до них, когда они были еще на самом верху парадной лестницы.
— Моя подруга должна быть где-то здесь. Будем искать дальше, — настаивала Нэнси.
Поиски продолжались. В дверях спальни Людовика XIV Нэнси остановилась как вкопанная.
На великолепной королевской кровати спала Джорджи Фейн!
Нэнси очень надеялась, что Джорджи действительно спит. С замиранием сердца она подошла к кровати. Внезапно Джорджи открыла глаза и с удивлением огляделась вокруг.
— Где я? — пробормотала она.
— Слава Богу, с тобой все в порядке! — с облегчением воскликнула Нэнси.
Охранник был совершенно сбит с толку. Он смотрел на Джорджи, выпучив от изумления глаза, словно видел перед собой привидение.
— Как ты? Как ты себя чувствуешь? — снова и снова по¬вторяла Нэнси.
— Да вроде ничего, — не очень уверенно ответила Джорджи. — Когда кто-то схватил меня за шею, я потеря¬ла сознание.
Джорджи попыталась было сесть, но тут вмешался ох¬ранник. Он уже полностью пришел в себя:
— Нет, нет, лежите! Я вызову врача. И немедленно сооб¬щу в полицию.
Он ушел. Лежать Джорджи не хотелось, но Нэнси убе¬дила ее не двигаться. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем охранник вернулся. С ним были врач и двое по¬лицейских. Осмотрев Джорджи, врач сказал, что с ней все в порядке, но ей нужен отдых.
Когда он ушел, Джорджи расхохоталась:
— Невероятно! Ведь я спала в постели Людовика XIV!
Она хохотала так заразительно, что Нэнси, охранник и оба полицейских не выдержали и тоже рассмеялись.
У Джорджи от смеха на глазах выступили слезы. Она су¬нула руку в карман блузки за носовым платком и вместе с ним вытащила сложенный пополам листок бумаги. Листок упал на пол, Нэнси подняла его и протянула Джорджи. Та развернула его и в недоумении уставилась на подругу.
— Что такое? — заволновалась Нэнси.
— Кто-то подсунул это мне в карман. Еще одна угроза.
— О чем это вы говорите? — с тревогой спросил один из полицейских.
— Я прочитаю записку, а Нэнси расскажет вам все ос¬тальное.
Записка была отпечатана на машинке. Джорджи прочи¬тала ее вслух:
— «Девчонки, не суйте свой нос в чужие дела. А то вам очень не поздоровится! Красный Король».— Сбежал, — запыхаясь, проговорил охранник. — Надеюсь, он ничего не украл.
— Красный Король? — переспросил другой полицейский — Кто это такой?
— Это новый персонаж, — ответила Нэнси. — Другие угрозы были подписаны: месье Неф и Зеленый Лев,
Нэнси вкратце рассказала о тайне миссис Блэр. Ни одно из имен, которые она назвала, не было известно полицейским.
— Сегодня мы видели, что на одной из ступенек лестницы из Оранжереи, а именно — на девяносто девятой, углем было выведено «М 9». — И Нэнси рассказала обо всем, что случилось потом.
Полицейские и охранник слушали ее рассказ с нарастающим удивлением. Они никак не могли поверить, что эти милые американские девушки способны на такой риск.
— Вы уверены, что никогда не слышали о человеке по имени Луи Обер? — допытывалась Нэнси. Все трое отрицательно покачали головами.
— Он живет где-то неподалеку? — спросил один из полицейских.
Нэнси призналась, что его адрес им неизвестен.
— В Париже мы его видели два раза. Один раз — в костюме араба. Он как-то замешан в этом деле. И скорее всего, именно он был в форме охранника.
— Мы все это тщательно расследуем, — заверили девушек полицейские. Один из них взял в руки записку с угрозой.
— Надо выяснить, нет ли на ней отпечатков пальцев. В случае необходимости вы зайдете в управление?
— Разумеется, — улыбнулась Нэнси и назвала адрес, по которому их можно найти.
— Что ж, отлично! — И полицейские откланялись. Джорджи заявила, что чувствует себя значительно лучше.
— Пошли к Бесс, — потребовала она. — Бедняжка там, наверное, с ума сходит.
Нэнси и Джорджи поспешили к лестнице в Оранжерею. Бесс была вне себя от счастья, что с ее кузиной все в порядке, но рассказ Джорджи привел ее в ужас.
Месье и мадам Бардо тоже очень перепугались, когда вечером девушки рассказали им о своих приключениях.
— Вы идете по горячему следу, и месье Неф это чувствует, — сделал вывод месье Бардо. — С этого дня вам надо вести себя крайне осторожно.
Девушки пообещали, что не будут рисковать зря.
После ужина Нэнси спросила хозяев, где жила Жозетта Блэр в детстве.
— Всего в нескольких милях отсюда, — ответила мадам Бардо. — Хочешь посмотреть? Завтра утром, после мессы, я тебя туда отведу.
— Замечательно! — обрадовалась Нэнси.
Утром они отправились в путь. Дорога вилась среди живописных зеленых холмов. Тучные пастбища чередовались с полями, огородами, садами.
Когда они подъехали к чудесному старинному замку, солнце стояло уже высоко.
В саду мужчина и женщина подрезали розы.
— Простите, вы здесь хозяева? — спросила их мадам Бардо.
— Да, — приветливо улыбнулась женщина. — Наша фамилия — Дюпон. Чем мы можем быть вам полезны?
Гости тоже представились, и Нэнси объяснила, что здесь когда-то жила ее хорошая знакомая, миссис Блэр. Дюпоны выслушали рассказ о странном сне с большим интересом.
— Да, я припоминаю, — сказала мадам Дюпон, — раньше здесь жила маленькая девочка, но что означает этот сон, объяснить не могу.
— А может быть, вы знали ее гувернантку, мадемуазель Манон? — спросила Нэнси.
— Лет пять назад, — ответил месье Дюпон, — сюда заходила какая-то женщина. Она сказала, что когда-то работала в этом доме гувернанткой и пытается разыскать свою воспитанницу. Мы только могли сказать ей, что миссис Блэр уехала в Штаты.
— Любопытно! — воскликнула Бесс. — А вы не знаете, где живет мадемуазель Манон?
— К сожалению, нет, — в голосе мадам Дюпон звучало разочарование.
Нэнси очень хотелось узнать еще что-нибудь.
— А не говорила она, куда направляется? Или откуда приехала?
— Нет, — ответил месье Дюпон. — Но она сказала, что вышла замуж. Теперь ее имя — мадам Луи Обер.
ПОДОЗРЕВАЕТСЯ ШКОЛЬНЫЙ УЧИТЕЛЬ
Нэнси и ее подруги оторопели. Не успели они прийти в себя, как из дома вышла горничная и обратилась к мадам Дюпон:
— Извините, я случайно подслушала ваш разговор о человеке по имени Обер. Мне кажется, я могу вам помочь.
— Чем же, Эстель? — удивилась мадам Дюпон. Горничная, почти такая же молодая, как американки, обратилась к Нэнси:
— Я родом из Орлеана. Два года назад, когда я училась в школе, месье Обер работал там учителем.
Нэнси не могла прийти в себя от изумления. Неужели разгадка близка?
— Расскажите, пожалуйста, о нем. Сколько ему лет? За пятьдесят?
— Да. — И Эстель подробно описала внешность своего учителя. Похоже, это был тот самый Луи Обер.
— А его адреса у вас нет?
— Я знаю только, что он живет в Орлеане.
— А вы когда-нибудь видели его жену? — продолжала допытываться Нэнси.
— Нет, — отрицательно покачала головой Эстель. — я даже имени ее не знаю.
— Что ж, огромное спасибо. То, что вы рассказали, может очень нам пригодиться.
Нэнси поблагодарила и Дюпонов, а те в свою очередь сказали, что были счастливы познакомиться с такими очаровательными девушками из Америки, и пожелали удачи.
По дороге домой разговор шел только о Луи Обере.
— Ты думаешь, что он ведет двойную жизнь — с одной стороны, уважаемый в городе учитель, а с другой — мошенник? — недоумевала Бесс.
— Похоже на то, — отозвалась Джорджи.
— А может, съездим в Орлеан и все разузнаем? — предложила Нэнси. И все согласились с ней.
На следующее утро девушки встали пораньше, позавтракали и, предупредив хозяев, что могут заночевать в Орлеане, отправились в путь. Мадам Бардо расцеловала их на прощание и попросила:
— Если задержитесь, то обязательно позвоните.
— Конечно, — пообещала Нэнси. — Заодно расскажем все новости.
По дороге девушки беседовали об Орлеане и его месте в истории Франции.
— Орлеанская Дева, Жанна д\'Арк — моя любимая героиня с детства, — сообщила Бесс, а Джорджи сказала:
— Да, девушка-воительница — это мне нравится! А какая она была бесстрашная! Но я не очень помню, что там с ней произошло.
— Жаль, что Жанны нет с нами сегодня, — улыбнулась Нэнси, — Она могла бы нам помочь.
— Представляете, совсем юная девушка, простая крестьянка, спасла свою родину, — продолжала восхищаться Бесс.
— Ей было семнадцать лет, когда она пришла к французскому полководцу и потребовала у него коня, доспехи и отряд солдат, чтобы драться с английскими завоевателями, — принялась рассказывать Нэнси.
— Держу пари, он ее высмеял, — вставила Джорджи.
— Да, сначала высмеял. Но в конце концов дал ей все, что она требовала. Жанна хотела возвести на престол дофина , Карла VII. Коронация должна была проходить в Реймсе, а Реймс был захвачен англичанами. Карл был человек слабый и небогатый.
— И все же он желал вступить на престол? — спросила Джорджи.
— Он не хотел, чтобы Франция попала под власть англичан, — объяснила Нэнси. — Когда Жанна пришла ко двору и предложила свою помощь, дофин решил испытать ее.
— Как же? — поинтересовалась Джорджи.
— Он смешался с толпой придворных, а одного из сановников попросил сесть на трон. Но ему не удалось провести Жанну. — Нэнси убрала со лба прядь волос и продолжала:
— Она лишь раз взглянула на человека на троне, а потом направилась прямо к Карлу и склонилась перед ним в низком поклоне. Все были невероятно изумлены — ведь она никогда до этого его не видела.
— Да, да, — подтвердила Бесс. — Жанна утверждала, что у нее было видение дофина — вот она его и узнала. Джорджи сдвинула брови:
— Удалось ей в конце концов доставить короля в Реймс?
— Конечно. Карл дал ей меч, знамя и войско. Ив 1429 году она въехала в Орлеан и освободила его от англичан. Карл был коронован.
— А потом — такой ужас, — вздохнула Бесс, — ее схватили, обвинили в ереси и сожгли на костре.
— А знаете, — закончила свой рассказ Нэнси, — спустя двадцать четыре года после казни Жанны в Руане ее объявили невиновной. И теперь считают святой.
Девушки замолчали. Любуясь прекрасными пейзажами, они думали о трагической судьбе юной француженки. Воздух был наполнен ароматом фруктов и цветов.
