купить высшее образование
Авторы
Здесь Вы можете бесплатно скачать или прочитать он-лайн книгу "Убежденный холостяк" автора Данелла Хармон

Скачать книгу "Убежденный холостяк" бесплатно

Данелла Хармон

УБЕЖДЕННЫЙ ХОЛОСТЯК



Аннотация

Эндрю де Монфор, повеса и светский лев, намеревался остаться холостяком до конца своих дней. Однако старший брат, твердо решивший устроить его судьбу, не остановился далее перед обманом — и теперь Эндрю просто ОБЯЗАН жениться на леди Челси Блейк, которую невольно скомпрометировал!
Кошмар? Ну… не совсем. Потому что «супруг поневоле» — прежде всего мужчина, не способный устоять перед чарами прелестной юной женщины, твердо решившей завладеть им навеки.

Пролог
Ноябрь 1777 года, замок Блэкхит Беркшир, Англия

Лорду Эндрю де Монфору никогда не пришла бы в голову мысль создать возбуждающее средство.
Он был изобретателем, человеком науки. Прилежным и вдумчивым ученым, исследовавшим законы природы и движения небесных тел, а отнюдь не легкомысленным дилетантом или любознательным школяром, который наобум смешивает химические реактивы в надежде получить новый краситель или устроить взрыв. Однако возбуждающее средство явилось результатом именно такого случайного смешивания, приведшего к довольно интересной химической реакции.
Все началось с того, что Эндрю в очередной раз крупно поссорился со своим до невозможности назойливым и беспринципным старшим братом Люсьеном, его сиятельством пятым герцогом Блэкхитом. Причиной ссоры опять стало слабое здоровье Эндрю. После пожара, перевернувшего жизнь младшего из братьев де Монфор, Люсьен постоянно пытался вылечить его, призывая на помощь выдающихся специалистов в разных областях медицины.
Всех четырех сыновей покойного герцога жители деревни Рейвенскомб наградили прозвищами. Эндрю — причем вполне заслуженно — называли Упрямцем. Господь одарил его — или, возможно, наказал — буйным темпераментом и сильной волей. Желания старшего брата, трепетно относившегося к герцогским обязанностям, вызывали у него пренебрежение, и он хотел только одного — чтобы его оставили в покое.
Эндрю мечтал получить патент на свое последнее изобретение — карету, которая состояла из двух отделений и могла вместить значительно больше пассажиров, чем обычная. Одиннадцать месяцев назад во время весьма печально закончившейся демонстрации его летательного аппарата он опозорился не только перед двумя сотнями зрителей, но и перед самим королем, и надеялся, что новое изобретение реабилитирует его в глазах общества ученых. А еще Эндрю мечтал о том, чтобы Люсьен прекратил водить в дом этих безмозглых шарлатанов — врачей, знахарей, священников в черных балахонах. Никто из них не мог определить, что с ним такое.
Залаяли собаки. Эндрю, стоявший у шкафа и изучавший книгу с рисунками Леонардо да Винчи, поднял голову и посмотрел на Люсьена, который, тоже с книгой в руках, сидел у камина. Удивившись, что брат никак не реагирует на шум, Эндрю выглянул в окно. По мощенной камнем дороге, отгороженной буковой аллеей от ухоженных газонов, катила двуколка. Выражение лица Эндрю мгновенно изменилось. «Черт бы побрал Люсьена!»
В сердцах бросив книгу на стол, он прошел мимо брата и взялся за ручку двери.
— Ты обнаружил что то интересное, а, Эндрю? — с невинным видом осведомился Люсьен, поднимая голову.
Тот резко повернулся и устремил на брата пылающий взгляд:
— Я обнаружил, что к нам опять пожаловал какой то назойливый индюк. Уверен, что его пригласил ты. Тебе надо, чтобы он потыкал меня своими иголками и ощупал с ног до головы. Но мне то это ни к чему!
— Да, но, возможно, доктору Тернеру удастся определить твою болезнь.
— Черта с два! Моя болезнь только усиливается, и ты знаешь об этом не хуже меня. Ее нельзя излечить.
— Именно по этой причине я и попросил доктора Тернера тебя осмотреть. Он большое светило в медицине.
— А может, я этого не хочу! Я не хочу, чтобы какие то лекаришки, думающие только о гонораре, таращились на меня, словно я юродивый на деревенской ярмарке. Мне до смерти надоело, что на меня смотрят как на бесчувственное и безмозглое существо, лишенное гордости. Лучше займись собственными делами.
Эндрю вылетел из библиотеки, громко хлопнув дверью.
Он шел по коридору, и гнев, негодование и — да! — страх перед тем, что одно из этих «светил» поставит диагноз, росли с каждым шагом, укрепляя его в решении не встречаться с очередным шарлатаном.
Эндрю вихрем ворвался в холл. У него был такой грозный вид, что три горничные, которые обычно хихикали в ладошку, когда он проходил мимо, на этот раз присели в почтительных реверансах, а потом молча смотрели ему вслед.
— Наверное, опять поругался с его милостью, — со вздохом проговорила одна из них, когда широкая спина Эндрю скрылась за поворотом коридора.
— Уж наверняка. И, кажется, я знаю из за чего. Лорд Эндрю гораздо умнее все этих докторов и прочих ученых господ! Он ведь учился в Оксфорде! Думаю, они надоели ему хуже горькой редьки.
— Неудивительно. Он такой умный, что сам бы мог их поучить!
Эндрю, конечно, не слышал этих слов. Он поднялся в лабораторию, расположенную на втором этаже недавно отремонтированного крыла. Заперев дверь, он налил себе Портвейна и залпом выпил его, а потом, мысленно проклиная брата за его ухищрения, сел за стол и вытянул ноги. Неожиданно его ступни уперлись во что то мягкое. Он заглянул под стол. Из полумрака на него смотрели карие глаза, четко выделявшиеся на рыжей мордочке.
— Эсмеральда! — воскликнул он.
Длинный хвост рыжего в белых пятнах сеттера дробно застучал по полу.
Эндрю всегда держал на столе коробку с бисквитами. Взяв один, он предложил его собаке. Будучи истинной леди, Эсмеральда осторожно взяла угощение, прожевана его и устремила на Эндрю просительный взгляд.
Как оказалось, Эсмеральда была под столом не одна. Рядом с ней примостился толстяк Порк, ее верный спутник. Бульдог принадлежал сестре Эндрю Нериссе и славился простецкими манерами. Увидев, что Эсмеральда получила угощение, и посчитав себя обделенным, он потрусил к Эндрю. Тот, зная, что Порку есть рано, но решив, что все должно быть по справедливости, взял из коробки бисквит и протянул бульдогу, который проглотил его не жуя. Затем он принялся обнюхивать морду Эсмеральды, и та, возмущенная столь бесцеремонным поведением, отвернулась. Она была такой же породистой, как герцоги Блэкхиты, и не желала принимать знаки внимания какого то дурно воспитанного пса.
Возможно, общение с собаками и развеселило бы Эндрю, однако этому помешал хруст гравия на подъездной аллее. Подскочив к окну, он увидел, что двуколка стоит у дверей и доктора в ней нет. «Значит, — подумал он, чувствуя, что у него начинают гореть уши, — они сидят внизу и обсуждают меня, как будто я неодушевленный предмет. Возможно, именно в эту секунду они идут сюда, к моему убежищу!»
Эндрю живо представил, как Люсьен поднимается по лестнице и в своей учтивой и неторопливой манере — его манера вести беседу способна любого довести до белого каления! — описывает гостю состояние брата: «Видите ли, доктор, до пожара, случившегося в прошлом году, с моим братом все было в порядке. А вот потом…»
Эндрю стиснул зубы. «Люсьен, ну почему бы тебе не сказать все прямо? Мы оба знаем, что со мной не так».
В его душе с новой силой вспыхнул гнев. «К черту Люсьена! К черту их всех!»
Плотно сжав губы, Эндрю вернулся к столу, разгреб в стороны свои записи, освобождая небольшой пятачок, и насыпал в мензурку немного двууглекислого натрия.
— Гнусные негодяи, — процедил он, стараясь не думать о том, что происходит внизу, рассеянно плеснул в мензурку купоросного масла и принялся наблюдать, как шипит смесь. — Несчастные приставучие ублюдки!
Он налил себе еще портвейна. Это было вино 1754 года — года, когда родился Эндрю, — из личных запасов Люсьена. Он одним глотком выпил почти две трети стакана, а затем, как бы демонстрируя своему брату, что думает о нем самом и его портвейне, вылил остатки в мензурку. «К дьяволу!» Потом он добавил в смесь уксуса, немного абсолютно безвредного индиго и еще чего то из банки без надписи — он уже не помнил, что там лежало.
Невидящим взором уставившись на мензурку, Эндрю лелеял свой гнев. Вдруг громкий стук в дверь вывел его из задумчивости. Залаяв, собаки вскочили. Неуклюжий Порк задел ножку стола, и мензурка закачалась. Чертыхаясь, Эндрю успел подхватить ее, однако часть содержимого все же вылилась, и на полу образовалась шипящая и пузырящаяся пурпурно красная лужа, которую собаки тут же принялись вылизывать. Испугавшись, что они отравятся, Эндрю попытался отогнать их.
— Эндрю, открой дверь!
— Иди к черту! — заорал юноша, перекрикивая лай собак, и, схватив со стола тряпку, начал вытирать лужу.
— Эндрю, — голос Люсьена все еще звучал мягко, однако чувствовалось, что герцог на пределе, — доктор Тернер прервал свои исследования и приехал сюда из Парижа исключительно ради тебя. Мы желаем тебе добра.
— Я устал от тех, кто считает, будто делает мне добро!
— Ты ведешь себя как ребенок.
Зашвырнув тряпку в противоположный конец комнаты, Эндрю подлетел к двери и распахнул ее.
Герцог, как всегда, остался невозмутим, только поднял одну бровь, выражая упрек. В следующую секунду его лицо стало надменным — он овладел искусством демонстрировать свое пренебрежение еще тогда, когда пешком ходил под стол, — а взгляд устремился поверх плеча брата.
Рядом с герцогом стоял высокий седой мужчина с добрыми, умными глазами и тоже с изумлением смотрел куда то позади Эндрю.
Нахмурившись, тот повернулся и застыл как вкопанный.
Толстый Порк, выпучив глаза, пытался взобраться на Эсмеральду. А Эсмеральда не только не возражала, но даже подставляла ему свои аристократические бедра!
— Боже мой! — выдохнул Эндрю. — Кажется, я создал возбуждающее средство!

Глава 1
Роузбрайар Парк, окрестности Виндзора, Англия

— Пусть он восхищается мной, Джеральд, я все равно за него не выйду. У него нет подбородка. И зубов. У него есть только имя, и если я приму его предложение, то стану посмешищем всей Англии. Повторяю: я не выйду за него.
— Послушай, Челси, ты ведешь себя глу…
— Глупо? А тебе бы понравилось, если бы ты вдруг стал известен под именем Челси Бонкли (Имя образовано от глагола to bonk (трахать, трахаться))? Я уже говорила тебе и повторяю еще раз: я не выйду за сэра Гарольда. Ни сегодня, ни через неделю — никогда.
Джеральд, по уши залезший в долги третий граф Сомсрфилд, старался сохранять терпение и не обращать внимания на головную боль и лай тридцати или сорока собак, свободно бегавших среди гостей. Здесь, в танцевальном зале Роузбрайар Парка, поместья его сводной сестры, собрались сливки общества: увешанные орденами генералы, французские принцы, шотландские лэрды, видные государственные деятели. Непосвященный мог бы посчитать, что девушке, имеющей такие знакомства, не составит труда найти себе подходящего жениха. Да, но только не Челси. У нее были свои критерии, и Джеральд уже начал сомневаться в том, что на свете существует мужчина, соответствующий ее требованиям.
— Кроме того, — добавила Челси, похлопав его веером, на котором был нарисован волкодав, — он еще не сделал мне предложения.
— А что ты ответишь ему, когда сделает?
— То же, что и всем, кто просил моей руки.
— Черт побери, Челси, только не это!
— Именно это. — Девушка лукаво улыбнулась, наслаждаясь его замешательством. — Честно говоря, Джеральд, я не понимаю, чем ты расстроен. Я знаю, что Бонкли твой друг, но я действительно не хочу выходить замуж. Помнишь, что случилось со мной в прошлый раз, когда я согласилась стать женой.
— Послушай, Челси, то, что лорд Хэммонд умер во время празднования помолвки, еще не значит, что и следующий жених задохнется, поперхнувшись горошиной!
— Да, но ты забыл маркиза де Плюссона.
— Маркиз пошел на попятную, потому что его укусила твоя собака, будь она проклята!
— Возможно, Джеральд, но я так часто ходила к алтарю, что у меня разболелись ноги. У меня нет желания повторять этот путь. Признаюсь, и в первый раз я этого не хотела — не говоря уже о втором, — но папа, упокой Господь его душу, решил, будто знает, что мне нужно. Я устала от тех, кто стремится делать мне добро. И от тебя с твоими попытками в третий раз выдать меня замуж. Интересно, а что отпугнет его?
— Зараза, которую приносят собаки, — холодно произнес Джеральд.
— Вряд ли — мои собаки не будут лизать в лицо того, у кого изо рта воняет хуже, чем из ночного горшка.
— Боже, неужели нельзя говорить потише! — Он пнул симпатичную таксу, которая имела неосторожность заинтересоваться его ботинком. — И так о тебе уже судачат!
Челси мило улыбнулась:
— Разве?
— Да, и тебе это прекрасно известно! Иногда я готов поклясться, что тебе нравится привлекать к себе внимание и вызывать пересуды. Кому еще пришло бы в голову устроить благотворительный бал в помощь бездомным животным! Только ты могла выступить перед гостями с такой глупой речью, призывая пожалеть ломовых лошадей, бродячих кошек и собак! Более того, ты не только потребовала, чтобы все пожертвовали время и деньги на эту чепуху, но и предложила им привести своих питомцев! Смотри, что здесь творится! Настоящий бедлам! Брысь от моей ноги! Клянусь, Челси, если я еще раз вляпаюсь в кучу…
— Между прочим, меня мучает жажда, — с деланной веселостью сказала девушка.
На ее лице играла улыбка, но глаза горели гневом. Боже, как же она устала от Джеральда с его бесконечными упреками! Ну почему он так настойчив в желании выдать ее замуж? Почему он считает, будто имеет право вмешиваться в ее дела? И вообще, ее речь не была глупой, она была страстной! Господи!
Подхватив на руки таксу, Челси повернулась спиной к побагровевшему от бешенства Джеральду и направилась к столам с напитками.
Она шла по залу, сопровождаемая возбужденным шепотом. Ей казалось, что она слышит каждое слово даже сквозь лай собак, смех гостей и музыку.
«Только взгляните на нее! Какая жалость, что она родилась женщиной! Будь она мужчиной, она бы научила наших пэров в парламенте, как надо произносить речи! Ха ха ха!»
«Не могу поверить, что это то самое робкое создание, которому мы писали записочки! Помнишь, какой она была, когда впервые появилась в свете?»
«Безобразной. Бедняжка выглядела ужасно».
«А еще тупой и болтливой».
«Тонтон, помнишь, как ты разыграл ее, и она рыдала, когда ее представили ко двору? Боже, как было весело!»
«А пятна? Пятна на лице, как глазки на картофелине».
«Кажется, у нее вовсе не было груди».
«Взгляни, ее и теперь нет».
«Верно, зато она владеет половиной южной Англии. Так что на остальное можно не смотреть. К черту остальное!»
«Да, — с горечью думала Челси, прижимаясь щекой к собачке, — к черту остальное! И к черту всех вас!»
Она гордо вскинула голову. Хотя ее и назвали в честь самого романтичного из всех цветов, она отнюдь не английская роза. Она слишком высока и худа. Острый подбородок, тонкий нос, высокие скулы и зеленые/ глаза, холодные, как лист мяты. Говорят, что она похожа на собаку. Да, она действительно похожа на тощую борзую.
Однако она богата, не так ли? А это, размышляла Челси, делает ее куда более желанной невестой, чем любую пышнотелую красавицу с румянцем на щечках — объект восхищения большинства мужчин.
Да, к черту всех вас! Челси остановилась у стола, выпустила таксу и, взяв с блюда горсть миндаля в сахаре, принялась выманивать из под скатерти испуганного уиппета. Ее собственная собака, большой бело коричневый испанский пойнтер, — отец подарил его, когда ей было десять лет, — лежал под столом и снисходительно наблюдал, как другие вьются вокруг его хозяйки.
Челси надеялась, что возня с собаками поможет ей забыть так сильно ранившие душу слова. Хорошо, что хоть Джеральд не скрывает своего презрения. Да и ее собственная матушка, которая с удивительной прытью меняет одну постель на другую, открыто выразила свое пренебрежение, когда обнаружилось, что дочь не унаследовала ее совершенной красоты. Как же больно! Собаки — вот кто верен ей и любит ее такой, какая она есть, не за внешность, не за манеры и не за деньги, которые дорогой папочка оставил ей в наследство.
Ах, если бы на свете существовал мужчина, способный любить столь же искренне, как собаки! Но это так же невозможно, как пуделю загнать дикого кабана.
Выпрямившись, Челси отряхнула ладони и огляделась по сторонам. Вокруг мелькали напудренные лица, в глазах рябило от обилия ярких красок. Женщины весело смеялись, флиртуя с мужчинами, среди которых, к сожалению, было мало высоких и красивых, и даже атласные камзолы и парики не делали их более элегантными. Челси почувствовала себя чужой. Она лишняя в собственном доме! Но она не станет портить себе настроение мыслями о жестокости и ограниченности людей, ведь она хозяйка этого бала, устроенного для того, чтобы привлечь внимание к бедственному положению такс — этих очаровательных собачек, которых кухарки безжалостно используют для вращения вертела с жарящимся мясом.
На лицо Челси снова вернулась улыбка. Она взяла с подноса бокал вина и внезапно краем глаза заметила, что к ней через толпу с разных сторон зала пробираются Джеральд и Тонтон. О Господи!
— Пора подышать свежим воздухом, — сказала она, отдавая свой бокал Джеральду — он добрался до нее первым. — А вон и Тонтон, он нацелился на меня, как билль на зайца.
— Слушай, Челси, почему все твои аналогии связаны с собаками?
Челси уже собралась ответить очередной колкостью, когда дворецкий объявил о приезде новых гостей:
— Его сиятельство герцог Блэкхит, лорд Эндрю де Монфор, леди Нерисса де Монфор!
В зале воцарилась тишина, и даже собаки перестали лаять. Взгляды тех, кто считал себя значительной персоной или хотя бы претендовал на такое звание, устремились на вновь прибывших. Их приветствовали поклонами, радостными возгласами и улыбками.
«Подхалимы, — думала Челси, ненавидевшая ловцов удачи и дармоедов, — все они подхалимы!»
Однако она тоже обрадовалась приезду герцога, потому что присутствие де Монфоров, известных своими щедрыми пожертвованиями на благо общества, придавало ее балу совершенно иной статус.
— А, леди Челси!
Челси едва не подпрыгнула. Она совсем забыла о Тонтоне, которому все же удалось пробраться к ней.
Тонтона, темноволосого, с веселыми голубыми глазами, можно было бы назвать красивым, если бы не слишком большой нос и срезанный подбородок. Челси нахмурилась. Ну что ей дались эти подбородки!
Оказалось, что Тонтон пьян. Пьян до отвращения.
— А, леди Челси! — повторил он, падая в прямом смысле слова на колени и хватаясь за ее руку, чтобы не свалиться на пол. Он прижался губами к ее ладони и тут же отстранился, вспомнив, что она только что держала на руках таксу. — Окажите мне честь стать моей женой.
Челси вспомнила шепот Тонтона: «Верно, зато она владеет половиной южной Англии. Так что на остальное можно не смотреть. К черту остальное!» — надменно взглянула на него, а потом громко произнесла:
— Лорд Тонтон, если я приму ваше предложение, вы позволите моим собакам спать в супружеской кровати?
Тонтон тут же протрезвел и издал странные звуки, похожие на всхлипы.
— П простите? — наконец выдавил из себя он.
Челси лучезарно улыбнулась.
— Я спросила, вы позволите им спать в супружеской кровати? Вы сделали бы мне большое одолжение, если бы не возражали против этого. Мне говорили, что первая брачная ночь — это самое страшное событие в жизни женщины, поэтому я чувствовала бы себя значительно спокойнее в обществе моих собак.
У Тонтона отвисла челюсть. Бедняге потребовалась целая минута, чтобы прийти в себя. Он вскочил на ноги, небрежно поклонился и исчез в толпе, преследуемый громким хохотом.
Челси победно улыбалась ему вслед. В ее глазах горел озорной огонек. «Да, к черту остальное. И мое состояние. Так тебе и надо, жадная скотина».
— Я бы сказал, мадам, что в жизни не слышал более очаровательного отказа.
Продолжая улыбаться, Челси повернулась и воскликнула:
— Ваше сиятельство! Как хорошо, что вы пришли.
Герцог Блэкхит склонился к ее руке:
— Я тоже рад тому, что я здесь, иначе мне бы не довелось увидеть, как вы осадили этого молокососа Тонтона. Честное слово, вы можете найти себе что нибудь получше. Кстати, у этого парня нет подбородка.
Челси снова нахмурилась. Ну как он мог узнать, что она думает о подбородках?
— Даже если не принимать во внимание подбородок, — сказала она, многозначительно вскидывая бровь, — он не любит собак. А я никогда не выйду замуж за человека, который не любит собак.
— Тем более за того, кто не позволит им спать в супружеской кровати.
Челси насторожилась. В бездонных, темных как ночь глазах герцога промелькнуло странное выражение. Неужели он смеется над ней? Или издевается? Челси охватило смятение.
— Это не самое глазное. Я бы не вышла за того, кто никогда не приютит несчастное бездомное создание. А я именно этим и занимаюсь. — Она указала на распахнутые в сад двери. — У меня там множество будок именно для таких бедняг. А в Беркшире я организовала несколько приютов. Я хочу дать им еще один шанс. Я разработала программу для обучения детей уходу за собаками и буду заниматься этим до тех пор, пока не удастся спаси всех животных.
Герцог слушал ее очень внимательно, возможно, слишком внимательно. Его изучающий и даже оценивающий взгляд скользил по ее лицу. Челси почувствовала себя неуютно. Она ощутила странную неуверенность и уже собралась улизнуть под каким нибудь предлогом, но вдруг на губах герцога появилась веселая улыбка. Возможно, эта улыбка и помогла бы Челси справиться со своими эмоциями, если бы не лукавый блеск в глазах.
— Кажется, моя дорогая, вы всем сердцем любите… как бы поточнее выразиться… отщепенцев?
— Думаю, моя любовь вполне естественна, так как я сама отщепенка.
— Неужели вы действительно так о себе думаете?
Челси вдруг стало жарко, и она принялась обмахиваться веером. Ее глаза остановились на группе молодых щеголей, окруживших леди Нериссу де Монфор.
— Вон те люди получали несказанное наслаждение, когда жестоко издевались надо мной в день моего дебюта. Тогда я была робкой девочкой, которую выставили на брачный рынок. Сейчас, когда я владею огромным состоянием, оставленным мне отцом, они считают меня неотразимой. Во всяком случае, делают вид. — Она с вызовом взглянула на герцога. — Теперь вам понятно, почему я предпочитаю общество животных и ценю не рассуждающую любовь собак?
— Моя дорогая девочка, не обращайте внимания на Тонтона и ему подобных. В Англии достаточно достойных молодых людей. Возможно, даже здесь, среди гостей, есть те, кого не волнует ваше состояние, — опять в его глазах промелькнуло странное выражение, — и кто был бы счастлив позволить вашим собакам спать в кровати.
Челси опустила голову и углубилась в разглядывание рисунка на веере.
— Вы льстите мне, ваше сиятельство.
— Разве? Да, я намеренно искал вас, чтобы польстить вам. Все верно. Жизнь стала бы значительно интереснее, если бы все женщины были так же смелы и изобретательны, как вы.
— Прошу прощения?
Рукой, обрамленной дорогим кружевом, герцог обвел зал. Вокруг царила атмосфера беззаботного веселья, которому в немалой степени способствовали собаки, бегавшие между людьми.
— Вы организовали грандиозный бал, и все ради несчастных животных. Это очень свежая идея — предложить гостям привести с собой своих питомцев. Хотя я своих оставил дома. — Он сокрушенно вздохнул. — Двое из них сейчас не в том состоянии, когда можно появляться в обществе.
— Что вы имеете в виду?
Возвышавшийся над толпой герцог смотрел куда то вдаль.
— Произошла трагедия.
— Какая трагедия? — тут же встревожилась Челси. Герцог еще некоторое время молчал, видимо, погруженный в невеселые размышления.
— Да, с ними случилась трагедия, — наконец проговорил он. — По странному стечению обстоятельств они оказались под действием химического вещества, которое впихнул в них мой брат Эндрю. Они… не в себе.
— Ваш брат насильно напоил их какой то дрянью? Что это значит?
Герцог устремил на нее мрачный взгляд и усмехнулся.
— Моя дорогая девочка, то, что с ними произошло, не предмет для обсуждения с юной дамой.
— Вы хотите сказать, что ваш безумный братец изобретатель проводит эксперименты на животных?
— Неужели я так сказал? Гм. Вообще то да. Если взглянуть на ситуацию под другим углом, то можно выразиться именно так. Ставит эксперименты на животных? Да, Эндрю все делает, чтобы позлить меня, он знает, что я не одобряю его поступки. Кажется, я вижу мистера Питта! Прошу меня извинить, моя дорогая.
Герцог низко поклонился и ушел, оставив Челси наедине с ее праведным гневом. Она еще секунду задумчиво смотрела ему вслед, затем, будто очнувшись, расправила плечи и отправилась на поиски лорда Эндрю.
Ей предстояла суровая битва.