Когда они въехали в Орлеан, Бесс попросила Нэнси прямиком направиться на знаменитую старинную площадь Виль-Мартруа, где установлена конная статуя Жанны д\'Арк. Нэнси поставила машину на одной из боковых улочек, и девушки подошли к памятнику. На высоком пьедестале в полном вооружении восседала на коне юная девушка.
Вдруг откуда-то донеслась музыка.
— Марш. — определила Джорджи. — Что там такое?
На площади начали собираться люди. Нэнси спросила своего соседа, по какому случаю играет оркестр. Тот ответил, что сейчас по улицам города пройдет торжественный парад. Скоро вся площадь была заполнена зрителями.
— Простите, месье, — снова обратилась Нэнси к соседу. — Вы случайно не знаете учителя по имени Луи Обер? Мне обязательно надо с ним встретиться.
— Ну конечно, — ответил тот. — Месье Обер руководит оркестром и сейчас пройдет прямо перед вами.
Нэнси и ее подруги едва не запрыгали от радости. Надо же — тот, кого они ищут, тут как тут!
Музыка приближалась, и девушки сосредоточились, что бы не пропустить начало парада. Но внезапно их отвлекло одно происшествие.
Какой-то мальчик, которому было плохо видно происходящее, перепрыгнул через цветник, окружавший памятник, и начал карабкаться на пьедестал.
— Остановите его! — закричала Бесс. — Он может упасть!
Но мальчишка лез выше, и Нэнси увидела, как его рука соскользнула с гладкой поверхности пьедестала. Подскочив к памятнику, она закричала ему:
— Держись!
Тот изо всех сил пытался за что-нибудь уцепиться, но ему это не удалось, и он с воплем рухнул прямо Нэнси на руки. Нэнси упала на цветочную клумбу. Ни она, ни мальчишка, однако, не пострадали.
— Мерси, мадемуазель, — пробормотал мальчик, поднимаясь на ноги.
Все вокруг были восхищены поступком Нэнси. Она смутилась, а когда мать мальчика подбежала к ней и принялась крепко обнимать, совсем растерялась. Кое-как высвободившись из цепких объятий благодарной мамаши, Нэнси вернулась к Бесс и Джорджи.
— Ты молодчина, Нэнси! — похвалила Джорджи подругу, — Но мы пропустили начало парада. Оркестр уже давно прошел.
Первой мыслью Нэнси было броситься вдогонку за оркестром, но это оказалось невозможным — до окончания парада полиция не разрешала зрителям передвигаться с места на место.
— Как нам не везет! — сокрушалась Джорджи. — Но, может быть, мы перехватим Луи Обера где-нибудь еще?
— Надеюсь, — вздохнула Нэнси.
Вдруг к ней повернулся ее недавний собеседник:
— Простите, мадемуазель, я вижу вы разминулись с вашим другом. А не хотите ли поговорить с мадам Обер?
— Да, конечно, — обрадовалась Нэнси.
— Вон она, на той стороне площади.
Нэнси едва разглядела женщину, на которую указал француз. Но парад все продолжался, и к тому времени, когда народу на площади поубавилось, мадам Обер уже нигде не было.
.— Сегодня нас сплошь и рядом преследуют неудачи, — ЛО заметила Бесс. — Значит, скоро нам должно повезти. Нэнси предложила догнать оркестр. Музыканты уже начали расходиться. Нэнси спросила барабанщика, где можно найти месье Обера.
— Он уже ушел, — ответил тот.
—— А где он живет?
Барабанщик с готовностью назвал адрес, но предупредил, что месье Обер не собирался возвращаться домой раньше вечера.
Нэнси поблагодарила его и обратилась к подругам:
— Ну что, останемся здесь на ночь?
— Ура! — запрыгала от радости Бесс. — Орлеан — такой интересный город! Давайте устроим длиннющий обеденный перерыв, а потом отправимся бродить по улицам.
— Я бы очень хотела посмотреть собор Сен-Круа, — сказала Нэнси. — Там есть еще одна статуя Жанны д\'Арк. Пойдем туда после обеда?
Подруги согласились, и девушки отыскали чудесный маленький ресторанчик. Они заказали тушеную рыбу под белым масляным соусом, куда была добавлена капелька уксуса и лук-шалот. По-французски это блюдо называлось тасе!о1е. На десерт они попросили принести пирог со сливами.
Хозяин ресторана — добродушный толстяк — вышел поболтать с посетительницами.
— Нынче люди едят так мало, — сокрушался он. — То ли дело в Средние века! Ах, какие здесь тогда бывали пиры! Посмотрите, что за стол был на свадьбе одного из местных дворян. — И он перевернул меню. На обратной стороне было написано:
9 быков
8 баранов
18 телят
80 молочных поросят
100 козлят
150 каплунов
200 цыплят
120 прочей домашней птицы
80 гусей
60 куропаток
70 вальдшнепов
200 прочей дичи
3000 яиц.
— Ух ты! — воскликнула Джорджи. Даже обжоре Бесс стало не по себе от такого изобилия.
Тут хозяина позвали на кухню, а девушки вышли из ресторана. Они вернулись на площадь, чтобы осмотреть собор. Он был не так величествен, как Нотр-Дам, но по-своему прекрасен. Больше всего девушек заинтересовала статуя Жанны д\'Арк.
Скульптор изобразил ее скорее святой, чем воительницей — в простом белом платье, с коротко остриженными волосами, — но в руках она крепко сжимала меч.
— Взгляните на ее лицо, — произнесла Бесс.
— Да, — отозвалась Нэнси. — Оно такое одухотворенное! Скульптору удалось передать внутренний мир этой необыкновенной девушки.
Вдруг кто-то сзади них произнес:
— Здравствуйте, Нэнси! Я знал, что обязательно найду вас здесь.
— Анри! — удивилась Нэнси. — Как вы здесь очутились? Широко улыбаясь, Анри Дюран поздоровался с Бесс и Джорджи.
— Я позвонил в замок Бардо, они сказали, что вы поехали сюда, — объяснил он. — У отца есть в Орлеане дела, я вызвался сделать их за него, и он одолжил мне свою машину. Надеюсь, вы не слишком заняты и покатаетесь со мной по городу?
Бесс и Джорджи отказались, но уговорили Нэнси немного развеяться.
— Вы правда не хотите ехать с нами? — спросила Нэнси.
Кузины повторили, что отправятся в отель, где было решено остановиться. Нэнси отдала Джорджи ключи от машины и договорилась встретиться с подругами в отеле.
Анри подвел Нэнси к своей машине.
— Вы нашли того араба? — спросил он. Нэнси отрицательно покачала головой.
— Знаете, — сказал вдруг Анри, — сегодня утром здесь, в Орлеане, я зашел на почту и встретил там человека, очень похожего на него.
— Он был в арабской одежде?
— Нет, в самом обычном костюме.
— Очень любопытно! — воскликнула Нэнси. — Неужели это был учитель?
«Сегодня вечером я все выясню, — твердо решила она про себя, — а пока надо прогуляться и отдохнуть».
Анри подъехал к реке и взял напрокат каноэ. Они с Нэнси поплыли вниз по течению. Поросшие лесом берега, зеленеющие поля ласкали взгляд и успокаивали.
Анри оказался очень остроумным собеседником. Он рассказал Нэнси о своей учебе в Сорбонне — знаменитом парижском университете.
— Когда-нибудь я стану юристом, — улыбнулся он. — И подкину вам парочку таинственных историй. — Анри признался, что мадам Тремэн сообщила ему по секрету об увлечении Нэнси.
— Буду с нетерпением ждать вашего первого поручения — в тон ему ответила Нэнси.
Время летело незаметно, и лишь когда солнце начало клониться к закату, Нэнси вспомнила, что ей пора возвращаться.
Анри подвел каноэ к пристани. Владелец лодочной станции сказал Анри, что минуту назад звонил его отец и просил немедленно перезвонить ему.
— Мой папа кого хочешь из-под земли достанет! — рассмеялся Анри. — Подождите меня здесь. Я скоро вернусь.
Нэнси сидела в каноэ и любовалась рекой. Вдруг каноэ резко качнулось. Нэнси вздрогнула и обернулась: какая-то, непонятно откуда взявшаяся лодка воткнулась носом в борт каноэ. Прямо в глаза ей смотрел человек, чье лицо было почти скрыто густой бородой.
«Надо бежать!» — пронеслось у Нэнси в голове. Она выскочила на причал, но незнакомец догнал ее.
— Не выйдет! — прорычал он. — Ты думаешь разгадать сон? Ну что ж, сейчас тебе самой кое-что приснится!
Нэнси хотела было закричать, но незнакомец зажал ей рот рукой. Другой рукой он ударил ее по лицу, да так сильно, что Нэнси, потеряв сознание, упала в воду.
ТАИНСТВЕННЫЙ НОМЕР
Но Нэнси не захлебнулась — холодная вода привела ее в чувство и вытолкнула на поверхность. Она попыталась плыть, но сил не было.
«Надо перевернуться на спину», — пронеслось в затуманенном мозгу Нэнси. Ей это удалось, хотя на нее напала какая-то сонливость. «Не спать, не спать!» — в отчаянии твердила она себе.
Возвратился Анри. Увидев безжизненно лежащую на воде Нэнси, он, не раздумывая, бросился в реку.
— Держитесь, Нэнси! — крикнул он.
— Держусь, — еле слышно отозвалась девушка. — Но у меня совсем нет сил.
Анри ухватил Нэнси под подбородок, вытащил на берег и, осторожно поддерживая за талию, довел до домика владельца лодочной станции.
Месье Колле — так звали этого владельца — очень удивился, но не стал задавать лишних вопросов, а сразу же подал Нэнси чашку крепкого кофе.
Силы понемногу возвращались к Нэнси, язык начал ворочаться, и она рассказала обо всем, что случилось. Месье Колле сразу же заявил о бородатом злоумышленнике в полицию.
— Странно, — нахмурился Анри. — Я дозвонился отцу, но он очень удивился и сказал, что и не думал разыскивать меня. Ясно, что все это было подстроено. Мне не надо было оставлять вас одну.
— Вы ни в чем не виноваты, — утешала его Нэнси. — Пожалуйста, отвезите меня в отель — мне надо переодеться. Да, и захватите мою сумочку, она осталась в каноэ.
К счастью, сумка оказалась на месте. Скоро промокшая и продрогшая Нэнси уже была в отеле.
— Я позвоню вам завтра с утра, узнать, как вы, — сказал на прощание Анри.
— Спасибо за все. Если разыщу «араба», то обязательно дам вам знать.
Бесс и Джорджи принялись было с ходу поддразнивать Нэнси, но, узнав, в чем дело, сразу же осеклись.
— Ужасно! — отреагировала на ее рассказ Бесс.
— Я думаю, — рассудительно заметила Джорджи, — ты нигде не можешь чувствовать себя в безопасности. А что он имел в виду, когда говорил про сон?
— Может, он узнал от кого-то про сон миссис Блэр, — ответила Нэнси. — Кто же он такой? Все произошло так быстро, что я ничего, кроме бороды, не разглядела.
— А она наверняка фальшивая, — заявила Джорджи.
Нэнси приняла душ и переоделась. Ей стало значительно лучше.
Бесс и Джорджи предложили отложить визит к Оберам до завтра, но Нэнси настояла, чтобы поехать к ним сразу же после ужина.
Найти дом Оберов оказалось не так-то просто, но наконец девушки подъехали к симпатичной маленькой вилле. Неужели сейчас они встретятся со своим злобным противником?
Нэнси позвонила. Дверь открыл мужчина, но совсем не тот, кого они искали.
— Простите, месье. Ваше имя — Луи Обер? — вежливо спросила Нэнси.
— Да, мадемуазель. Чем могу быть вам полезен?
— Пожалуйста, уделите нам немного времени. И я хотела бы переговорить с вашей женой.
— Входите, пожалуйста. Я позову ее.
Он провел девушек в уютную, просто обставленную гостиную и пошел наверх за женой. Через несколько минут послышались шаги. Девушки напряглись — сейчас они увидят гувернантку миссис Блэр. Прольет ли она свет на тайну ночного кошмара?
Учитель с женой вошли в гостиную. Месье Обер познакомил супругу с девушками. Стройная, темноглазая мадам Обер казалась несколько удивленной:
— Вы хотели видеть меня?
— Да. Нас направила к вам бывшая ученица месье Обера — объяснила Нэнси. — Извините, что мы без предупреждения.
— По правде говоря, — улыбнулась мадам Обер, — я очень рада, что вы хотите поговорить именно со мной. Обычно гости приходят к моему мужу.
Нэнси рассказала, как горничная Дюпонов Эстель услышала обрывок их разговора и вызвалась помочь им найти месье и мадам Обер.
— Скажите, ведь ваша девичья фамилия Манон?
— Нет, — возразила мадам Обер к большому разочарованию Нэнси и ее подруг. — А можно спросить, почему вас это интересует?
Нэнси рассказала о своей знакомой, миссис Блэр, у которой в детстве была гувернантка по имени Люсиль Манон.
— Мы хотим найти ее, чтобы расспросить о детстве миссис Блэр, — пояснила она.
Учитель с женой любезно пообещали, что, если вдруг услышат о какой-нибудь своей однофамилице, то обязательно сообщат Нэнси.
— Скажите, месье Обер, — спросила Джорджи, — а вам не приходилось встречаться со своим однофамильцем и тезкой — Луи Обером?
— Нет, но несколько раз мне по ошибке приносили письма, предназначенные ему.
Нэнси сразу вспомнила, что Анри говорил ей, что встретил на почте человека, очень похожего на «араба».
— Эти письма приносили вам домой?
— Да. Меня хорошо знают на почте. Если туда приходят письма на имя Луи Обера, а адреса на них нет, то их приносят мне,
— На этих письмах был обратный адрес? — поинтересовалась Нэнси.
— Нет, — отрицательно покачал головой месье Обер. — Не разобравшись, что они не мне, я вскрывал их. Но потом сразу же возвращал на почту.
— А на подпись вы не обратили внимания?
— Подписи не было. Только одна буква «К», Девушки   переглянулись.   «К»   вполне   могло   означать Клод, брат Луи!
— А что было в этих письмах?
— Я не стал бы, конечно, изучать содержание чужих писем, но они оказались очень уж странными. Это были цифровые шифровки, хотя встречались в них и другие символы. Особенно часто повторялась цифра 9.
Девушки почувствовали, что скоро очень многое может стать ясным.
— Когда вы в последний раз получили такое письмо?
— Две недели назад.
Подруги разговорились с хозяином и узнали, что тот на досуге занимается изучением алхимии. Нэнси рассказала ему, что познакомилась с алхимией совсем недавно и узнала, в частности, про Зеленого Льва.
В ответ на это месье Обер пространно, но очень увлекательно начал рассказывать об этой средневековой науке. Он принес из соседней комнаты небольшую дощечку и нарисовал на ней мелом круг с точкой в центре.
— Так обозначали Солнце, — пояснил он.
Затем в левом углу доски он нарисовал полумесяц, а справа — алхимический символ Луны. Он был похож на огромную запятую.
— В старые времена алхимики очень чтили астрологию. Они считали, что расположение светил оказывает большое влияние на их опыты. Металлы связывали с планетами. Например, ртуть обозначалась так же, как и планета Меркурий.
Он нарисовал еще один значок, и Бесс захихикала:
— Похоже на пугало в мятой шляпе. Все засмеялись, а учитель продолжал:
— Я расшифровал одно из писем. Там было написано: «Преврати все золото в серебро при помощи ртути». Очень странное сообщение. Наверное, его автор тоже интересуется алхимией.
Эта же мысль пришла и Нэнси. Возможно, брат таинственного месье Нефа тоже был химиком. Но при чем здесь Леблан? А может, братья вывели какую-нибудь хитрую формулу и пытаются продать ему свое открытие?
Учитель снова взял в руки мел.
— С числами тоже все очень интересно, — сказал он. — Возьмите число 9, которое так часто встречается в письмах к моему тезке. Это число считалось символом бессмертия.
Он написал на доске «9=9», а потом «18» и продолжал свою речь, как будто обращался к школьной аудитории:
— Сумма цифр во всех числах, кратных девяти, постоянна. Например, дважды девять — восемнадцать, один плюс восемь равняется девяти. Ну, — улыбнулся он, — кто назовет следующее такое число?
Джорджи, как примерная отличница, подняла руку:
— Трижды девять — двадцать семь, два плюс семь будет девять. — И, не выдержав, расхохоталась:
— Я снова почувствовала себя школьницей.
— Отлично, — похвалил ее учитель. — Мадемуазель Марвин, продолжайте.
— У меня всегда были нелады с арифметикой, — хихикнула Бесс. — Но я помню, что четырежды девять — тридцать шесть. Три плюс шесть — опять девять!
— Точно, — закончил свой урок месье Обер. — И так до девяноста. И дальше сумма цифр всегда будет кратна девяти.
Девушки могли слушать его бесконечно, но Нэнси спохватилась, что они и так отняли у хозяев слишком много времени.
— Спасибо вам за чудесный вечер, — сказала она на прощание.
Двадцать минут спустя девушки были в отеле. Перед тем, как отправиться спать, Бесс заметила:
— А я все-таки думаю, что Луи Обер, он же мистер Девятка, заколдовал месье Леблана. Эта алхимия для меня все равно, что черная магия.
— А по-моему, — оборвала ее Джорджи, — месье Неф — обычный жулик. И он грабит месье Леблана без зазрения совести. Надо только это доказать.
— Первое, что мы должны сделать, — рассудила Нэнси, — это найти Люсиль Манон-Обер. Я чувствую, что хотя бы одна из тайн открывается этим ключом.
На следующее утро подруги покинули Орлеан и через два часа были у замка Бардо. Дверь открыла сама мадам Бардо. Девушки сразу заметили, что она чем-то очень сильно расстроена.
— Что случилось? — испугалась Нэнси.
— Моя бедная маленькая Фифи, — дрожащим голосом ответила мадам Бардо, — она исчезла!
— О Боже! — воскликнула Бесс. — Она убежала?
— Нет, — покачала головой хозяйка замка. — Дом был заперт, и убежать она никак не могла. Она просто испарилась!
ПРОПАВШЕЕ ЗОЛОТО
— Бедная Фифи! — сокрушалась Бесс. — Наверное, ее украли!
— Но как? Все двери и окна на первом этаже были заперты. Если сюда проник вор, значит, у него был ключ. Но где он его взял? — недоумевала мадам Бардо.
— Хотите, мы обшарим весь дом? — предложила Нэнси.
— Будьте так добры. Мы должны отыскать Фифи. — Мадам Бардо чуть не плакала.
Все разбрелись по разным комнатам и стали искать, но собачки нигде не было. Нэнси все больше и больше склонялась к тому, что в доме побывал кто-то чужой. «А может, они ее где спрятали?» — подумала она и принялась открывать все шкафы подряд. Наконец осталась необследованной только башенка на крыше. Нэнси вышла на лестницу и стала подниматься вверх. В башенке было всего одно помещение, с каждой из четырех сторон которого было по крохотному оконцу. И вдруг в полумраке Нэнси разглядела лежащую на коврике Фифи.
Собачка не шевелилась, и Нэнси испугалась, что она мертва, но потом заметила, что Фифи дышит. В воздухе стоял сильный запах лекарств. Нэнси поняла, что собачку усыпили, чтобы она своим лаем не разбудила обитателей дома.
Девушка была вне себя от ярости. Кто оказался способным на такую подлость? Но размышлять об этом не было времени.
Перепрыгивая через ступеньки, Нэнси побежала вниз:
— Сюда! Скорее сюда! Я нашла Фифи в башенке! — кричала она.
Мадам Бардо выбежала из спальни.
— С ней все в порядке? — Испуг на ее лице сменялся надеждой.
— Вроде да, — успокоила ее Нэнси. — Но надо как можно скорее показать ее ветеринару. Она без сознания.
Тут в холле появился и месье Бардо. Он сказал, что позвонит ветеринару и в полицию, а женщины побежали наверх.
Ветеринар осмотрел Фифи и сказал, что ей ввели очень сильное снотворное.
— Но с ней все будет в порядке, — заверил он мадам Бардо. — Какого-то особого лечения не требуется. Она выспится, и все пройдет.
Когда ветеринар был уже в дверях, к замку подъехали на машине двое полицейских. Они задали пару вопросов ветеринару, а потом обратились к месье и мадам Бардо.
— Мы мало что можем сообщить, — сказал месье Бардо. — Мы крепко спали всю ночь и ничего не слышали. Он представил полицейским американок:
— Мадемуазель Дру ведет свое собственное расследование. Может быть, она как-то поможет вам.
Полицейские нахмурились. Нэнси поняла, что им не слишком понравилось предложение месье Бардо, и она быстро сказала:
— Я уверена, что вы все выясните и без моей помощи. Но, если вы не возражаете, я бы тоже хотела осмотреть дом.
Полицейские нехотя согласились и попросили хозяев показать им, где Нэнси нашла Фифи. Месье и мадам Бардо отвели их наверх.
Когда они ушли, Джорджи прошептала:
— Нэнси, нам надо разгадать тайну раньше, чем это сделает полиция. Мы с Бесси поможем тебе, пока они там, наверху.
— Идет, — согласилась Нэнси.
Девушки начали осматривать первый этаж.
— А ты заметила, — обратилась к Нэнси Бесс, — как только ты приезжаешь в какой-нибудь дом, в него тут же забирается кто-то чужой?
— Верно, — согласилась Нэнси. — Но на этот раз взломщик вряд ли охотился за мной или моими вещами.
— Если ему все-таки нужна была ты, — заметила Джорджи — он своей цели не достиг — нас здесь не было, и наши деньги и документы были при нас.
Нэнси изучала дверь из кухни на улицу. Она попыталась повернуть ключ в замке, но смогла сделать это с большим трудом.
— Вот так он и попал в дом, — заключила Нэнси, — Он долго пытался подобрать ключ и испортил замок.