Глава 2

Челси огляделась по сторонам и сразу нашла лорда де Монфора. Первое, на что она обратила внимание, это наличие у него подбородка. Второе — что его окружала толпа женщин. А третье заключалось в том, что с их первой и единственной встречи пять лет назад на ее первом балу лорд Эндрю сильно изменился.
Тогда она была робкой шестнадцатилетней девочкой, которая стеснялась своего роста и сутулилась, чтобы казаться поменьше. А лорд Эндрю был высоким, тощим юношей с угрюмым взглядом. Неприветливый, надменный, он не вызывал у окружающих желания общаться с ним.
Сейчас никто бы не назвал лорда Эндрю тощим. Шелковый темно оливковый камзол подчеркивал ширину его плеч, а ростом он не уступал своему брату. Что же касается его характера, то время, кажется, никак его не изменило. Женщины вились вокруг него, как собаки вокруг единственной косточки, а он не обращал на них внимания. Создавалось впечатление, что он присутствует здесь только телесно, а душой витает где то далеко. Изредка он улыбкой — или, скорее, гримасой — реагировал на какую нибудь шутку, однако в его взгляде, который он то и дело бросал поверх голов своих поклонниц, читалась скука. Вернее, не скука, а вызов. Было совершенно очевидно, что ему хочется поскорее убраться отсюда.
«Наверное, думает, как завтра будет мучить своих несчастных собак», — решила Челси, и ее гнев вспыхнул с новой силой.
И то, что все эти безмозглые вертихвостки, привлеченные его безразличием и характерной для де Монфоров классической красотой, набрасывались на него, как осы на свежее варенье, подпитывало ее гнев, не давая ему угаснуть.
Что ж, ей эти скучающие взоры нипочем! И на его безразличие ей наплевать! Что до красоты, то такие вещи на нее не действуют!
Холодно усмехнувшись, Челси подошла к лорду Эндрю:
— Добрый вечер!
Кажется, прошла целая вечность, прежде чем он повернул голову и неторопливо оглядел ее с ног до головы. Этот оценивающий взгляд возмутил Челси до глубины души.
— Рад видеть вас, леди Челсиана, — лениво проговорил лорд Эндрю, отрываясь от созерцания ее груди и целуя ей руку.
«Интересно, он тоже считает, что у меня нет груди?» — спросила себя Челси. Внутренний голос подсказывал ей, что для лорда Эндрю все эти светские условности — тяжелейший труд. Или огромная жертва.
— Удивительный вечер, — добавил он.
— Разве? А мне показалось, что мой бал привлекает вас не больше, чем сеттера миска вареных грибов.
— Странное сравнение, однако очень точное. Только не обижайтесь, меня никогда не привлекали светские приемы.
— Я это заметила, — хмыкнула Челси. — Как я поняла, вы проводите эксперименты на беспомощных животных, верно?
Кто то из женщин ахнул, но лорд Эндрю не обратил на это внимания.
— Простите? — В его голосе слышалось удивление.
— Прошу вас, не делайте вид, будто это для вас новость. Мне известно, что вы сделали со своими собаками!
— Мадам, я не имею ни малейшего представления, о чем идет речь!
— Отлично, тогда я освежу вашу память. Мне известно, что сегодня вы силой напоили своих собак каким то раствором, и теперь они в тяжелом состоянии. Стыдитесь!
Лорд Эндрю изумленно уставился на нее. Казалось, расскажи она ему о том, что построен мост на Луну, он бы удивился меньше. Вокруг них воцарилась тишина, все разговоры стихли. У Челси от волнения вспотели ладони, и она замахала веером чуть быстрее, чем нужно. Лицо лорда Эндрю оставалось спокойным и невозмутимым, и ей очень хотелось отвести взгляд, но она крепилась изо всех сил. Так они стояли и смотрели друг на друга. Наконец на губах лорда Эндрю появилось нечто, похожее на улыбку. Вернее, не на улыбку, а на усмешку. Опасную и неприятную.
— Ага. Вот вы о чем.
— Да. Именно об этом.
— А откуда у вас такие сведения?
— От вашего брата.
— От моего брата? — Усмешка исчезла. — Конечно.
Лорд Эндрю взглядом нашел брата. Челси готова была поклясться, что если бы взгляд убивал, то герцог Блэкхит уже давно лежал бы в гробу.
Однако герцога, кажется, это не волновало. Он увлеченно беседовал с Питтом и другими членами парламента, не подозревая о том, что между его братом и Челси идет отчаянное сражение.
Девушка скрестила руки на груди.
— Итак, милорд, что вы скажете в свое оправдание?
— Ничего, мадам.
— Это благотворительный бал! Я устроила его для того, чтобы помочь несчастным животным, и, раз вы жестоко обращаетесь с ними, я вынуждена просить вас покинуть мой дом!
Лорд Эндрю небрежно пожал плечами и отпил шампанского.
— Отлично. Попросите меня об этом, и я с радостью уеду.
Челси топнула ножкой.
— Так вы экспериментируете с животными или нет?
— Все зависит от того, что вы подразумеваете под словом «экспериментировать».
— Вы прекрасно знаете, что я подразумеваю, вы, полоумный изобретатель!
Лицо лорда Эндрю мгновенно изменилось. Челси ощутила, как от его сильного, стройного тела повеяло угрозой, и у нее по спине пробежали мурашки. Внешне он оставался спокойным, но внутри бушевала ярость, и Челси чувствовала, что эта ярость направлена на нее.
— Ну что ж, отлично. Да, я этим занимаюсь. Я экспериментирую с животными. Вам нужны отталкивающие подробности? Возможно, вам хочется услышать, как я насильно открываю им пасти и вливаю в глотки отраву, которая переворачивает им внутренности? Или что я привязываю их к летательному аппарату, прежде чем взлететь самому? Полагаю, это подходит под термин «экспериментировать», не так ли?
Поклонницы в ужасе заахали, попятились от него и принялись делиться впечатлениями.
Лорд Эндрю ухмыльнулся и злобно взглянул на Челси, а она стояла, и молчала, лишившись дара речи.
Лорд Эндрю поднес к губам фужер с шампанским и вдруг замер. Потом он побледнел и посмотрел в потолок. Через мгновение его взгляд стал пустым, как будто сам человек ушел, оставив только свою оболочку. В таком состоянии он пребывал недолго, всего минуту или две, затем дрожащей рукой отдал проходившему мимо официанту фужер, тряхнул головой, словно освобождаясь от наваждения, еще раз с негодованием взглянул на Челси и поклонился.
— Прошу меня извинить, я должен идти.
— Куда? Я же с вами разговариваю!
Не утруждая себя ответом, он повернулся к девушке спиной и поспешил прочь.
— Что с ним? — шепотом спросила какая то девица с румяными щеками.
— Не знаю, — ответила ее подружка. — Ты видела, как изменился его взгляд? Жаль: такой красивый и такой странный.
— Может, он болен?
Встрепенувшись, Челси поспешила за ним.
— Лорд Эндрю! Я должна поговорить с вами!
Даже не обернувшись, он поманил лакея, приказал подать «его шляпу и, расталкивая толпу, продолжал двигаться к дверям.
— Лорд Эндрю!
Он снова не обратил внимания на ее призыв и, не дожидаясь, когда лакей откроет перед ним дверь, вышел наружу.
Челси подобрала юбки и бросилась вслед за ним. Выбежав на крыльцо, она в смятении остановилась. Вдоль подъездной аллеи выстроилось более сотни карет, свет факелов отражался в полированных дверцах, в лошадиной упряжи, в окнах дома и металлических спицах колес. Заржала лошадь. Из ближайшей кареты послышалось хихиканье — кто то из лакеев развлекался с горничной. Из дома доносились приглушенные звуки музыки и смех гостей. Лорда Эндрю нигде не было.
Челси глубоко вздохнула и, поеживаясь от холода, села на верхнюю ступеньку. Ее взгляд скользил по едва видной в темноте лужайке, по четко выделявшимся на фоне звездного неба деревьям.
Неужели он действительно привязывает животных к летательным аппаратам? Нет, не может быть!
Она опустила голову на руки и попыталась разобраться в странном поведении лорда Эндрю и причинах, побудивших его так внезапно покинуть бал. Какая ночь, просто заме…
— О, леди Челси, вот вы где! Я ищу вас весь вечер!.. Отвратительная ночь!
— Добрый вечер, сэр Гарольд, — без энтузиазма пробормотала Челси.
— Дорогая, нельзя выходить на холод без плаща, — заявил баронет, присаживаясь рядом с ней и беря ее за руку. — Вы можете простудиться!
— Какая разница, от чего я умру — от простуды или от вони у тебя изо рта. От такой вони сдохнет даже лошадь, — тихо пробурчала она себе под нос.
— Простите, дорогая, что вы сказали?
— Я сказала, что хочу подышать свежим воздухом. Мне нужно запастись свежим воздухом.
Сэр Гарольд рассмеялся:
— О, что за чепуха! Почему бы нам не пройти в дом?
— Потому что я не хочу туда идти. Я хочу подышать свежим воздухом.
— Тогда давайте побеседуем.
— Сэр Гарольд, я бы предпочла остаться одна.
— Да, но я, будучи истинным джентльменом, обязан защищать вас. Оберегать вас. Особенно с тех пор, Челси, как у меня появилась потребность задать вам один очень важный вопрос.
— Сегодня я не отвечаю на вопросы.
— На него легко ответить, дорогая. Вам надо сказать либо «да», либо «нет».
— Тогда «нет». Вот мой ответ.
Он снисходительно хохотнул:
— Моя дорогая Челси, я даже не задал вам свой вопрос!
— Сэр, это не имеет значения, я уже дала вам ответ. Нет. — Челси встала.
Сэр Гарольд схватил ее за руку и довольно грубо дернул, вынуждая сесть. Челси, с трудом сдерживая ярость, устремила на него холодный взгляд:
— Сэр Гарольд, я требую, чтобы вы отпустили меня, причем немедленно. У меня нет ни времени, ни желания играть с вами.
— Уверяю вас, Челси, это не игра. Я говорю совершенно серьезно. — Продолжая держать ее за руку, он встал на одно колено, которое при этом хрустнуло со звуком, очень похожим на пистолетный выстрел.
— Моя дорогая леди Челсиана, вы окажете мне честь стать моей женой?
— Нет, сэр Гарольд, я уже вам ответила. А теперь прошу простить меня, я пойду в дом. Ведь я хозяйка бала и должна развлекать гостей, иначе меня сочтут невоспитанной.
На лице сэра Гарольда появилось злое выражение.
— Значит, вы отвергаете меня, так?
— Я бы отвергла любого. Я уже дважды стояла на пороге замужества, и с меня хватит. Я не хочу выходить замуж.
— Но ваш брат сказал… — Он не договорил.
— Что сказал мой брат?
Но сэр Гарольд уже захлопнулся, как раковина, прячущая жемчужину.
— Ничего. Совсем ничего.
В следующее мгновение он схватил Челси за другую руку и так резко дернул, что она едва не упала. Его рот стал приближаться к ее губам!
Вдруг между их лицами сверкнуло лезвие шпаги, и сэр Гарольд замер — иначе он лишился бы губ.
— Сэр, вы загораживаете проход.
Челси и ее незадачливый кавалер повернули головы и увидели перед собой высокую фигуру лорда Эндрю де Монфора.
— Кажется, я забыл шляпу, — сказал лорд Эндрю, продолжая держать шпагу перед лицом сэра Гарольда и сверля его взглядом. Свободной рукой он помог Челси подняться. — Прошу вас, сэр, встаньте и отойдите в сторону, чтобы я мог пройти.
Сэр Гарольд поспешно вскочил и попятился прочь от страшной шпаги.
— Да да, конечно, милорд. — Он криво улыбнулся и отвесил низкий поклон. — Прошу вас, проходите.
— После вас, естественно.
Сэр Гарольд тут же перестал улыбаться.
— Но я…
В глазах лорда Эндрю появился угрожающий блеск — Челси уже видела этот взгляд там, в зале, — и он слегка повел шпагой, подталкивая сэра Гарольда к дверям. Рука, которой он держал Челси, сжалась чуть сильнее, и девушке показалось, что она попала в капкан.
— Сэр, я же сказал: после вас.
Лицо сэра Гарольда вытянулось. Затем, секунду подумав и не произнеся ни слова, он резко повернулся и решительно зашагал в дом.
Девушка опомнилась и освободила руку от крепкой хватки своего спасителя. Ее щеки горели. Господи, что за напасть — оказаться в объятиях сэра Гарольда Бонкли! И быть спасенной человеком, который всего за несколько минут до этого нагрубил ей! Челси буквально клокотала от возмущения.
— Послушайте, лорд Эндрю, разве это было так необходимо?
Он пожал плечами и убрал шпагу в ножны.
— Вы выглядели так, словно нуждались в помощи.
— А мне показалось, что вы уходите!
— Все верно. Просто я забыл шляпу.
— Вот что я вам скажу, милорд. Я не бесхарактерная дурочка, я не расфуфыренная вертихвостка, которая не способна сделать ни шагу без помощи мужчины. Я в состоянии сама дать отпор любому негодяю. Поэтому благодарю вас!
С этими словами она побежала к двери.

Глава 3

«Вот тебе и благодарность, — подумал Эндрю, глядя ей вслед и наблюдая, как под пышной юбкой мелькают стройные щиколотки. — Какая решительность, какая уверенность в своих силах — прямо таки генерал, командующий войском!»
Дверь дома хлопнула» став преградой между ним и девушкой. Эндрю взял у лакея шляпу, сунул ее под мышку и спустился по лестнице.
«Злобная ведьма! Она ненавидит весь свет! Синий чулок!»
Эндрю пожалел, что не приехал в собственном экипаже. Теперь придется ждать на холоде, когда Нерисса и Люсьен соберутся домой. А это может случиться не скоро. Ну зачем, черт побери, он позволил им притащить его на этот дурацкий бал? Надо было остаться дома.
Среди длинной вереницы экипажей Эндрю нашел черно синюю, как ночное небо, карету герцога. Увидев его, лакей опустил подножку. Эндрю устроился на диване и закутался в плед.
Негодование быстро прошло, вытесненное постоянно присутствующим в душе страхом. Раз вырвавшись на поверхность, этот страх не позволял Эндрю забывать о своей ущербности. Вот и сегодня в очередной раз страх напомнил ему о том, что с ним что то не так. И это что то со временем только углубляется.
Окруженный темнотой и тишиной ночи, Эндрю вслушивался в отдаленный смех и звуки музыки и осознавал, насколько проста и безопасна жизнь других людей. От этого он еще острее чувствовал себя изгоем и не мог противиться страху, чья холодная лапа все сильнее сжимала сердце, лишая его самообладания. Вспомнив о том, что произошло на балу, он провел рукой по лицу и обнаружил, что лоб покрыт испариной. «Господи, помоги мне! Я так одинок!»
Эндрю подумал о том, чтобы вернуться в зал, затеряться среди гостей и попытаться погрузиться в царящее там веселье, но тут же одернул себя. Нельзя, ведь многие были свидетелями его странного поступка.
Затем он решил пройтись по улице, гулять до тех пор, пока усталость не прогонит тревогу прочь, однако отбросил эту идею.
В конце концов он вытащил свой блокнот и попытался работой отвлечь себя от мыслей о том, как выглядит сумасшедший дом изнутри. Но это плохо ему удавалось.
Эндрю поежился. Неужели Люсьен отправит его в сумасшедший дом? Неужели он на это способен? Отложив блокнот, Эндрю прижался щекой к холодному окну и устремил невидящий взгляд в ночь.
Джеральд шел по холлу и вдруг увидел, как его сводная сестра вихрем взлетела по лестнице на второй этаж, сопровождаемая своим престарелым псом Пятнистым. Спустя мгновение хлопнула дверь, да так громко, что заглушила звуки кадрили и голоса сотни гостей. У Джеральда тут же возникли наихудшие подозрения.
Как бы подтверждая его опасения, из бального зала вышел сэр Гарольд Бонкли. Лицо его было пунцовым, во взгляде горело негодование.
— Ну? — нетерпеливо спросил Джеральд.
Бонкли схватил с подноса у проходившего мимо официанта фужер и одним махом опустошил его.
— Она отказала мне.
— Черт побери, приятель, я думал, ты скомпрометируешь ее у всех на глазах, чтобы я мог подойти к тебе и потребовать жениться на ней!
— Не всегда получается так, как мы планируем. Джеральд пришел в ярость:
— Мы же договорились, Бонкли! Ты женишься на ней, накладываешь лапу на ее состояние и вытаскиваешь меня из долгов. Что в этом сложного?
— В первую очередь заставить ее сказать «да». Возможно, я бы справился со своей задачей, если бы не вмешался этот ненормальный де Монфор.
— Что значит «вмешался»? В течение последних пятнадцати минут герцог увлеченно обсуждает политические вопросы с Питтом.
— Я говорю не о герцоге, а о его проклятом братце Эндрю. Когда я уже собирался наброситься на нее, он вдруг объявился на лестнице, так что ни о какой компрометации и речи быть не могло! Клянусь, Сомерфилд, имей я при себе оружие, он сильно пожалел бы о том, что вмешался!
— Будь у тебя оружие, ты вообще не успел бы ни о чем пожалеть, — проговорил Джеральд. — Он великолепный фехтовальщик, и я советую тебе, Бонкли, всегда помнить об этом. А теперь прошу простить меня: я должен найти свою сестру и образумить ее.
Сэр Гарольд остался один. Чувствуя себя невинно оскорбленным, он злобно смотрел вслед Джеральду. Когда они затевали эту аферу, он всем раструбил о своей помолвке с наследницей, не сомневаясь, что преуспеет там, где остальные терпели поражение. А теперь, когда девушка отказала ему, они с Сомерфилдом стали всеобщим посмешищем. Его охватила такая ярость, что руки непроизвольно сжались в кулаки. Постояв еще немного, сэр Гарольд вернулся в зал.
Вбежав в свою комнату, Челси упала на кровать и зажала рот рукой, чтобы не закричать. В ней бушевал гнев, хотелось швыряться всем подряд, однако она приказала себе лежать тихо и не вспоминать о домогательствах Бонкли и о том, что она ощутила, когда повернула голову и увидела лорда Эндрю де Монфора.
Господь пришел ей на помощь, но почему Он избрал своим орудием именно лорда Эндрю? Ведь она ненавидит его! Самоуверенный, надменный, невоспитанный. Экспериментирует над животными! Он же сам сказал, что привязывает их к летательному аппарату и насильно вливает в глотки какую то гадость!
На глаза навернулись слезы. Горячие, обжигающие, они стекали по ее щеке, падали на покрывало и сразу впитывались в ткань. В горле образовался тугой комок.
«Почему я плачу? — спросила себя Челси. — Что меня так расстроило?»
«То, что сэр Гарольд Бонкли испортил мне вечер», — захотелось ей ответить, однако она понимала, что это неправда.
«То, что мужчины постоянно пытаются устроить мою жизнь в соответствии со своими желаниями, руководят мной, обращаются со мной как с безмозглой и безвольной дурочкой».
Нет, неправильно.
По полу зацокали когти, и Пятнистый, прыгнув на кропать, устроился рядом с хозяйкой. Челси обняла его и прижала к себе.
«Пятнистый совсем седой, у него болят ноги, за ухом какая то шишка. Я так боюсь, что он умрет!»
Да, вот в чем дело! Именно поэтому она плачет. А вовсе не потому, что никто, как обычно, не воспринял ее призыв помогать несчастным животным. И не потому, что в тот момент, когда лорд Эндрю спас ее от Бонкли, у псе возникло дикое желание броситься к нему в объятия и поцеловать его.
«Это не имеет никакого отношения к лорду Эндрю!»
Челси уткнулась лицом в шею Пятнистого и всхлипнула.
— О, Пятнистый, что во мне не так?
Пес был слишком стар, чтобы облизывать хозяйку. Поэтому он сел, привалившись к ней, и позволил ей ласкать себя.
— Никто не хочет слышать о несчастных таксах, которые в кровь сдирают лапки только для того, чтобы люди могли есть жареное мясо, — грустно проговорила Челси. — Всем плевать, что ломовых лошадей забивают до смерти, что сотни брошенных, никому не нужных собак и кошек голодают на улице только потому, что у них нет дома, а люди продолжают разводить все новые и новые породы. Да, всем плевать. Они согласны пить мое дорогое вино, есть деликатесы, бороться за мою — очень состоятельную! — руку. Ну почему я не родилась мужчиной? Тогда люди воспринимали бы меня всерьез. Ах, если бы у папы был брат или сын — я бы не стала богатой наследницей! — Челси снова уткнулась в шею собаки. — Как жаль, Пятнистый, что на свете нет мужчины, способного полюбить меня такой, какая я есть.
Со страдальческим стоном Пятнистый лег рядом с хозяйкой, и Челси стала гладить его по длинным мягким ушам. Старый любимый Пятнистый! Собаки всегда все понимают. Они спят с хозяином, чтобы ему было тепло и спокойно, и чувствуют, когда надо быть рядом, а когда лучше уйти.
Черт бы побрал этого лорда Эндрю! Завтра она поедет в замок Блэкхит и закончит разговор, который оборвался так резко. Она своими глазами увидит, в каких условиях де Монфор содержит своих собак. Завтра она покончит с этим делом, и жизнь снова вернется в свою колею.
Челси обняла Пятнистого и попыталась забыть о шишке за ухом. «Кажется, она не растет», — сказала она себе. Но в душе не верила этому.

Эндрю заснул и проснулся от доносившегося снаружи голоса Люсьена. Он резко выпрямился и поморгал. В это мгновение дверца открылась, и в карету сели герцог и Нерисса.
— Эндрю, вот ты где! А мы все гадали, куда ты запропастился, — сказал Люсьен, усаживаясь напротив брата и снимая перчатки. — Устал от развлечений? Слишком много для одного вечера?
Нерисса устроилась рядом.
— Зря ты не остался. Когда никто не видел, собака леди Брукхэмптон запрыгнула на столик с напитками и съела все пирожные. Было так весело!
— Да, особенно когда бедное животное срыгнуло все это на ботинок Бонкли, — сухо добавил Люсьен. — И тем самым закончило вечер. — Он постучал по стенке, давая кучеру команду ехать, а затем вопросительно посмотрел на юношу. — А теперь объясни, почему все же ты ушел?
Эндрю уставился в окно.
— Потому, — недовольно бросил он.
Если бы Эндрю не смотрел в окно, он бы заметил, что в глазах брата промелькнуло озабоченное выражение. И увидел бы сострадание в глазах сестры. Однако все его внимание было сосредоточено на высоких елях, между которыми проглядывали звезды.
— Ага, — нарушил напряженную тишину герцог, — очередной приступ, как я понимаю?
Молчание Эндрю послужило красноречивым подтверждением его предположения.
Нерисса и Люсьен переглянулись.
— А мне казалось, что причиной твоего ухода была леди Челсиана, — тихо проговорил герцог.
Эта фраза заставила Эндрю повернуться к своим собеседникам.
— Да. Зачем ты напустил на меня эту воинственную ведьму?
Люсьен изобразил невинность.
— Мой дорогой Эндрю, не имею ни малейшего представления, о чем ты говоришь.
— Имеешь, черт тебя подери! Ты специально сказал ей, что я ставлю эксперименты на животных, и она тут же набросилась на меня, словно львица, и едва не разорвала в клочья!
— А разве это тебя задело?
— Еще как! Она поставила меня в неловкое положение. Люсьен тяжело вздохнул.
— Я то думал, что делаю тебе одолжение.
— Одолжение? Мне?
— Вспомни, Эндрю, сколько раз ты мне говорил, что не хочешь жениться? Что тебя тошнит от докучливых девиц, которые вьются вокруг тебя на всех светских раутах? Что тебе ничего не нужно, кроме твоей науки? Эта девочка, кажется, очень тобой заинтересовалась. Буквально засыпала меня вопросами. Про твои эксперименты я сказал просто для того, чтобы отделаться от нее.
— Что?
Люсьен скрестил руки на груди, всем своим видом показывая, что разговор ему наскучил.
— Тебе следовало бы поблагодарить меня, а не ругать. Ведь в конечном итоге она помогла тебе остаться одному, не так ли?
Эндрю пристально вглядывался в бесстрастное лицо брата. Почему то у него возникло впечатление, будто тот что то задумал.
— Вообще то да, — нахмурившись, ответил он.
— Вот видишь. Я действовал в твоих интересах. — Герцог прикрыл глаза и откинулся на спинку дивана. В карете было темно, поэтому никто не заметил, что он улыбается. — Кроме того, — добавил он, — я сомневаюсь, что ты когда либо снова увидишься с ней.

Глава 4

Его сомнения, естественно, не подтвердились, так как Эндрю увиделся с леди Челсианой Блейк очень скоро — на следующий день.
Он был еще в постели, когда гравий на подъездной аллее захрустел под колесами экипажа. Залаяли собаки. Первой его мыслью было, что Люсьен привез очередного доктора шарлатана. Но, услышав женский голос, Эндрю понял, что прибыл не врач, а леди Челсиана Блейк собственной персоной.
«Уж лучше бы врач, — раздраженно подумал он и, натянув на голову одеяло, попытался заснуть. — Черт, сколько времени? Восемь? Или девять?»
Внизу, в холле, уже звучал голос Люсьена. Обычно герцог спал не более четырех часов, поэтому не было ничего удивительного в том, что он бодрствует. И, естественно, спустя несколько минут Эндрю услышал стук в дверь. Это был Джеймс, его камердинер.
— Милорд? Его сиятельство велел сообщить вам, что к вам приехали. Леди Челсиана Блейк и ее брат, граф Сомерфилд. Вас просят спуститься вниз.
Эндрю, не открывая глаз, перевернулся на другой бок.
— Никуда я не пойду. Передай его чертовому сиятельству, чтобы он сам общался с ее светлостью. Не желаю тратить день на споры с этой вздорной девицей.
— Как пожелаете, милорд.
Эндрю дождался, когда шаги камердинера стихли в конце коридора, потянулся и заснул. Вернее, предпринял попытку.
Он уже погружался в сладкую дрему, когда его разбудил яркий свет. Открыв глаза, он обнаружил, что Люсьен уже раздвинул все шторы, и комната залита солнцем.
— Послушай, Эндрю, это невежливо — заставлять гостей ждать.
— А разве вежливо вытаскивать человека из постели только ради того, чтобы бросить его на растерзание хищникам? — парировал Эндрю и спрятался под подушку, но солнечный свет, казалось, проникал и туда. Отчаявшись, он потер глаза и разлепил веки. — Что, черт побери, она здесь делает?
— Я сам пригласил ее.
— Ты?!
— Ты был так расстроен моим… гм, скажем так: небольшим преувеличением в отношении твоих экспериментов, что я взял на себя труд пригласить ее в Блэкхит, дабы она могла уяснить истинное положение вещей.
— Люсьен, — процедил Эндрю сквозь стиснутые зубы, — я вполне способен справиться с леди Челсианой Блейк без твоей помощи.
— Прошу! Иди справляйся. Они с братом ждут тебя в Золотом кабинете.
— Это Джеральд ждет его в Золотом кабинете, — раздался женский голос. — А я нет.
— Что вы здесь делаете? — закричал Эндрю, резко садясь в постели. Если учесть, что он обычно спал без ночной сорочки, без колпака и вообще без всего, то это было большой ошибкой, так как леди Челсиана за короткое мгновение успела разглядеть и курчавые каштановые волосы на его груди, и широкие плечи, и мускулистые руки, и плоский живот.
— Меня привел сюда слуга! — закричала она в ответ, не в силах оторвать взгляд от его голой груди и краснея.
— Сюда?
— Герцог сказал, что меня проводят в вашу лабораторию!
— Проклятие, Люсьен! — заорал Эндрю. — Что все это значит?
Лицо Люсьена, как всегда, оставалось бесстрастным, а взгляд — бесхитростным.
— Послушай, Эндрю, я все же настаиваю на том, чтобы ты следил за своим языком. Здесь же дама.
— Здесь больше нет дамы! — Челси гордо вскинула подбородок, резко повернулась и уверенным шагом вышла из комнаты.
— Надо бы догнать ее, — задумчиво проговорил Люсьен. — Кажется, она направляется в твою лабораторию. Мне бы не хотелось, чтобы она обнаружила животных, которые участвуют в твоем эксперименте, а?
— Негодяй! — завопил Эндрю, выскочил из кровати, завернулся в одеяло и босиком побежал за гостьей.
Челси была уже на полпути к лаборатории, когда услышала позади себя шлепанье босых ног. Она ускорила шаг, завернула за угол и приготовилась к встрече со своим преследователем. Бушевавший в ней праведный гнев уступил место смущению, стоило ей увидеть полуобнаженного Эндрю.
— Неужели ваши слуги не знают расположения комнат в доме? — набросилась она на него, стараясь скрыть свое замешательство. — Ваш брат приказал слуге проводить меня в лабораторию! А тот привел не в лабораторию, а в вашу… вашу…
— Спальню! — закричал Эндрю.
— Меня никогда так не унижали!
— Что вы смотрите на меня так, будто я насильно затащил вас туда?
— Знай я, что это спальня, а не лаборатория, ноги бы моей там не было!
— А в лаборатории? У вас хватило бы наглости войти сюда без моего разрешения?
— Я получила разрешение от вашего брата!
— Черт бы побрал моего брата! Я не желаю, чтобы кто либо — вы или другая — переступал порог моей лаборатории!
— Значит, у вас есть что прятать? — прищурившись, осведомилась Челси.
Они стояли и сверлили друг друга глазами. Челси дрожала от ярости, а Эндрю гневно сжимал и разжимал кулаки. Наконец Челси оторвала взгляд от лица своего противника, но вместо того, чтобы обратить его на какой нибудь более безопасный предмет, уставилась на мускулистую грудь Эндрю. Затем непроизвольно посмотрела ниже, туда, где под одеялом скрывалось мужское естество. Опомнившись, Челси поспешно подняла глаза к его лицу, к плотно сжатым губам, небритому подбородку и копне всклокоченных каштановых волос, отливавших золотом в солнечном свете.
— О! — выдохнула она, а ее своевольный взгляд упал на босые ноги Эндрю, и Челси обнаружила что его щиколотки и икры являют собой такое же совершенство, как и грудь. — Я ухожу, — объявила она совершенно другим голосом и поспешила в холл.
Эндрю пошел за ней. Его длинная тень скользила впереди Челси, и девушка, как ни старалась, никак не могла выбраться за ее очертания.
— Отлично, — буркнул он.
— Я знала, что мне не следует сюда приезжать!
— Вы абсолютно правы, вам не следовало сюда приезжать, тем более в такую рань.
Челси вдруг резко остановилась и повернулась. Эндрю налетел на нее, она ткнулась носом ему. в грудь и тут же отпихнула его.
— Что значит «в такую рань»? Уже почти полдень. Откуда я могла знать, что вы в это время спите? Следовательно, эксперименты на животных вы ставите при лунном свете, чтобы Господь не видел, какое зло вы творите, так?
— Я ставлю свои порочные эксперименты в течение всего дня, кроме, естественно, того времени, когда меня донимают назойливые посетительницы!
— Значит, я назойливая?
— Вы ведете себя назойливо с той минуты, как мы встретились.
— А вы — надменный анахорет со странностями! Взгляните на себя. — Челси отступила на шаг и окинула Эндрю презрительным взглядом. — Стоите перед дамой в одном одеяле!
Стоило Эндрю услышать слово «странности», как он тут же потерял самообладание.
— А вы бы предпочли, чтобы я остался без одеяла? — прищурившись, сердито осведомился он.
— Я ухожу!
Он стоял и смотрел вслед идущей по коридору Челси. Спина прямая, плечи расправлены, голова гордо поднята. Уложенные в красивую прическу темно рыжие волосы только подчеркивали стройность ее шеи. «Со странностями». Ее слова потрясли его, привели в бешенство. И испугали, так как свидетельствовали о том, что его поведение вызывает у людей недоумение. Ему вдруг захотелось сбросить это чертово одеяло и окликнуть Челси, чтобы шокировать ее по настоящему. Но нет, уже достаточно. А теперь пора насладиться местью и отплатить ей за ее наскоки.
Челси должна была вот вот завернуть за угол. В иной ситуации Эндрю позволил бы ей спокойно добраться до лестницы, однако на этот раз он твердо решил, что последнее слово останется за ним. Дождавшись, когда она приблизится к первой ступеньке, он безоглядно ринулся в бой — в бой, который перевернул всю его жизнь.
— Кстати, леди Челсиана, — насмешливо позвал он. Челси продолжала двигаться вперед. Она держалась прямо, как будто палку проглотила.
— Послушайте, мадам, мне все же хотелось бы показать вам порочные эксперименты!
Это заявление заставило Челси остановиться.
— Кажется, вы не желаете, чтобы в вашу драгоценную лабораторию заглядывали любопытные? — напомнила она.
— Вы забыли «приставучие».
— Просто я не считаю, что мои усилия по спасению несчастных животных — это приставание, хотя и допускаю, что собако ненавистники вроде вас со мной не согласятся!
— Вот и я не согласен! В жизни не встречал более упрямой женщины.
Челси едва удержалась от очередной колкости и отвернулась, чтобы не смотреть на Эндрю. Его полуобнаженное тело действовало на нее странным образом, вызывая в душе непонятное смятение и заставляя сердце биться учащенно. Жаль, что она не может прикрыть свои мысли одеялом. Жаль, что у нее вообще появляются мысли.
— Итак, — продолжал подначивать ее Эндрю, — вы будете осматривать мою лабораторию или нет?
— Нет. То, что я там увижу, только расстроит меня. Хотя я и так огорчена. Я совершила глупость, приехав сюда.
Эндрю упер руки в бока, чтобы придержать одеяло, которое уже съехало на середину бедер.
— Трусиха.
Челси будто кнутом ударили.
— Прошу прощения?
— Вы претендуете на звание защитника животных, а сами бежите, боитесь увидеть нечто, что может испортить вам настроение.
Челси аж затрясло от негодования. Ей захотелось чем нибудь швырнуть в Эндрю. Она устремила на него возмущенный взгляд и вдруг обнаружила, что в его глазах горит насмешливый огонек, а на губах играет усмешка.
— Отлично, — заявила она, складывая руки на груди. — Итак, вы желаете продемонстрировать мне свои эксперименты? Что ж, ведите!