—  Значит,   это   обыкновенный  грабитель,   —  решила Джорджи. — Надо проверить, не украл ли он что-нибудь. Тем временем полицейские и хозяева спустились вниз.
— Нэнси выяснила, как взломщик проник в дом, — сообщила им Джорджи. Она рассказала про сломанный замок и добавила:
— Грабитель боялся, что Фифи залает и разбудит хозяев. Он отнес ее в башенку, чтобы месье и мадам Бардо не сразу ее нашли и подольше не сообщали бы в полицию.
Полицейские, поначалу смотревшие на девушек скептически, смягчились, и один из них сказал:
— Должен признаться, мадемуазель Дру, что у вас нюх настоящего сыщика. Да и у вашей подруги тоже. Пожалуй, нам не стоит отказываться от вашей помощи,
— Нужно искать дальше, — вставила свое слово и Бесс. — Пусть месье и мадам Бардо проверят, не пропало ли у них что-нибудь.
Месье Бардо пошел в свой кабинет. Он выдвинул верхний ящик письменного стола и с облегчением произнес:
— Деньги его не интересовали. Они в целости и сохранности.
Мадам Бардо побежала наверх, в спальню. Через пару мгновений оттуда донесся душераздирающий вопль.
Полицейские бросились вверх по лестнице, за ними — девушки и месье Бардо. Всей толпой они ворвались в спальню.
— Мое золото! — задыхалась мадам Бардо. — Мои фамильные драгоценности! Старинная работа! Все исчезло!
Этот новый удар, второй за день, доконал ее. Она свалилась в кресло и зарыдала. Муж подошел к ней и стал утешать:
— Милая, ну не надо так расстраиваться. Фифи поправится, а золото ты не так уж часто и надевала... — растерянно бормотал он.
Мадам Бардо вытерла слезы, и к тому времени, когда полицейские догадались наконец попросить ее описать пропавшие драгоценности, полностью пришла в себя и выдала подробный их перечень.
— Значит, пропало только золото, а другие драгоценности на месте? — уточнила Нэнси.
— Только золото, — не вполне понимая, к чему клонит ее гостья, подтвердила мадам Бардо
Нэнси задумалась, а потом вдруг спросила, есть ли где еще в доме золото.
— На кухне в буфете есть несколько ложечек и миниатюрный кофейный сервиз, — ответила мадам Бардо.
Она рванулась вниз по лестнице, распахнула буфет и выдвинула из него все ящики.
— Ложек нет! И чашек тоже! Из одной из них пила сама королева! Этой чашке цены нет!
Месье и мадам Бардо перерыли все шкафы, вытащили из них все ящики. Пропало только золото. Все остальное лежало на своих местах, даже очень ценные вещи.
«Странный какой-то вор — ничего, кроме золота, его не интересует», — размышляла Нэнси. И тут она вспомнила о Зеленом Льве, о месье Нефе — о Луи Обере! «Уж не он ли здесь побывал?!»
Нэнси хотела поделиться своими подозрениями с полицейскими, но раздумала — веских доказательств у нее не было. «Надо посоветоваться с папой», — решила она.
Когда полицейские ушли, Нэнси позвонила отцу и, к счастью, застала его на месте. Мистер Дру внимательно выслушал рассказ о всех ее приключениях и согласился, что подозрения Нэнси не лишены оснований.
— Грабителю было откуда-то известно, что у мадам Бардо есть вещи из чистого золота. Надеюсь, их найдут, — добавил он.
Нэнси рассказала о странных письмах, доставленных по ошибке однофамильцу Луи Обера, школьному учителю. Она предположила, что их неуловимому противнику золото могло понадобиться для каких-то экспериментов.
— Он ведь химик, — напомнила она.
— Ну что ж, звучит правдоподобно, — согласился мистер Дру и поведал дочери о том, что ему самому удалось узнать, пока Нэнси была в Орлеане. Оказалось, что за последние дни месье Леблан накупил огромное количество неограненных алмазов.
— Зачем — непонятно, — сказал адвокат. — Трудно поверить, что ему понадобится такое количество украшений. Но и промышленного интереса они для него не имеют — на его фабрике алмазы никак не используют, при шлифовке, например, или при сверлении.
Мистер Дру сообщил также, что Леблан уведомил своих сотрудников, что через месяц фабрика закрывается.
— Они, понятное дело, в шоке, — добавил адвокат.
— Но это ужасно! — отозвалась Нэнси. — Что будем делать?
— Не знаю, — вздохнул мистер Дру. — Не могу сказать, что дела мои идут очень уж удачно, но сегодня я обедаю с месье Лебланом. Может, что и выясню.
— Обязательно дай мне знать, как пройдет ваша встреча — попросила Нэнси. — Я тоже буду держать тебя в курсе наших дел. Удачи тебе, папа! Пока!
Подошло время обеда. Хозяева и гости уселись за стол. Вдруг мадам Бардо хлопнула себя ладонью по лбу.
— За всеми этими переживаниями я совершенно забыла — ведь мы получили письмо от Мари и Моники. Нэнси, там для тебя есть очень важное сообщение. А дома все в порядке, наши девочки не скучают. Сейчас я принесу письмо.
Мадам Бардо пошла в спальню и, вернувшись, протянула Нэнси конверт.
— Читать вслух? — спросила Нэнси.
— Будь добра.
Письмо было длинное, сообщение для Нэнси было в самом его конце: один из тюремщиков Клода Обера немного понимал по-французски. Однажды ночью он услышал, как заключенный бормочет во сне: «холмы... лес... развалины... иди... шамб...»
— Ну и что все это значит? — Джорджи ничего не поняла.
— Я могу ошибаться, — взял слово месье Бардо, — но мне кажется, что «шамб» — это Шамбор, один из чудеснейших замков в долине Луары.
— Это надо выяснить, — загорелась Нэнси. Она вспомнила, что в дневнике миссис Блэр есть упоминание о развалинах Луарского замка, в которых водятся привидения. Туда надо обязательно съездить! И Нэнси прямо спросила месье Бардо, известно ли ему что-нибудь о тамошних лестницах. Тот улыбнулся:
— Ты опять о девяноста девяти ступеньках? Не могу тебе ничем помочь. Правда, я знаю, что там есть очень известная винтовая лестница — необычайно широкая, с великолепной отделкой.
Сразу после обеда Нэнси велела Бесс и Джорджи собираться в путь. Кузины с готовностью согласились. На всякий случай девушки захватили с собой чемоданы — вдруг придется заночевать в пути.
Все уселись в машину, Нэнси нажала на газ и начала медленно спускаться с холма. Перед выездом на шоссе она хотела притормозить, чтобы пропустить движущуюся по нему машину. К ее удивлению, ножной тормоз не сработал. Машина, набирая скорость, катилась дальше.
Нэнси наклонилась и дернула ручной тормоз. Он тоже не работал! У Нэнси бешено заколотилось сердце. На большой скорости они неслись наперерез другой машине. И остановиться было невозможно!
«ЗА НАМИ СЛЕДЯТ!»
Девушки замерли от ужаса. Столкновение неизбежно! Машина на шоссе стремительно приближалась.
Но в самый последний момент ее водитель успел нажать на тормоза. С жутким визгом машина свернула в сторону, пролетев в каком-то дюйме от машины Нэнси. А та пересекла дорогу, ткнулась в ограждение и наконец остановилась. Девушки дрожали. Их губы шептали молитвы.
Водитель машины, с которой Нэнси чуть не столкнулась, вышел из кабины и с красным от гнева лицом направился прямо к девушкам.
— Ты что, с ума сошла? — За этим последовала такая длинная французская скороговорка, что девушки не поняли и половины. Одно было ясно — он тоже страшно перепугался. «Надо бы вас всех засадить», — таков был вывод.
Нэнси начала было извиняться, но водитель раздраженно махнул рукой, дал газ и уехал.
— Мы были на волосок от гибели, я только сейчас это поняла, — пробормотала Нэнси. Она никак не могла прийти в себя.
— Да уж, — отозвалась Джорджи. — А что там у тебя случилось?
— Тормоза отказали. Ладно, нельзя перегораживать движение. Надо отъехать в сторону.
Она осторожно тронулась с места и вывела машину на обочину.
К девушкам подбежали месье и мадам Бардо — они видели все происшедшее из окна.
— Слава Богу! Все обошлось! — кричала мадам Бардо. — А что случилось?
Нэнси объяснила.
— А утром с машиной все было в порядке? — нахмурился месье Бардо.
— Абсолютно. Она была в идеальном состоянии, — ответила Нэнси. — Но кто-то, видно, покопался в ней и испортил тормоза.
— Но когда это можно было сделать? — Бесс, как всегда, ничего не понимала.
— Пока мы обыскивали дом, — предположила Нэнси. — Видимо, кто-то очень не хочет, чтобы я добралась до развалин вблизи Шамбора. А может, этот кто-то знает, что я еду в Луарский замок?
Джорджи хотела докопаться до сути:
— Кого ты подозреваешь? Луи Обера?
— А кого же еще? Я думаю, после отъезда полиции он вернулся в дом и подслушал наш разговор. Когда он узнал, что его брат во сне проболтался, то решил срочно помешать нам.
— Так он хороший механик, раз знает, как устроена машина-— заключила Бесс.
— Не забывай, что он ученый, — напомнила ей Нэнси. — и значит, и в технике должен разбираться. Проткни он нам шины — мы бы надолго не задержались. Так что ему пришлось поработать головой и придумать что-нибудь похитрее.
Месье Бардо пошел обратно в дом и позвонил на станцию техобслуживания. Вернулся он огорченный:
— Они сказали, что пришлют кого-нибудь забрать машину, но до завтра ее не починят. Если подтвердится, что кто-то нарочно вывел тормоза из строя, я сообщу в полицию.
Нэнси грустно улыбнулась — поездку приходится отложить. Она ничем не выдала своих чувств, но Бардо прекрасно понимали, что творится в ее душе.
— Вы можете взять нашу машину, — предложил месье Бардо.
— Ой! Спасибо! Да что вы... Как можно?! Вдруг она вам самим понадобится, — растерялась Нэнси.
Мадам Бардо улыбнулась и сказала, что у них в округе много друзей, и в случае чего, кто-нибудь из соседей им обязательно поможет.
— Вы вплотную подошли к какой-то очень важной разгадке, — добавила она. — Поезжайте в Шамбор и выясните наконец, почему мою любимую Жозетту замучили кошмары.
Нэнси согласилась. Девушки перенесли чемоданы в машину Бардо и в очередной раз тронулись в путь. Скоро они и думать забыли о том, что им довелось пережить, — виды, открывавшиеся по дороге в Шамбор, были просто волшебными. Весна в этом году была поздняя, и вдоль дороги еще вовсю цвели маки, а луга пестрели маргаритками и лютиками.
В Шамборе девушки сразу же поняли, почему его главная достопримечательность — старинный замок — так притягивает к себе туристов. При виде его невозможно было сдержать восхищенных возгласов.
Замок стоял посреди большого парка. К нему вела длинная аллея. Здание замка было высотой с трехэтажный дом, а башни поднимались еще выше. Центральная башня имела форму маяка. По углам, по обе стороны от главных ворот, стояли мощные круглые башни.
— Ой, как мне не терпится оказаться внутри! — заверещала Бесс.
Девушки направились было ко входу в замок, но их остановил служитель:
— Прошу прощения, но последняя экскурсия подходит к концу. Приходите завтра.
Нэнси посмотрела на часы — было уже гораздо позднее, чем она думала. Тогда она решила еще раз испытать силу своей улыбки:
— Пожалуйста, пока экскурсия еще не закончилась, раз. решите нам быстренько пробежать по замку! Служитель растаял:
— Одних я вас не пущу. Но, так и быть, устрою для вас дополнительную экскурсию.
Он впустил девушек в замок, запер дверь и пошел вперед. При виде каменной винтовой лестницы девушки остановились в изумлении.
— Это уникальная лестница — такой вы нигде больше не найдете, — с гордостью сказал служитель.
— Да, мы про нее слышали, но и представить не могли какова она на самом деле, — отозвалась Бесс. — А какая это эпоха?
— Ренессанс. Эта лестница, да и весь замок — один из лучших образцов архитектуры эпохи Возрождения. Его выстроил король Франциск I. Он любил охоту, а здесь, в окрестных лесах, водилось множество оленей и кабанов. А еще этот монарх очень любил искусство — во время его правления французское искусство достигло своего расцвета.
Служитель провел девушек на второй этаж и показал им несколько комнат. Убранство комнат было великолепным, хотя, на вкус американок, и чересчур пышным.
— Вам даже повезло, что у вас мало времени, — улыбнулся служитель. — В замке 4440 комнат, 13 больших лестниц и конюшня на 1200 лошадей.
— Это сколько же слуг, садовников, конюхов было у короля Франциска! — не удержалась Бесс.
— Вы правы, мадемуазель, — рассмеялся смотритель. — Но в те времена король — это был король, и свита ему полагалась королевская.
Пора было уходить, хотя и очень не хотелось. Они вернулись на первый этаж. На прощание Нэнси от души поблагодарила смотрителя за интереснейшую экскурсию и спросила, нет ли на территории замка каких-нибудь развалин.
— Нет, — ответил тот. — Как видите, замок в прекрасном состоянии. Но в городе, да и в окрестностях развалин немало.
Девушки решили побродить по улицам Шамбора. Не успели они отойти от замка, как Бесс прошептала:
— У меня такое чувство, что за нами следят. Мне как-то не по себе.
Нэнси думала о своем и не очень-то обращала внимания на то, что творится вокруг. Она как бы впитывала в себя дух старинного города-замка.
Но тут и она заметила двух мальчишек, которые, похоже, шли за ними следом. Посовещавшись шепотом с подругами, Нэнси резко развернулась на сто восемьдесят градусов. Бесс и Джорджи последовали ее примеру, и все трое пошли в сторону, прямо противоположную той, куда шли раньше. Мальчишки остановились в нерешительности, а потом повернули вслед за ними.
— Ой! Это карманные воришки! — в страхе запричитала Бесс — Держите крепче свои сумочки!
Нэнси обеими руками вцепилась в сумку, но вдруг мысли ее приняли совсем иное направление. Искать какие-то определенные старинные развалины в местах, где на развалины натыкаешься на каждом шагу — занятие довольно безнадежное. Юная сыщица решила сначала разузнать, не живет ли где-нибудь в округе химик. Ведь это вполне мог оказаться Луи Обер!
Девушки как раз проходили мимо аптеки. Нэнси извинилась перед подругами и забежала внутрь. К ее досаде, двое мальчишек последовали за ней. Нэнси, понизив голос, спросила человека в белом халате, не живет ли поблизости какой-нибудь химик.
— Нет, не знаю. А зачем вам химик? — слишком громко, по мнению Нэнси, поинтересовался аптекарь.
Она начала лихорадочно соображать, что бы такое придумать, чтобы мальчишки ничего не заподозрили.
— Я очень интересуюсь химией, — выдавила она из себя. — И я слышала, что где-то здесь живет выдающийся ученый.
Краем глаза Нэнси наблюдала за мальчишками. Они, казалось, не проявляли к ее разговору с аптекарем никакого интереса,
— Извините, ничем не могу вам помочь, — сказал тот.
Нэнси вышла на улицу. Обернувшись, она увидела, что мальчишки что-то оживленно обсуждают — видимо, решают, как быть дальше: продолжить слежку или нет.
Похоже, они решили бросить это дело, развернулись и пошли прочь. Нэнси чуть было не бросилась им вдогонку, чтобы прямо спросить, что им было нужно, но вовремя сдержалась. А вдруг их подослал ее противник? «Лучше не нарываться», — решила она.
Девушки вернулись на главную улицу города, и Нэнси спросила какого-то прохожего, нет ли в окрестностях города интересных старинных развалин.
— Да, мадемуазель, — любезно ответил тот. — Здесь недалеко Луарский замок. Но я бы не советовал таким юным Девушкам отправляться туда без сопровождения мужчин, особенно вечером. Развалины находятся в стороне от дороги, и добраться до них нелегко. Кроме того, ходят слухи, что там обитают бродяги, а может быть, и разбойники.
__— Нет, мы туда не поедем. Правда, Нэнси? — с надеждой спросила Бесс. — Я не позволю тебе так рисковать собой. Твой папа нам с Джорджи никогда этого не простит!
— Очень разумное решение, — одобрил ее собеседник Нэнси.
Нэнси поблагодарила его за информацию и за предостережение, и девушки вернулись к машине. Едва Нэнси включила зажигание, как мимо по дороге с ревом промчался белый спортивный автомобиль. Он пронесся так близко, что девушки смогли рассмотреть лицо человека за рулем.
— Месье Леблан! — воскликнула Джорджи.
— Он самый. Вперед! — Нэнси нажала на газ. — В погоню!

РЫЦАРЬ В ЛАТАХ
Девушки неслись по дороге вслед за Лебланом. Но он мчался на такой скорости, что Нэнси стала побаиваться, справится ли она с управлением.
Джорджи это не волновало:
— Жми, жми! — требовала она.
Но Бесс придерживалась иного мнения:
— Если у нас лопнет шина, то нам конец! К счастью, дорога шла прямо, и Нэнси не теряла машину Леблана из виду.
— А может, он уже понял, что за ним следят? — волновалась Джорджи.
— Тогда, конечно, он не поедет туда, куда хотел. Наверняка дело, по которому он так спешит, не совсем чисто.
Гонка продолжалась. Впереди показался крутой поворот. Машина Леблана, не сбавляя скорости, с ревом свернула и скрылась за ним.
«Нет, так рисковать нельзя», — решила Нэнси и сбросила скорость.
Поворот был пройден успешно, но машину Леблана они упустили.
— Куда же он подевался? — Джорджи была в отчаянии. — Конечно же, он едет к Луи Оберу.
Нэнси прибавила газу и проехала еще несколько миль — Леблана и след простыл.
— Все. Мы его потеряли.
Нэнси предположила, что месье Леблан сразу после поворота съехал с магистрали на проселочную дорогу:
— Давайте вернемся и посмотрим, куда он мог направиться.
Она вела машину очень медленно. Вдруг девушки заметили идущую от шоссе узкую грунтовую дорогу. На ней были свежие следы автомобильных покрышек.
— Давайте не будем туда соваться, — робко подала голос Бесс. — Вдруг кто-то поедет нам навстречу? Что тогда делать?
— Ты, как всегда, права, — печально усмехнулась Нэнси.
Она запарковала машину на обочине, и девушки пошли вперед по усеянной камнями и разбитой ухабами дороге.
Бесс заныла, что у нее болят ноги.
— Это, наверное, тропа дровосеков. Ее никто никогда не приводил в порядок, — хныкала она. — Куда она нас заведет?
— Надеюсь, к развалинам, — ответила Нэнси, — К тем самым, о которых говорил во сне Клод Обер. Может быть, к Луарскому замку.
Девушки прошли еще немного и остановились. Прямо перед ними была громадная куча камней и извести — когда-то это был замок, небольшой, но, наверное, красивый. От него мало что осталось. Подойдя поближе, Нэнси и ее подруги увидели, что часть замка уцелела — ее не коснулось разрушительное воздействие времени и стихий. След покрышек внезапно оборвался, но машины нигде не было.
— Я так и знала — месье Леблан сюда не приезжал, — недовольно сказала Бесс и, вспомнив, что ей рассказывали про бродяг, нервно огляделась по сторонам.
Нэнси молчала. Ее взгляд уперся в одну точку — туда, где начинался длинный ряд ступенек, ведущих под землю. «Там, наверное, подвал, а может быть, даже целое подземелье», — предположила она.
— Пойдем займемся арифметикой, — вынимая карманный фонарик, позвала она подруг. Бесс и Джорджи поплелись за ней. Опять девяносто девять?
Нэнси спускалась по лестнице. Считать ступеньки стало для нее делом привычным. Кузины держались позади. На тридцать пятой ступеньке Нэнси резко остановилась. Десятком ступенек ниже, там, где лестница подходила к концу, стоял закованный в латы рыцарь. Он размахивал длинным мечом.
Джорджи коротко вскрикнула, а Бесс завизжала от ужаса. Но Нэнси смело сделала еще один шаг вперед. Фигура в латах вдруг закричала пронзительным голосом, показавшимся им призрачным:
— Стойте! Или я рассеку вас надвое!
Бесс развернулась и побежала обратно. Нэнси и Джорджи замерли, ожидая, что будет дальше, — подойдет к ним рыцарь или нет. Тот оставался на месте. Он еще раз повторил свою угрозу, но на этот раз как-то неуверенно.
Нэнси поняла шестым чувством, что сила на их стороне. И, к удивлению подруг, мягко сказала:
— Ну, сэр Рыцарь, успокойтесь. Поиграли и будет. Рыцарь опустил меч и стоял, переминаясь с ноги на ногу.
— Снимите шлем! — приказала Нэнси. Она напускала на себя грозный вид, но в ее голосе сквозили ласковые нотки.
Рыцарь поднял забрало. Это был всего-навсего мальчишка лет двенадцати. Бесс и Джорджи не могли понять, как Нэнси удалось раскусить его.
— Как тебя зовут? — улыбаясь, спросила Нэнси,
— Пьер, мадемуазель. Я просто играл. Не наказывайте меня. Я не хотел сделать вам ничего плохого.
— Никто тебя наказывать не собирается, — заверила его Нэнси. — А где ты раздобыл такие доспехи?
Мальчик рассказал, что они хранятся у них в семье, и папа разрешает ему время от времени поиграть с ними.
— Здесь такие хорошие развалины! Я прихожу сюда и представляю, будто я настоящий рыцарь.
Бесс подошла поближе. Она была немного смущена тем, что оказалась такой трусихой:
— Ах, как вы меня напугали, молодой человек!
— Да, похоже, ты не рассчитывал на то, что у тебя будут зрители, — засмеялась Нэнси.
Пьер улыбнулся и признался, что, конечно же, он на это никак не рассчитывал.