Глава 5

Эндрю подал ей руку. Челси, сохраняя на лице чопорное выражение, милостиво приняла ее. И мысленно взмолилась, чтобы Эндрю оделся, накинул на себя хоть что нибудь. Господи, пусть даже пальто — и этого было бы достаточно!
«Хватит думать о том, что скрывается под одеялом!» Но она не могла. Как не могла избавиться от странных ощущений, столь неожиданно завладевших ее душой.
Они молча шли рядом, и воздух вокруг, казалось, уплотнился от напряжения. Челси, к собственному изумлению, обнаружила, что ей приятно идти с мужчиной, рядом с которым она чувствует себя маленькой и такой… Что ж, скажем прямо — нескладехой.
«Интересно, — она покосилась на одеяло, еле державшееся на бедрах, — он и там являет собой такое же совершенство?»
Челси мгновенно зарделась, сообразив, что ее тело откликается на близость этого красивого, стройного и мускулистого мужчины. Открытие ее совсем не обрадовало.
— Сомневаюсь, что это хорошая идея, — нарушила она тягостное молчание.
— Напротив, это гениальная идея.
— Вы почти голый, в одном одеяле, я — без горничной, и при этом вы куда то ведете меня — одному Богу известно куда! Не вижу ничего гениального.
— Идея гениальна, так как она не вписывается в план Люсьена.
— А при чем тут Люсьен?
Эндрю открыл дверь, ведущую в то крыло, где находилась лаборатория.
— Послушайте, мадам, вы действительно верите в то, что слуга, который привел вас в мою спальню, сделал это случайно?
— Возможно, он заблудился, пытаясь разыскать вашу лабораторию.
— Чушь. Он служит у нас более двадцати лет, а до этого у нас служил его отец. Он отлично знал, куда вас вести. Готов спорить на все, что у меня есть, что он просто выполнял приказ. Приказ Люсьена. Ведь это братец пригласил вас сюда, не так ли?
— Нет, я сама решила приехать. Я хотела своими глазами увидеть, какие ужасы творятся в вашей лаборатории.
Губы Эндрю растянулись в недоброй улыбке.
— Понимаю.
— Я рада, что вы понимаете, так как очень смущена тем, что произошло. Почему вы сказали, что меня пригласил ваш брат? И почему он приказал слуге отвести меня в ваши апартаменты, хотя знал, что вы еще не готовы принимать гостей?
— Потому что он чудовище, которое любит создавать неприятности, и получает удовольствие, когда ставит меня в неловкое положение. — Эндрю распахнул дубовую дверь. — Мы пришли. Смотрите не впутайтесь во что нибудь.
Челси поспешно отстранилась от Эндрю и огляделась. Они находились в просторной комнате с книжными полками до потолка, широкими окнами и отполированным до блеска тиковым паркетом. В центре ее стоял огромный стол, на котором теснились бутылки и банки вперемежку с бумагами, книгами и огарками свечей. Поверх всего этого беспорядка валялся халат. Возле грифельной доски, на которой были написаны какие то математические или химические — Челси не знала — формулы, стоял высокий табурет. В комнате пахло свежей краской и мастикой для паркета, однако девушка ощутила слабый запах серы, уксуса и чего то еще, что недавно жгли на спиртовке. Вот и все. И никаких животных.
Ни клеток, ни цепей, ни жалких трупиков.
— Как же так? — Челси беспомощно взглянула на Эндрю. — А где же животные, с которыми вы экспериментируете?
— Я не экспериментирую с животными.
— Но на балу вы сказали…
— Нет, это сказал не я, а мой брат. И когда вы прилюдно набросились на меня, я так разозлился, что решил вас не разубеждать. Однако припомните, я ведь и не подтверждал ваши вздорные предположения, верно?
Челси с открытым ртом молча смотрела на него. Наконец она пришла в себя и отвела глаза.
— О, — тихо произнесла она, — о, простите меня.
— Я редко бываю на людях, мадам, но когда все же выезжаю в свет, то предпочитаю не усугублять ситуацию: вы же знаете, какая у меня репутация, — зачем же ее ухудшать?
— Я не знала, что у вас такая плохая репутация, — призналась Челси, стараясь не встречаться с ним взглядом.
— Вы же сами назвали меня человеком со странностями, разве не так?
Она внезапно почувствовала себя маленькой.
— Гм? Да, назвала. И сейчас об этом сожалею. Я вас обидела, но ведь не вы один были злы.
Эндрю повернулся к ней спиной и отошел на несколько шагов. Казалось, ему трудно принять ее извинения.
— Я повторяю: я очень об этом сожалею, — сказала Челси.
Никакой реакции.
Впервые в жизни она оказалась в столь затруднительном положении. Только потому, что она сделала неверные выводы и публично унизила его, он вынужден был уехать с бала. Теперь у людей уж точно сложилось о нем неправильное впечатление, и только потому, что она, ослепленная любовью к собакам, дала волю своему темпераменту. Как всегда.
Челси в сердцах сжала вышитый кошелек, висевший на поясе. Если кто и заслуживает ее гнева, так это герцог. Именно он вынудил ее и Эндрю сыграть главные роли в этом жестоком спектакле. Именно ему нужно предъявлять претензии, и сейчас она этим займется!
Девушка решительно вздернула подбородок, стараясь сохранить остатки достоинства, и собралась уйти. Вдруг она услышала стук коготков по паркету в коридоре, и через минуту в комнату, виляя хвостом, вбежал длинноногий бело рыжий сеттер и ринулся к лорду Эндрю. Тот принялся гладить собаку по голове. Челси наблюдала, как его длинные пальцы перебирают мягкую шерсть.
— Раз собака любит вас, значит, мне не о чем беспокоиться, — с наигранной веселостью сказала она, чтобы нарушить напряженное молчание.
Лорд Эндрю не посчитал нужным повернуться к ней.
— Это Эсмеральда, — холодно бросил он.
— Красивое имя, — промямлила Челси.
— Брат подарил мне ее на день рождения три года назад. Думал, что я научу ее охотиться на птиц, но я не люблю стрелять.
— О… — Челси нервно рассмеялась, чувствуя себя ужасно неловко, — а я думала, что всем мужчинам нравится убивать.
— Да, я другой. Вернее, как вы правильно заметили, мадам, я со странностями.
Челси казалось, что его мрачный взгляд прожигает ее насквозь. Она покраснела и сосредоточила свое внимание на Эсмеральде, которая стояла, привалившись к ноге лорда Эндрю и с благоговением смотрела на хозяина. Челси снова, как тогда, на балу, почувствовала себя лишней. И еще у нее возникло ощущение, будто ее сурово наказали. Она уже жалела о том, что сразу не ушла из лаборатории. Резкость лорда Эндрю только усугубляла ситуацию. Неужели он не способен прощать? Господи, с Тонтоном и даже с Бонкли значительно проще! Она хотя бы знает, как ими управлять.
— Думаю, мне лучше уйти, — сказала Челси.
— Зачем? Вы ведь хотели увидеть мою лабораторию.
— Да, но я не желаю докучать вам своим присутствием. — Челси пыталась произнести это с насмешкой, однако у нее плохо получалось.
— Неужели?
Челси набрала в грудь побольше воздуха, намереваясь досчитать до десяти. Или до двадцати, если понадобится.
— Лорд Эндрю?
— Ладно, уходите, — перебил он ее, нетерпеливым жестом указывая на дверь. — Я вообще вас сюда не звал. Я всегда был против того, чтобы женщины переступали порог моей лаборатории, потому что им сразу же становится неинтересно. И вам, я уверен, тоже. Поэтому идите, пока ваш взгляд не остекленел от скуки.
— Мне не скучно, просто я в затруднительном положении. Ваши манеры не способствуют тому, чтобы человек чувствовал себя желанным гостем.
Эндрю саркастически улыбнулся:
— Тысяча извинений. Просто мои манеры свидетельствуют о моей искренности.
Челси посмотрела на него и увидела в его глазах то, что он отчаянно пытался скрыть. Прежде чем он успел отвести взгляд, она все поняла.
Он ошибается. Не манеры свидетельствуют о его искренности, а глаза, в которых одновременно отражаются и упрямство, и страх, и надежда. Они выдают все его тайные мысли. Он не хочет, чтобы она уходила. Но он, конечно, не скажет об этом вслух.
— Я принимаю ваши извинения. — Челси глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, и позволила себе робко улыбнуться. — А теперь давайте перестанем пререкаться, хорошо? Я хочу взглянуть на вашу лабораторию. Обещаю, что мне не будет скучно.
— Женщины никогда не держат слово.
— К тому же я впервые в жизни беседую с ученым, — закончила Челси, проигнорировав его замечание. — Это вы пишете формулы на грифельной доске?
— Да, — ответил Эндрю. Его взгляд будто говорил: «А кто еще, черт побери, мог их написать?»
— И вы сконструировали и собрали ту сложную машину на полу?
— Да.
— Ваши книги? Кажется, это научные труды по математике и алхимии? Вы все в них понимаете?
Эндрю снова посмотрел на нее с удивлением.
— Я сам написал некоторые из них, — буркнул он, взял одну книгу и протянул ее Челси. Затем он принялся что то искать среди кипы бумаг. — Это тезисы моей докторской.
— О чем она?
— А по виду вы не можете определить?
— По виду она написана на латыни, — ответила Челси, под бодрой улыбкой пряча свою обиду на его грубость и сарказм.
— Да любой сразу поймет, что это монография о компонентах воздуха.
— Любой, но только мужчина и при этом очень образованный.
— Что вы имеете в виду?
— То, что я сказала. Мужчины считают нас глупыми, безмозглыми созданиями. Но мужчины учатся в Итоне, Кембридже и Оксфорде. Именно вы путешествуете по Франции, Италии, Швейцарии и другим странам для завершения образования. Вы обсуждаете политику во всех лондонских кофейнях, частных клубах, в гостиных за рюмкой бренди после того, как отошлете женщин прочь, полагая, что подобные разговоры перегружают наш слабый мозг. Как вы можете ожидать, что мы узнаем латынь и поймем основные тезисы научной монографии, если наше образование включает лишь умение правильно обмахиваться веером, заботиться о детях и шить?
Эндрю внимательно смотрел на Челси, но по его взгляду ничего нельзя было понять, и это ее нервировало.
— Не разглядывайте меня, как жука под микроскопом, — попросила она.
Эндрю отвернулся и прошелся по просторной комнате.
— Я согласен, что у мужчин есть преимущество, — проговорил он, — но большинство из тех, кто попадает в университет, вместо учебы тратят время на пьянство, азартные игры и шлюх. «««
— А вы?
— Я — нет.
— А хотели бы?
— Нет.
— Почему?
— Потому что обнаружил, что исследования и лекции интересуют меня гораздо больше, чем юные красавицы, которыми увлекаются большинство студентов старших курсов. — Эндрю обошел стол. Эсмеральда неотрывно следовала за ним. — Кроме того, я младший сын и вряд ли когда либо унаследую герцогский титул, а на жизнь зарабатывать надо. Было бы глупо упустить шанс получить хорошее образование.
«Ну что же, — подумала Челси, — мне хотя бы удалось разговорить его и заставить вести себя цивилизованно, а не отделываться короткими фразами и бросать на меня нетерпеливые взгляды».
— Надеюсь, когда нибудь мое открытие или изобретение сделает меня знаменитым, — продолжал Эндрю. — Хотелось бы, чтобы мой труд принес пользу миру и изменил его в лучшую сторону до того, как мой мозг… — Он внезапно запнулся и густо покраснел. — До того, как я покину грешную землю. Только полный глупец будет зря растрачивать свое время в университете. А я, мадам, кто угодно, только не глупец.
Эндрю встал на колени и принялся рыться в бумагах на полу, отбрасывая их в сторону.
— Ага. Вот они. — Он вытащил из стопки несколько больших помятых листов веленевой бумаги и положил на стол.
Челси подошла поближе и увидела, что это чертежи.
— Что это?
— Моя идея по усовершенствованию дилижансов.
— Понимаю.
Эндрю недоверчиво прищурился:
— Понимаете?
— Естественно, нет. Почему бы вам не объяснить?
Он пристально вглядывался в девушку, пытаясь определить, не насмехается ли она над ним. Наконец, видимо, придя к какому то выводу, он разгладил листы ладонью.
— Я всегда переживал за тех людей, кому приходится путешествовать на крыше дилижанса, так как внутри не хватает места. Вы задумывались об этом?
— Да. Их поливает дождь, кидает во все стороны, подбрасывает на каждой кочке.
— Абсолютно верно. — Эндрю поближе подвинулся к Челси, и его обнаженное плечо оказалось всего в дюйме от ее лица. — Как видите, у этого дилижанса, — рассказывал он, водя пальцем по чертежу, — есть откидные лесенки, ведущие на крышу, где имеется второй ярус сидений. У моего дилижанса вместо одного внутреннего отделения два, одно над другим. Это позволяет не только перевозить больше пассажиров за один раз, но и уменьшить количество несчастных случаев, увечий и смертей.
Челси несколько минут рассматривала чертежи, а потом перевела восхищенный взгляд на изобретателя.
— Вы действительно очень умны.
— Нет, просто непреклонен в стремлении идти вперед, — возразил он, однако Челси заметила, что на его щеках появился румянец, а взгляд потеплел.
«Лучше не смущать его», — подумала она и указала на другой лист, выглядывавший из под чертежа дилижанса.
— А это что?
— Моя идея системы пожаротушения, — ответил Эндрю. — Она произведет революцию в области предупреждения пожаров в больших зданиях типа этого. — Он наклонился ниже, и длинные волосы скрыли его лицо от Челси. — Вот насос, который будет качать воду и наполнять эту бочку. Под действием силы тяжести она поступит в трубы, закрепленные на потолке. При первых признаках возгорания нужно всего лишь дернуть за этот рычаг, и на огонь обрушится настоящий водопад. Не пострадают ни дом, ни его обитатели. А это… — продолжил он, доставая новый чертеж.
— Лорд Эндрю. — Эндрю резко выпрямился и недовольно посмотрел на Челси, которая уже успела поднять чертеж дилижанса с пола и сейчас с интересом его рассматривала. — У вас есть действующие модели ваших изобретений? Я бы с удовольствием взглянула на них.
— Только дилижанса, но она в конюшне. Уверяю вас, строить модель, которая потом оказывается никому не нужна, не так приятно, как изобретать ее.
— Но вы же изобрели летательный аппарат! Я помню, как вы в прошлом году запустили его с крыши замка. Настоящая сенсация! Весь Лондон только об этом и говорил. Даже король сказал, что никогда не видел столь эффектного зрелища.
Челси поняла, что совершила ошибку. Эндрю мгновенно помрачнел, на его лице отразились раздражение и испуг, он стал лихорадочно рыться в стопке чертежей.
— Мой проект с летательным аппаратом потерпел полный крах.
— Но все отчеты утверждали, что именно он спас жизнь вам и вашему брату Чарльзу.
— Он не выполнил того, для чего был создан.
— Значит, вы построите новый?
— Нет. У меня есть другие идеи, более полезные для общества.
— Лорд Эндрю?
Молодой человек откинул со лба длинную прядь волос и мрачно взглянул на Челси.
— Да?
— Почему герцог сказал, что вы ставите эксперименты на животных?
— Я же объяснил: чтобы позлить меня.
— И все же я не понимаю… — Челси посмотрела на Эсмеральду, которая лежала на полу, прижавшись к голым ногам хозяина. — Он сказал, что с вашими собаками произошла трагедия и они не в себе.
— Не в себе? — Эндрю на мгновение задумался, затем его губы растянулись в улыбке. Эта улыбка — мальчишеская, задорная — потрясла ее до глубины души. — А, это…
— Это?
Почему то Эндрю внезапно заинтересовался чертежами. Челси обратила внимание, что он избегает ее взгляда.
— В тот день я случайно совершил одно открытие. Я готовил раствор, но в мыслях был где то далеко и не следил за своими действиями. Не помню уже, что я смешал. Мы с Люсьеном поругались, Эсмеральда и Порк занервничали, проклятый раствор вылился на пол, и собаки бросились его слизывать.
— О Господи!
— Да, я тоже так отреагировал. Я пытался оттащить их, но не успел. А через несколько минут они…
— Что?
К изумлению Челси, лорд Эндрю покраснел, как рак.
— Они попытались… попытались сделать щенков.
— Щенков? У суки была течка?
При этих словах Эндрю из красного стал пунцовым.
— Нет, не было.
— И все же они?.. — Челси сделала странное движение руками.
— Да.
— Боже мой, лорд Эндрю, вы открыли возбуждающее средство! А вы испытывали его на ком то другом, кроме собак?
Эндрю ошеломленно уставился на нее:
— Черт побери, вы серьезно? Что я, по вашему, чудовище?
— Ну, мне просто стало любопытно. Подобное открытие, знаете ли, действительно очень полезно. Только представьте, сколь широка область его применения!
— Я бы предпочел, чтобы с таким восторгом встретили мой дилижанс или систему пожаротушения, — мрачно проговорил Эндрю.
— Простите. Я не хотела вас обидеть.
— То открытие было случайным. Я бы не смог воспроизвести его, даже если бы хотел, следовательно, оно никому не принесет пользы.
— Можно на него взглянуть?
— Оно заперто в сейфе у Люсьена.
— Все?
— Большая часть.
— А вы не могли бы продать мне немного?
На лице Эндрю снова отразилось изумление.
— Для чего?
Теперь настала очередь Челси зардеться.
— Видите ли, у меня есть отличный жеребец, но он не интересуется кобылами. Он очень красивый, у него великолепный костяк, длинная шея. Он чрезвычайно умен. Я бы хотела сделать из него племенного жеребца, чтобы он передал эти качества своему потомству, однако он не хочет крыть кобыл. Вот я и подумала, что несколько капель вашего возбуждающего средства помогли бы мне.
— И вы еще смеете обвинять меня в том, что я произвожу эксперименты на животных? — воскликнул Эндрю, с недоверием глядя на нее.
Челси вспыхнула:
— Я бы никогда не дала жеребцу то, что может причинить вред!
— Никогда?
— Никогда! И чтобы доказать это, я предлагаю вам испытать ваше так называемое возбуждающее средство на мне! Полагаю, в нем нет ничего, что вызвало бы опасную реакцию! Что же.до собак, то в тот день у них просто было игривое настроение, вот и все!
— Итак, вы хотите испробовать мое возбуждающее средство на себе?
— Да, я хочу доказать вам, что даю своим животным только то, что выпила бы или приняла сама!
Эндрю минуту смотрел на Челси, обдумывая ее предложение.
— Нет.
— И вы еще смеете обвинять меня в трусости?!
— Мне даже страшно думать о последствиях подобной авантюры.
— Вы боитесь, что я наброшусь на вас? — Челси рассмеялась, уверенная, что такого быть просто не может. — Послушайте, мы с вами едва знакомы, поэтому вам не грозит, что я кинусь в ваши объятия.
Эндрю продолжал сомневаться — Челси видела это по его лицу.
— Милорд, я заплачу вам целое состояние за несколько капель. И в благодарность подарю жеребенка Шейха.
— Значит, вы не шутите?
— Естественно, не шучу. Эндрю пожал плечами.
— Отлично, — сказал он, подходя к застекленному шкафу и вставляя ключ в замок. — Только потом не говорите, что я не предупреждал вас.

Глава 6

Эндрю открыл дверцу и взял бесценный флакон. Зная свою достойную сожаления способность все путать, он отдал большую часть препарата Люсьену, а у себя оставил несколько унций, намереваясь использовать их для дальнейших исследований. Поэтому он вовсе не хотел отдавать оставшееся вещество гостье, несмотря на то что она оказалась единственной, кроме его сестры, женщиной, проявившей интерес к его работе. Осмотр лаборатории не вызвал у нее зевоты, а кроме того, ее присутствие в лаборатории было ему приятно.
Нет, Эндрю не желал отдавать ей заветный флакон. Но с другой стороны, сказал он себе, испытание на людях — это следующий этап его работы, не так ли? В нем проснулось любопытство ученого.
Его будущая подопытная терпеливо ждала. Кажется, она не испытывала ни малейшего беспокойства. Голова гордо вскинута, глаза вызывающе светятся. Она наверняка преисполнена решимости доказать ему, что он ошибается. И она, без сомнения, абсолютно не верит в то, что он рассказал про свое возбуждающее средство. Вполне вероятно, что вскоре они оба пожалеют об этом.
Эндрю вдруг вспомнил, что на нем лишь одеяло, и на мгновение испугался. Хотя не исключено, тут же возразил он себе, что произошедшее с собаками — чистая случайность. Вероятно, за прошедшие дни раствор отстоялся и перестал действовать. Тогда леди Челсиана Блейк выпьет препарат, и с ней ничего не случится.
Эндрю налил в стакан немного воды, добавил несколько капель своего драгоценного препарата и подал его девушке.
Челси пристально посмотрела на Эндрю. Она пыталась скрыть свои эмоции под напускной бравадой, и все же он успел заметить в ее глазах нерешительность или, скорее, обеспокоенность. Однако ничто уже не могло остановить ее. Отсалютовав ему стаканом, она поднесла его к губам и в несколько глотков выпила содержимое.
— Вот, — объявила Челси, торжественно возвращая ему стакан. — Я выпила его, и со мной все в порядке.
— Рад слышать это.
— Я не чувствую желания сорвать с вас одеяло. Я не чувствую желания наброситься на вас. Я чувствую…
Она замолчала, заморгала, потом поднесла руку к шее. К белоснежной, изящной, очень женственной шее. Затем расширившимися от удивления глазами посмотрела на Эндрю. Вдруг ее рука медленно заскользила вниз вдоль шеи, вдоль упругой груди.
— …себя странно, — заговорила она.
Эндрю понял: она не замечает, что делает ее рука.
Зато сам он замечал все. Он наблюдал, как ее пальцы движутся вокруг соска, который уже успел набухнуть и теперь — о Боже! — четко выделялся на фоне зеленого шелка. Эндрю судорожно сглотнул, но так и не смог оторвать взгляд от медленных, чарующих движений руки. Это зрелище настолько поглотило его, что он затаил дыхание.
Губы Челси приоткрылись, кожа порозовела. Она томно взглянула на Эндрю из под полуопущенных век. От волнения у него пересохло в горле. Околдованный, он следил за ее язычком, который неторопливо облизывал губы, оставляя за собой влажный след. Пальцы оставили сосок и уцепились за корсаж, перебрались на край сорочки, видневшейся в вырезе корсажа, и потянули ее вниз.
— Ч что вы смешали? — выдохнула Челси.
— Я же сказал вам: не помню.
— Гм… Хотя какая разница, из чего препарат? Главное, что я чувствую.
— И что же вы чувствуете? — спросил Эндрю, пытаясь вспомнить, почему он дал ей выпить препарат, и заставляя себя воспринимать ситуацию с беспристрастностью ученого, хотя его тело, охочее до плотских наслаждений, уже давно отказалось от этой идеи.
— Я чувствую… дрожь.
— Дрожь?
— Тепло… — Челси зарделась, — не знаю, как описать. У меня странные ощущения между бедер.
Эндрю опять сглотнул.
— Понимаю.
— Там тепло и влажно. — Она дотронулась пальцами до набухшего соска. — И здесь тоже тепло.
Эндрю охватило возбуждение. Его пульс участился, в голове застучало, перед глазами поплыл туман.
— Думаю… гм… будет лучше, если я провожу вас к вашему брату.
— Но я не хочу возвращаться к брату, — возразила Челси, ловким движением вынимая шпильки из прически. Ее волосы рассыпались сияющей массой по плечам и закрыли грудь. Девушка тряхнула головой, чтобы отбросить их, улыбнулась Эндрю и устремила на него призывный взгляд. — Я хочу вас.
— Леди Челсиана, вы не в себе, вы не отдаете себе отчета в том, что говорите и делаете.
— Напротив, отдаю. — Челси придвинулась к Эндрю. Ее тело, прежде напряженное, стало гибким и изящным, как у кошки, а движения томными. — Я отдаю себе полный отчет в том, что делаю. — Приблизившись к Эндрю вплотную, она схватила его руку и прижала ее к своей груди. Он ладонью почувствовал, как затвердел ее сосок. — Вот теперь здесь, — она указала на Грудь, — мне гораздо лучше. Ваша задача сделать так, чтобы мне во всем теле было хорошо. — Она задорно рассмеялась. — Давайте, дотроньтесь до меня, чтобы везде появились такие странные ощущения.
— Господи, помоги!
— Вам нужна помощь Господа? — Голос Челси звучал глухо, хрипло и одновременно обольстительно. — Но зачем, ведь это не вам тепло, не вас охватывает дрожь, не вас бросает в жар, не вы…
Челси никак не могла подобрать нужное слово, но этого и не требовалось, так как движения говорили лучше всяких слов: ее рука бесстыдно и в то же время чувственно нырнула за вырез корсажа и освободила грудь из шелкового плена. Сосок — ярко розовый, как отделка платья, и твердый, как орешек, — был огромным. Эндрю восторженно уставился на него и застонал, когда Челси принялась теребить сосок пальцами. Затем она приподняла грудь на ладони, как бы предлагая ее Эндрю.
— Взгляни на него, — страстно прошептала она. Эндрю взглянул. Он не мог не смотреть. Но если бы он еще смог подавить желание прикоснуться! — Эндрю, почему сосок так встал?
— Потому, что ему хочется… ему нужно…
— Что ему нужно?
— Ничего.
— Так что же?
Эндрю стоял будто громом пораженный и говорил себе, что надо бежать, пока не поздно. Он уже был готов оттолкнуть Челси от себя — нет, он уже был готов приказать себе оттолкнуть ее, а она прижималась к нему всем телом, заглядывала в глаза, терлась обнаженной грудью о его грудь.
Эсмеральда вдруг что то вспомнила, встала с пола и, открыв носом дверь, вышла в коридор, оставив дверь приоткрытой. «О Господи!»
А тем временем Челсиана сбросила туфельку и обвила ногой голые лодыжки Эндрю. Прикосновение ее тела, тепло ее кожи усилили его возбуждение, и он испугался, что его восставшая плоть прожжет дырку в одеяле.
Эндрю бросил панический взгляд на дверь.
— Леди Челсиана?
— Да ладно, Эндрю. Разве тебе не приятно?
— Дверь открыта!
— Никто не войдет. К тому же разве тебе не нравится ощущение опасности?
Челси все сильнее вжималась в него бедрами и гладила его грудь. Сначала она поводила пальцем вокруг сосков, а потом стала медленно двигать руку вдоль узкой полоски полос, спускавшейся под одеяло…
— Мадам, прошу вас, держите себя в руках!
— Зачем? Я мечтала о том, чтобы прикоснуться к тебе, с того момента, как увидела тебя в постели. Знаешь, у тебя великолепная фигура. Такие сильные руки. Рельефные мышцы! Я счастлива, что на тебе ничего нет.
— Немедленно прекратите!
— Что прекратить? Эндрю, давай избавимся от одеяла. Сними его и предстань передо мной во всем своем великолепии, чтобы я могла увидеть, почувствовать…
— Нет, это плохая идея, — возразил Эндрю и в следующую секунду едва не задохнулся, потому что Челси провела рукой по выпуклости на одеяле, за которое он цеплялся, Как за щит.
Продолжая водить рукой по выпуклости, Челси подняла глаза на Эндрю и дразняще улыбнулась. Ее взгляд таил в себе странную смесь девственной невинности и истинно женской прозорливости.
— Вовсе нет, это отличная идея. Ведь тебе нечего скрывать, правда?
Она решительно взялась за край одеяла, но Эндрю из последних сил удерживал его на бедрах. Видя тщетность своих попыток, Челси усмехнулась и снова принялась тереться своей грудью о его грудь.
— И ты еще смеешь обвинять меня в трусости, — прошептала она.
Эндрю застонал. Он уже не контролировал себя и свое тело. Когда Челси начала целовать его, лукаво поглядывая снизу вверх, он почувствовал, как слабеют руки, удерживающие одеяло, и собрал волю в кулак.
«На помощь!» — мысленно завопил он, понимая, что в нем уже не осталось ничего от бесстрастного ученого, и сделал шаг назад, надеясь, что ему удастся избежать непоправимого, и одновременно зная, что этого непоправимого ему избегать совсем не хочется. А хочется ему…
Эндрю попятился, однако Челси двигалась вместе с ним. Внезапно он уперся в стол, а рука Челси тем временем гладила его живот и дразнила, дразнила, скользя от одного бедра к другому и задевая его плоть, предательски выпиравшую под одеялом.
— О! — воскликнула Челси. — Как интересно!
— Мадам, прошу вас, держите себя в руках. Уверяю, вы пожалеете. Это…
Она сжала выпуклость на одеяле.
— Это?
Челси сильнее сжала его плоть, и Эндрю понял, что сейчас сдастся.
— Замечательно! — закончила за него девушка. Эндрю почувствовал, что у него подгибаются колени, и оперся свободной рукой о стол.
— Вы со мной не согласны?
— Согласен? В чем? — выдавил он из себя.
— Что это замечательно.
— Господи, помоги мне!
— Эндрю, давай избавимся от одеяла.
— Нет, мадам, вы пожалеете об этом. Мы оба пожалеем.
Вместо ответа Челси принялась водить рукой вверх и вниз по самому опасному месту, и молодой человек почувствовал, что вот вот взорвется. Ему хотелось, чтобы она сорвала с него одеяло, и в то же время он боялся, что она так и сделает. Он закрыл глаза и изо всех сил вцепился в край стола. Челси наклонила голову, и ее волосы защекотали ему грудь. Его охватила сладостная дрожь, и он понял, что пропал. Когда Челси разжала его пальцы и медленно стянула одеяло, он уже не сопротивлялся. Он плыл по бескрайнему морю наслаждения.
Челси обхватила его плоть. У Эндрю подогнулись колени, и он сполз на пол, потянув ее за собой.
— К черту!
Они упали на чертежи. Последние проблески здравого смысла, остатки воли побудили его предпринять еще одну попытку избежать непоправимого: Эндрю ухватился за ножку стула и начал отползать на безопасное расстояние, но у него ничего не получились, и он, оставив в покое стул, отдался во власть страсти. Он уже ни о чем не думал и ощущал только прикосновение ее нежных пальчиков. Когда у него не стало сил терпеть эту сладкую муку, он взял девушку за талию, приподнял и усадил на себя. Челси поспешно задрала мешавшие ей юбки, и он сунул руку ей между ног. «О Господи, она была права. Там тепло и влажно. О, как же влажно!»
Застонав, Челси склонилась к его лицу, и он щекой ощутил ее горячее дыхание.
— Да, да, как хорошо, — выдохнула она, осыпая его поцелуями.
Эндрю поймал ее рот и впился в губы, наслаждаясь их девственной свежестью. Челси взяла в руку его плоть. Ее движения были уверенными и в то же время нежными. Когда она принялась гладить пальцами самые чувствительные места, Эндрю закусил губу, чтобы не закричать. Его глаза широко распахнулись, и он снова схватился за ножку стула.
Задев стол, стул с оглушающим грохотом упал на пол. За стулом последовали какие то пузырьки и наполовину полная чашка с чаем.
— Проклятие! — выругался он. — Чтоб им провалиться!
Надежды Эндрю на то, что это хоть немного отвлечет его, не оправдались, так как Челси начала издавать всхлипывающие звуки, свидетельствовавшие о том, что она не может больше бороться с желанием. Эндрю будто обезумел: он резко вошел в нее и ритмично задвигался.
— О! — закричала Челси. — Вот этого я и хотела! О, пожалуйста… — Она в бешеном темпе двигала бедрами. — О, пожалуйста, Эндрю, быстрее!
Она припала к его губам, и ее волосы, разметавшись, отгородили их от окружающего мира.
— Быстрее!
Эндрю ощутил, как сжимаются у нее внутри мышцы, сильнее и сильнее охватывая его тело.
— Боже! — выкрикнул он и рухнул в бездну.
Челси закричала почти одновременно с ним и, обретя свободу, в изнеможении упала на него. По ее щекам текли счастливые слезы. Они лежали, обнявшись и тяжело дыша.
Вдруг дверь распахнулась с такой силой, что ударилась о косяк. А затем наступила тишина. Страшная тишина.
Спустя мгновение ее нарушил спокойный и ровный голос:
— Вот так дела. Действительно, Эндрю, ты ставишь очень интересные эксперименты.
Эндрю, еще не пришедший в себя, поднял голову. В дверях стоял герцог Блэкхит. Позади него — слуги с выпученными от изумления глазами. А рядом — Господи, спаси и сохрани! — брат Челси, граф Сомерфилд.
— Проклятие! — только и смог вымолвить Эндрю и, закрыв глаза рукой, уронил голову на пол.

Глава 7

— Ну ты и ублюдок! — взревел Джеральд, выхватывая шпагу. — Я прикончу тебя!
Люсьен с невозмутимым видом придержал графа за локоть.
— Послушайте, Сомерфилд, если у вас есть желание убить его, то делайте это не здесь. Видите ли, пятна крови очень тяжело выводятся с паркета. — Он перевел взгляд на застигнутую врасплох пару. Эндрю распластался на полу, а на нем, в пене юбок, с расстегнутым корсажем, лежала Челси. — Кроме того, я уверен, что у моего брата есть вполне разумное объяснение. — Он снисходительно улыбнулся. — Правда, Эндрю?
— Правда, черт побери! — процедил тот, отводя в сторону влажные волосы Челси и сердито глядя на незваных гостей.
— Я хотел бы его выслушать, — мягко попросил Люсьен.
— Она выпила ту проклятую смесь!
— Какую смесь? — грозно осведомился Сомерфилд. Люсьен поднял с пола одеяло и накрыл Эндрю и Челси.
— Мой брат создал возбуждающее средство, — пояснил герцог с таким видом, будто подобные открытия — обычное явление среди английских изобретателей. Он сложил руки на груди и с едва заметной усмешкой посмотрел на брата. — Знаешь, Эндрю, ты разочаровал меня. Я то думал, что у тебя хватит ума не испытывать столь опасный препарат на красивой молодой даме.
— Я не испытывал его. Она сама этого захотела! Люсьен пожал плечами:
— Тогда я считаю, что у тебя должно было хватить ума отказать ей.
— Что значит «она захотела испытать его»? — возмущенно спросил Сомерфилд. — Как вы смеете обвинять мою невинную сестру в такой мерзости?
Эндрю, не дрогнув, выдержал его гневный взгляд.
— Осмелюсь заметить, ваша сестра больше не невинная. Кстати, в связи со случившимся у меня возникает вопрос, а была ли она девственницей?
Сомерфилд побагровел. В этот момент Челси очнулась и подняла голову. Опираясь на одну руку, она заморгала и огляделась по сторонам. Смущение, отразившееся на ее лице, уступило место ужасу.
— Боже мой! Что произошло?
— Вы изнасиловали меня, — мрачно проговорил Эндрю.
— Что я сделала?
— Я же сказал: изнасиловали!
— Де Монфор, вы умрете за такие слова! — Выставив перед собой шпагу, Сомерфилд ринулся на Эндрю.
Герцог со вздохом снова придержал его за локоть:
— Учитывая обстоятельства, я думаю, нам с вами, Сомерфилд, стоит перебраться в библиотеку, чтобы вы успокоились. А наши любовники пусть пока приходят в себя. Эндрю, жду вас с леди Челсианой внизу через четверть часа. Уверен, нам удастся найти разумное решение, которое удовлетворит все стороны.
— Одна сторона уже точно удовлетворена! — вскричал Сомерфилд, многозначительно глядя на Эндрю.
— Вот как? Ну уж только не я, можете мне поверить!
Граф снова обнажил шпагу. Люсьен опять схватил его за руку, однако на этот раз в его глазах уже не было лукавого блеска.
— Послушайте, Сомерфилд, вы начинаете утомлять меня. Будет гораздо больше пользы, если вы проявите самообладание. Пойдемте. Коньяк успокоит вас и позволит взглянуть на случившееся по другому.
Герцог, вытолкав из комнаты разъяренного графа, на пороге обернулся, и Эндрю увидел, как на его лице промелькнула удовлетворенная усмешка.
— Ублюдок, — тихо пробормотал он, уверенный, что за всей этой чертовщиной стоит Люсьен.
«Разумное решение», которое предложил герцог Блэкхит, когда Эндрю и смущенная и страшно злая Челси спустились в библиотеку, заключалось в немедленной женитьбе.
Люсьен задумчиво смотрел на несчастную пару.
— Если не брать в расчет обстоятельства, послужившие причиной случившегося, то можно смело утверждать, что ты, Эндрю, сломал девушке жизнь, — сказал он, наливая полный бокал коньяка и протягивая его брату. Эндрю отказался от коньяка и отвернулся к окну. Его губы были плотно сжаты. — Ты лишил ее девственности, — продолжал герцог, — поэтому она больше не имеет шансов на удачное замужество. Следовательно, это замужество должны предоставить ей мы.
Эндрю подскочил как ужаленный:
— Я не женюсь на ней!
— А я не выйду за него! — тоже вскакивая, закричала Челси.
— Сядьте оба, — приказал герцог. — Такое впечатление будто вас приговорили к смертной казни.
— Говорю еще раз: я на ней не женюсь, — с горячностью повторил Эндрю.
— И я говорю: я не выйду за него.
— Отлично, — заключил Люсьен, улыбаясь и поворачиваясь к графу. — Что предлагаете вы, Сомерфилд?
— Он погубил мою сестру! Если он джентльмен, то поступит по чести.
— Ведь не я же заставил ее выпить этот препарат!
— Да, но вы его изобрели!
Челси почувствовала, что теряет с таким трудом обретенный контроль над собой.
— Джентльмены!
— И именно вы позволили ей выпить его, — продолжил Джеральд.
— Джентльмены! — уже громче повторила Челси.
— Более того, именно вы были обнажены, — бушевал Джеральд, наступая на Эндрю. — Еще неизвестно, так ли все происходило на самом деле и какие у вас мотивы!
Челси со стуком поставила стакан на стол.
— Проклятие! Я слушаю вас, и мне тошно. Вы оба ведете себя так, будто меня здесь нет. Можно подумать, что у меня нет мозгов и я не способна сама принимать решения — словно я блоха на собачьем ухе! — Она повернулась к брату. — Джеральд, я говорила тебе раньше и повторяю сейчас: именно я попросила лорда Эндрю дать мне препарат. Я усомнилась в его эффективности. Я сама набросилась на него и несу ответственность за то; что произошло. Я требую, чтобы вы не навязывали мне никому не нужный брак, тем более что у Эндрю желания жениться на мне не больше, чем у меня!
— А что, если у тебя будет ребенок? — закричал Джеральд.
— Если у меня будет ребенок, о нем стану заботиться я, а не Эндрю! Он не просил меня…
— Насиловать его, — любезно подсказал герцог, салютуя ей бокалом.
— Черт бы тебя побрал, Люсьен! — возмутился Эндрю, видя, как покраснела Челси. — Неужели нельзя повежливее?
Герцог спокойно улыбнулся:
— Дорогой братец, я просто повторяю твои же собственные слова.
— Так я изнасиловала вас? — ошеломленно спросила девушка. Внутри у нее все сжалось от страха.
Теперь настала очередь Эндрю покраснеть.
— Только не говорите, будто ничего не помните.
— Я действительно не помню ничего, кроме того, что открыла глаза и обнаружила…
— Себя на нем, — опять проявил любезность герцог.
— Проклятие, Люсьен!
Челси задрожала от обиды и унижения.
— Благодарю вас, ваше сиятельство, за то, что вы столь кратко и точно описали ситуацию, — тихо проговорила она.
Блэкхит лишь поклонился ей в ответ. Челси в отчаянии взглянула на Эндрю и увидела, что его взгляд на мгновение смягчился, прежде чем он отвернулся. Он был такой же жертвой катастрофы, как и она. Он просил ее не пить препарат, пытался отговорить от этой авантюры. А она не вняла его предостережениям, восприняла его слова как вызов — и вот что получилось.
— Это действительно так? — спросила Челси, чувствуя отвращение к самой себе.
Эндрю кашлянул.
— Гм… скажем, у вас появились повадки голодного хищника, — ответил он.
— А вы сопротивлялись?
— Послушай, Челси! — попытался остановить ее Джеральд.
— Так как?
— Ну, сначала сопротивлялся, но, если быть честным, вы, мадам, были чрезвычайно настойчивы в своих притязаниях.
— О Боже, — застонала Челси, спрятав лицо в ладонях. — Итак… — спустя минуту проговорила она и прямо посмотрела на Эндрю.
— Если ваша честь подверглась такому испытанию, а ваше тело — насилию… — продолжил за нее Люсьен.
— Насилию, — с трудом выговорила Челси, покраснев, — следовательно, именно вы должны решать, что делать.
— Так не принято! — завопил Сомерфилд. — Послушай, Челси, я никогда в жизни не слышал большей нелепости!
— Успокойся, Джеральд. Ведь это я вынудила лорда Эндрю дать мне свой препарат, значит, мне и отвечать за последствия.
— Кажется, ты утверждала, что ничего не помнишь!
— О нет, это я помню отлично!
— Пусть так, но девственности тебя лишил именно он.
— А может, это я лишила его девственности?
— Маловероятно, — вмешался в диалог герцог, разглядывая коньяк в своем бокале. — Думаю, Эндрю лишился девственности очень давно. — Он одарил брата бесхитростной улыбкой. — Я не прав?
Эндрю снова отвернулся к окну.
— Видите, моя дорогая? Это многое решает.
— Это ничего не решает, — возразила Челси. — Лорд Эндрю, каковы ваши пожелания?
— Я уже все сказал. При всем моем уважении к вам, мадам, у меня нет необходимости и желания обзаводиться женой. Я бы предпочел забыть о том, что случилось, и жить как прежде.
— У меня тоже нет ни нужды, ни желания обзаводиться мужем, поэтому я могу утверждать, что мы с вами мыслим одинаково. Я тоже предпочла бы забыть о случившемся. Джеральд, пожалуйста, отвези меня домой. Кажется, у меня начинается мигрень.
Герцог сделал глоток коньяка.
— Моя дорогая, вам следовало бы воспользоваться этим предлогом час назад. Хотя нет, прошу прощения. Возможно, — обратился он к брату, — им должен был бы воспользоваться ты, Эндрю…
Челси показалось — что в ней на мгновение даже вспыхнула надежда, — что Эндрю сейчас убьет герцога. Но тот лишь вскочил и сжал кулаки. Его лицо потемнело.
— Дама высказала свои пожелания, я тоже. Следовательно, я могу идти.
— И я, — заявила Челси, вставая.
— А как насчет поруганной чести моего брата? — с наигранным простодушием осведомился Люсьен. — Он окажется в неловком положении, когда всем станет известно, что на него набросилась женщина и ему это не понравилось.
— Я не говорил, что мне не понравилось, — возмутился Эндрю.
— О, это многое меняет, не так ли? Раз ты физически сильнее своей дамы и ничего не предпринял, чтобы защититься от ее — как ты выразился? — настойчивых притязаний, значит, мы можем считать, что ты ответственен за случившееся в той же степени, что и она. Я полагаю, что кто то из вас должен сделать другому предложение.
Челси поняла, что с нее хватит. Она стремительно приблизилась к герцогу, который сидел, развалясь на стуле, и простодушно ухмылялся.
— Кажется, у вас проблемы со слухом, ваше сиятельство. Я уже сказала вам, что не желаю выходить замуж.
— А вы, моя дорогая, кажется, плохо представляете всю серьезность ситуации. Возможно, если вы объясните, почему вам так претит идея о браке с красивым молодым человеком, мой слух восстановится.
— Просто потому, что замужество меня не устраивает. Герцог снова углубился в созерцание коньяка.
— Гм… понятно, — наконец сказал он. — Насколько я помню, последние два претендента на вашу руку скончались при довольно необычных обстоятельствах. Последний, если мне не изменяет память, подавился горошиной. Возможно, моя дорогая, брак не устраивает ваших возможных женихов?
— Скончался только один, — холодно поправила его Челси. — Но даже если и так, нам не хотелось бы, чтобы ваш драгоценный брат подвергал риску свою жизнь.
— Чушь, — с улыбкой взмахнул рукой Люсьен. — Он же де Монфор. Чтобы разделаться с ним, понадобится нечто большее, чем горошина. Эндрю, — спросил он у брата, — ты ведь не боишься, что тебя прикончат какой то горошиной, а?
— Зачем мне бояться проклятой горошины, когда все решили три капли моего препарата!
— Дела обстоят не так плохо, как кажется. Эндрю, надеюсь, тебя все устраивает в девушке? Она довольно привлекательная, — пробормотал герцог, оценивающе разглядывая Челси. — Она решительна, у нее есть мозги и достаточно денег для финансирования твоих разрушительных опытов. Кто знает, вдруг тебе захочется испытывать свои изобретения и в будущем? Честное слово, я не вижу никаких проблем.
— Проблема в том, что я не желаю, чтобы женщина отнимала у меня время, мешала работать, вмешивалась в мою жизнь. У меня нет времени на жену, и я не хочу взваливать на себя ответственность за нее.
— Тебе следовало бы подумать об этом до того, как ты дал ей выпить свой препарат. Сейчас ты можешь оказаться перед необходимостью взвалить на себя ответственность за ребенка. Эндрю, неужели ты допустишь, чтобы родившийся малыш, будь то сын или дочка, стал незаконнорожденным только из за твоего глупого упрямства и гордыни?
Челси хлопнула ладонью по столу:
— Хватит запугивать его! Всем ясно, что он не желает жениться, и я еще раз повторяю: я тоже не желаю выходить замуж!
— Ага. Вас в нем что то не устраивает? — спросил герцог.
— Это не имеет отношения к делу! И мне надоел этот абсурдный разговор. Джеральд, я требую, чтобы ты отвез меня домой. Немедленно.
— Челси?
— Немедленно! Пока я не разозлилась еще сильнее!
Джеральд отставил свой стакан. Его челюсти были плотно сжаты, глаза гневно блестели.
— Что ж, дорогая, отлично. Пожалуйста, подожди меня в карете. Я вернусь, как только закончу здесь свои дела.
Челси встала. Мужчины тоже поднялись. Присев в реверансе перед герцогом, девушка вышла из комнаты.
— Вот все и решилось, — сказал Эндрю.
— Нет, де Монфор, ничего не решилось, — возразил Джеральд. Люсьен удивленно вскинул брови. — Факт остается фактом: вы обесчестили мою сестру и погубили ее жизнь. Если она не требует от вас возмещения ущерба, то его требую я.
— Прошу прощения?
— Мой секундант заедет к вам во второй половине дня. Я, сэр, буду ждать вас завтра на рассвете. Там мы все и решим. По мужски. До свидания.

Глава 8

— Не понимаю, Эндрю, чем ты расстроен. У тебя такой печальный вид. Ведь это всего лишь поединок на шпагах, и я уверен, что все закончится еще до завтрака. У тебя хватит времени, чтобы нагулять аппетит.
После отъезда Челси и графа братья крупно поругались. Вернее, Эндрю набросился на герцога с упреками в том, что тот все подстроил. Люсьен воспринимал его наскоки с абсолютным спокойствием, а когда тот разбушевался, как зимняя вьюга, на его губах появилась слабая улыбка, еще сильнее взбесившая Эндрю. Поэтому ужин превратился в сплошное мучение.
Был уже первый час ночи. Ужин давно закончился, со стола убрали, музыканты, усладив слуг его сиятельства и домочадцев последними музыкальными новинками с континента, удалились, слуги разошлись спать.
— Я расстроен многим, но, уверяю тебя, страх смерти к этому не относится, — буркнул Эндрю, продолжая листать книгу семнадцатого века по алхимии — этот труд занимал его внимание в течение последних двух часов.
— Рад слышать. Ведь ты как никак де Монфор. Нахмурившись, Эндрю что то записал в блокнот, лежавший у него под рукой.
— Де Монфор, изуродованный донельзя.
— Глупости. Когда ты вновь обрел способность нормально дышать, ты изо дня в день часами занимался спортом, восстанавливая силы, так что с этим ты справился.
Верно. Во время пожара Эндрю повредил легкие, и, когда он немного пришел в себя, Люсьен установил ему жесткий режим, заставляя упражняться до седьмого пота и восстанавливать фехтовальные навыки. Он не давал ему покоя даже тогда, когда у Эндрю от слабости шпага вываливалась из рук. В Англии не было мужчины, равного Люсьену в фехтовании, а так как герцог являлся его партнером на тренировках, ни у одного, ни у другого не возникало ни малейшего сомнения в умении Эндрю.
— Если ты ждешь благодарности, то ты ее не получишь, — добавил молодой человек. — Во всяком случае, сегодня. Я сыт по горло тобой и твоими проклятыми махинациями. Почему бы тебе не пойти спать и не оставить меня одного?
— О, Эндрю, ты ранишь меня.
— Разве? Позволь мне сказать тебе кое что. Я отказываюсь появляться на балах, приемах и прочил сборищах. Я ненормальный, и ты об этом знаешь. Я никогда не буду нормальным. Рано или поздно окружающие это поймут. Просто чудо, что не поняли до сих пор, что вчера на балу ни у кого не возникло никаких подозрений. Ты способен управлять всем, кроме погоды, но даже тебе будет не под силу защитить меня, если люди станут указывать на меня пальцем.
— Я уже достаточно потрудился, чтобы этого не произошло.
— Да, и все же я предпочел бы оставаться дома. В отличие от вас я ненавижу появляться в свете. И всегда ненавидел. Мне нечего делать среди этих болтливых пижонов и глупцов, с которыми можно обсуждать только политику, скандальные сплетни и моду.
— А что бы тебе хотелось обсуждать? Состав питьевой воды? Влияние нагрева на различные газы? Формулу, по которой можно определить, на каком расстоянии Земля находится от Солнца? Знаешь, Эндрю, твое сознание пребывает в других, более высоких сферах, чем наше, чем сознание большинства встреченных тобой людей.
— Полностью с тобою согласен. — Эндрю перевернул страницу. — И еще кое что. Я предпочел бы завтра умереть от шпаги Сомерфилда, чем общаться с так называемыми докторами, которых ты без устали сюда таскаешь.
— Отлично. Я больше не приведу ни одного доктора.
Эндрю снова перевернул страницу, пытаясь сосредоточиться на вопросе, как из случайной смеси химических веществ получилось возбуждающее средство, которое едва не разрушило ему жизнь — а может, и разрушило.
Однако сосредоточиться ему не удавалось, потому что перед глазами стояла леди Челсиана Блейк. Она произвела на него неизгладимое впечатление. И тем, что заинтересовалась его работой, в то время как другие дамы, оказавшись в его лаборатории, просто умирали от скуки. И тем, что в своей страсти она была обольстительна и чрезвычайно женственна. И тем, как она отважно пыталась вновь обрести чувство собственного достоинства, которого лишилась, попав в ловушку, подстроенную Люсьеном. И тем, как она решительно боролась против навязываемого ей брака и защищала его самого, беря всю ответственность на себя, вместо того чтобы винить во всем его, что сделала бы на ее месте любая другая женщина.
— Послушай, Эндрю, — нарушил молчание герцог, — теперь, когда мы пришли к какому то соглашению, давай заключим перемирие и будем относиться друг к другу как цивилизованные люди. Я, честно говоря, очень устал от наших стычек.
— Тогда тебе придется думать о последствиях, прежде чем играть чужими жизнями, как ты поступил с Челси и со мной.
— Играть? Дорогой братец, именно ты не понимаешь всей серьезности ситуации, а не я. Если бы ты вел себя как истинный джентльмен и сделал девушке предложение, завтра утром ты нежился бы в постели.
— Скорее я женюсь на ее собаке.
— Гм, верно. Не сомневаюсь, тот, кто женится на леди Челсиане, обязательно получит в приданое и ее собак, если, конечно, не поперхнется горошиной.
— Мне это не грозит, потому что я не намерен жениться на ней и терпеть не могу горох. — Эндрю закрыл книгу, налил себе изрядную порцию бренди и мрачно посмотрел на брата, сидевшего напротив. — Люсьен, не лезь в мою жизнь. Предупреждаю тебя.
— Дорогой мой, предупреждать следовало бы мне, и не кого нибудь, а тебя.
— Ты подстроил свадьбу Гарет и Чарльза. Я не хочу, чтобы и со мной действовали теми же методами. Я ясно выразился?
Люсьен взмахнул рукой:
— Мой дорогой мальчик, Чарльзу и Гарету нужно было жениться. Что касается тебя, ты не раз повторял, что должен сделать вклад в науку, что тебе предстоит совершить важные открытия и что жена только помешает исполнению столь возвышенных задач.
Эндрю заскрежетал зубами. Люсьен лишь повторял то, что он сам говорил не раз, но почему то в устах старшего брата те же самые слова звучали насмешливо. Его возмущение вспыхнуло с новой силой.
— Кроме того, — продолжил Люсьен, прежде чем Эндрю успел что то возразить, — я не предлагал тебе поить девушку твоим зельем. И не предлагал насиловать ее. И тем более я не предлагал ее глупому брату вызывать тебя на дуэль. Прости, Эндрю, что обращаю твое внимание на очевидные вещи, но именно твои поступки привели к сложившейся ситуации, а не мои. Тот факт, что я нахожу ситуацию довольно забавной, не имеет к делу никакого отношения.
— Интересно, — хмыкнул Эндрю, наливая себе еще бренди.
— Я бы хотел, чтобы ты поменьше интересовался алкоголем. Немного выпивки не повредит, это помогает успокоить нервы перед дуэлью, однако воздержание полезнее.
— У меня с нервами все в порядке. Дело в моем настроении.
— Ага. Кое кто надеется, что наше настроение улучшится к завтрашнему утру.
— Оно улучшится в тот же момент, когда ты и все остальные перестанут вмешиваться в мою жизнь. Я просто хочу, чтобы меня оставили в покое и не мешали заниматься тем, что мне интересно. Больше мне ничего не надо, только чтобы меня оставили одного.
— В одиночестве нет ничего хорошего.
— Кто бы говорил!
— Прости?
— Ты все слышал. — Зелено карие глаза Эндрю горели гневом. — Ты не мог дождаться, когда Гарет и Чарльз женятся, теперь ты — даю голову на отсечение — пытаешься отделаться от меня тем же способом. А сам то? Ведь ты герцог. Именно на тебе лежит обязанность продолжения рода. На тебе долг перед семьей, титулом, владениями, предками. Однако ты упорно отказываешься жениться и произвести на свет наследника. Судя по всему, шестой герцог Блэкхит родится у Чарльза.
— Гм… — Люсьен потер подбородок, — возможно, шестым герцогом Блэкхитом будет сам Чарльз.
Эндрю от удивления распахнул глаза:
— Что все это значит?
— Абсолютно ничего, — беспечным тоном ответил герцог. Прежде чем Эндрю успел задать следующий вопрос, он зевнул и встал. — Если таково твое желание, я оставлю тебя. Буду рад обеспечить тебе одиночество. — Он хитро усмехнулся. — Возможно, в последний раз.
— Я считал, что обязанность секунданта — поддерживать боевой дух в дуэлянте, а не подрывать его.
— В этом нет нужды. Ты же сам сказал, что с твоими нервами все в порядке и дело лишь в твоем настроении.
Если так, то я иду спать. Тебе тоже не мешало бы лечь. Утро наступит быстро.
— Да. А завтрашнее — быстрее обычного. Спокойной ночи.
— Спокойной ночи.
Проходя мимо склоненной фигуры брата, Люсьен положил руку ему на плечо. Он редко выражал свою привязанность, а то, что он сделал сейчас, вообще можно было считать объяснением в любви. Однако Эндрю раздраженно дернул плечом, сбрасывая руку, и даже не повернул головы, продолжая разглядывать стакан с бренди.
Не сказав ни слова, Люсьен вышел из комнаты и, сняв со стены канделябр, побрел по лабиринту коридоров к башне, где находились главные апартаменты. Все спали, в доме царила тишина, и его шаги гулким эхом отдавались от стен.
Герцог шел мимо пустых комнат. Вот здесь когда то жил Чарльз. А здесь — Гарет. Скоро опустеет комната, в которой сном младенца спит Нерисса.
Люсьен на мгновение остановился у ее двери, и слабая улыбка смягчила его суровые черты, затем двинулся дальше, вверх по лестнице, к той комнате, куда принесли отца, когда тот сломал шею.
Герцог до сих пор не мог забыть его лица: остекленевший взгляд устремлен в одну точку, на еще теплых щеках влажные дорожки от слез. Эти воспоминания лишали его спокойствия. Даже сейчас, двадцать лет спустя, они не потеряли своей яркости. Он хорошо помнил, как, мучимый страхом и болью, бросился к мертвому отцу, как внезапно понял, что детство кончилось, как ощутил на себе весь груз ответственности за древний род, как через три дня после смерти отца, когда от родильной горячки умерла мать, взвалил на себя тяготы воспитания трех братьев и новорожденной сестры.
Тогда ему было десять. Молча наблюдая, как гробы родителей исчезают под сводами родового склепа де Монфоров, гладя по головам рыдающих братьев и укачивая на руках сестру, он поклялся, что будет заботиться о детях до конца своих дней. Что он никогда их не подведет.
И действительно, их интересы всегда стояли выше его обязательств по отношению к титулу. И так будет всегда.
Люсьен дошел до герцогских апартаментов — огромной круглой спальни с высокими окнами, из которых открывался изумительный вид на холмы и долины. Снаружи тоскливо завывал холодный ноябрьский ветер. Герцог отослал полусонного камердинера, надел черный шелковый халат и подошел к окну. Вдали виднелись огни Рейвенскомба.
Прошло немало времени, прежде чем Люсьен лег в широкую средневековую кровать из резного дуба. Задув свечу, он устремил взгляд в потолок и прислушался к шуму начавшегося дождя. В этой кровати спали все лорды Рейвенскомбы, а потом, когда семья поднялась на следующую ступеньку аристократической лестницы, — все герцоги Блэкхиты. В этой же кровати спали и все герцогини, однако Люсьен знал — вернее, чувствовал в глубине души, — что его герцогини в этой кровати не будет.
Естественно, он не боялся смерти. Никогда не боялся. Лишь опасался, что умрет раньше, чем исполнит данную умершим родителям клятву, раньше, чем дорогие его сердцу братья и сестра обретут счастье в браке, раньше, чем осуществятся его мечты.
«Ты женишься на ней, Эндрю. Честное слово! Я позабочусь об этом».
Где то вдали запел соловей. Сквозь тучи проглянула луна и залила своим светом древний крепостной ров.
Могущественный герцог Блэкхит, одинокий в своей холодной кровати наверху величественной башни, наконец закрыл глаза и заснул.

Глава 9

Восток окрасился во все оттенки красного, оранжевого и желтого. Утренний туман засверкал тысячами бриллиантов на зелени меловых холмов, по которым белым серпантином вилась дорога.
После того как Люсьен ушел, Эндрю так и не лег спать и провел ночь в столовой над книгами, пытаясь найти хоть что нибудь, что могло бы помочь ему понять, как получился возбудитель. Этот усердный поиск ответов на вопросы был единственным способом навести порядок в его мыслях. А мысли постоянно возвращались к леди Челсиане Блейк. О дуэли он даже и не вспоминал и сейчас, на рассвете, воспринимал ее как досадную помеху, от которой нужно поскорее избавиться.
Несмотря на тяжелую умственную работу и недостаток сна, Эндрю выглядел бодрым. Он зашел в свою комнату, переоделся в белую сорочку, жилет, обтягивающие кожаные бриджи и надел высокие сапога для верховой езды. При виде него все горничные замка отрывались от своих дел и восторженно вздыхали.
Эндрю, не подозревая, какой переполох его появление вызвало среди представительниц противоположного пола, спустился в Большой зал. Там его уже ждал Люсьен. Герцог, тщательно выбритый, одетый в элегантный черный костюм, был, как всегда, спокоен и невозмутим, что ничуть не удивило Эндрю. А вот едва заметные темные круги под этими всезнающими и всевидящими глазами поразили его.
— Что, плохо спал? — не удержавшись, спросил Эндрю, принимая из рук камердинера шляпу с загнутыми полями.
Братья направились к двери.
— Знаешь, Эндрю, я надеялся, что утро улучшит твое настроение, но…
— Мое настроение улучшится, только когда прекратится вмешательство в мою жизнь и когда исчезнут все источники раздражения. Эта эксцентричная особа — один из них.
— Гм… А что случится, если в сегодняшнем поединке победителем окажешься не ты? Ведь если ты выживешь, то будешь обязан жениться на ней.
— Тогда я буду молить Господа о том, чтобы я не выжил.
Люсьен лишь бросил на него полный жалости взгляд.
Они спустились по ступенькам и сели в поджидавшую их карету. Герцог взял утреннюю газету, заботливо приготовленную для него камердинером, и начал ее просматривать. Кучер взмахнул кнутом, и карета, сопровождаемая двумя ливрейными лакеями верхом, тронулась с места.
Эндрю смотрел в окно. Трава на лужайках была тщательно подстрижена. Вода во рве, в который вместе с ним самим и Чарльзом рухнул летательный аппарат, сверкала в первых лучах утреннего солнца.
Карета выехала за ворота, и кучер стегнул лошадей. Вскоре изрезанные амбразурами стены замка Блэкхит остались позади.
Люсьен продолжал читать газету.