Девушки спросили, что это за развалины, и Пьер поведал их историю. Замок был построен в пятнадцатом веке, но это был вовсе не Луарский замок!
— А какие-нибудь другие развалины тут есть? — гнула свое Нэнси.
— Есть. На той стороне дороги, в лесу. Но не ходите туда. Там творится что-то непонятное.
— Что же там такое? — поинтересовалась Джорджи.
— Ну, взрывы, дым поднимается, а иногда кто-то поет.
— Поет? — переспросила Бесс.
— Ну да, — кивнул Пьер. — Женщина поет. Все говорят — призрак.
— Кто все? — уточнила Нэнси.
— Ну, те люди, которые хотели подойти поближе и все разузнать. Мы с мальчишками тоже пытались обшарить эти развалины, но нам всегда что-то мешало. Да и родители не очень-то разрешают нам ходить туда.
Все это крайне заинтересовало Нэнси. Она спросила Пьера, как добраться до этих загадочных развалин.
— Нужно ехать в сторону Шамбора около мили. Смотрите очень внимательно и увидите узенькую тропку. Она ведет к замку.
— Спасибо, Пьер. Можешь продолжить свое представление, — подмигнула ему Нэнси. — И берегись сэра Ланселота — это опасный противник.
Пьер расхохотался, а девушки вернулись к машине. Нэнси вела ее очень медленно, и они разглядели-таки начало узкой тропы, почти скрытой густыми ветвями деревьев.
Нэнси запарковала машину, и девушки пошли вперед, с трудом продираясь сквозь заросли. И эта дорога вся была в колдобинах. Подлесок был такой густой, что ветки постоянно цеплялись за одежду.
— Если месье Леблан ехал этим путем, — заметила Джорджи, — он наверняка ободрал всю машину.
—- Сомневаюсь, что он здесь был, — отозвалась Нэнси. — Следов нет. — И вдруг спросила: .— А какое сегодня число?
— Семнадцатое, — откликнулась Джорджи. — А что?
.— Бьюсь об заклад, завтра здесь будет очень интересно, — заявила Нэнси. — Один плюс восемь равняется девяти — магическое число!
Бесс вытаращила глаза:
— Ой, пожалуйста, пойдем отсюда! — взмолилась она. — Вернемся сюда завтра и приведем с собой полицию.
Но Нэнси и Джорджи были полны решимости идти дальше.
— Нам нужны доказательства, — объяснила Нэнси. — Без них полицейские лишь посмеются над нами. Мы ведь толком не знаем, здесь ли скрывается месье Неф. Ну что, идешь с нами?
Бесс нехотя кивнула. Девушки пошли дальше. И вдруг Нэнси остановилась.
— Слушайте! — прошептала она.
Кузины прислушались. Где-то впереди раздавалось тихое пение.
— Да это же мадригал Мари и Моники! — сообразила Нэнси. И вдруг ее как громом поразило:
— Это, должно быть, Люсиль Манон-Обер! Та самая, которую мы ищем! Гувернантка миссис Блэр! И муж ее, наверное, где-нибудь рядом.
Нэнси ринулась бежать туда, откуда доносился голос — он шел, казалось, из самой чащи леса. Джорджи и Бесс едва поспевали за ней.
«Мы близки к цели!» — стучало в голове у Нэнси.
ПОДЗЕМНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ
Пение внезапно прекратилось. Неужели женщину вспугнул шум шагов? Через мгновение девушки услышали, как кто-то продирается сквозь кусты, но за густыми ветками никого не могли разглядеть.
— Думаешь, это Люсиль Обер? — прошептала Бесс.
— Почему она убежала? — отозвалась Джорджи.
— Одного не могу понять, — размышляла Нэнси, — зачем женщине, работавшей когда-то гувернанткой в хорошем Доме, связываться с таким мошенником, как Луи Обер?
Не успела она окончить фразу, как Джорджи схватила ее за плечо:
— Смотри!
Кусты впереди расступались. Там на склоне холма виднелись руины старинного замка. Из лесу по направлению к развалинам бежала женщина. Ей было лет пятьдесят пять — высокая, стройная, со светлыми волосами.
— Это и есть гувернантка миссис Блэр? — гадала Бесс.
— Возраст сходится, — заметила Нэнси. — Ну, вперед!
Девушки бросились вверх по склону холма. Когда они подбежали к развалинам, женщины нигде не было. Спряталась ли она? Или опять убежала в лес?
— Нас никто не должен видеть. Она может предупредить своего сообщника, что мы здесь. Давайте спрячемся, — распорядилась Нэнси.
— Ой, правда, спрячемся поскорее! — горячо поддержала ее Бесс. — Мне совсем не хочется, чтобы этот ужасный Луи Обер застал нас врасплох.
Девушки спрятались за деревьями. Прошло минут десять — ни звука, только птичий щебет. Нэнси решила, что дальше ждать не имеет смысла:
— Пошли обшарим развалины. Может, нам повезет и мы выследим парочку призраков.
— Я готова! — встрепенулась Джорджи, и Бесс тоже волей-неволей пришлось согласиться.
Женщины нигде не было. Когда Нэнси подошла к тому месту, где она мелькнула в последний раз, то увидела крутую каменную лестницу, уходящую вниз, под землю. Снизу еле слышно доносилось какое-то гудение.
Нэнси была очень взволнована. Интуиция подсказывала ей, что она нашла то, что искала так долго, — те самые девяносто девять ступенек!
— Я пойду туда! — заявила она.
— Одну я тебя не отпущу! — Джорджи вцепилась в Нэнси. Бесс очень хотелось остаться в стороне от этого безрассудного, на ее взгляд, предприятия:
— Ты ужасно рискуешь, Нэнси! Ты забыла, что обещала папе? А говоря честно, я ужасно боюсь, — призналась она.
— Вечно ты портишь людям удовольствие, — скривилась Джорджи. — Как ты не понимаешь, что разгадка прямо перед нами!
— Вот что я тебе скажу, Бесси, — пожалела подругу Нэнси. — Кому-нибудь надо остаться тут на страже. Оставайся ты. Если кто появится, свистни по-птичьи.
Бесс облегченно вздохнула:
— Ладно. Но не заходите слишком далеко, а то вы меня не услышите.
Нэнси пошла вниз, считая на ходу ступеньки. Джорджи следовала за ней. Дневной свет почти не проникал в подземелье. Но к изумлению девушек, на щербатых стенах висели зажженные фонари. Внизу кто-то был!
Дойдя до самого конца лестницы, Нэнси едва не завизжала от восторга — ступенек было ровно девяносто девять.
Узкий коридор вел к массивной деревянной двери. В верхней ее части было зарешеченное окошко.
— Похоже на средневековую темницу, — прошептала Нэнси. Они с Джорджи на цыпочках подошли к двери и, затаив дыхание, заглянули в оконце. Они увидели лабораторию: может быть, в Средние века здесь работал какой-нибудь алхимик!
Лаборатория была прекрасно оборудована, в открытом очаге горел огонь. На многочисленных полках стояли стеклянные мензурки, керамические сосуды, аптекарские весы, тигли, колбы, ступки и пестики. Вдоль задней стены были установлены длинные скамьи, на одной из них стояло множество бутылей с разнообразными жидкостями.
Возле скамейки стоял человек. Он был в арабском облачении. Нэнси и Джорджи переглянулись. Переодетый Луи Обер? Но утверждать этого они не могли — освещение было слишком тусклым.
Девушки внимательно наблюдали за ним. В левой руке он держал что-то черное, похоже — кусок угля. В другой руке — нож, и этим ножом он выдалбливал в угле углубление. Затем араб взял со скамьи маленький слиток золота и засунул в кусок угля. Откупорив банку, он достал из нее указательным пальцем какую-то черную пасту и замазал отверстие.
Нэнси припомнила опыты древних алхимиков с металлами и стала гадать, было ли в руках у араба настоящее золото. Она не могла как следует разглядеть его лица, но все же определила, что он очень доволен собой.
Он положил уголь на скамью, прошел в дальний конец лаборатории и вышел из нее через заднюю дверь. Прежде чем дверь захлопнулась, Нэнси и Джорджи успели заметить, что за ней тянется коридор.
Девушки стали совещаться, что делать дальше, но тут услышали, что Бесс подает им условный сигнал. Свист был громкий и ясный и вскоре повторился. Двойной сигнал означал:
«Кто-то идет! Прячьтесь!»
— Где же тут спрячешься? — прошептала Джорджи.
Не долго думая, Нэнси открыла дверь в лабораторию и жестом позвала за собой подругу. Прокравшись на цыпочках к огромным корзинам с дровами и углем, девушки притаились за ними.
Они услышали звук шагов по лестнице, и вошел месье Леблан! Он стремительно подошел к запертой на засов двери и позвонил в колокольчик. С заднего входа к нему вышел араб. Он поклонился и глухо сказал:
— Добро пожаловать, месье. Вы пришли на день раньше. Магический день завтра. Но все же хорошо, что вы здесь. — Неожиданно переменив тон, он резко добавил:
— Я больше не могу ждать!
На лице месье Леблана появилось испуганное выражение-
— Что вы имеете в виду?
— Я завершил свои опыты. И теперь могу все, что угодно, превратить в золото! — воодушевленно ответил араб.
— Все что угодно? — побледнев, переспросил финансист.
— Да. И вы, конечно, в этом не сомневаетесь. Вы собственными глазами видели, как я превратил серебро в золото. Месье Леблан сделал шаг вперед и схватил араба за руку;
— Я вас умоляю, подождите объявлять о вашем великом открытии. А не то я погиб. Золото упадет в цене!
— Ну и что? — Глаза араба сверкали. — Золото! Золото! Все должно стать золотом! — радостно потирал он руки. — Да здравствует Красный Король! Золото не будет больше редким драгоценным металлом! Власть денег подошла к концу! — зловеще смеялся он.
Казалось, месье Леблан потерял над собой контроль:
— Дайте мне хоть немного времени! Я все продам и накуплю драгоценных камней — они никогда не потеряют своей ценности.
Химик прошелся взад-вперед по комнате, затем обернулся и сказал:
— Месье Леблан, ваша вера в меня окупится сполна. Я покажу вам свой последний опыт.
Он взял бутыль, наполненную серебристой жидкостью, в которой Нэнси признала ртуть, и отлил немного в огромный тигель.
— Теперь я это подогрею, — сказал он и, подойдя к очагу, поставил тигель на огонь.
Химик ждал. Когда ртуть нагрелась до нужной температуры, он взял со скамьи кусок угля, поджег его и бросил в тигель.
Нэнси и Джорджи не отрывали глаз от происходящего. Был момент, когда Джорджи слишком высунулась из-за корзин, но Нэнси тут же втянула ее обратно.
Из тигля стало подниматься голубое пламя. Араб поставил на скамью рядом с очагом какой-то тазик, каминными щипцами взял тигель и опрокинул его содержимое в этот таз. Уголь исчез. В ртути лежал золотой слиток.