Его невозмутимость злила Эндрю сильнее, чем прежде. Его брат спокойно читает газету, в то время как он, возможно, скоро будет лежать, пронзенный шпагой, на поляне за единственной в Рейвенскомбе гостиницей!
— Тебе не о чем беспокоиться, — проговорил из за газеты Люсьен и перевернул страницу. — Как я понимаю, Сомерфилд управляется со шпагой не лучше, чем со своей четверкой. Так что выше нос, мой дорогой мальчик.
— Я меньше всего думаю о Сомерфилде, — буркнул Эндрю.
— Значит, ты думаешь о леди Челсиане Блейк?
Эндрю покраснел и отвернулся. Никому, даже дьяволу, не под силу втянуть его в разговор о ней! И он не доставит своему всеведущему братцу удовольствия увидеть, что его догадка чертовски близка к истине! Подскакивая на ухабах и покачиваясь в такт карете, Эндрю продолжал смотреть в окно и всячески избегал встречаться взглядом с Люсьеном.
— Моя тревога не имеет никакого отношения к леди Челсиане Блейк, — наконец ответил он.
— О?
Эндрю сердито посмотрел на брата, однако его взгляд уперся в газету.
— Просто я не могу вспомнить, из чего я сделал это зелье, — сказал он, что было, хотя лишь отчасти, правдой. — Я всю ночь искал ответы, пытался понять, почему раствор повел себя таким образом. И что я выяснил? Ничего. Ноль. Следовало отдать тебе все, что получилось, а не оставлять себе часть для опытов. Сделай я так, сейчас мне не пришлось бы выпутываться из этой дурацкой ситуации. К пожару, который разрушил мою жизнь, теперь прибавились и случайные смеси химических веществ. Они тоже грозят погубить меня.
— Возможно, тогда тебе стоит прекратить смешивать их?
— Ну уж нет! Я ученый. Смешивать их для меня так же важно, как дышать.
Люсьен ничего не сказал, но Эндрю почувствовал, что тот улыбается за газетой.
Карета мерно катила по меловым холмам. Когда они проезжали через деревушку Рейвенскомб, Эндрю испытал облегчение оттого, что улицы оказались пустынны. Отлично. Сегодня ему меньше всего нужны зрители.
Однако его облегчение было кратковременным.
Когда карета замедлила движение в конце грязной главной улицы, он увидел, что жители деревни выглядывают из окон, выбегают наружу, машут ему и направляются в ту же сторону, что и он.
— Проклятие, — сквозь зубы чертыхнулся Эндрю. Люсьен опустил газету.
— Что то стряслось?
— Да, стряслось. Выгляни в окно. Кажется, дуэль — это частное дело, а не спортивное состязание.
Люсьен повернулся к окну.
— Гм… да. — Он снова поднял газету. — Я бы посоветовал тебе устроить для них интересное представление. Ведь ты де Монфор. Уверен, им бы не хотелось разочароваться.
— Как, черт побери, они обо всем узнали?
— Мой дорогой мальчик, слуги то не молчат. А по твоему, как они узнали?
Ругаясь на чем свет стоит, Эндрю выпрямился. Он весь кипел от ярости, его настроение, и без того неважное, ухудшилось.
Вскоре карета остановилась. Люсьен со вздохом сложил газету, посмотрел на часы. Лакей открыл дверцу и опустил ступеньки.
Когда братья выбрались из кареты, жители деревни приветствовали их радостными криками. Большинство зрителей в честь дуэли разоделись в праздничные наряды, многие усадили себе на плечи детей, чтобы тем было лучше видно. Между людьми сновали собаки, воздух звенел от их лая. Уличные торговцы не могли упустить такого шанса. Они хорошо подготовились к дуэли и теперь предлагали всем желающим пироги и пирожные.
Зрители мгновенно окружили Эндрю. Они кланялись ему и желали удачи. Эндрю — Упрямец — едва сдерживался, чтобы не запрыгнуть в карету и не вернуться в замок, где он заперся бы в своей лаборатории и сидел бы так до Второго пришествия. И он так и сделает, когда избавится от этой досадной помехи.
Сопровождаемый Люсьеном, он пошел к сверкающей от росы поляне, расположенной позади гостиницы «Пеструшка». Толпа зрителей последовала за ним, подбадривая его криками. Выйдя на поляну, Эндрю обнаружил, что там зрителей больше, чем в деревне. Люди стояли в несколько рядов и обсуждали предстоящую дуэль.
— Возмутительно! — заорал Эндрю, перекрикивая гвалт, и повернулся к брату. — Это тоже твои проделки?
— Ай ай ай, дорогой мой, в последнее время ты так часто обвинял меня в чем то, что, если бы не Сомерфилд, я сам обязательно вызвал бы тебя на поединок. Вон и карета графа. А это, кажется, двуколка доктора Хайворта. Ну что, приступим?
— Приступим, — буркнул Эндрю, больше всего на свете желая вернуться к себе в лабораторию и заняться доработкой дилижанса. — У меня много работы.
Он поискал глазами Сомерфилда, но того нигде не было видно. У заднего колеса кареты графа лежала старая рыжая с белым собака с седыми бровями и щурилась на утреннем солнце. В окно кареты выглядывал женственного вида молодой человек. Он явно занервничал, когда увидел, что к нему приближается не только Эндрю, но и грозный герцог Блэкхит.
«Наверное, это секундант Сомерфилда, — решил Эндрю. — Неудивительно, что парень так нервничает, — ему не совладать с Люсьеном, если до этого дойдет дело».
Наконец дверца кареты открылась, и появился Сомерфилд.
Только это оказался не Сомерфилд, а леди Челсиана Блейк. На ней была свободная блуза и обтягивающие бриджи, которые подчеркивали длину и стройность ног, на лице играла уверенная улыбка.
Эндрю замер, как громом пораженный. Он то думал, что с легкими у него уже все в порядке, что он полностью вылечился. Видимо, он ошибался, потому что сейчас, когда его взгляд скользнул по ее стройным ногам, изящным бедрам и округлой попке, он обнаружил, что ему трудно дышать.
— Вот так сюрприз, — пробормотал Люсьен, обращаясь к брату.
Эндрю понял, что, кроме проблем с дыханием, у него проблемы с речью.
— Разве? — с вызовом осведомилась Челси, окинув Эндрю презрительным взглядом. — Мой брат нездоров, поэтому я дерусь за него.
— Что? — вскричал Эндрю, вновь обретя способность говорить.
Челси подбоченилась.
— Вы слышали меня. Он нездоров. Если точнее, то он заперт в номере в «Ламбурнском гербе» и у двери выставлена стража. По моему приказу, естественно. — Она мило улыбнулась. — Не нужно, чтобы кто то рисковал своей жизнью ради меня. Ведь не Джеральда обесчестили, а меня.
— Неужели вы серьезно? Я не буду, не могу драться с женщиной!
— Почему же? А я буду и смогу драться с мужчиной.
— Чушь какая то! Я уезжаю!
Люсьен спокойно взял Эндрю за руку. Тот вспыхнул, как костер, в который подсыпали пороху, и попытался вырваться.
— Послушай, Эндрю, не в твоих правилах отказываться от вызова, тем более брошенного в такой очаровательной форме.
— Так она же женщина!
— Гм… да. Я вижу.
— Я отказываюсь принимать участие в этой дурацкой комедии. У меня есть более важные дела!
Челси молча наблюдала за ним. Внешне она была спокойна, но внутри нее росла та же боль, то же замешательство, что появилось на балу после разговора с лордом Эндрю. Нет, она не доставит ему удовольствия увидеть ее нерешительность. Она не покажет ему, как больно ее ранил его отказ. А отказ действительно причинил ей боль. Ведь ее с такой легкостью сбросили со счетов, ее не воспринимают всерьез. Она же думала — надеялась, — что он ответит ей с подобающим уважением и согласится на поединок. А он оказался таким же, как все. Высокомерным. Надменным. Вредным. Челси судорожно сглотнула и еще выше задрала подбородок.
— Итак, — громко сказала она, убедившись, что все вокруг внимательно слушают, — вы уезжаете и, следовательно, унижаете не только меня, но и себя перед лицом всех собравшихся. Эти люди пришли посмотреть на поединок, который, кажется, превращается в необычное спортивное состязание. — Она презрительно засмеялась. — Представляю, как пострадает ваша репутация и репутация вашей семьи. Я уже не говорю об их любви к вам. Только подумайте: де Монфор пасует перед женщиной!
Эндрю сердито сжал кулаки, его глаза метали молнии.
— Значит, это была ваша идея — пригласить толпы зрителей?
— Естественно. Мне требовались дополнительные гарантии, что вы не сбежите.
Стоявший рядом с Эндрю герцог Блэкхит усердно тер подбородок, тщетно пытаясь сдержать улыбку.
— Да, она обеспечила себя поддержкой, — заметил он.
— Я не пойду на это, — отрезал Эндрю. — Не пойду. Он повернулся и поспешил к карете. Сердце Челси упало. Толпа разочарованно зароптала.
Она не позволит ему унизить ее во второй раз! Девушка дождалась, когда Эндрю приблизится к карете, и громко заявила:
— Лорд де Монфор, пусть вы, как утверждают, и умны, но вы трус!
Эндрю остановился как вкопанный.
— Если бы на моем месте был мужчина, вы бы не отступили с такой поспешностью, — продолжала Челси так, чтобы ее все слышали. — Однако лишь потому, что я женщина, вы отказываете мне в уважении. С моим братом вы бы на такое не осмелились. Вы считаете, что я не могу соперничать с вами в поединке на этих железных палках. Я женщина, и вы считаете, что я не способна отстоять свою честь. Что ж, идите, отправляйтесь в свою лабораторию. — Она тряхнула головой. — Возможно, в слухах о вас есть доля правды.
Эндрю медленно повернулся к ней лицом:
— В каких слухах? Челси ухмыльнулась.
— В таких, что вы очень не любите женщин, — желчно ответила она. — Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду.
У Эндрю застучало в висках, в теле поднялась мелкая дрожь, и он почувствовал, что теряет контроль над собой.
— Полагаю, — голосом, в котором явственно слышалась угроза, произнес он, — что мое вчерашнее поведение по отношению к вам опровергает весь тот вздор, в который вы имели глупость поверить.
— Ваше вчерашнее поведение по отношению ко мне — единственная причина, почему вы оказались здесь, милорд.
Челси насмешливо поклонилась Эндрю, затем, одарив переговаривающихся зрителей лучезарной улыбкой, неторопливо двинулась к нему. Эндрю напрягся. Обнажив шпагу, она приблизилась почти вплотную к нему. Эндрю наблюдал, как под блузой вздымается и опускается ее грудь, упругая, высокая. В вырезе виднелась очаровательная ложбинка. Челси уперла острие шпаги ему в подбородок, заставляя его отвести взгляд от ее груди.
— Докажите всем, кто здесь есть, что слухи лгут, — она снова улыбнулась, — и что внимание дамы заботит вас гораздо больше, чем безжизненные реактивы, вещества и растворы.
Эндрю прикрыл глаза, стараясь сдержать рвущийся наружу гнев. Он чувствовал, что вот вот взорвется. Что ему не совладать с собой.
И в этот момент послышался деликатный кашель Люсьена.
— Между прочим, — проговорил он, — мне в голову пришла великолепная идея.
Челси и Эндрю продолжали сверлить друг друга взглядами и даже не повернулись.
— Ив чем же заключается эта великолепная идея, ваше сиятельство? — осведомилась девушка.
— Я уверен, что мой брат просто боится убить вас. Или быть убитым вами. Поэтому я предлагаю вам драться до первой крови. Это будет полезно не только для толпы, но и для вашей, миледи, израненной гордости.
— Идея не лишена достоинств, — заключила Челси.
— Более того, я считаю, что нужно придать немного серьезности вашему поединку, чтобы его не воспринимали как легкомысленную блажь. Предлагаю сделать ставки. Если вы, леди Челсиана, победите, то никогда не услышите ни одного слова о том, чтобы выйти замуж за моего брата, столь вам ненавистного.
— А если победа будет за мной? — спросил Эндрю.
— Если ты победишь, то получишь право вернуться в свою лабораторию и никто из внешнего мира никогда тебя не побеспокоит.
— Никогда?
— Никогда.
Губы Эндрю изогнулись в довольной улыбке, и ему захотелось расхохотаться. Как все легко получается! Даже слишком легко. Ни в одной игре у него не было лучшей ставки. От него всего лишь требуется попортить ей шкурку — и больше никто не станет к нему приставать. Никогда! Одна крохотная капелька крови — и его оставят в покое. Навсегда!
Да, только глупец отказался бы от такого чертовски соблазнительного предложения. Эндрю неторопливо вынул шпагу и торжествующе взглянул на Челси.
— Отлично. Я дерусь с вами.
— Хорошо. — Девушка отошла от него. — Когда я одолею вас, я не желаю слышать эту чепуху о замужестве. Ясно?
— Абсолютно. А когда я одолею вас, я желаю, чтобы вы убрались из моей жизни.

Глава 10

Джеральд вскочил на гнедую кобылу и галопом поскакал к месту дуэли. Он успел как раз в тот момент, когда его сестра — черт бы ее побрал! — готовилась к поединку.
Взбешенный, он направил лошадь сквозь толпу, не заботясь о том, что кто то будет ранен или погибнет под ее копытами. Его вообще ничего не заботило. Единственное, что ему требовалось, — это добраться до поляны и успеть восстановить свое положение. Заперев его, Челси не только унизила брата, она еще и украла у него единственный шанс навсегда избавиться от лорда Эндрю де Монфора, чье существование угрожало финансовому благополучию Джеральда. Этого допустить он не мог. Хвала Господу, камердинер нашел его и отпер дверь.
Если бы он убил Эндрю на дуэли, ему удалось бы сохранить сэра Гарольда Бонкли в качестве возможного жениха.
А если бы Челси продолжала сопротивляться, он нашел бы с десяток претендентов, готовых жениться на наследнице — за определенное вознаграждение, естественно. Наконец Джеральд прорвался сквозь толпу.
— Что ты здесь делаешь? — увидев его, закричала Челси. — Это мое дело, я не желаю, чтобы ты вмешивался!
— Ты моя сестра, следовательно, мой долг — защищать твою честь. Поэтому опусти шпагу. Немедленно.
— Убирайся отсюда, Джеральд. Убирайся прочь.
Джеральд спрыгнул с лошади. Этот идиотский спор на глазах не только у де Монфоров, но и у всех жителей деревушки Рейвенскомб, взбесил его до крайности. Сжав кулаки — ему безумно захотелось придушить ее, — он подскочил к сестре.
— Это я бросил вызов де Монфору. А он его принял. Это не твоя дуэль, черт побери!
— Если дело касается меня, то моя!
— Оно касается тебя лишь потому, что ты оказалась причиной случившегося!
— Иди к черту!
Топнув ножкой, Челси повернулась к нему спиной. Возможно, она уступит. А возможно, и нет. Ей так и не суждено было решить этот вопрос, потому что вперед вышел Эндрю, все это время наблюдавший за ней со странной смесью недоверия, сочувствия и восхищения.
Дуэлянты замерли друг против друга.
— Сомерфилд, — холодно проговорил Эндрю, — давайте без обид. Ваша сестра беспокоится о вашем благополучии. Мы с ней только что решили, на что будем драться. Я согласен драться с вами, но условия останутся прежними.
— А каковы условия?
— До первой крови, — поспешно ответила за него Челси. — Только до первой крови, а потом каждый из нас получает право на то, чтобы его оставили в покое.
Нахмурившись, Джеральд повернулся к сестре:
— Челси, неужели твоя девственность, твоя невинность стоят так мало? Одну каплю крови?
Девушка покраснела:
— Я не хочу, чтобы из за меня кто то умер.
— А что было бы, если бы ты случайно ошиблась и серьезно ранила де Монфора или даже убила?
— Да ладно тебе, Джеральд. Меня учила сама Ева, я отлично фехтую. Ошибка практически исключена.
Джеральд продолжал хмуриться, его брови почти сошлись на переносице. Толпа уже начала терять терпение.
— Дуэль! Дуэль! — закричал кто то.
— Я встал в такую рань не для того, чтобы смотреть, как господа ругаются!
— Хватит болтать, начинайте!
Поняв, что проиграла, Челси выбежала за линию площадки, где спокойно стоял герцог Блэкхит. Увидев на его лице улыбку, она разозлилась еще сильнее. Как это на него непохоже — быть в стороне. И как похоже — радоваться, когда у других неприятности!
— Жаль, — обратился к ней Люсьен, видя, что Джеральд передает свою лошадь мужчине из толпы, — я бы с удовольствием посмотрел, как вы заставите моего брата побегать.
— Я бы победила, — уверенно заявила Челси, не в силах простить герцога за то, как он обошелся с ней и Эндрю в библиотеке. — Я бы победила, потому что он бы не воспринимал меня как серьезного противника и, следовательно, дрался бы вполсилы.
— Напротив, мадам, он воспринимает вас всерьез. Иначе его бы здесь не было.
Челси отвернулась.
— Неужели вы, моя дорогая, не понимаете, что если бы вы согласились выйти за него, то сегодня все мы нежились бы в постели?
— Я не собираюсь замуж. Запомните это.
— Гм… Видимо, так. А теперь прошу извинить меня, — поклонившись, герцог вынул из кармана белый шелковый платок, — кажется, дуэль вот вот начнется. Как вам известно, у секунданта есть определенные обязательства.
— Только постарайтесь, чтобы он его не ранил, — тихо проговорила Челси, стараясь скрыть внезапно охватившее ее отчаяние.
— Кто кого не ранил?
— Эндрю. Чтобы он не ранил моего брата.
Люсьен поклонился ей и ушел. У Челси учащенно забилось сердце, грудь сдавило, в желудке появились неприятные ощущения.
«Естественно, я волнуюсь за Джеральда. Только — о Господи! — не видать мне покоя, если что нибудь случится с Эндрю. Ведь это я виновата во всем, что произошло. Возможно, драться с Джеральдом следовало бы именно мне».
Челси села на траву, сорвала отцветший одуванчик и вдохнула полной грудью, чтобы успокоиться.
«Не думай о дуэли, — повторяла она себе. — Не думай о том, что кто то может быть ранен. Думай о приюте для собак, который открывается в Виндзоре на следующей неделе, о занятиях по уходу за животными для деревенских детей. Думай о таксах, как скупить всех такс в Англии, чтобы спасти их…»
Толпа вокруг нее затихла. Челси слышала спокойный голос Люсьена, оглашавшего правила дуэли. Вот он объявил, что поединок длится до первой крови — слава Богу! Пятнистый, будто почувствовав ее страх, подошел к ней и сел рядом. Челси обняла его.
— Ох, песик, какая же все это глупость!
— К бою! Поединок начался.
Челси захотелось закрыть глаза. Или лучше вскочить в карету и уехать далеко далеко.
Зрители неистово вопили, болея за дуэлянтов, а у нее не было желания следить за поединком. Однако она не могла отвести взгляд от поляны.
Тем временем дуэлянты медленно двигались по кругу, пытаясь хитростью добиться того, чтобы противник оказался против солнца. Челси смотрела на Эндрю. Он своей легкой грацией напоминал ей хищника. А вот Джеральд явно нервничал. И ни один не улыбался.
Джеральд первым пошел в атаку. Он сделал стремительный выпад, и в этот момент Челси поняла, что брат намерен сражаться отнюдь не до первой крови. Он намерен убить противника.
Ее охватил ужас. Она вскочила на ноги и чуть было не побежала к площадке, но тут же остановила себя. Это глупо, она только навредит, нельзя там появляться. Кто нибудь из них отвлечется, и тогда ему конец.
Джеральд снова атаковал, и Эндрю с усмешкой отбил его удар. Он двигался легко и выглядел так, будто получает удовольствие, будто для него дуэль — всего лишь утренняя разминка. Он играл с Джеральдом, но это было видно только опытным фехтовальщикам — Челси и, конечно же, Люсьену. А Джеральду — нет. Он сосредоточился на том, чтобы нанести смертельный удар, и не подозревал, что противник просто тянет время, позволяя ему сохранить достоинство и спасти честь. Челси в полной мере оценила благородный жест Эндрю и немного расслабилась, чтобы просто понаблюдать за искусным фехтовальщиком и спокойно порадоваться тому, что ей не надо сосредоточиваться и можно без помех любоваться движениями совершенного, красивого, соблазнительного мужского тела.
Это самое совершенное, красивое, соблазнительное мужское тело только недавно, всего несколько часов назад, сделало ее женщиной.
Воздух оглашался звоном стали, клинки сверкали на солнце. Эндрю острием шпаги вспорол рукав Джеральда, но кровь не показалась, и Челси с благоговейным трепетом поняла, что Эндрю не захотел доводить до этого. Благослови его, Господи! Джеральд опять неуклюже пошел в атаку, и Эндрю, сделав шаг в сторону, распорол другой рукав Джеральда, а потом вынудил своего противника встать лицом к солнцу и приготовился нанести завершающий удар. Вдруг он отшатнулся, шпага выпала из его руки, а взгляд остановился на ветках окружавших поляну деревьев.
— Эндрю! — закричала Челси, решив, что он ранен. И тут начался сплошной ад.
— Мошенник! — завопил Джеральд. — Ты понял, что я побеждаю, и, решив изменить ход поединка, притворился раненым! Трусливый ублюдок!
А потом все произошло в одно мгновение. Эндрю, продолжая смотреть на деревья, опустился на одно колено, и Джеральд ринулся вперед, чтобы пронзить ему сердце.
Но ему помешал Люсьен.
Челси не догадывалась, что можно двигаться с такой скоростью, она так и не поняла, когда герцог успел поднять шпагу Эндрю и отразить смертельный удар. Джеральд побелел и попятился, в его глазах отразился ужас. Что же до Челси, она впервые видела такое выражение на лице, как у герцога Блэкхита в тот момент. Это была жестокая, смертоносная ярость. И в отличие от Эндрю герцог вовсе не желал играть с противником.
Он намеревался убить Джеральда и получить от этого удовольствие.
— Нет! — закричала Челси, выбегая на поляну. — Не убивайте его! Ему с вами не справиться, и вам это известно!
Герцог не обратил внимания на ее слова. Эндрю, казалось, ничуть не удивился.
А Блэкхит, спокойный, безжалостный мститель Блэкхит, улыбался, и у Челси от этой улыбки кровь стыла в жилах. Она встала между герцогом и братом. Джеральд задел ее шпагой, и на ее руке появилась кровь.
— Остановитесь! — потребовала девушка. — Остановитесь, Блэкхит! Оставьте Джеральда, и я клянусь, что выйду за вашего брата!

Глава 11

«Он знал».
Все смотрели на Челси. Ей казалось, что время прекратило свой бег. Только что произнесенные слова оставили в ее душе отвратительный осадок.
«Господи, помоги мне! Блэкхит знал, что я пожертвую собой ради никчемной шкуры Джеральда. Он знал. Рассчитывал на это. Иначе почему он сразу не сразил его? Он хотел, чтобы я бросилась его спасать!»
Толпа взревела. Три сотни зрителей с любопытством таращились на Челси. Судя по виду бледного и трясущегося Джеральда, он с трудом сдерживал себя, чтобы не прикончить сестру на месте. Темные глаза Блэкхита победно блестели. А Эндрю?
Челси не смогла понять, что выражает его взгляд. Но у нее и не было желания понимать это, так как выражал он нечто жуткое.
Толпа, кольцом окружившая поляну, стала медленно вращаться вокруг нее, крики слились в один и стали оглушающими. Челси на мгновение прикрыла глаза, чтобы остановить это вращение, а потом пошла к карете, стараясь держаться прямо и ступать уверенно.
«Боже, прошу тебя, не дай мне упасть в обморок у всех на виду!»
Но сегодня, кажется, Бог забыл о ней. Последнее, что она увидела, прежде чем ее ноги подогнулись, было красное пятно на рукаве.
— Челсиана, как вы?
Девушка услышала доносящийся откуда то издалека голос Эндрю, который, поняв, что с ней что то не так, успел подбежать и поймать ее.
— Челси?
— Кажется, я падаю в обморок, — тихо пролепетала она, и ее окутала тьма.
Эндрю стоял, держа ее в объятиях, и удивлялся. Ему в голову не могло прийти, что столь отважная женщина, как леди Челсиана Блейк, подвержена обморокам и прочим женским штучкам. Однако он не мог винить ее в этом. Мало кто сохранил бы рассудок после событий последних дней. На нее свалилось слишком много: и дуэль, на которой едва не убили ее брата, и внезапная помолвка, и сознание, что се жених — человек со странностями.
Эндрю стало жаль Челси. Ему захотелось защитить ее. Подняв голову, он обнаружил, что Люсьен со шпагой в руке идет к нему, и нежность тут же уступила место ярости.
— Наследница, — ласково проговорил герцог и убрал шпагу в ножны. — Ну ну, я всегда знал, что ты выгодно женишься. Оглашаем имена?
У тех, кто слышал ответ Эндрю, кровь отхлынула от щек — никто не позволял себе говорить с его сиятельством и таком тоне. Люсьен же лишь насмешливо вздернул бровь.
— Ну, у тебя и язык, — хмыкнул он. В это мгновение Сомерфилд вскочил на лошадь и, яростно пришпоривая ее, поскакал прочь во весь опор. — Эндрю, может, положишь девушку? Или ты хочешь показать всем, что рад держать ее н объятиях? Боюсь, ей не понравится, когда, придя в себя, она обнаружит, что находится у тебя на руках.
— Почему бы тебе не перестать ухмыляться? А то ведь я могу тебя заставить, — сердито процедил Эндрю.
— Ладно уж, — пробормотал герцог, продолжая усмехаться. — Негоже так разговаривать с тем, кто только что спас тебе жизнь.
— Ты прав. Мне меньше всего хочется разговаривать с тобой.
Эндрю с Челси на руках пошел к карете. Прижимая девушку к груди, он чувствовал тепло ее тела, и от этого становилось трудно дышать.
— Ты едешь за специальным разрешением? Ага! Неудивительно, что ты так спешишь.
Ярость Эндрю была столь велика, что он с трудом владел собой.
— Я увожу ее отсюда. От всех. И от тебя. Ей и так плохо, и я хочу, чтобы она пришла в себя не здесь, на глазах у сотен орущих незнакомцев, которые полезут к ней со своими поздравлениями. — Он посмотрел на Люсьена, радуясь тому, что его руки заняты, иначе герцог лишился бы повода так ухмыляться. — Ты полный мерзавец. Настоящая скотина. Ничтожное, бездушное чудовище. Надеюсь, ты гордишься собой.
— Тем, что спас тебе жизнь? Гм… да. Только «горжусь» — не совсем верное слово.
Эндрю лишь чертыхнулся.
Люсьен, шедший рядом с ним, достал из внутреннего кармана фляжку.
— Ладно, езжай. Только возьми вот это. Думаю, вам обоим не помешает подкрепиться.
— Что это?
— Бренди. Я прихватил его на тот маловероятный случай, если ты будешь ранен и придется обрабатывать рану. Но теперь, кажется, ему найдется лучшее применение.
Эндрю взял у брата фляжку и широким шагом направился к карете. Он был зол и на Люсьена, и на судьбу, и на то, что весь Рейвенскомб, не говоря уже о женщине у него на руках, узнал, что у него есть не просто странности, а нечто посерьезнее. Проклятие! Хорошо хоть, что ее данная под давлением обстоятельств клятва выйти за него отвлекла внимание людей от его собственных проблем. Можно поблагодарить ее за это. Однако он, естественно, делать этого не станет. Чем меньше он будет привлекать к себе внимание, тем лучше.
Эндрю усадил Челси на диван, сел рядом, привлек ее к себе и закрыл дверцу.
— Поехали! — приказал он кучеру, постучав по крыше.
— Но его сиятельство?
— К черту его сиятельство! Поехали!
— Куда, милорд?
— Куда угодно. Лишь бы подальше отсюда. И побыстрее.
Карета тронулась с места. В окне мимо Эндрю медленно проплывали любопытные лица зрителей, и он поспешил опустить занавески. Лошади перешли на легкий галоп, и вскоре Рейвенскомб остался позади.
Эндрю обнимал Челси и смотрел вперед. Его губы были плотно сжаты, сердце учащенно стучало, душу переполняли противоречивые чувства, причем отнюдь не приятные. Он велел себе не глядеть на Челси, хотя очень хотелось. Но он не станет этого делать, несмотря на то что его так и подмывает скосить взгляд на ее совершенную грудь, — ведь она об этом никогда не узнает. Не расскажет он ей и о том, что его сжигает желание гладить ее длинные стройные ноги, обтянутые мужскими бриджами, а одна мысль о ее прелестях разжигает в нем страсть и возбуждает плоть.
Эндрю вел тяжелую борьбу с самим собой, но ему не суждено было выйти из нее победителем. В конечном итоге он все же покосился на Челси и обнаружил, что ее огромные серебристо зеленые глаза смотрят на него.
— Спасибо, — слабым голосом произнесла девушка.
— За что?
— За то, что увезли меня оттуда. — Она закрыла глаза и положила голову ему на плечо. — Я никогда раньше не падала в обморок. Какое унижение — на глазах у сотен людей!
Эндрю промолчал. Он знал, каково это — испытать унижение на глазах у сотен людей.
— Как вы себя чувствуете? — мрачно спросил он.
— Хорошо. Плохо. Не знаю… Все произошло так быстро, у меня до сих пор кружится голова.
— Да, вы не единственная, кто страдает от этого.
Он злился, и Челси считала, что у него есть на это право. Его сильная рука лежала на ее плече. Он смотрел в окно, и взгляд его был суровым и жестким. Она слышала, как стучит в груди его сердце, и понимала, что нужно пересесть на противоположный диван. Она обязательно пересядет, только еще чуть чуть подождет, пока ей станет немного лучше…
— Эндрю…
Челси ощутила, как напряглось его тело.
— Да? — буркнул он.
— Что с вами произошло?
— Сомерфилд едва не убил меня, а Люсьен едва не убил Сомерфилда. Да и вы еще бросились между нами, как будто решили отдать себя в жертву ради нашей свободы. Вот что произошло.
— Я не об этом.
— Тогда я, черт побери, не знаю, о чем вы. И что бы это ни было, я не желаю говорить об этом! Ясно?
— Нет, не ясно. — Челси заглянула ему в лицо. — Я все же кое чего не поняла. Во первых, почему вы вдруг упали? Вы играли с Джеральдом, позволяя ему сохранить достоинство, и в следующее мгновение…
— Ничего не случилось, — грубо оборвал ее Эндрю.
— Но…
— Я же сказал: ничего не случилось!
— Со стороны выглядело так, будто он ударил вас и тем самым оглушил. Однако я то смотрела внимательно — просто не могла не смотреть. Так что случилось на самом деле, Эндрю? Он действительно ударил вас эфесом?
— Да, все именно так и было, и теперь, когда вы во всем разобрались, давайте поговорим о чем нибудь другом. А еще лучше, если мы помолчим. Меня тошнит от разговоров. Оставьте меня в покое.
Его грубость обидела Челси. Ужасающая действительность снова навалилась на нее. В душе возникла та же боль, что бывает в руках, отогревающихся после игры в снежки. Только сейчас у нее отогревались не руки, а сердце. И болело именно сердце.
«Господи, что я наделала?»
Она приговорила себя к браку с этим человеком — вот что. Она разрушила и свою жизнь, и его. По мере того как у нее в голове прояснялось после обморока, ее все сильнее обуревали эмоции: неверие, чувство вины, тоска, гнев, стыд, несогласие. Ей хотелось свернуться в клубочек и спрятаться от всего, убежать на край земли. Ей хотелось, чтобы рядом был Пятнистый. Ах, зачем она согласилась выйти за Эндрю замуж?
Тогда почему ее так сильно ранит его полный горечи взгляд, его слишком явное сожаление?
— Эндрю, — нерешительно позвала Челси, — я понимаю, что вы сердитесь. Но вы не должны жениться на мне лишь потому, что я дала согласие.
— И как же я буду выглядеть в глазах сотен свидетелей, если не женюсь на вас?
— Не думала, что вас это волнует.
— Очень даже волнует. Кроме того, мой брат страстно желает этого брака, и сейчас мне совершенно ясно, что он желал его с того момента, когда мы с вами встретились на балу, если не раньше. Теперь, когда он добился вашего согласил, он, я уверен, будет шантажировать нас, если мы пойдем на попятный.
— .Ему нечем шантажировать нас.
— Да? А вы считаете, что того, что вас обнаружили в моих объятиях на полу, мало?
Челси покраснела:
— Он не посмеет!
— Поверьте мне, мадам, посмеет. Что же до меня, то ему достаточно сказать слово нужным людям, и мой шанс попасть в Королевское научное общество будет утрачен навсегда. Я не могу идти на скандал, да и вам я этого не советую, если вы хотите и дальше вращаться в высшем свете и собирать пожертвования для своих драгоценных собачек.
Челси начала злиться. До чего же он невозможный! То подвержен неоправданным вспышкам гнева, то — сама доброта. Только в ней начинают просыпаться теплые чувства к нему — он наскакивает на нее, как шелудивая дворняга! Ей надоели его краткие, односложные ответы, его резкость, его манеры. Ведь он умеет вести себя нормально — она видела его таким в лаборатории, когда проявила интерес к его работе. С тем Эндрю ей нравилось общаться значительно больше, чем с этим, враждебным, вечно озлобленным, колючим. Тот Эндрю был приятным и располагающим, а этот? Даже у немецких овчарок более покладистый характер, чем у него.
— Но должен же существовать выход из этой ситуации, — сказала она. — Если будете сидеть здесь и дуться, ничего не получится. Надо что то делать. Вы же умный человек! Почему бы вам, сэр, не заставить поработать свои исключительные мозги и придумать план, способный спасти нас обоих от судьбы, которая не нужна ни вам, ни мне?
— Уверяю вас, мадам, мои так называемые «исключительные» мозги трудятся над этой проблемой с тех пор, как мы с вами оказались в карете, но до сих пор ничего стоящего не придумали.
— Ага. Значит, вам по силам придумывать летательные аппараты и двухуровневые дилижансы, писать сложные математические формулы, понятные только вам одному, а вот обыграть своего брата вы не можете.
— Просто придумать летательные аппараты и записать сложные математические формулы легче, чем обыграть моего брата.
— Следовательно, вы считаете, что именно он стоит за всем этим?
— А вы — нет? — желчно осведомился Эндрю, сверля ее взглядом.
Естественно, она считала именно так. Выражение на лице герцога, появившееся в тот момент, когда она встала между ним и Джеральдом, лишь укрепило ее в мысли, что эту кашу заварил он. Да а, непростая задачка! Если уж Эндрю, знающий Люсьена много лет и имеющий аналитический склад ума, не может найти выход, что же делать ей?
— Эндрю!
— Послушайте, я же сказал, чтобы меня оставили в покое! Разве не понятно?
— Ну что вы все время злитесь! Я прошу прощения за то, что вмешалась в дуэль, но я должна была спасти Джеральда. Вы на моем месте сделали бы то же самое, если бы в опасности оказалась жизнь вашего брата.
— Все зависит от того, какого из братьев, — проговорил Эндрю.
Хватит! Она больше ни секунды не будет на него опираться! Челси попыталась сесть прямо и застонала от боли. Оглядев себя, она обнаружила красное пятно на рукаве и вспомнила, что Джеральд задел ее клинком.
Эндрю тоже увидел пятно.
— Проклятие! — выругался он. — Дайте взглянуть. Челси оттолкнула его руку и ладонью прикрыла рану.
— Не дам.
— Больно?
— Теперь, когда я вспомнила о ней, стало больно.
— Дайте все же взглянуть.
— Меня трогает ваша забота, но я бы предпочла, чтобы рану осмотрел квалифицированный хирург, а не сумасшедший изобретатель.
— А я бы предпочел, чтобы вы не употребляли слово «сумасшедший», характеризуя меня, — отрезал Эндрю, чувствуя новый прилив гнева. — Пусть меня не учили врачеванию, зато, уверяю вас, перебинтовать рану мне вполне по силам.
— Вы не доктор.
— Доктор. Только не медицины.
— Тогда чего же?
— Философии.
— О, это чрезвычайно полезно в данной ситуации, не так ли?
— Челсиана, дайте взглянуть на вашу руку. Немедленно.
— Ладно, смотрите, — буркнула девушка, убирая свою руку с раны и отворачиваясь. — Хотя не представляю, что вы сможете использовать в качестве бинта.
Руки Эндрю оказались более нежными, чем тон.
— Сидите спокойно, — велел он и одним движением разорвал рукав от плеча до манжеты.
Челси задалась вопросом, затошнит ли ее от вида собственной крови, однако она не решилась проверить это и смотрела на Эндрю, гадая, что он делает. А потом и это перестало ее интересовать, так как она переключилась на его лицо. Интересно, когда он что то изобретает, у него такое же задумчивое выражение? Он всегда с такой же целеустремленностью и сосредоточенностью принимается за какое либо дело? Что бы она почувствовала, если бы все его внимание сосредоточилось на ней? В спальне?
«Господи, откуда у меня такие мысли?»

Челси приказала себе думать о раненой руке. Пусть он не хирург, зато взялся за перевязку серьезно и уверенно, что внушает оптимизм. Руки у него теплые, движения четкие и ласковые.
Вскоре Эндрю наложил повязку и завязал концы импровизированного бинта. Повязка лежала плотно, но руку не стягивала.
— Спасибо, — поблагодарила Челси, когда он выпустил ее руку. — Мне уже лучше.
— Держите рану в чистоте, и у вас не останется даже шрама.
Их взгляды встретились, и между ними что то промелькнуло. Эндрю сразу напрягся, а Челси обдало жаром, сердце забилось быстрее. Она зарделась, и оба поспешно отвели глаза. Девушка решила, что пора перебраться на безопасное расстояние, и пересела на противоположный диван. Почему то она сразу ощутила холод и пустоту.
А внутри ее вновь бушевала буря. Она стиснула зубы и попыталась прогнать непрошеные слезы. Краем глаза она видела, что Эндрю смотрит в окно. В карете воцарилась мрачная тишина.
Что ж, действительность довольно печальна. А это осуждающее молчание, напряжение, возникшее между ними, — они просто невыносимы и только усугубляют положение!
— Куда мы едем? — наконец спросила Челси.
— А куда бы вы хотели? — вопросом на вопрос ответил он.
— Куда угодно, только не обратно. А вы?
— Куда угодно, только не к алтарю.
— Вы действительно не хотите жениться на мне, верно?
— Нет, не хочу.
— Это доказывает, что я действительно не нужна вам, даже несмотря на мои деньги.
— Не обижайтесь, мадам, но вы действительно мне не нужны.
Хотя Челси тоже не хотела выходить за него, его резкие слова обидели ее, как обидели бы любую женщину. Особенно задело то, что от нее отказывается один из красивейших — без преувеличения — мужчин Англии.
— Что ж, я не могу винить вас, — проговорила она с наигранной беззаботностью, однако так и не смогла скрыть жесткие нотки в своем голосе. — Полагаю, идея женитьбы на наследнице довольно привлекательна, но даже огромное состояние не заставило бы вас взять в жены плоскогрудую.
Эндрю резко повернулся к ней:
— Прошу прощения?
— Вы все отлично слышали. Я знаю, что вам, мужчинам, нравится сравнивать достоинства своих приобретений, а я со своей маленькой грудью стала бы объектом насмешек. Это уж точно, можете мне поверить.
— Ваш язык, мадам, оставляет желать много лучшего.
— И моя грудь, если судить по отзывам большинства мужчин.
Эндрю буквально затрясся от гнева.
— Меня не волнует мнение большинства мужчин. Более того, я считаю, что Господь одарил вас великолепной фигурой.
— И вы ждете, что я вам поверю?
— А почему бы, черт побери, вам не поверить мне?
— Я знаю, что говорят про меня мужчины.
— Знаете?
— Знаю. И твердо убеждена в том, что мне далеко до идеала. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду.
— Нет, не понимаю. И уверяю вас, мадам, что те особенности, которые стали предметом этого идиотского обсуждения, никак не влияют на мое нежелание идти к алтарю.
— Значит, вы боитесь подавиться горошиной.
— Я не боюсь подавиться горошиной. Я вообще не люблю горох. А люблю я свободу. Я предпочитаю жить так, как мне хочется, без помех в лице женщины — будь то любовница, поклонница или, да простит меня Господь, жена. У меня есть работа.
Челси прямо посмотрела ему в глаза:
— У меня тоже есть работа. Мне нужно постоянно следить за целой сетью убежищ, которые я организовала в Беркшире, и финансировать расширение этой сети, чтобы сохранить жизнь большему количеству несчастных животных. Я борюсь за такс. Я внедряю программу по обучению молодежи в моей деревне правильному уходу за собаками и кошками. Я учу их тому, что животные существуют для жизни, как дети, что они не созданы для того, чтобы их убивали или избавлялись от них каким то другим образом только потому, что кто то сделал лужу на полу или, повзрослев, перестал быть симпатичной игрушкой. Как и вам, мне не нужны помехи. Так что видите, Эндрю, у меня тоже нет желания обзаводиться семьей.
Эндрю внимательно смотрел на Челси.
— Кроме того, — продолжала она, — я еще не встретила мужчину, который любил бы собак так же, как я, который не только не мешал бы, но помогал бы мне в моей работе и который разрешал бы им спать в постели.
Эндрю пожал плечами:
— Я разрешаю Эсмеральде спать на моей кровати.
— Вы?
— Да, — нетерпеливо бросил он. — Что в этом такого?
Челси изумленно уставилась на него. Его слова настолько поразили ее, что она даже забыла о собственном гневе.
— Ничего, если не считать, что вы первый, кто пошел на это. Возможно, брак с вами был бы не так невыносим.
— Вы были бы несчастны, это я вам гарантирую. Как и любая женщина, имей она неосторожность связать свою жизнь со мной.
— Что дает вам повод утверждать это?
— Просто мне трудно представить, чтобы женщина согласилась делить своего мужа с наукой.
— Ну а я не думаю, что мужчина согласится делить свою постель с собакой жены. Так что, полагаю, мы квиты.
В глазах Эндрю появилось странное выражение.
— Забавно, — пробормотал он.
— Я тоже так считаю, — сказал Челси, довольная тем, что ей удалось сломать лед между ними. — Эндрю, что мы будем делать?
— Не знаю. — Вздохнув, он опустил голову на руки и потер лицо. — Чтобы избежать этого ужасного брака, можно уехать из страны. Во Францию? В Америку? Куда угодно, лишь бы подальше от Люсьена! Господи, я согласен бежать даже в Арктику.
— Да, но не забывайте, что там слишком холодно, чтобы строить новую лабораторию.
Эндрю поднял голову и взглянул на девушку. И снова между ними промелькнула искра, которая на этот раз не погасла, а окутала их теплом. Даже гнев не смог погасить ее. Губы Эндрю стали медленно растягиваться в улыбку, и Челси впервые увидела, что этот вспыльчивый, раздражительный человек обладает шармом, которому трудно противостоять.
Сердце Челси отчаянно забилось, и она опустила глаза.
— Мне бы хотелось, чтобы вы отвезли меня домой, — дрожащим голосом проговорила она. — Мне нужно забрать Пятнистого.
— Челсиана…
Она неуверенно подняла глаза:
— Да?
— Я тоже прошу прощения. Я хочу, чтобы вы знали: я сержусь не на вас, а на судьбу.
— Спасибо.
— И что меня отталкивает не женитьба на вас, а брак как таковой. — Эндрю кашлянул. — Вы очень отважная. Этим нельзя не восхищаться.
— Вы хотите сказать, что я очень отважная для женщины?
— Просто отважная. — Взгляд Эндрю потеплел. — И я хочу, чтобы вы знали это. — Он достал из кармана фляжку. — Мы найдем выход. Хороший или плохой, но найдем. — Он отвинтил крышку, и Челси почувствовала сильный запах бренди. — А пока я предлагаю тост.
— За что?
Эндрю ухмыльнулся, взгляд его стал тяжелым и решительным.
— За моего хитрого братца, который перехитрил сам себя.

Глава 12

Эндрю протянул фляжку Челси. Девушка взяла ее и ощутила, что металл еще хранит тепло его руки. Она не любила бренди, но не могла не выпить за это. Слегка пригубив, она вернула фляжку Эндрю. Тот допил остатки.
Их взгляды встретились. Они чувствовали себя заговорщиками, союзниками, и это объединяло их.
Вдруг Челси окатило жаркой волной. «Нет! Только не сейчас!»
— Эндрю?
С ним, очевидно, творилось то же самое. Он вскочил, ударился головой о крышу и чертыхнулся.
— Проклятие! Дьявольское отродье!
Все было как в прошлый раз. По телу Челси разлился тот же огонь, ее охватило отчаянное желание обнять Эндрю, прикоснуться к его коже. В груди появилось такое же томление, точно так же набухли соски.
«О нет!»
«О да!»
«О Боже!»
Челси вжалась в спинку дивана, стараясь не дотрагиваться до Эндрю.
— Боже мой, Эндрю, это было не бренди, это?..
— Это был мой чертов препарат! — закричал он, падая на диван и пряча лицо в кожаной диванной подушке.
Челси видела, как сжимались и разжимались его кулаки. Как его виски покрылись испариной, а на скулах заиграли желваки. Из горла Эндрю вырвался яростный вопль, который скорее походил на вой.
— Я прикончу его, Господи! На этот раз он зашел слишком далеко!
— Я не понимаю.
— Эту фляжку дал мне Люсьен! Это он налил туда возбудитель!
Движимый желанием отомстить брату и лишить того возможности увидеть результат собственных махинаций, он рванулся к двери, намереваясь выпрыгнуть из кареты на полном ходу, но задел коленом за диван. Челси так и не поняла, кто за кого ухватился — либо Эндрю за нее, когда падал, либо она за него, чтобы поддержать, — но так или иначе, он повалился на нее, и их губы тут же потянулись друг к другу. И соединились в поцелуе.
Впервые Челси целовали так настойчиво и страстно. Ее опыт был крайне ограниченным: легкие, почти целомудренные поцелуи с охотниками за наследством, которые строили из себя ее обожателей, и холодные, чопорные поцелуи с подавившимся горошиной лордом Хэммондом — ей никогда не забыть его мокрых губ, даже у собак языки суше. Поэтому у нее не было оснований предполагать, что поцелуй мужчины может оказаться приятным. У нее всегда создавалось впечатление, что мужчинам эти поцелуи доставляют больше удовольствия, чем ей.
Но сейчас! Она таяла, чувствуя на себе тяжесть его тела. Одной рукой Эндрю вытащил сорочку из ее бриджей и накрыл ладонью ее грудь, а другой гладил ее по щеке. Его поцелуй не был ни холодным, ни чопорным, ни девственно непорочным. Лорд Эндрю отлично понимал, чего хочет, и знал, как этого достичь. А хотел он засунуть язык ей в рот. И она впустила его.
Челси застонала, когда он сжал пальцами ее сосок, а его язык властно толкнул ее язык. Она бедром ощутила, как напряглась его плоть, и едва не задохнулась от восторга. Ей даже пришлось оторваться от Эндрю. Она устремила на него затуманенный взгляд.
— Боже мой, — выдохнул он, — я этого не вынесу.
— Я тоже, поэтому целуй меня.
— Как смешно: я почти не знаю тебя, я к тебе почти ничего не испытываю, и все же мне хочется делать с тобой самые невероятные вещи, я просто не могу удержаться!
— Надеюсь, ты даже не будешь пытаться.
— Я и не собираюсь! Челси, да поможет нам Господь. Я хочу прикасаться к тебе, целовать тебя.
Эндрю осыпал поцелуями ее лицо. Челси щекой чувствовала тепло его дыхания. Она дрожала от восторга, растворяясь в своих ощущениях. Ей нравилось гладить его, запускать пальцы в его шелковистые волосы. Она не знала, радоваться ли тому, что она сделала лишь крохотный глоток бренди, или огорчаться из за этого? Ее мозг в отличие от прошлого раза не был затуманен большой дозой возбудителя, и выпитого количества хватило только на то, чтобы раскрепостить ее. В противном случае она бы оттолкнула его от себя и, возможно, даже выкинула бы из кареты.
Что касается Эндрю, то он выпил почти всю фляжку.
Он снова с жадностью впился в ее рот. У него такие горячие губы, думала Челси, и от него вкусно пахнет — какой то экзотической пряностью. Какие нежные у него руки!
Челси застонала, когда он снова накрыл ладонью ее грудь. Ее маленькую, но страстно ждущую ласки грудь.
— Эндрю, ты прикасаешься к моей… моей…
— Груди? Да. Мне, видишь ли, нравится брать ее в руку. Она такая упругая и так точно ложится в ладонь. Очень приятно.
— И она не кажется тебе неполноценной?
— Абсолютно нет. И я знаю, что она ждет, когда я буду ласкать ее. Целовать. Господи, ты потрясающа!
Эндрю через голову стянул с нее рубашку и припал губами к ложбинке на груди. У Челси от восторга бешено застучало сердце и закружилась голова.
— Что ты делаешь?
— Целую твою грудь.
— Но я думала, что целуют только в рот!
— Целовать можно все, что нравится. И мне нравится целовать сюда… и сюда…
Он сжал губами ее сосок, и она забилась в его объятиях. Чтобы не утонуть в вихре ощущений, охвативших ее, она сжала его плечи.
«Не сопротивляйся, он не остановится. И ты не хочешь, чтобы он останавливался. Замри и наслаждайся. Наслаждайся, потому что такое больше не повторится!»
Эндрю засунул руку ей между бедер и заставил раздвинуть ноги.
— А вот еще одно местечко, которое любит, чтобы его целовали, — проговорил он, гладя ее через бриджи. — И я с удовольствием прижмусь к нему губами.
— Туда? Да как ты мог об этом подумать!
— Я не только думаю об этом. Я делаю. — Эндрю склонился к ней. Его лицо было так близко, что Челси смогла в мельчайших подробностях рассмотреть его зрачки. Его жаркий взгляд пронзал ее насквозь. — Моя дорогая Челсиана, я хочу сказать тебе одну вещь. Может, на меня подействовало возбуждающее средство, а может, и нет, но я мечтал о том, чтобы снять с тебя бриджи, с тех пор как ты появилась на поляне. А весь последний час я мечтал прикоснуться к твоим длинным, стройным ногам, засунуть руку тебе между бедер и почувствовать, как у тебя там горячо и влажно, как ты изнываешь от страсти ко мне.
Господи, да она уже давно изнывает от страсти! Наверняка он почувствовал это, когда засунул туда руку. Кровь превратилась в жидкий огонь, все тело горело как в лихорадке, голова кружилась. Челси посмотрела Эндрю в глаза, и ее ноги сами начали раздвигаться.
— С той минуты, что мы сели в карету, я мечтал о том, чтобы раздеть тебя и разложить на полу, — хриплым голосом проговорил Эндрю. — Ничто — ни твои слова, ни действия — не остановит меня. Я хочу тебя. И я тебя возьму.
Он принялся теребить губами ее сосок, а рукой продолжал гладить между ног.
— О, — застонала Челси, закидывая голову и закрывая глаза, — а я то думала, что тебя не интересуют женщины, что тебя волнует только твоя наука.
— Меня интересуешь ты. Я просто не хочу жениться на тебе. Здесь нет ничего личного, естественно, — не поднимая головы, ответил Эндрю. — Я вообще не хочу жениться.
— Если брак означает, что такое будет происходить каждый день, то, возможно, он не так ужасен, — проговорила Челси, из под полуприкрытых век наблюдая, как Эндрю водит языком вокруг соска. — Если бы ты женился на мне, мы занимались бы этим каждый день?
— Каждый день и каждую ночь.
— Но мы не собираемся жениться.
— Да. Мы собираемся обхитрить Люсьена.
— Да. Обхитрить Люсьена.
— И заняться любовью… — Эндрю принялся расстегивать ее бриджи, — прямо сейчас.
— Да. Сейчас.
Челси выгнулась, и Эндрю медленно, мучительно медленно стянул с нее бриджи. Теперь она сидела перед ним обнаженная. Несколько мгновений он разглядывал ее, затем его дыхание участилось.
— Нет, сиди так, — приказал Эндрю, когда Челси, засмущавшись, попыталась сдвинуть ноги. — Я хочу смотреть на тебя.
— Честное слово, я в буквальном смысле ощущаю твой взгляд на себе.
— Вот как? Скоро ты почувствуешь на себе не только мой взгляд.
Эндрю продолжал разглядывать ее, и Челси казалось, что огонь, полыхавший в ней, под его взглядом становится еще жарче.
Эндрю провел рукой по треугольнику волос внизу живота, и Челси напряглась. Она следила за тем, как его теплая ладонь скользит по ее животу, искушая и мучая. Внезапно он коснулся пальцем заветного бугорка.
Челси вздрогнула и застонала.
— Как я вижу, моя гипотеза оказалась верной, — улыбаясь, сказал Эндрю.
— Какая гипотеза?
— Я предположил, что ты будешь готова принять меня. Так и есть.
— Это возмутительно.
Он продолжал водить пальцем по бугорку.
— Это лестно.
— Просто я не контролирую себя.
— Это возбуждает меня еще сильнее. Так, что мне даже больно.
Челси покраснела, а Эндрю пристально смотрел на нее, и его палец скользил по бугорку, погружая ее в новые, не изведанные ранее ощущения. Вдруг его рука замерла.
— В чем дело, Челсиана? В прошлый раз ты была тигрицей, а сегодня — котенок. Неужели из нас двоих с ума схожу только я?
— Нет, просто из нас двоих именно ты выпил всю фляжку, а я лишь пригубила. Этого хватило для того, чтобы я не сопротивлялась.
— Если ты хочешь, чтобы я остановился, тебе, боюсь, придется выкинуть меня из кареты.
— Я не хочу, чтобы ты останавливался, — прерывающимся голосом проговорила Челси.
— Если ты чего то боишься, в чем то сомневаешься, если чего то опасаешься, скажи мне, и я приложу все силы, чтобы избавить тебя от всех страхов, сомнений и опасений.
— У меня нет ни страхов, ни сомнений, ни опасений, — проговорила Челси, внезапно ощутив боль в сердце. — Ведь я как никак уже не девственница, верно?
Его взгляд смягчился, и Челси увидела перед собой того Эндрю, который гладил свою собаку, который уважил ее просьбу, когда она решила сразиться с ним на дуэли вместо Джеральда, а несколько минут назад шутил с ней — того Эндрю, что обычно прятался под маской гнева и резкости.
— Насколько мне известно, ты плохо помнишь, что было между нами в прошлый раз. Поэтому ты должна знать, Челси: я до сих пор считаю тебя девственницей во всех смыслах этого слова, кроме одного.
«Челси». Он назвал ее Челси. У нее что то перевернулось в душе.
— И я буду обращаться с тобой так же осторожно и нежно, как с девственницей.
Все это время Эндрю неторопливо водил рукой у нее между ног, разжигая в ней огонь и непреодолимое желание. Челси хотелось, чтобы он ласкал ее как то по другому, только она не могла представить, как именно. Карета подпрыгнула на ухабе, и палец Эндрю сдвинулся туда, куда хотелось Челси.
— О! — закричала она и увидела лукавый блеск в его глазах.
— Потрясающее ощущение, правда?
— Откуда ты знаешь?
— Мадам, мне многое известно о вас, а вот вам еще предстоит поучиться. Мне также известно, что через несколько мгновений мы поедем через меловые холмы. Дорога там неровная, и вы это остро почувствуете.
— Это будет приятно?
— О да, — усмехнувшись, ответил Эндрю, — очень приятно.
А Челси приятно было уже сейчас. Эндрю встал радом с ней на колени, раздвинул ей ноги и стал целовать там, где только что путешествовала его рука. Он водил языком, все время сужая круги, и наконец добрался до заветного бугорка.
Когда к языку присоединился палец, Челси застонала и забилась. В ней росло и ширилось странное ощущение — у нее почему то возникла ассоциация с лошадью, собирающей силы для преодоления огромной преграды.
— Возможно, мадам, вы и не помните, что произошло между нами в прошлый раз, — тихо проговорил Эндрю, — но на этот раз вы ничего не забудете, уверяю вас.
И язык, и палец Эндрю заработали быстрее. Внезапно карета подпрыгнула на одной из неровностей, о которых он предупреждал, и это только обострило ощущения Челси.
— Боже! — со стоном выдохнула она.
— Быстрее! — крикнул Эндрю кучеру.
Карета покатилась быстрее, и неземное наслаждение разлилось по всему ее телу.
— О, пожалуйста, прошу тебя, — шептала она, царапая ногтями диван.
— Еще быстрее!
Кучер исполнил приказание, и карета закачалась так, будто началось землетрясение. Челси уже не могла противостоять рвущейся наружу мощи и с криком выгнулась, а Эндрю все быстрее водил языком по бугорку, нажимая сильнее, засовывая его глубже!
— Боже, помоги мне!
Челси забилась в судорогах, выгибаясь дугой. Ее волосы разметались. Вдруг Эндрю выпрямился и засунул в нее пальцы. На Челси, которая уже думала, что большего наслаждения быть не может, накатила новая волна.
Она еще трепетала, когда Эндрю снял бриджи и вошел в нее. Он двигался резко и быстро и вскоре познал ту же радость, что и Челси.
А кучер на козлах так ничего и не услышал.

Глава 13

К тому моменту, когда Джеральд добрался до «Ламбурнского герба», его страх уступил место недовольству самим собой. Это чувство засело в нем, как кость в горле. Джеральд осадил лошадь перед конюшней, бросил повод конюху и прошел в бар.
Порция крепкого виски успокоила его. Вторая — прибавила сил. Третья — вернула часть отваги, которой его с такой легкостью лишил его сиятельство герцог Блэкхит. Половины четвертой порции хватило на то, чтобы он поспешил обратно в конюшню.
Он разберется с этим герцогом! Он заставит того понять, что его братец не подходит Челси! Он позаботится о том, чтобы этот брак не состоялся!
Спустя несколько минут Джеральд уже был в седле и скакал в замок Блэкхит. Он не сомневался, что герцог примет его. Герцог действительно принял его, но заставил сорок минут ждать в Большом зале. Этого оказалось достаточно, чтобы Джеральд снова впал в неистовство.
Наконец за ним пришел лакей.
— Его сиятельство примет вас, ваша светлость, в библиотеке, — поклонился тот. — Соблаговолите следовать за мной.
Виновник всех бед Джеральда стоял перед книжным шкафом и читал какую то древнюю книгу в кожаном переплете. Герцог уже успел переодеться, и сейчас на нем был не черный, а темно синий бархатный камзол. Почему то в нем он выглядел более опасным, чем в черном.
Когда Джеральд вошел, герцог еще несколько мгновений стоял к нему спиной, потом неторопливо закрыл книгу и повернулся. На его губах играла холодная усмешка, а во взгляде тепла было не больше, чем у кобры.
— А, Сомерфилд. Я ждал вас. Присаживайтесь. Я предложил бы вам что нибудь выпить, но сегодня я что то не очень к вам расположен. — Он снова холодно улыбнулся. — Полагаю, вам известно почему.
Герцог взял графин и наполнил свой стакан.
Джеральд стремился как можно быстрее покончить с этим делом и решил не тратить время на любезности. Он окинул герцога полным ненависти взглядом и резко проговорил:
— Я не могу допустить, чтобы Челси вышла за вашего брата.
На красивом строгом аристократическом лице герцога не дрогнул ни один мускул. С безразличным видом наблюдая, как в хрустальном графине плещется херес, он сказал:
— Очень печально, потому что я благосклонно отношусь к этому союзу.
— Благосклонно? Вы что, сумасшедший?
— Сумасшедший? — Герцог поднес стакан к губам. В его темных глазах появился ледяной блеск. — Уверяю вас, я в здравом уме. Кстати, Сомерфилд, а вот в отношении вас у меня возникают сомнения. Мне кажется, что помешались именно вы.
Джеральд, расхрабрившись после выпивки, ощетинился:
— Не понимаю, что вы имеете в виду!
— Не понимаете? Вчера вы вызвали моего брата на дуэль за то, что он отказался предложить ей руку и сердце. Сегодня утром вы, как жалкий трус, попытались убить его, но эта попытка едва не стоила жизни вам самому. А теперь вы заявились сюда и выражаете недовольство предстоящим браком. Сомерфилд, вы рискуете, испытывая мое терпение. Мне казалось, что вы умнее. Неужели вы не понимаете, что ваши разглагольствования только усложняют ситуацию?
У Джеральда затряслись руки, и он уже пожалел, что не допил четвертую порцию.
— Я готов сделать вид, что утренний инцидент явился результатом вашей, Сомерфилд, излишне пылкой любви к сестре. Ради моей будущей невестки я даже готов соблюдать определенную корректность в общении с вами. Но я отказываюсь понимать, почему вы внезапно посчитали Эндрю неподходящей партией для Челсианы, хотя вчера требовали от него согласия жениться на ней. Что то вы очень резко меняете свое мнение, не так ли?
— Я не менял своего мнения, просто вчера обстоятельства застали меня врасплох. Вы не можете не признать, что ситуация была шокирующей. Челси предстоит выйти за сэра Гарольда Бонкли, и если она станет невестой вашего брата, то тем самым сделает из нас с Бонкли посмешище.
— Не вижу, как брак между Эндрю и Челси может оказать пагубное влияние на, — он снова презрительно усмехнулся, — ваше достоинство и достоинство Бонкли.
— Во время бала мы известили всех заинтересованных лиц о том, что Бонкли и Челси уже почти помолвлены.
— Значит, вы не только трус, но и глупец.
— Я требую от вас сделать все возможное, чтобы положить конец этому сумасшествию!
Герцог вскинул одну бровь и поставил стакан на стол.
— Вы требуете?
Джеральд покраснел и что то пробормотал.
— Мой дорогой Сомерфилд, — любезно продолжал Люсьен, — уверяю вас, это не входит в мои намерения. Более того, я полагаю, что ваша сестра и мой брат очень подходят друг другу. — Он смахнул пылинку с рукава и пренебрежительно оглядел гостя. — Ведь вы не считаете моего брата неполноценным, верно?
Джеральд почувствовал, что у него от страха сводит живот. Он был мало знаком с Люсьеном, однако интуиция, вернее, животный инстинкт, подсказывала ему, что он ступил на опасный, а может, и на смертельный путь. К сожалению, большое количество виски лишило его осторожности.
— Считаю, черт побери! Он замкнут. Надменен. Он одержим своими головоломными идеями, и это доказывает, что он не просто странный, а самый настоящий извращенец. Он сделает мою сестру несчастной. У него нет никаких надежд ни на успешную карьеру, ни на благополучное будущее. Что он может предложить Челси? Абсолютно ничего.
В течение минуты герцог молча смотрел на Джеральда, и тот вдруг почувствовал себя очень неуютно под его взглядом. По спине побежали мурашки, а ладони внезапно стали влажными.
— А вы полагаете, что с этим Бонкли, чье имя нельзя произносить без жалости к его бедной невесте, ваша сестра будет счастливее, чем с моим братом? — тихим голосом, в котором явственно слышалась угроза, спросил Люсьен.
— У него хотя бы есть… есть перспективы!
— Вот как? И какие же? Прошу вас, поясните.
Джеральд открыл было рот, но тут же закрыл его. Сэр Гарольд Бонкли не имел никаких преимуществ перед лордом Эндрю де Монфором, и оба знали это.
Блэкхит еще секунду выжидательно смотрел на него, потом тяжело вздохнул и перевел взгляд на графин с хересом.
— Я начинаю подозревать, Сомерфилд, что ваше недовольство моим братом связано вовсе не с тем, что он скомпрометировал вашу сестру, а с тем, что он, скажем… — Люсьен поднял стакан и принялся изучать золотистый напиток, — упрямый.
— Что?
Герцог повернулся к Джеральду.
— Он не будет потакать вашим желаниям. Боюсь, мой брат всегда делал только то, что ему нравится. Сомневаюсь, что в будущем он изменится. Вам не удастся подмять его под себя.
— Я, черт побери, не понимаю, о чем вы говорите!
— Не понимаете? Я думаю, понимаете. Я догадываюсь, почему вам очень хотелось бы выдать свою сестру за сэра Гарольда. Вы хотите контролировать и его, и наследство сестры.
— Прошу прощения? — возмущенно завопил Джеральд. На лице герцога появилась вежливая улыбка, однако взгляд остался холодным.
— Мой дорогой Сомерфилд, ни для кого не секрет, что ваша сестра разрешает вам жить в Роузбрайаре только потому, что вам просто некуда деться. И всем известно, что у вас набралось много карточных долгов, а средств на то, чтобы покрыть их, нет. Естественно, брак между сэром Гарольдом и вашей сестрой явился бы идеальным решением данной проблемы, верно?
— Как вы смеете? — брызжа слюной, закричал Джеральд.
— Смею. Это особый изъян моего характера — во всяком случае, мне так говорили. — Герцог снова устремил взгляд на херес. — Знаете, Сомерфилд, вы чрезвычайно рьяно стремитесь завладеть чужим состоянием, поэтому советую вам подумать о том, чтобы самому жениться на наследнице и поправить свои дела.
— Вы оскорбляете меня, сэр!
— Тысяча извинений, — небрежно бросил герцог. — Возможно, вы чувствуете себя обойденным потому, что сегодня утром ваша сестра помешала вам участвовать в дуэли? Это можно исправить. Уверяю вас, для меня не составит труда встать завтра на рассвете. — Он пристально взглянул на Джеральда. — Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду.
У Джеральда кровь отхлынула от щек. Он непроизвольно попятился и предпочел, чтобы брошенный ему вызов остался без ответа.
— Значит, вы ничего не сделаете для того, чтобы не допустить этого недостойного союза?
— Напротив, мой дорогой, я сделаю все, что в моих силах, чтобы его ускорить.
— Тогда мне больше нечего сказать, — заявил Джеральд и поспешно вышел из библиотеки.
Леди Нерисса де Монфор находилась в своих апартаментах и за чашкой утреннего шоколада читала почту, когда раздался стук в дверь.
— Доброе утро, Нерисса, — поздоровался Люсьен. — Рад, что ты занялась письмами. Надеюсь, тебе будет приятно написать Чарльзу и Гарету и сообщить им о том, что у нас намечается свадьба.
— Чья свадьба? — озадаченно спросила Нерисса.
— Эндрю, естественно.
— Эндрю?
— Уж не думала ли ты, что я позволю ему оставаться холостяком до седых волос?
— Эндрю женится?
Герцог задумчиво потер подбородок.
— Да, причем очень скоро.
Нериса резко повернулась к нему, напрочь забыв о письмах:
— Люсьен, что ты сделал?
— Дорогая сестричка, я не делал ничего. Во время дуэли с Сомерфилдом у Эндрю произошел один из его приступов. Сомерфилд собирался убить его, поэтому вмешался я. Благородная леди Челсиана Блейк защитила собой своего братца и взмолилась, чтобы я пощадил его.
— И ты пощадил?
— Да, но потребовал платы. Нерисса прищурилась:
— Какой платы?
— Выйти замуж за Эндрю, конечно. Ой, только не смотри на меня так. Я сделал это ради его же блага и блага той девочки. С леди Челсианой Блейк Эндрю действительно будет счастлив. Хотя он, естественно, еще этого не понимает.
— Не верю своим ушам. Эндрю совсем не нужно жениться, да он и не хочет. Уж кому кому, а ему от брака не будет никакой пользы.
— Ошибаешься, Нерисса, женитьба пойдет ему на пользу.
— Люсьен, ну как ты можешь решать за него?
— Я уже сказал тебе, Нерисса. Я ничего за него не решал. Он все сделал сам.
— И ты, конечно же, не имел ничего на уме во время бала, когда натравил на него леди Челсиану, заявив, будто он ставит эксперименты на животных, а потом заставил Эндрю поверить, что все вышло случайно?
Люсьен лукаво улыбнулся.
— И то, что слуга привел несчастную Челсиану в комнату Эндрю, когда тот лежал в постели, да к тому же раздетый, тоже получилось случайно? Люсьен, ты зашел слишком далеко!
— Из них получится великолепная пара. Когда нибудь Эндрю поблагодарит меня за это. Да и леди Челсиана тоже, она просто создана для него. Он уже очарован ею, хотя и не смеет сознаться. И она тоже влюблена в него и не хочет признавать это. Но глаза говорят за них. Хорошо, что сегодня утром наших влюбленных разделяла сталь, иначе они бы устроили чрезвычайно нескромную сцену, причем на глазах у всего Рейвенскомба.
— Их разделяла сталь? Весь Рейвенскомб? Я думала, дуэль — это частное дело! Эндрю собирался драться с этим мерзким Сомерфилдом, а не с его сестрой!
— Да, так предполагалось, но события пошли другим путем.
— Каким?
— Леди Челсиана заперла брата и приехала на дуэль вместо него. Эндрю отказался с ней драться, и это подрывало и ее честь, и его. О, не волнуйся, моя дорогая! Сомерфилду удалось освободиться, и он успел как раз к началу поединка. Именно тогда он и попытался убить Эндрю. Поэтому мне пришлось вмешаться. — Люсьен улыбнулся, довольный собой. — Челсиана сама заявила, что согласна выйти за моего брата, если я пощажу Сомерфилда.
— О Господи!
— Все случилось очень быстро. Признаться, леди Челсиана отличается таким же непредсказуемым поведением, как наш братец. Жаль, что ты не видела лица Эндрю, когда вместо Сомерфилда из кареты появилась леди Челсиана. Наш бедный братец еще не успел оправиться от шока, а она уже начала настаивать на том, чтобы он дрался с ней.
— Не может быть!
— Может.
— А он согласился?
— Согласился.
— О, Люсьен!
— Не надо так пугаться, Нерисса. Может быть, она и хорошая фехтовальщица, однако отстает от Эндрю в выносливости и мастерстве. Все же я вынужден был предложить, чтобы эта парочка дралась до первой крови. Что касается Сомерфилда, то он, когда занял свое место на поляне, вознамерился пойти гораздо дальше.
— Боже мой!
Нерисса прижала ладони к щекам. Итак, все стало на свои места.
— Значит, ты намеревался убить Сомерфилда, зная, что его сестра пойдет на все, чтобы его спасти?
— Естественно.
— И именно ты позаботился о том, чтобы там собралась вся деревня, и ее жители выступили в качестве свидетелей.
— А почему бы нет? У них так мало развлечений. Возмутившись, Нерисса вскочила из за стола.
— Послушай, Люсьен, твои действия не просто расстроили меня, но и оставили в полном недоумении. Зачем? Зачем? Я не оправдывала тебя, однако понимала, что ты стремился поженить Гарета и Джульет ради того, чтобы у ее ребенка было достойное имя. Я понимаю, зачем ты подталкивал Чарльза к браку с Эми: в тот момент Чарльз утратил уверенность в собственных силах. Но сейчас… это мерзко! Просто жестоко! Эндрю — мечтатель, одиночка… Он другой. Ему не нужна жена. Он не хочет жениться. Он хочет одного — чтобы его оставили в покое!
— Так он мне и сказал. Но что сделано, то сделано. — Судя по выражению лица Люсьена, он совсем не сожалел о содеянном.
— А чьей жизнью ты намерен распорядиться в следующий раз? Моей?
— Только в том случае, если ты сама не сумеешь правильно распорядиться ею.
Нерисса с грохотом задвинула стул под стол.
— Я надеюсь, что однажды, после того как ты перекроишь наши жизни по своему вкусу, ты отведаешь собственного лекарства и какая нибудь женщина поставит тебя на колени. И когда это случится, я буду первой праздновать твое падение!
В темных глазах Люсьена появились веселые искорки, и он широко улыбнулся.
— Уверяю тебя, дорогая, этого никогда не случится.
— О о о! Ты невыносим! — выкрикнула Нерисса и выбежала из комнаты.
Его улыбка погасла, как только шаги сестры стихли в конце коридора. Где то внизу хлопнула дверь. Герцог устало вздохнул и собрал письма в аккуратную стопку. Надеждам Нериссы не суждено сбыться, никакая женщина не поставит герцога Блэкхита на колени; Потому что его время истекает, и он знает об этом.