— Золото! — простонал месье Леблан. На лице Джорджи было написано отвращение, а Нэнси сказала себе: «Ну и жулик! Как ловко провел Леблана! А тот разве не видит, что это всего-навсего фокус?»
Девушкам очень хотелось выскочить из своего укрытия и разоблачить проходимца. Но Нэнси боялась, что им самим его не задержать — пусть уж лучше это сделает полиция.
Месье Леблан, казалось, был близок к обмороку. Он достал из кармана толстую пачку денег и протянул арабу:
— Возьмите, но умоляю вас, держите ваше открытие в секрете. Завтра в это же время я привезу еще денег.
— Даю вам двадцать четыре часа, — высокомерно процедил араб. — Мое молчание стоит пять тысяч долларов.
Эта сумма не поразила финансиста. Казалось, он даже вздохнул с облегчением. Он попрощался и ушел. Араб вышел из лаборатории через заднюю дверь.
Девушки выпрямились и помчались вверх по девяносто девяти ступенькам. Бесс сгорала от нетерпения.
— Скорее! — крикнула на бегу Нэнси. — Месье Леблана одурачили. Надо немедленно рассказать об этом папе!
ПЛАН НЭНСИ
Когда Нэнси, Бесс и Джорджи ворвались в замок Бардо, был уже поздний вечер. По пути Нэнси дважды пыталась дозвониться до отца, но безуспешно.
По возбужденным лицам девушек хозяева поняли, что случилось нечто из ряда вон выходящее. Нэнси взахлеб рассказала обо всем, что они видели, — она решила, что больше нет смысла утаивать секрет отца.
Месье и мадам Бардо были в шоке:
— Так вы думаете, что этот химик-араб — Луи Обер? — спросила мадам Бардо. Нэнси кивнула:
— Нужно немедленно что-то предпринять. Мне не хочется звонить в полицию, не посоветовавшись с папой.
Она еще раз набрала номер отца, но того опять не было на месте. Но у гостиничного администратора было сообщение для Нэнси.
— Ваш отец просил передать, что он пытался дозвониться к Бардо, чтобы поговорить с вами, но ему это не удалось. Сейчас мистер Дру у месье Леблана, он там и заночует,
— Спасибо. — Нэнси положила трубку. Юная сыщица уставилась в одну точку. Такой поворот событий озадачил ее. Она так надеялась, что ей удастся рассказать отцу о том, как из месье Леблана выкачивают деньги. А может, отцу об этом уже известно? Или он распутывает тайну «напуганного финансиста» с другого конца?
— Я сейчас же свяжусь с папой, — решила Нэнси.
Она позвонила Леблану. Ей ответил слуга. Он сказал, что месье Леблан вместе с мистером Дру куда-то уехали и вернутся очень поздно.
— Передайте, пожалуйста, мистеру Дру, чтобы он позвонил дочери в замок Бардо, — попросила Нэнси.
— Хорошо, мадемуазель.
Девушки были обескуражены. Нэнси очень беспокоилась, что ее отец в опасности — на него может напасть Луи Обер! Но она решительно прогнала прочь свои страхи. Кар-сона Дру не так-то легко застать врасплох!
После позднего легкого ужина подруги заснули мертвым сном. Утром позвонил мистер Дру. Нэнси показалось, что его голос звучит не так жизнерадостно, как всегда.
— Я выезжаю прямо сейчас, — хмуро сказал он. — И поеду прямо к вам.
Нэнси осенила внезапная идея:
— Почему бы тебе не захватить с собой месье Леблана? У меня есть новости, которые очень заинтересуют вас обоих.
Нэнси не решилась сказать по телефону больше — а вдруг кто-нибудь из слуг заодно с Обером и подслушивает их разговор.
— Я поговорю с Лебланом. Не клади трубку. Минуту спустя адвокат вернулся и сказал, что финансист будет просто счастлив вновь увидеть Нэнси:
— Он отложит свои дела и поедет в офис во второй половине дня, — добавил он.
Когда они приехали, Нэнси любезно поздоровалась с месье Лебланом. Затем, извинившись, отвела отца в сторону:
— Ты первый рассказывай.
Адвокат сказал, что он дипломатично пытался намекнуть месье Леблану, что его действия вызывают самые невероятные слухи.
— Я напомнил ему, что распродажа его имущества плохо сказывается на состоянии рынка и что его служащие в панике из-за предстоящего закрытия фабрики.
Мистер Дру добавил, что месье Леблан выслушал его вежливо и внимательно, но никак не отреагировал.
— Понятно, почему! — И Нэнси дала подробный и яркий отчет о том, что случилось накануне.
Мистер Дру с трудом верил своим ушам.
— Этого араба-алхимика нужно арестовать и разоблачить как можно скорее. Вопрос в том, как лучше это сделать, чтобы не вспугнуть его раньше времени. Я боюсь, он может причинить месье Леблану вред.
Нэнси предложила рассказать финансисту все с самого начала до самого конца:
— Пусть он поедет к арабу и отдаст деньги, как и обещал. Тем временем Бесс, Джорджи, ты и я подъедем туда с полицией и спрячемся. В нужный момент мы всем скопом навалимся на Луи Обера, или кто он там есть.
Мистер Дру нежно улыбнулся дочери и обнял ее:
— Мне очень нравится твой план, Нэнси. Я обещал тебе подарок, помнишь? Тебе причитается половина моего гонорара.
— Почему же только половина? — Нэнси, притворно надувшись, подмигнула отцу. Ее глаза смеялись.
Они вернулись к остальным, и Нэнси прошептала мадам Бардо на ухо:
— Вы не могли бы под каким-нибудь предлогом отослать из дома слуг, чтобы нас никто не подслушал?
— Ну, конечно. Я отправлю их в город.
Слуги уехали, и мистер Дру обратился к финансисту;
— Месье Леблан, моя дочь хочет поведать вам одну очень занимательную историю. Она имеет отношение к вашим финансовым проблемам, и, возможно, от нее зависит и ваша жизнь.
Леблан удивленно вскинул брови:
— Звучит очень зловеще. Мисс Дру так очаровательна. Трудно представить, что она может рассказать что-нибудь мрачное.
— Нэнси — чудо! И один из лучших в мире сыщиков! — не удержалась Бесс.
Месье Леблан хлопнул себя ладонью по лбу:
— Сыщик! Вы хотите сказать, что знаете, почему я распродаю свои ценные бумаги?!
Нэнси сочувственно улыбнулась ему:
— Думаю, да.
Финансист в полном изумлении выслушал рассказ о Клоде и Луи Оберах. Нэнси живописала, к каким ухищрениям прибегали братья, чтобы она и ее отец не могли помочь Леб-лану, и, наконец, о том, что они с Джорджи видели его в потайной лаборатории у подножия лестницы в девяносто девять ступенек.
— Не может быть! — воскликнул финансист. — Где же вы там прятались?
Услышав, что девушки притаились за корзинами, он окончательно понял, что Нэнси говорит чистую правду.
Почти минуту месье Леблан сидел молча, сжав руками голову. В конце концов он произнес:
— Я оказался самым великим простофилей на свете. Я должен рассказать вам все, что знаю. Во-первых, я понятия не имел, что его зовут Луи Обер, Для меня он — Абдул Ра-мос. Я никогда не видел его в европейском костюме.
Месье Леблан рассказал, что этот Абдул пришел к нему в офис пару месяцев назад и показал рекомендательные письма от французов и арабов с восторженными отзывами о его опытах.
Нэнси заметила про себя, что Клод Обер вполне мог подделать и эти письма.
Финансист продолжал:
— Абдулу нужны были деньги, чтобы построить огромную химическую лабораторию. Он показал мне кое-какие свои опыты. И я поверил, что он может превращать в золото другие вещества. Когда я увидел, как из нагретого угля появилось золото... — Голос месье Леблана дрогнул, и он мрачно покачал головой:
— Как я мог быть таким идиотом!
Немного помолчав, финансист подтвердил подслушанное Нэнси — он собирался распродать все свое имущество и вложить деньги в драгоценные камни.
— Поскольку золото — это всеобщий эквивалент в мировой торговле, я боялся, что, когда станет известно об открытии Абдула, мировая экономика рухнет.
— Теперь понятно, почему вы приобрели такое количество алмазов, — заметил мистер Дру. Француз удивился, но ничего не ответил.
Заговорила Нэнси:
— Вы, наверное, подумали, что вместо золота всеобщим эквивалентом станут алмазы.
— Да, именно так. Теперь я понимаю, что мой эгоизм непростителен. Я был непростительно жаден. Жадность заставила меня забыть о долге перед страной и перед людьми. Спасибо, что вы открыли мне глаза на меня самого. Это будет мне хорошим уроком, и я постараюсь его усвоить.
— Месье Леблан, а при чем здесь цифра девять? — спросила Джорджи.
Финансист объяснил, что Абдул Рамос хорошо разбирается в астрологии и магии чисел.
— Он уверял меня, что по девятым, восемнадцатым и двадцать седьмым числам у него бывают озарения, и он постигает новые тайны. Он грозил, что объявит о своих открытиях всему миру.
Джорджи поинтересовалась, оставлял ли он деньги на лестнице в Версале, на девяносто девятой ступеньке, где было выведено «М 9».
Финансист кивнул в ответ:
— В тот день я не встречался с Абдулом, но деньги оставил там, где он велел, в указанное время — сразу после обеда.
Узнав, что случилось там с Джорджи, месье Леблан был потрясен:
— Я могу только принести свои извинения. С моей стороны было очень глупо верить этому человеку и позволить ему причинить окружающим столько зла, — печально покачал он головой.
У Бесс также был вопрос к нему:
— Скажите, Абдул женат?
— Он никогда не упоминал о жене.
Нэнси обдумывала замечание Леблана о том, что он оказался в руках у Луи Обера и хотел бы исправить свои ошибки. Она поделилась своим планом разоблачения лже-алхимика.
— Я сделаю все, что в моих силах, — обещал француз, и мистер Дру одобрительно кивнул в ответ на его слова. Скоро месье Леблан покинул их и направился в офис.
В этот же день, позже, к руинам замка близ Шамбора подъехали три машины. В одной из них сидели мистер Дру и девушки, в другой — два офицера полиции, Бомон и Каро. В третьей — месье Леблан. Первые две машины оставили вдалеке за деревьями, где их было трудно заметить, а пассажиры осторожно пошли пешком к руинам через лес.
На небольшой полянке около развалин они остановились и убедились, что вокруг никого нет. Затем стали спускаться по лестнице. Фонари опять горели. Все шли на цыпочках.
Нэнси заглянула в зарешеченное окошко. Лаборатория выглядела точно так же, как и накануне, даже огонь горел. На очаге лежала решетка. Нэнси подумала, не собирается ли Абдул опять показывать месье Леблану какие-нибудь опыты.
Она тихо открыла дверь, один за другим все шестеро вошли в лабораторию и спрятались за корзинами. Прошло минут десять. Появился месье Леблан. Он позвонил в колокольчик, и через заднюю дверь к нему вышел араб.
— Да, я смотрю, вы вовремя, месье, — слегка поклонился он. По голосу чувствовалось, что он очень этим доволен.
Финансист сунул руку в карман и вытащил пачку банкнот. Прежде чем отдать их арабу, он спросил:
— Так вы подождете сообщать о своем открытии?
— Разве я когда-нибудь нарушал обещания? — высокомерно отозвался араб.
Леблан положил деньги на скамью, араб тут же схватил их и спрятал в карман.
— Какая вам нужна отсрочка?
— Неделя, по меньшей мере. Я должен завершить несколько сделок.
— Неделя? — переспросил араб, ходя взад-вперед по комнате.
Он молча уставился на дверь, за которой были девяносто девять ступенек. Спрятавшиеся могли видеть, что он подошел к ней, и вдруг раздался какой-то щелчок.
«Не закрыл ли он дверь на секретный замок? — пришло в голову Нэнси. — Если да, то зачем? Неужели мы все в опасности?»
Нэнси насторожилась. Араб вернулся к очагу. Некоторое время он неподвижно глядел на огонь, потом резким движением схватил со скамьи небольшой сверток, быстро подошел к задней двери, распахнул ее и с угрожающим видом обернулся к Леблану.
— Послушайте, Леблан! — крикнул он. — Вы пытались меня провести. Я знаю, что ваши соглядатаи прячутся здесь, в этой комнате. Но у вас ничего не выйдет! Я проследил за вами, когда вы ездили к Бардо, и подслушал ваш разговор. Вам меня не взять! А самих вас ждет смерть!
Араб швырнул сверток в огонь, выскочил в коридор, захлопнул дверь и задвинул засов.
УДИВИТЕЛЬНОЕ ПРИЗНАНИЕ
«Плохо дело!» — мелькнуло в голове Нэнси. Все остальные тоже это поняли. Сверток в очаге мог взорваться в любую секунду.
Бомон выскочил из укрытия и выдернул сверток из пламени. К счастью, он еще не успел загореться. На всякий случай полицейский сунул его в стоявшее рядом ведро с водой.
Все вылезли из своего укрытия.
— Нельзя, чтобы этот ужасный Обер скрылся! — закричала Нэнси.
Она бросилась было к двери, но сообразила, что та заперта. Как же им выбраться из этой темницы?
Нэнси попыталась собраться с мыслями. Первым делом она поблагодарила Бомона — ведь он их всех спас.
— Да чего уж там, — пожал плечами полицейский и добавил:
— Придется взломать дверь, иначе нам этого психа не догнать.
Нэнси в отчаянии огляделась по сторонам. Месье Леблан был без сознания и лежал, опрокинувшись навзничь, на полу. Бесс пыталась привести его в чувство, но нигде не могла найти холодной воды. Тогда она сунула ему под нос флакончик с духами. Леблан поморщился и сел.
А тем временем мистер Дру и оба полицейских пытались высадить заднюю дверь. Наконец раздался треск, дверь поддалась и с грохотом рухнула на пол.
Полицейские бросились в коридор, Нэнси ринулась было за ними, но отец остановил ее:
— Пусть полицейские делают свое дело. Бомон прав — это псих. Кто знает, что ему взбредет в голову.
Юная сыщица сгорала от нетерпения. Но прошло минут десять, и до них донеслись топот и голоса. В тусклом свете в конце коридора показались полицейские.
С ними был Луи Обер и женщина со светлыми, чуть тронутыми сединой волосами!
— Это она пела мадригалы! — узнала женщину Нэнси. Послышался женский голос:
— Мой муж — великий ученый! Он не мог сделать ничего плохого.
— Разберемся, — заверил ее Бомон. — Если человек выдает себя за другого и обманывает людей, уверяя, что может превращать все что угодно в золото, ему нелегко будет доказать, что он чист как стеклышко.
— А если он еще и угрожает всем подряд... — добавил Каро. Мадам Обер промолчала.
Полицейские ввели Обера в лабораторию. Он злобно таращил глаза на Леблана, мистера Дру и девушек. Поначалу он отказывался отвечать на вопросы, но, припертый к стене показаниями финансиста, Нэнси, Бесс и Джорджи, лжеученый признался, что хотел заманить месье Леблана в ловушку. Он не отрицал также и других выдвинутых против него обвинений.
Бесс, распираемая гордостью за Нэнси, громко заявила:
— Надо же — он признался во всем, в чем ты его подозревала, даже в том, что пытался тебя утопить, и в том, что нанял мальчишек следить за нами!
Нэнси тоже не могла не радоваться — они схватили Луи Обера и расследование ее отца наконец завершено! Но кое-какие вопросы у нее еще оставались.
— Рекомендательные письма, которые вы показывали месье Леблану, написал ваш брат Клод?
— Да. — И Обер признался также и в том, что письмо насчет вертолетной площадки — тоже дело рук Клода.
— Так Клод работал в Ривер-Хайтс, а вы — во Франции? — уточнила юная сыщица.
— Верно. Похоже, рано или поздно вы выудите из меня, что вам надо, так уж лучше говорить все сразу. Один из слуг в доме Тремэнов — мой друг. Он-то и украл для меня приглашение на прием. Он подслушивал разговоры и узнал, что мистер Дру занимается Лебланом. Тогда я послал Клода в Штаты. Подделать документы — для него дело нехитрое, и он поехал туда под чужим именем. Но вашего отца он уже не застал. Зато разнюхал, что вы тоже собираетесь во Францию, и постарался запугать вас.
— Как вы только себя не называли, — вставила Джорджи, — Абдул, месье Неф, Зеленый Лев, Красный Король...
Обер кивнул и добавил, что некоторыми из этих имен пользовался и Клод — он подписывал ими свои угрозы Нэнси и ее отцу.
— Я прекрасно разбираюсь в астрологии и алхимии, — хвастливо заявил он. — Это навело меня на мысль о золоте и подсказало шифр.
Обер подтвердил, что знак «М 9» на ступеньке лестницы в Оранжерею был оставлен им и обозначал место, где Леблан должен был положить деньги. Но, заметив девушек, он стер надпись.
В продолжение всего допроса жена Обера сидела бледная от пережитого потрясения.
— Я ничего не знала, — твердила она, смахивая с глаз слезы.
Нэнси села рядом с ней на скамью. Она не забыла и о тайне миссис Блэр.
— Ваше девичье имя — мадемуазель Люсиль Манон? — стараясь говорить помягче, спросила Нэнси.
— Д-да, — удивилась мадам Обер.
— Я приятельница Жозетты Блэр. Много лет назад вы были ее гувернанткой. Ей почти каждую ночь снится один и тот же страшный сон. Мы надеемся, что вы поможете нам докопаться до его причины.
— Я не очень понимаю, о чем речь, — удивилась мадам Обер. — Я ведь работала у них, когда Жозетте было всего три года.
— Во сне она видит себя именно в этом возрасте, — пояснила Нэнси и пересказала содержание кошмара. Несчастная женщина громко разрыдалась.
— Да-да, теперь мне все ясно. И в этом отчасти виноват Луи. Наверное, он околдовал меня, совсем как месье Леблана. Когда я работала у родителей Жозетты, они на некоторое время оставили нас на своей вилле одних, а сами куда-то уехали. По соседству гостил Луи. Мы полюбили друг друга, но, по правилам хорошего тона, служанке и гостю не позволялось проявлять взаимную нежность, так что мы встречались тайно.
К тому времени, как пояснила мадам Обер, Луи уже нашел подземную лабораторию средневекового алхимика.
— Она стала местом наших свиданий. Однажды я не смогла оставить Жозетту дома, пришлось взять ее с собой. Луи не хотел, чтобы она видела его или лабораторию — девочка могла проболтаться, а он хотел сохранить свои опыты в тайне.
Тогда я предложила Жозетте сыграть в жмурки, отвела ее в лес и завязала глаза. Там мы немного поиграли, и я привела ее сюда. Когда я сказала, что надо спуститься по крутой лестнице, малышка испугалась. Я пообещала, что буду крепко держать ее за руку, а чтобы ей было не так страшно, предложила считать ступеньки. Конечно, она тогда еще плохо считала, но я делала это за нее.
— И их оказалось девяносто девять? — вставила Нэнси.
— Верно, — подтвердила Люсиль Обер. — Луи полагал, что алхимик, хозяин этой лаборатории, специально выстроил такую лестницу, ведь девять — магическое число. А замок очень старинный, он был выстроен еще в четырнадцатом веке.
Помолчав немного, бывшая гувернантка миссис Блэр продолжила:
— Луи показал мне лабораторию, и мы пошли обратно. Глаза у Жозетты были все еще завязаны. На самой верхней ступеньке она вдруг споткнулась и чуть не упала. Луи подхватил ее, все обошлось, но бедная крошка стала с тех пор плакать по ночам.
— Ничего удивительного, эти девяносто девять ступенек кого угодно напугают, — обронила Бесс.
— Ну вот. Мать Жозетты уволила меня, — упавшим тоном закончила свой рассказ мадам Обер. — Она считала, что это я напугала ее дочку. Очень скоро мы с Луи поженились.
— Когда я узнал, что сестры Бардо собираются в гости к мистеру Дру и его дочери, — вставил Луи Обер, — я стал регулярно пробираться к ним в дом и подслушивать, о чем они говорят. Однажды я услышал, как мадам Бардо читает письмо от сестры с рассказом о ночном кошмаре. Я тогда послал ей предостережение. Его отвез Клод. Моя жена ничего об этом не знала.
Нэнси надеялась, что теперь, когда все выяснилось окончательно, миссис Блэр больше не будут мучить кошмары. Ей было очень жалко мадам Обер, не по своей вине оказавшуюся в такой ситуации.
Тут к ним подошел Бомон.
— Извините, мадам, — обратился он к Люсиль Обер. — Вы должны пройти с нами, мы хотим задать вам еще несколько вопросов.
Заливаясь слезами, мадам Обер пошла вслед за полицейским, но внезапно обернулась и с мольбой в голосе попросила Нэнси:
— Пожалуйста, передайте привет миссис Блэр и скажите ей, что я ее нежно любила.
— Обязательно передам. — Нэнси тоже не могла сдержать слез.
По приказу полицейских Луи Обер отпер потайной замок и распахнул дверь на лестницу. Нэнси вспомнила, что нужно выяснить еще некоторые детали.
— А вы обыскали его одежду? — спросила она Бомона.
— Нет, — признался тот. — Стойте-ка! — И стремглав бросился в задний коридор.
Вернулся он, держа в руках арабский костюм, куфию и парик. Бомон обыскал карманы. Как и подозревала Нэнси, в некоторых из них оказались золотые вещицы мадам Бардо! Потом они обыскали лабораторию и нашли остальное золото.
Все смотрели на Нэнси восхищенными взглядами. Полицейские покачали головами, и Бомон торжественно произнес:
— Мадемуазель Дру, вы просто великолепны! Джорджи усмехнулась:
— Другими словами, Нэнси, ты молодчина!
Полицейские увели Оберов. Нэнси открыла дверь и пропустила подруг и отца вперед. Те обменялись понимающими взглядами: юная сыщица хотела закрыть эту дверь — дверь тайны девяноста девяти ступенек — сама.