Глава 14

Карета была на полпути к Лондону.
Действие возбудителя давно закончилось, оставив после себя ощущение неловкости и гнетущее молчание, а также общую злость на того, кто хитростью всучил им это зелье. Эндрю сидел, привалившись к стенке и положив руку на спинку дивана. Он покусывал нижнюю губу и старался не смотреть на девушку.
Челси, униженная собственным поведением, сидела напротив, прямая и напряженная, как сеттер в стойке. Ее сплетенные руки лежали на коленях, а взгляд был тоже устремлен в окно.
Тишина, царившая в карете, буквально давила на уши. Казалось, она будет длиться вечно.
С него хватит, решил Эндрю. Если она не намерена разговаривать с ним, отлично! У него тоже нет желания вести беседу. Ему хотелось отгородиться от женщины, грозившей разрушить его жизнь, и от возникшей неловкости, поэтому ОН достал из кармана жилета блокнот и, пристроив его на колене, принялся делать наброски к идее, зародившейся в его голове час назад.
Однако ему следовало бы знать, что от проблем отгородиться нельзя. Тем более, если проблема носит имя Женщина. Челси решила нарушить затянувшееся молчание и выбрала для этого именно тот момент, когда Эндрю пытался сосредоточиться.
— Простите, — проговорила она, намеренно не упоминая то, из за чего просит прощения, — я… я была не в себе.
— Да. И вы меня простите.
Эндрю продолжал рисовать, всем своим видом показывая, что не собирается обсуждать их недавнее поведение, и пытаясь с помощью привычной работы вернуть себе присутствие духа. Но этому не суждено было случиться.
— Что это?
— Блокнот, — не поднимая головы, ответил он.
— Вижу, что блокнот. Что вы рисуете?
— Наброски.
— Какие?
— Еще не знаю.
— Можно взглянуть?
Эндрю сердито сжал губы. Зачем она это делает? Чтобы сиять напряжение, найти подходящую тему для беседы? Возможно. Он проигнорировал ее просьбу и снова попытался сосредоточиться.
— Эндрю, можно взглянуть?
Он вздохнул. В другой ситуации его обрадовал бы ее интерес, но сейчас он злился из за того, что его постоянно дергают и мешают думать. А вот думать ему было непросто, потому что Челси сидела напротив, а он вспоминал, как только что обладал ее красивым телом. Потому что ему хотелось снова заключить ее в объятия и снова овладеть ею, только на этот раз медленно, неторопливо и без химических катализаторов.
Да что же с ним такое? Может, он слишком засиделся в своей лаборатории и теперь готов переспать с любой женщиной, даже с той, которая раздражает его, как заноза в пальце? Ведь он не хочет жениться на ней. Надо же, жениться! Черта с два! Брак с ней будет далек от мирного. И губительно повлияет на его мечты и проекты. Эндрю с каменным лицом повернул блокнот к Челси.
— Гм… интересно. — Озадаченная, она нахмурилась. — Что это?
— Новая система рессор для экипажей. Она предназначена для того, чтобы гасить удары от кочек на дороге, — он с деланным безразличием взглянул на нее, — и уменьшать тряску.
Челси тут же вскинула голову. Ее щеки залились краской.
— Вы же знаете, что во всем виноват возбудитель, — сказала она, когда Эндрю снова склонился над блокнотом. — В обычных обстоятельствах я бы никогда так не поступила.
— Жаль.
— Жаль?
Эндрю продолжал что то чертить.
— Если все же мне придется жениться на вас, я вынужден буду поить вас возбудителем, чтобы затащить в постель, а эта мысль мне ненавистна.
— А если мне придется выйти за вас, дорога в мою постель для вас будет закрыта, так что можете не беспокоиться.
— Ах да, я и забыл. Вы же предпочитаете общество собак, верно?
— Ваше замечание неуместно.
Эндрю ощущал на себе ее тяжелый взгляд, и в нем закипал гнев. Он чувствовал себя пойманным в ловушку.
Его так ловко обвели вокруг пальца, им так жестоко манипулировали! Он был готов прикончить Люсьена голыми руками.
— Кроме того, — добавила она, — я не пустила бы вас в мою постель до тех пор, пока мои чувства к вам не изменились бы, а судя по тому, как вы со мной обращаетесь, этого не произойдет, если только вы не изобретете препарат, искусственно пробуждающий любовь.
— Ага, значит, искусственного желания вам мало? Вам еще подавай и любовь? Гм… Искусственная любовь. Возможно, это станет моим новым проектом.
— Вам следует работать только над одним проектом: как избежать брака, который разрушит жизнь нам обоим. А еще я хочу, чтобы вы перестали чертить, когда я с вами разговариваю!
— Но я тоже с вами разговариваю.
— Было бы мило, если бы во время разговора вы обращали внимание на меня.
— Я и обращаю.
— Не все.
Эндрю поднял голову и вперил в нее бесстрастный взгляд.
— Вот. Теперь все.
— В том, что случилось, виноват возбудитель, — повторила Челси, гордо вскидывая голову.
— Мадам, я предлагаю вам забыть о проклятом возбудителе и его последствиях. Что сделано, то сделано. Если нам не удастся избежать свадьбы, мы можем попытаться сделать нашу супружескую жизнь хотя бы сносной. Вы пойдете своей дорогой, я — своей, и мы даже сможем считать себя счастливыми, если будем встречаться не чаще одного раза в месяц.
— Такая супружеская жизнь не кажется мне сносной.
— Нет?
Челси вдруг заинтересовалась пуговкой на манжете.
— Такая жизнь кажется мне одинокой. Вы запретесь в лаборатории, отгородитесь от меня и всего мира, не будете выезжать со мной. — Она безнадежно взмахнула рукой, и Эндрю вдруг увидел, как она беззащитна. Ее голос стал тише, а интерес к пуговке возрос. — Если нам все же придется пожениться, я бы хотела видеться с вами почаще.
— Зачем?
— Зачем? — повторила она, глядя на него так, будто перед ней сидит пятилетний несмышленыш. — Затем, что так положено. Муж и жена должны проводить время вместе. Несмотря на то что у нас будет брак по расчету…
— Вы хотите сказать, фиктивный брак?
— Фиктивный, по расчету — какая разница, как его называть. Факт остается фактом: нам придется научиться испытывать друг к другу хотя бы добрые чувства. А когда люди испытывают друг к другу добрые чувства, им нравится быть вместе.
— Понятно. Значит, вы считаете, что нам в конечном итоге удастся пробудить в себе добрые чувства?
— Ну, мы должны попытаться. Начать с того, чтобы быть любезными, — проговорила Челси. — Я знаю, что вы злы на герцога, вам известно, что я тоже зла на него. То, что он налил во фляжку возбудитель вместо бренди, — дьявольская подлость. Из за него у нас с вами все пошло наперекосяк. Из за него мы превратились в марионеток. Естественно, мы злы, и у нас есть на это право, — она устремила на Эндрю полный мольбы взгляд, — но почему мы должны срывать свою злость друг на друге?
Эндрю ничего не сказал и отвернулся к окну.
— Мы можем хотя бы попытаться ладить, — в отчаянии продолжала Челси. — Ни один из нас не хочет этого брака, и если мы прекратим язвить, объединим усилия и подумаем вместе, то добьемся гораздо большего. Если мы будем любезны друг с другом, то, полагаю, добрые чувства придут сами собой.
— А потом и тот абсурд, который называют «любовью»? — мрачно усмехнулся Эндрю.
— Нет, если вы будете вести себя как медведь с больным зубом, — решительно заявила Челси.
— Простите, — пробормотал Эндрю. — С добрыми чувствами я готов смириться, а вот любовь выше моего понимания.
— И выше моего, но она возникает между людьми даже в браках по расчету.
— В фиктивных браках.
— Называйте как хотите.
Эндрю шпагой заточил карандаш и вернулся к чертежам. Его мучили противоречивые эмоции. Ему не хотелось испытывать к Челси никаких чувств. Он стремился держать ее на расстоянии, как можно дальше.
И в то же время он чувствовал нечто сродни нежности к ней, особенно когда она прекращала защищаться — вот как сейчас — и становилась доброжелательной, несмотря на все его усилия оттолкнуть ее. Это пугало его, приводило в ужас. Что с ним такое? А может, это те самые «добрые чувства»?
— Я хочу, чтобы вам было ясно следующее, — после долгой паузы проговорил Эндрю. Не поднимая головы, он наблюдал за тем, как карандаш вдруг, будто по собственной воле, заскользил по бумаге, на которой постепенно появлялось изображение Люсьена. — У меня нет желания жениться и с кем либо делить свою жизнь. — Теперь карандаш рисовал шпагу, направленную Люсьену в шею. — Я не желаю, чтобы вы входили в мою лабораторию, когда я работаю. Не желаю, чтобы вы приставали ко мне с вопросами, когда я думаю, чтобы вы докучали мне, когда я занят делом. Я готов взвалить на себя обязанности по отношению к жене, которая мне не нужна, при условии, что эта жена не станет претендовать на мое время. У меня много работы, поэтому не ждите, что я буду сопровождать вас на балы, приемы и танцевальные вечера, в оперу и на прочие сборища, в которых я не вижу никакой пользы.
Челси ошарашенно заморгала. Увидев, что у нее от гнева покраснели щеки, а глаза почти утратили зеленоватый оттенок, Эндрю понял, что чаша ее терпения переполнилась.
Однако она улыбнулась. Холодно, напряженно, но улыбнулась.
— Мы пришли к взаимопониманию? — осведомился он.
— Нет, не пришли. Потому что у меня тоже есть определенные требования.
— У вас? Требования? Попробую угадать. Собака в постели, собака за столом…
— Они касаются не собаки, а нас. Я бы хотела, чтобы мы появлялись в свете как супружеская пара и чтобы вы не сидели все время в лаборатории — подозреваю, вы именно это и собираетесь делать.
— У вас отлично развита интуиция. Да, я именно это и собираюсь делать.
— Между прочим, вы являетесь отличным доказательством тому, что собаки лучше людей! Они хотя бы не издеваются над любовью, они дарят ее с радостью и безоговорочно и не ставят условий. У них в жизни нет ничего важнее хозяина, и они любят его до последнего дня. И хотят проводить с ним побольше времени!
— Уверяю вас, мадам, я тоже был бы счастлив проводить время с вами, предпочтительнее в вашей кровати, где я смог бы сделать вас такой счастливой, что вашему Пятнистому даже и не снилось.
Глаза Челси приобрели стальной оттенок.
— Вы больны.
— Несомненно.
— Советую вам поскорее уяснить, что я не выкину Пятнистого из своей кровати ради вас. Если вы не хотите покинуть лабораторию и отвести мне место в вашей жизни, то я тоже не потребую от Пятнистого уступить вам место в моей кровати.
— В таком случае, надеюсь, ваша кровать достаточно широка, чтобы вместить двух самых важных в вашей жизни мужских особей.
— А я надеюсь, что вы смиритесь с моим желанием хоть изредка появляться в свете!
— Простите, но меня не интересуют светские сборища. Они скучны.
— Не обязательно. На них можно танцевать, общаться. Можно попытаться научить людей всерьез относиться к животным.
Эндрю снова принялся рисовать. Поверженный Люсьен лежал на земле, и вторая шпага торчала из его груди.
— И все же я предпочел бы оставаться дома, — пробормотал он. — А вы можете посещать все эти никчемные сборища, я вам не запрещаю.
— Отлично. Я так и буду делать.
— Вот и хорошо.
Опять наступило молчание, более напряженное, чем в прошлый раз. Эндрю продолжал рисовать, однако его пыл угас, и новый рисунок получился безжизненным. «Проклятие», — выругался он и отшвырнул блокнот.
Ко всем прочим неприятностям у него прибавилось еще и чувство вины перед Челси за то, что он намеренно причинил ей боль. Чувство вины питало гнев, а гнев — непреходящий страх перед тем, что окружающие узнают о его болезни.
Он тайком взглянул на Челси, смотревшую в окно. У нee очаровательный профиль. Носик — просто само совершенство, так и тянет поцеловать. А губы… Черт, да что ей от него надо? Она же знает, что он не хочет жениться. Он думал, что она, как и он, стремится идти своей дорогой.
А оказывается, что она желает проводить время с ним, таскать его по светским раутам, налаживать с ним дружеские отношения. А ему нельзя ездить в гости, потому что с ним может случиться очередной припадок, и тогда все узнают правду. И если правда откроется, никто не будет воспринимать его как серьезного ученого. Над ним станет смеяться все Королевское научное общество, и путь туда окажется закрыт для него.
— Я понимаю, это непросто, — проговорила Челси.
Безнадежное выражение на ее лице губительно подействовало на гнев Эндрю. Ему было бы гораздо проще оттолкнуть ее, если бы они ссорились. Но это выражение боли… Он просто не мог его видеть.
— Простите меня, — буркнул он. — Я неприятный собеседник. И для вас, и для любого другого.
— И вы меня простите. Вы намеренно забрасывали наживку, поддразнивая меня, а я кидалась на нее, как собака на кость.
Девушка повернулась к нему, и их взгляды встретились. На ее губах появилась робкая примирительная улыбка, и в следующую секунду, засмущавшись, она опустила глаза. Ее взгляд случайно упал на блокнот.
Челси нахмурилась. Эндрю насторожился, приготовившись к худшему. Она взяла блокнот и принялась внимательно рассматривать рисунок. Поверженный Люсьен лежал на земле, из перерезанного горла сочилась кровь, из груди торчала шпага.
Эндрю прикусил губу в ожидании ее реакции. Что она испытывает, глядя на рисунок? Отвращение? Возмущение? Ужас?
Челси восприняла рисунок совсем не так, как он ожидал. Она рассмеялась. И тут же замолчала, прикрыв рот рукой, потом посмотрела на Эндрю. В ее глазах плясали веселые огоньки.
Эндрю обнаружил, что его губы сами складываются в улыбку.
Наконец Челси решилась убрать руку ото рта и от души расхохоталась. Эндрю усмехнулся и забрал у нее блокнот. Их взгляды снова встретились, однако на этот раз ни один из них не опустил глаза.

Глава 15

Эндрю и Челси были не единственными, кому хотелось прикончить герцога Блэкхита.
Джеральд, сопровождаемый камердинером и собакой Челси, добрался до Роузбрайара только вечером. Он немного успокоился, однако гнев все еще бушевал в нем, просто теперь он мог размышлять.
Блэкхит, чтоб его черти забрали, попал в самую точку: Джеральд не имеет ничего против лорда Эндрю де Монфора. Он вполне устраивал бы его в роли жениха Челси, если бы не один факт: им нельзя управлять точно так же, как он управляет Бонкли и некоторыми другими. И этот факт являлся большой проблемой, если учесть обилие долгов Джеральда.
Джеральд не знал, кого он презирает больше: надменного герцога Блэкхита, который мнит себя Богом, его братца полудурка, с помощью своего возбудителя укравшего Челси прямо у него из под носа, или саму Челси, эту эгоистичную, пошедшую по стопам своей распущенной мамаши неблагодарную сучку, которая в последнее время перестала ссужать его деньгами.
Он услышал лай и увидел, что Пятнистый стоит возле пустой миски и просит налить воды, однако проигнорировал его молящий взгляд. Он ненавидел этого старого пса с грустными глазами, потому что тот играл в жизни сестры большую роль, чем брат. Проклятие, сестрица переживает за свое зверье сильнее, чем за него! Тратит на них деньги, время, силы, а ради брата не хочет даже пальцем пошевелить!
Джеральд презирал де Монфоров, Челси и даже отца, который потерял интерес к своему единственному сыну в тот момент, когда женился на красивой мамаше Челси. Он буквально боготворил ее, пока не застал в кровати с любовником. Это разбило его сердце и ускорило кончину.
Проклятие, думал Джеральд, такое впечатление, будто весь мир ополчился против него. В Лондоне появляться нельзя: кредиторы и так давно стучатся в двери лондонского дома. Остается одно — спрятаться здесь, в Роузбрайаре. Только после его сегодняшней попытки убить Эндрю Челси наверняка прогонит его прочь. И вообще, нельзя всю жизнь бегать от кредиторов. Нужны деньги, много денег. И если не получается добыть их у Челси, придется искать другие пути.
Джеральд вышел в сад, чтобы подышать свежим воздухом. Пятнистый, оставив надежду получить воду, побрел за ним. Слишком старый, он не поспевал за Джеральдом, а тот не считал нужным ждать собаку. Он уже устал от собак. И вообще от всего на свете.
Проходя мимо розового сада, которому Челси давно не уделяла внимания, он вдруг вспомнил слова, сказанные надменным герцогом Блэкхитом: «Знаете, Сомерфилд, вы чрезвычайно рьяно стремитесь завладеть чужим состоянием, поэтому советую вам подумать о том, чтобы самому жениться на богатой наследнице и поправить свои дела».
Джеральд замер. Господи, да вот же решение! Самому жениться на наследнице! Естественно, сначала надо ее найти. Потом, что гораздо сложнее, заставить ее влюбиться в него до такой степени, чтобы она согласилась выйти замуж за нищего графа с подпорченной репутацией и порочной склонностью к азартным играм. И как же это сделать?
Джеральд уставился на последнюю розу, отважно цветущую, несмотря на приближающиеся заморозки. Возбудитель! Надо завладеть возбудителем! Это, естественно, абсолютно нереально. И тут он вспомнил о Еве.
Эндрю и Челси решили ехать в Лондон, чтобы обдумать все вдали от родственников. Когда карета подкатила к элегантным кованым воротам Монфор Хауса, в небе уже ярко светила луна.
Последнюю часть пути Эндрю молчал. Ему хотелось побыть наедине со своими мыслями. Непонятные эмоции, которые пробуждала в нем Челси, и радовали, и беспокоили его. Он был преисполнен решимости держать ее на расстоянии, однако ей удалось найти трещину в его обороне. Надо честно признать: ему гораздо приятнее дружить с ней, чем враждовать. Он смотрел, как мирно она спит под пледом, которым он укрыл ее, и сердце переполняла нежность. Естественно, ему не хотелось быть резким и грубым с ней, просто того требовали обстоятельства. Он не должен подпускать ее ближе. Потому что может многого лишиться.
Карета остановилось.
— Челси.
Она не шевельнулась. Эндрю потряс ее за плечо.
— Челси, проснитесь. Мы приехали.
Она что то пробормотала во сне и поправила плед.
Дверца открылась, лакей опустил ступеньки. Эндрю растерялся, не зная, как поступить, и сделал единственное, что было в его силах: взял Челси на руки и вышел из кареты.
Несмотря на высокий рост, она оказалась очень легкой очевидно, это объяснялось тем, что у нее узкая кость. Эндрю нравилось держать ее на руках. Ему нравилось и то, что она во сие прижалась щекой к его груди и рукой обняла за шею. В нем снова всколыхнулось какое то странное чувство. Вспомнив, что рядом, стараясь не привлекать к себе внимания, стоит лакей, Эндрю пошел к дому.
На ходу распорядившись подать ужин, наполнить ванну горячей водой и приготовить спальню для гостьи, он направился к лестнице. Естественно, он не останется с ней и не будет с ней спать. Он постарается держаться от нее подальше.
Поднявшись наверх, Эндрю прошел в свою комнату, решив разместить Челси именно там. Пусть она отдохнет, а утром они начнут искать выход из этой дурацкой ситуации.
Он положил ее на кровать. Челси приоткрыла глаза и тут же проснулась, когда сообразила, где находится.
— Успокойтесь, я не прикоснусь к вам, — сказал Эндрю.
— Где мы?
— В Лондоне. В Монфор Хаусе. Вы в моей постели, только не пугайтесь, я уйду. — Он отошел от кровати. — Скоро горничная принесет ужин, вам уже готовят ванну. Спокойной ночи.
Челси села.
— Куда вы?
— Мадам, я очень устал. Я приму ванну, поужинаю и лягу спать.
— О!
Эндрю смотрел на Челси, раздраженный ее вопросом. Она сидела на кровати, крепко сжимая края пледа, и выглядела очень несчастной. Потерянной. «И до боли беззащитной. Эндрю снова почувствовал нежность к ней, и от этого его раздражение только возросло.
— Ну что еще? — нетерпеливо воскликнул он. Челси грустно вздохнула:
— Все это неправильно. У меня тоже есть дом в Лондоне. Думаю, мне лучше перебраться туда.
Почему то ее слова обидели его.
— Отлично. Перебирайтесь.
— Да, наверное, так будет правильно. — Она бросила на него взгляд, значения которого он не понял, и тут же отвернулась.
Эндрю удивило, что она покраснела и старается не смотреть на него, словно ей все еще стыдно за события последних дней. Нет, он не будет жалеть ее. Не будет.
— Можете взять карету.
— Спасибо.
— Предлагаю встретиться после завтрака. — Эндрю повернулся к ней спиной. Внезапно он почувствовал себя одиноким. Ему казалось, что его предали, бросили на произвол судьбы. Все эти чуждые ему эмоции всколыхнули новую волну гнева, которую он направил на Челси. — Надо обсудить, как выбираться из этой дурацкой ситуации.
— Да. Когда мне заехать?
— В любое время.
Челси посмотрела на него, и их взгляды встретились.
— Тогда я заеду в полдень. Я знаю, что вы поздно встаете.
— Поверьте мне, мадам, вряд ли я засну сегодня ночью.
Девушка понимающе кивнула. Эндрю поклонился ей, и она направилась к выходу, оставив его одного. У Эндрю вдруг вспотели ладони, а сердце бешено забилось.
— Подождите! — голосом, в котором слышалось отчаяние, крикнул он, когда Челси была уже в дверях.
Она остановилась и оглянулась. На секунду ему показалось, что в ее глазах вспыхнула надежда. Нет, все это игра воображения.
— Если хотите, можете взять мое пальто, — предложил Эндрю. — Вряд ли вам захочется, чтобы вас видели в таком наряде. — Он указал на выглядывавшие из под пледа бриджи и чулки.
— Спасибо, — поблагодарила девушка, сбрасывая плед и кладя его на стул у стены.
Эндрю достал из гардероба шерстяное пальто и накинул его ей на плечи, при этом его руки задержались там чуть дольше, чем требовалось.
— Вот. — Сглотнув, он с неохотой отступил на шаг. — До завтра, леди Челсиана.
— До завтра, лорд Эндрю.
Эндрю так и не разобрал, какие чувства отразились в ее глазах. Кажется, грусть. Или боль. Да ему и не хотелось разбираться. Надо убрать эту женщину из дома и из его жизни до того, как его гнев снова перельется через край.
Не желая видеть, как Челси уходит, Эндрю отвернулся. Внезапно что то за окном привлекло его внимание. Движимый любопытством, он приблизился к окну и замер.
— Боже мой…
Улица была залита призрачным янтарным светом. Вместо мостовой вдаль тянулась широкая серая лента, ограниченная яркими желто белыми огнями, сливавшимися в две линии по краям. Его голову постепенно стали наполнять странные, пугающие звуки, какой то неземной рев. У него от ужаса волосы встали дыбом. Затаив дыхание, слишком напуганный, чтобы двигаться, он медленно поднял взгляд, дабы установить источник этого призрачного света… и увидел, что в небе не одна, а множество лун, выстроившихся в цепочку вдоль улицы. И все эти луны ярко сияли.
Эндрю зажмурился и вцепился в подоконник, чтобы не упасть. У него задрожали колени. Когда он снова открыл глаза, то увидел снаружи только то, что и должно было быть: одну луну высоко в небе, брусчатку, по которой со стуком катили колеса экипажей, бежавших рысью лошадей, куда то спешащих пешеходов, собаку, что то вынюхивающую в канаве. В темном стекле отражался он сам, а рядом — Челсиана. Она стояла, положив руку ему на локоть.
— Эндрю?
Эндрю затряс головой, пытаясь отогнать воспоминания о янтарных лунах, выстроившихся в ряд.
— Вы видели? — хрипло спросил он.
— Что? — Челси подошла к окну, выглянула, а потом, нахмурившись, посмотрела на Эндрю. — Вы в порядке?
— Да, в полном, — отрезал он, отворачиваясь от окна.
Его трясло. Он потер веки. Ему хотелось, чтобы Челси исчезла прежде, чем он расскажет ей о лунах и призрачном свете. Прежде, чем он откроет ей, что потихоньку сходит с ума.
Однако Челси никуда не исчезла. Взяв Эндрю за запястья, она отвела его сжатые в кулаки руки от лица. Он открыл глаза, и она увидела в них страх.
— Вы больны, — сказала она, дотрагиваясь до его лба, чтобы узнать, есть ли температура. — Вы горите. И бледны, как кончик хвоста у бигля.
— Челси, оставьте меня одного. Уходите. Уходите быстрее.
— Уйду, но прежде удостоверюсь, что вы в порядке.
— Господи, женщина!..
Челси схватила его за руки и решительно оттащила от окна к кровати.
— Хватит вести себя как идиот, сядьте. Вы и сегодня утром были больны. Именно поэтому вы упали во время дуэли, да? Ой, только не пытайтесь обмануть меня. Джеральд не колол вас шпагой, вы просто больны. И вам нужно отдохнуть.
— Я в порядке, мне нужно… поесть, вот и все.
— Эндрю, сидеть.
— Простите?
— Вы же слышали! Сидеть!
Эндрю не сразу пришел в себя от изумления: его заставляют выполнять команды, словно собаку! Пока он пребывал в замешательстве, Челси слегка толкнула его, и он вынужден был сесть, а потом позволил ей стянуть с него сапоги. Затем она сняла с него жилет и бриджи, села рядом и снова пощупала лоб.
Проклятие, вокруг него никто так не хлопотал! Возможно, кроме мамы, но он плохо ее помнил, так как был еще маленьким, когда она умерла. Вся его жизнь прошла в добровольном затворничестве. И он никогда не думал о том, чтобы вызвать у кого нибудь привязанность. Однако Челси беспокоилась за него, и это вызывало у него новые ощущения. Причем приятные. Озадаченный, Эндрю слабо улыбнулся.
— А теперь вы скомандуете мне «Лежать!»
— Именно это я и собиралась сделать. — Челси не поняла шутки и, отступив, внимательно оглядела его. — Так, теперь вы уже не горите, но вид у вас неважный. Я спущусь вниз и поищу что нибудь поесть — не хочу, чтобы вы ждали, пока приготовят ужин. Легкая закуска, горячий чай и ночная сорочка — вот что вам надо. А теперь забирайтесь под одеяло и не шевелитесь, пока я не приду. Ясно?
— Что?
— Милорд, возможно, вы больны, но со слухом у вас все в порядке.
Эндрю не отрываясь смотрел на нее.
— Не знаю, как мне относиться к такому обращению: благодарить вас, обижаться, изумляться…
— Относитесь как хотите, только не обижайтесь, — улыбнулась Челси. — Ведь я обращаюсь с вами точно так же, как с собакой.
— Из уст кого либо другого это прозвучало бы как оскорбление. В ваших же устах это, полагаю, высшая похвала.
Челси засмеялась:
— Да, только не возомните о себе слишком много. Вам предстоит долгий путь, прежде чем я предпочту вас Пятнистому.
Она пошла к двери. Эндрю, все еще сидевший на кровати, любовался тем, как покачиваются ее изящные бедра, обтянутые бриджами.
У двери Челси обернулась и погрозила ему пальцем. Эндрю понял ее. Он забрался под одеяло и натянул его до самого подбородка. Лишь после этого Челси вышла из комнаты.

Глава 16

Поднимаясь наверх с подносом в руках, Челси ожидала, что Эндрю уже спит. Однако он сидел в кровати, привалившись спиной к изголовью, и что то писал в своем блокноте, который положил на согнутые колени.
Челси на мгновение остановилась в дверях, чтобы понаблюдать за ним. Эндрю так сосредоточился на своей работе, что не заметил ее. Свет свечи позолотил его лицо, хотя он все еще был бледен. Он распустил волосы, и они блестящей массой рассыпались по его плечам. Несколько прядей то и дело падали ему на глаза, и он откидывал их. Он выглядел юным, почти мальчишкой. Но очень красивым мальчишкой.
Челси получала несказанное удовольствие, разглядывая его. Было нечто захватывающее в том, чтобы наблюдать, как гений создает чудесные вещи, которые когда нибудь изменят мир. Она не смогла сдержать восторженного трепета, и на мгновение — на одно коротенькое мгновение — ей захотелось подойти к нему, забраться под одеяло и поцеловать в губы, уголки которых были грустно опущены всегда, кроме тех моментов, когда он улыбался.
«О чем ты думаешь?» Наверное, это побочное действие возбудителя. Наверняка. Как и ее глупая надежда на то, что он попросит ее остаться… Как и ее сокрушительное разочарование от того, что он не попросил.
Челси кашлянула, давая понять, что она здесь. Эндрю вздрогнул и резко поднял голову.
— Привет, — сказал он.
К радости Челси, он тут же перестал писать, закрыл блокнот и положил его на тумбочку. Ну и ну, какие перемены! Неужели ее короткая проповедь в карете возымела действие?
— Вам лучше? — спросила она, улыбкой показывая ему, что обратила внимание на прогресс в его манерах.
— Значительно, — ответил Эндрю, забирая у нее поднос.
— Отлично. Вот свежий чай, остатки пирога со свининой, горошек и картошка в мундире.
Челси еще в кухне разложила еду на две тарелки. Эндрю взял одну, а другую на подносе протянул ей.
— Нет, — возразила она, — оставьте поднос себе. Ведь вам не на что поставить тарелку.
— Поставлю на колени.
— И обязательно перевернете. Подождите. — Держа поднос в одной руке, другой она подвинула к себе тумбочку и поставила на нее свою тарелку, чайник и две чашки, а поднос отдала Эндрю.
Все это время он с иронией наблюдал за ее действиями, однако от подноса не отказался.
— Как я вижу, вы отличная дрессировщица, — подытожил он, ставя свою тарелку на поднос и накалывая на вилку кусок пирога.
— Почему вы так решили?
— Для вас «нет» — не ответ. Если бы вы позволили, собаки одержали бы верх над вами. Но вы никому не разрешаете одерживать над вами верх — ни людям, ни собакам.
— Это комплимент?
— А вы хотите, чтобы это был комплимент?
Челси пожала плечами.
— Комплименты легче воспринимать, чем оскорбления, поэтому я бы хотела, чтобы это был комплимент.
— А это и был комплимент, — улыбнулся Эндрю.
Челси налила ему чаю, недоумевая, почему у нее вдруг задрожали руки. Она почувствовала на себе взгляд Эндрю, и ей внезапно стало жарко, а с сердцем творилось нечто странное: оно едва не выскакивало из груди. Да, с этим человеком проще иметь дело, когда он мрачен и груб. Когда же он становится таким милым, как сейчас, она тут же начинает волноваться. А еще эта обстановка — он лежит в кровати, а она наливает ему чай — очень интимная. Чересчур интимная. Интересно, все жены наливают чай своим мужьям, когда те просыпаются?
— Молоко, сахар?
— Да, пожалуйста.
Челси размешала молоко и сахар и подала чашку Эндрю. Он было взял ее, но тут же отдернул руку: чашка оказалась горячей, а ручку сжимали пальцы Челси.
— Простите, — поспешно проговорила она и поставила чашку, чувствуя себя глупой и неуклюжей из за дурацкой нервозности.
«Беседа. Надо завязать беседу. Но о чем можно говорить с ученым затворником? И почему я вдруг так занервничала?» Челси наблюдала, как Эндрю маленькими глотками пьет горячий чай.
— Вы все еще бледны, — сказала она, отметив, что сегодня, когда он так осунулся, его волосы кажутся темнее обычного.
Эндрю пожал плечами:
— Я редко бываю на воздухе, знаете ли. Поэтому и бледен. Большую часть времени сижу в лаборатории.
Это было правдой, но лишь отчасти. На самом деле Эндрю проводил вне лаборатории немало времени. Ему нравилось ездить верхом и изучать природу. Просто он не любил удаляться от Блэкхита, обеспечивавшего ему уединение и безопасность.
Эндрю пил чай и старался не смотреть на Челси. Надо записать то, что он видел из окна. Возможно, когда нибудь эти записи принесут пользу науке или медицине и помогут тем, кто захочет сохранить память о нем после того, как его запрут в сумасшедшем доме. При этой мысли он непроизвольно вздрогнул и едва не выронил чашку. Его снова охватил страх. Страх, который никогда его не отпускал.
— Принести вам еще одно одеяло? — предложила Челси, увидев, что он вздрогнул.
— Не надо.
— Вам же холодно. Вы плохо выглядите. — Она поставила тарелку на тумбочку. — Думаю, надо послать за доктором.
— Нет, не надо.
— Лорд Эндрю…
— Мне уже лучше. Честное слово. — Эндрю улыбнулся, пытаясь убедить Челси в истинности своих слов. — Просто я устал. Вчера я совсем не спал. Слишком много мыслей было в голове. Еда и хороший сон — вот что мне надо.
— А почему вы не спали прошлой ночью? Вряд ли вы переживали из за дуэли, ведь так?
— Из за дуэли? Да я даже не думал о ней. Нет, мадам, всю ночь я провел над книгами, хотел понять, что входит в возбудитель. Это и утомило меня. Ничего больше.
Челси, прищурившись, посмотрела на него.
— Честное слово, — добавил Эндрю. Он выдержал ее взгляд и увидел в ее глазах то, что потрясло его до глубины души, — тревогу и нежность. Она искренне беспокоилась за него.
Его улыбка угасла. Ему нравилось, что она хлопочет вокруг него, доставляла удовольствие ее забота, и поэтому он почувствовал себя обманщиком.
Надо все ей рассказать. Ведь если он не найдет выход из этой ситуации, ей придется выйти за него замуж. А она заслуживает того, чтобы знать правду и понимать, во что ввязывается. Она имеет право знать, что Люсьен показывал его всем, кому только можно: светилам науки, исследователям, знаменитостям в области слабоумия, помешательства и прочих расстройств психической деятельности, но ни один из них — ни один! — не смог поставить диагноз, не говоря уже о том, чтобы сделать прогноз на будущее.
У него от страха заболел желудок. Да, он должен открыть ей правду. Но имеет ли он право рисковать? Сможет ли он выдержать ее жалость и отвращение? Узнав все, она точно не захочет выходить за него. Тогда почему бы не рассказать? Что его останавливает? Разве не он всеми силами сопротивлялся этому браку?
А если она все же согласится, ему придется указать на явные преимущества, которые дает ей его болезнь. Ха ха ха. Смех — это лучший способ встречать неприятности, которые подкидывает жизнь, не так ли?
«Представьте себе, Челси. Если у вас когда нибудь закончатся средства, вы сможете выставлять меня напоказ и брать за это деньги. Я будто наяву слышу, как люди восклицают: „Смотрите! Это знаменитый лорд Эндрю де Монфор. Он придумал летательный аппарат, но тот рухнул. Потом создал возбудитель. Этот изобретатель — сумасшедший в прямом смысле слова! Смотрите, на него надели ошейник, он живет в клетке и воет точно так же, как собака его жены!“
Эндрю так разозлился от этих мыслей, что кусок свиного пирога встал у него поперек горла. Аппетит совсем пропал, и он отодвинул тарелку.
Челси снова проверила, есть ли у него температура.
— Я здоров.
— Тогда, наверное, дело в горошке.
— Простите?
Она грустно усмехнулась.
— Только не говорите, что никогда не слышали о проклятии. О том, как человек, за которого я должна была выйти замуж, поперхнулся горошиной и умер. И вот опять такая же ситуация. Я принесла вам горошек, и вы, очевидно, решили, что пришел ваш последний час.
— Мадам, уверяю вас, я терпеть не могу горох, поэтому поперхнуться им я могу только в одном случае: если вы насильно запихнете его мне в глотку.
— Я не буду ничего насильно впихивать в больного. Тем более то, что он терпеть не может. — Челси забрала поднос. Она мгновенно почувствовала, что настроение Эндрю изменилось, и перешла на деловой тон: — Полагаю, мне пора ехать. Вам надо поспать, а мне подумать.
— Да, пора.
«Пожалуйста, не уезжайте. Я не хочу оставаться наедине со своими мыслями и страхом. Вы нужны мне. Пожалуйста, не уезжайте!» Однако Эндрю не решился произнести это вслух. Судорожно вцепившись в одеяло, он молча смотрел в окно и вел внутреннюю борьбу с самим собой — борьбу, в которой, кажется, никогда не будет победителя.
Челси озадачило его поведение. Она обратила внимание на то, что его взгляд устремлен на окно, туда, где ему стало плохо. Он выглядел чрезвычайно сильным. Чрезвычайно привлекательным. И чрезвычайно одиноким.
Его что то мучило, и девушка ощущала, что он борется с чем то внутри, и чувствовала, что он нуждается в ней, причем очень сильно. Она знала: люди, привыкшие к одиночеству, редко сознают, что им необходим собеседник, и, естественно, никогда не говорят об этом. Она знала это слишком хорошо — почти все свое детство она провела в одиночестве.
Словно догадавшись о ее мыслях, Эндрю повернулся к Челси. Его глаза метали молнии, губы были плотно сжаты. Секунду он смотрел на девушку, а потом уставился в погасши камин.
— Кажется, вы собирались уезжать, — пробормотал он.
Челси хотела дотронуться до его руки, но не решилась, остановленная взглядом Эндрю.
— Уходите, — процедил он сквозь стиснутые зубы и головой указал на дверь. — Уходите, забирайте поднос и наслаждайтесь своим ужином где нибудь в другом месте, чтобы не портить себе аппетит моим унылым видом.
— Эндрю, а вам не хочется поговорить?
— Нет. Мне хочется, чтобы вы ушли. Поскорее.
— Что я такого сделала?
— Ничего. Просто мне нужно о многом подумать, ясно? — Он отбросил одеяло. — Хотя будет лучше, если вы ляжете здесь, а в другое место пойду я.
Челси схватила его за руку:
— Нет, вы останетесь.
Девушка уперлась рукой ему в грудь. Под тонкой тканью сорочки она ощутила тепло его тела, почувствовала, как бьется его сердце. Эндрю посмотрел на ее руку, однако она не убрала ее, подняла голову и отважно встретила его тяжелый взгляд.
— Из нас двоих плохо чувствуете себя вы. Поэтому здесь останетесь вы, а я пойду в другую комнату.
Эндрю долго смотрел ей в глаза, прежде чем отвернуться.
— Хорошо.
Челси с неохотой убрала руку с его груди.
— Оставить вам чай?
— Нет. Мне вообще ничего не надо оставлять, только мое плохое настроение.
— Не исключено, что ваше плохое настроение исчезнет, если вы о нем поговорите. Вы почувствуете себя лучше, если поделитесь своими проблемами.
Эндрю горько рассмеялся.
— Я — возможно, а вы нет. Поэтому оставим эту тему. Спокойной ночи, Челсиана. Доброго вам сна.
Челси молча смотрела на него, обиженная его резкостью. Эндрю повернул голову, и снова его взгляд уперся в окно. Что же он скрывает? Почему так упорно отказывается открыться ей? Челси очень хотелось помочь ему, только она не знала как.
Вздохнув, она взяла поднос с остатками ужина. Эндрю продолжал смотреть в окно, теребя одеяло. Царившая в комнате тишина буквально давила на уши. Напряжение стало невыносимым. «Что ж, отлично». Если ему нравится наслаждаться плохим настроением в одиночестве, пусть. Она не будет усложнять и без того непростую ситуацию и навязывать ему свою заботу, когда он не скрывает желания остаться одному.
«Мужчины! Они невыносимы!»
— Тогда спокойной ночи, Эндрю. Надеюсь, что к утру улучшится и ваш аппетит, и ваше настроение.
Гордо вскинув голову, Челси направилась к двери, ожидая, что он окликнет ее, смягчится, расскажет о своих проблемах. Если человек ложится спать сердитым, сон не приносит пользы. Она знала, что Эндрю нуждается в ней, хотя и не хочет признаться себе в этом. Однако он так и не окликнул ее и позволил выйти в коридор. Челси закрыла за собой дверь и прошла в другую комнату.
Она долго не могла заснуть. Лежа в чужой кровати, в чужой комнате, в чужом доме, она спрашивала себя, а не станет ли брак с этим умнейшим, темпераментным мужчиной, спавшим в соседней комнате, самым большим несчастьем в ее жизни.
Отчаянно сожалея о том, что рядом нет Пятнистого, она смотрела на окна особняка напротив, и в ее сердце все глубже проникала печаль. Как ни крути, а собаки все же лучше людей.

Глава 17

Примерно тогда же, когда Челси покинула комнату Эндрю, предоставив ему хандрить в одиночестве, Люсьен вернулся в замок Блэкхит.
Было поздно, и герцог очень устал, однако он не удивился, когда, проходя через Большой зал, услышал из библиотеки голоса братьев. Отдав шляпу и плащ лакею, он присоединился к ним.
Чарльз, одетый в штатское, сидел у камина и смотрел на огонь. Пламя отбрасывало блики на его волосы. Гарет расположился в соседнем кресле. На его лице отражалась тревога. Когда Люсьен вошел, оба подняли головы.
— Господи, где ты был? — возмущенно спросил Чарльз.
— Дорогой мой, кажется, я давно вышел из детского возраста. — Улыбнувшись, герцог за руку поздоровался с обоими. — Я знаю, Чарльз, что тебе очень нравится быть отцом, но если ты думаешь, что я с радостью заберусь к тебе под крыло, то жестоко ошибаешься.
Чарльз покраснел.
— Мы беспокоились за тебя. И за Эндрю.
— Да, а где Эндрю? — спросил Гарет, подходя к брату.
— В Лондоне скорее всего, — ответил герцог, принимая от Чарльза стакан с бренди. — Что же до меня, то я получал специальное разрешение, чтобы он мог жениться без промедления. Епископ мне кое чем обязан.
— Значит, это правда, — протянул Чарльз. — Нерисса сказала, что ты вмешиваешься в жизнь Эндрю точно так же, как когда то вмешался в наши.
— Это было необходимо.
Чарльз прислонился к дверному косяку и встревоженно взглянул на Люсьена.
— Кажется, Эндрю не подозревает о твоем так называемом великодушии.
— Очень даже подозревает. Возможно, когда нибудь он поблагодарит меня за него — чего, кстати, не сделал ни один из вас.
Чарльз провел рукой по волосам. Он выглядел усталым, озадаченным и разочарованным.
— Послушай, Люсьен, я ничего не понимаю. И никто из нас не понимает. Что, черт побери, на тебя нашло?
— Бес попутал, — заявил герцог, залпом выпивая свой бренди.
Чарльз побледнел и сердито уставился на брата, требуя от того честного ответа и серьезного отношения к разговору. Ему надоело, что Люсьен постоянно изображает беззаботность.
Его реакция поколебала герцога в решении скрывать правду, ничто иное не могло бы подействовать на него сильнее. Поэтому он повернулся к братьям спиной, чтобы не видеть их лиц.
— Люсьен? — позвал его Гарет.
Чарльз молчал, ожидая продолжения. Даже в штатском наряде любой распознал бы в нем хладнокровного, умеющего владеть собой офицера.
Люсьен подошел к камину и устремил взгляд в огонь.
— Чарльз, — после долгой паузы проговорил он, — с той минуты, когда ты появился на свет, тебя готовили к тому, что ты станешь герцогом, если я умру, не оставив наследника.
Он спиной почувствовал, как напряглись братья. Минуту оба хранили молчание, и наконец Чарльз поинтересовался:
— Ты пытаешься нам что то сказать?
— Да, только не знаю как.
— Ты собрался умирать? — прямо спросил Чарльз.
— Нет. Ничего подобного, — поколебавшись, ответил герцог и подошел к окну. Он всячески избегал пристального взгляда Чарльза и обеспокоенного — Гарета. Ему не хотелось рассказывать им правду. Ведь он поклялся сохранить все в тайне. — Помните тот день, когда мы хоронили маму и папу?
— Да, — хором ответили Чарльз и Гарет.
— Так вот, в тот день я дал им клятву, что буду заботиться о вас. Обо всех вас. — Наконец герцог решился повернуться к братьям. — То, что я делаю для Эндрю, является частью этой клятвы.
— О Господи, Люсьен, мы ведь взрослые люди, — удивленно проговорил Гарет. — Нам не надо, чтобы о нас заботились.
— Клятва есть клятва, — возразил Люсьен. — К ее исполнению относится и ваше личное счастье. Вот поэтому я и хочу женить Эндрю.
Чарльз был потрясен.
— А ты уверен, что женитьба сделает его счастливым?
— Эндрю не хочет жениться, — поддержал брата Гарет. Люсьен налил себе еще бренди.
— Эндрю нужно жениться.
— Боже мой, братец, — воскликнул Гарет, — и ты еще осуждаешь Чарльза за то, что он излишне серьезно относится к своим отцовским обязанностям?
— Я глава семьи, следовательно, у меня перед семьей определенные обязательства.
— А как насчет уважения желаний других людей? — спросил Гарет. — Как насчет того, чтобы предоставить другим жить своей жизнью, совершать ошибки, идти своей дорогой? Почему ты всегда поступаешь так, будто знаешь, что лучше?
— Я действительно это знаю, — улыбнулся Люсьен. — Во всяком случае, в том, что касается Эндрю.
Чарльз, всегда отличавшийся более серьезным отношением к жизни, чем Гарет, стоял, прислонившись к косяку, и смотрел в огонь, кипя от гнева.
— Этот спор бессмыслен, — в конечном итоге заключил он, выпрямляясь. — Я иду спать.
— Чарльз!
— Завтра на рассвете мы выедем в Лондон, — добавил он, сердито глядя на старшего брата. — Уверен, Люсьен, мы сможем починить то, что ты разрушил. Спокойной ночи.
Он поклонился и вышел.
Гарет несколько минут смотрел ему вслед, а потом повернулся к герцогу.
— Ну? — холодно бросил он.
— Думаю, тебе тоже лучше пойти спать, — с наигранной веселостью сказал герцог, притворяясь, будто гнев Гарета ничего для него не значит, а слова Чарльза не ранили его. Братья считают его чудовищем. Что ж, пусть. Он к этому давно привык.
Гарет поспешно встал и быстро покинул библиотеку. В отличие от Чарльза он даже не посчитал нужным пожелать Люсьену спокойной ночи.
Челси проснулась от шума дождя.
Еще не рассвело. Девушка дремала в полумраке, прислушиваясь к мирному стуку капель. Потянувшись, она машинально пошарила рядом с собой, привыкнув к тому, что там всегда спит Пятнистый, но старого пса не обнаружила. Сон с нее как рукой сняло, ей сразу стало неуютно и одиноко. С тех пор как она себя помнила, она всегда спала либо с собакой, либо с кошкой, либо с обоими. Но здесь, в Монфор Хаусе, естественно, нет ни кошек, ни собак. И аромат в комнате чужой — воздух напоен томным ароматом роз. Наверное, это комната леди Нериссы.
Челси натянула одеяло до самого подбородка. Она понимала, что надо встать и перебраться в собственный лондонский дом до того, как проснутся слуги, — к чему ей лишнее пятно на репутации, у нее их и без того достаточно. Однако ей было так тепло под одеялом! Она подремлет еще десять — пятнадцать минут, не больше. А потом уедет.
Ее разбудили новые звуки, перекрывшие шум дождя. Открыв глаза, она огляделась по сторонам. Сначала ее взгляд упал на прямоугольные окна, за которыми властвовал серый, унылый сумрак. Потом на мебель, которая теперь, когда в комнате посветлело, приобрела более четкие очертания. А затем — на высокого мужчину, прислонившегося к косяку.
Челси чуть не закричала.
— Простите, — проговорил Эндрю. — Это всего лишь я.
— Проклятие, на моем месте даже датский дог струсил бы! — возмутилась девушка. — Сколько вы тут стоите?
— Не знаю. Двадцать минут. Два часа. Долго.
Челси села и прикрылась одеялом.
— Чего вы хотите?
— Общества.
— Мне казалось, вы стремились побыть в одиночестве. Недавно вы ясно дали мне это понять.
Эндрю, босой, с распущенными волосами, одетый в белую сорочку до колен, прошел в комнату. У Челси перехватило дыхание от восторга: высокий, почти обнаженный, взъерошенный, он выглядел гораздо аппетитнее завтрака. Привлекательнее, чем крепкий сон часика на два. И значительно соблазнительнее, чем мысль об отъезде.
— Я хотел бы извиниться за свое вчерашнее поведение, — сказал он.
— Сейчас? А нельзя было подождать?
— Нет.
— Ладно. Итак, вы извинились. Почему бы вам не вернуться в постель?
Эндрю пожал плечами:
— А какой смысл? У меня в голове слишком много мыслей, чтобы спать.
— Тогда почему бы вам не сконструировать новый летательный аппарат? Или то, что облегчило бы жизнь несчастным таксам? Или средство, делающее человека невидимым? Мне не очень то нравится просыпаться под пристальным взглядом мужчины.
— Я не мог не смотреть на вас. Вы… вы красивы.
То, как он это произнес — спокойно, со скучающим видом, — вызвало у Челси целую бурю эмоций. «Вы красивы». Никто никогда не говорил ей такого. Никто. Она не знала, как воспринимать эти слова. Внезапно смутившись и ощутив свою незащищенность, она повыше натянула одеяло.
— Я озадачена.
— И зря. Ведь я просто констатировал факт, не более. Я провел наблюдение.
— Я бы предпочла, чтобы вы использовали свои наблюдения в науке, а не применяли их к женщине, одетой в ночную рубашку и пытающейся выспаться.
— Челси, разве вы не понимаете, что если мы не найдем выхода из создавшейся ситуации и вынуждены будем пожениться, то нам придется лицезреть друг друга каждое утро, едва мы откроем глаза. — В этот момент Эндрю наклонил голову, и упавшие волосы закрыли лицо, поэтому Челси не разглядела его выражение. — Возможно, вы сочтете меня глупым, но я почему то не вижу в этом ничего отталкивающего. — Он поднял голову, и Челси поняла, что он чувствует себя таким же уязвимым, как и она. — А вы?
— Я тоже нет. Вы немного красивее Пятнистого.
— Послушайте, Челсиана…
Челси насторожилась и вцепилась в одеяло.
— Простите меня за то, что вчера я вел себя как чудовище. И за то, что заставил вас подумать, будто сержусь на вас. На самом деле я сердился не на вас, а на судьбу, которая сделала меня таким, какой я есть. — Он глубоко вздохнул. — И я прошу простить меня за то, что буду самым отвратительным из всех мужей, если вам все же придется за меня выйти.
Челси пристально посмотрела на него:
— Лорд Эндрю, вы пытаетесь затащить меня в постель? Удивление Эндрю было абсолютно искренним.
— А вы, Челсиана, хотели бы видеть меня в своей постели?
— Естественно, нет. Это кажется мне недостойным.
— Верно. Недостойно.
Под одеялом Челси нервно сжимала и разжимала пальцы ног.
— С другой стороны…
Эндрю вопросительно вскинул бровь.
— С другой стороны, я должна признаться, что даже и не помню, когда в последний раз спала одна. По моему это случилось впервые. Я очень скучаю по Пятнистому.
— А я ему плохая замена, да?
— Да. Плохая.
Наступила тишина. Тишина, полная надежды, ожидания и предвкушения.
— Ну что, вернусь ка я в свою комнату, — наконец сказал Эндрю. — Если вы решитесь заменить мной Пятнистого, я с радостью заберусь к вам под одеяло.
— С какой стати?
— Во первых, я буду плохо спать, зная, что вы здесь. Во вторых, какая разница, где мы спим, если все же собираемся пожениться. В третьих…
— В третьих?
Эндрю немного застенчиво улыбнулся:
— Я замерз.
Челси вздохнула и окинула его равнодушным взглядом. Внешне спокойная, она чувствовала, как у нее бешено бьется сердце.
— Ах, почему вы такой привлекательный?
— Простите, это ненамеренно.
— Именно поэтому вы и привлекательны. — Она откинула край одеяла. — Ладно. Присоединяйтесь ко мне, если хотите. Но… не прикасайтесь. Будем просто спать.
— Вы серьезно?
— Абсолютно.
— Вы действительно считаете, что я могу прийти в вашу спальню, забраться под одеяло и при этом не прикасаться к вам?
— Считаю, что вы можете попытаться.
— Это выше моих возможностей.
— Тогда предлагаю вам вернуться в постель, — заявила Челси, недоумевая, почему ей вдруг так захотелось, чтобы он отказался. — Не понимаю, почему это так трудно. Если вам по силам создавать летательные аппараты и прочие диковинки, то и это, уверена, по плечу.
Эндрю прошлепал босыми ногами к кровати.
— Мне кажется, что это своего рода вызов.
— Отчего же вам так кажется? — поинтересовалась Челси, отодвигаясь в сторону и освобождая ему место.
— Ну а как иначе? Вы приглашаете меня в свою кровать, но требуете, чтобы я не прикасался к вам — и это после того, как мы уже два раза занимались любовью. Зачем бороться с желанием?
— Потому что еще рано, и я хотела бы поспать. Выбирайте одно из двух: либо вы стоите здесь и страдаете, либо забираетесь в кровать. Ведь холодно то не мне.
Эндрю, естественно, забрался в кровать. Челси не сомневалась, что Именно так он и сделает. Ах, если бы он всегда был таким — привлекательным, остроумным, легким в общении, а не брюзжащим чудовищем.
Матрас под Эндрю промялся. Челси отодвинулась на самый край и насторожилась. Каждая клеточка ее тела предвкушала случайное прикосновение. Эндрю накрылся одеялом и устроился на подушке.
Так они лежали некоторое время, оба напряженные, выжидающие. Оба испытывали легкую неловкость. Эндрю казался Челси чужим в этой розовой комнате. Сейчас она уже действительно жалела о том, что рядом нет Пятнистого. Если бы их разделяла собака, она бы не сомневалась, что не будет никаких… случайных прикосновений. Может, вместо собаки использовать подушку?
— Итак, расскажите мне о таксах, — попросил Эндрю. Его низкий голос прозвучал у самого уха девушки.
Она лежала вытянувшись как струна, руки по швам, и даже боялась дышать.
— А что рассказывать?
— Я хочу знать, почему для вас так важна их судьба. И что вы намерены сделать, чтобы помочь им.
Эта тема была безопасной и неисчерпаемой — возможно, если ей повезет, он заснет. Ведь большинству скучно слушать про несчастных собак — почему бы и лорду Эндрю, чьи интересы сосредоточены в области науки и удивительных изобретений, не соскучиться?
— Вы когда нибудь заходили в кухню Блэкхита? — зная, что скоро лишится аудитории, не без доли отчаяния начала Челси. — Или в любую другую?
— Гм… нет. — Он заложил руки за голову и случайно локтем задел ухо Челси. — Что то не припомню.
Челси приказала себе не двигаться — она остро ощущала близость его локтя.
— Если бы вы соблаговолили спуститься туда, вы увидели бы железное колесо рядом с очагом, где обычно жарится мясо. Так вот, это колесо вертят таксы, чтобы ваше мясо прожаривалось ровно.
— Собак используют для того, чтобы крутить колеса? — удивился Эндрю, поворачивая к ней голову.
— Знаете, вам было бы полезно хоть раз выйти из своей лаборатории и посмотреть, что делается в мире. Естественно, используют! А разве люди не используют других живых существ?
Эндрю смотрел на нее, и его лицо мрачнело. Его губы были всего в нескольких дюймах от губ Челси, на щеке она чувствовала его дыхание.
— Я расскажу вам еще кое что, — продолжала она, запрещая себе смотреть в его красивое лицо и поэтому глядя в потолок. — Эти несчастные собаки не просто навечно заключены в железное колесо. Кухарки насыпают внутрь горячие угли, чтобы собаки бежали быстрее — в противном случае они обожгут лапы.
— Да вы шутите!
— Не шучу.
— Какой ужас… Господи, а я и не знал!
— Ужас, правда? — Челси немного расслабилась. Она чувствовала, что завладела вниманием Эндрю, что он искренне сочувствует собакам. — Теперь вы понимаете, почему я так настаиваю на том, чтобы люди придумали другой способ жарки мяса. У животных тоже есть душа, как у нас. Им нельзя делать больно, с ними нельзя жестоко обращаться и использовать их для наших нужд. Они невинны и беспомощны, их надо любить так же, как мы любим наших детей.
— Среди людей есть такие, кто не любит своих детей.
— Я знаю.
— Есть и такие, которые сказали бы, что у животных нет души и, следовательно, они не заслуживают лучшего обращения. Поэтому нет ничего зазорного в том, чтобы использовать их в качестве бросового инструмента. Конечно, я не разделяю их взгляды… просто выступаю в роли «адвоката дьявола».
— Я догадываюсь. Но у кого есть право утверждать, что у животных нет души? Я всем сердцем верю в то, что есть. Я верю, что они попадают в рай все до одного, потому что они невинны и, следовательно, безгрешны. И я верю в то, что Господь, который создал животных точно так же, как и людей, из тех же самых плоти и крови, любит их в той же степени, что и нас.
Внезапно Челси ощутила острый приступ отчаяния и с трудом сглотнула образовавшийся в горле комок. Ей безумно хотелось изменить мир, однако она понимала, что это ей не под силу, потому что на свете всегда будут жестокие, бесчувственные люди.
— Если я рассказываю об этом, окружающие начинают смеяться надо мной, — после паузы снова заговорила она. — Они вежливо улыбаются и, потакая мне, делают вид, будто эта проблема их заботит. Забавно, как влияют на людей деньги, правда? Они превращают их в глупцов. Я знаю, что они думают на самом деле. Хорошо, что я не родилась сто лет назад — меня бы сожгли как еретичку. Хотя пусть смеются. Пусть шепчутся за моей спиной. У людей много защитников, а у животных — ни одного. Если что то подходит для твоих целей, используй это! Если что то стоит у тебя на пути, разрушь! И не важно, что это живое существо, с сердцем и эмоциями, которое дышит и чувствует боль, одиночество и тоску точно так же, как Мы. Имеют значение только желания людей, верно? Если они хотят, можно затоптать и растерзать что угодно. Господи, как же я все это ненавижу!
Ее голос звучал страстно и гневно. Она повернулась и устремила на Эндрю горящий взор. Он наблюдал за ней, и его взгляд был задумчивым, а на губах играла слабая улыбка. Что она означает? Насмешку? Радостное удивление?
— Я кажусь вам смешной, да?
— Нет. Я отнюдь не считаю вас смешной, Челси.
— А что вы считаете?
Его взгляд неуловимо изменился.
— Я думаю, вы женщина, опережающая свое время.
— Так вы не смеетесь надо мной?
— Разве похоже?
— Нет, — призналась Челси, облегченно вздыхая и понимая, что нет надобности вести борьбу. — Нет, не похоже.
— Я восхищен тем, как отважно вы отстаиваете свои убеждения. Вы не побоялись рассказать мне о том, что вам дорого.
— Да, но это превратило меня в еще большего изгоя, чем раньше. Только имейте в виду, это меня не волнует.
— Мне знакомо это чувство.
— Какое?
— Когда ощущаешь себя изгоем.
— И вас это тоже не волнует?
— Нет, ни капли, — улыбнулся Эндрю.
Его признание, а также его внимательный и спокойный взгляд медленно, но верно разрушали первоначальное решение Челси избегать прикосновений и загонять внутрь все свои чувства. Поэтому она опять уставилась в потолок.
— Я всегда любила животных больше, чем людей. Возможно, потому, что люди жестоки, а животные нет. Или потому, что я резко отличаюсь от окружающих.
— И это мне знакомо.
Челси удивленно взглянула на него:
— Знакомо?
— Естественно. Я же сумасшедший изобретатель. Большинство из тех, с кем я встречался, не считают нужным хотя бы изобразить интерес к моей работе, к моим планам. А так как они не понимают моих исследований и взглядов, они списывают меня со счетов, как эксцентричного, и предпочитают не общаться со мной. Я как лошадь с шестью ногами. Они не знают, что со мной делать, у нас нет точек соприкосновения, поэтому я предпочитаю одиночество — мне так удобнее.
— А мне ваши работы кажутся потрясающими, — с горячностью воскликнула Челси.
— Следовательно, вы исключение, которое только подтверждает правило.
— А еще я считаю, что ваши проекты изменят мир. Эндрю усмехнулся.
— Все может быть, но поверьте мне, Челсиана, я знаю, что значит, когда смеются над твоей верой, увлечениями, над твоими проектами и мечтами. — Он вынул руки из под головы, спрятал их под одеяло и укрылся до самого подбородка. — Даже сейчас я не могу без содрогания вспоминать, что говорили мои коллеги по научному обществу после того, как мой летательный аппарат вместе со мной и Чарльзом рухнул в ров, и все это на глазах у короля. Я содрогаюсь, представляя, что они скажут, когда обнаружат, что я создал возбудитель и при этом не помню, из чего он состоит. Какое унижение… Я, изобретатель и ученый, даже не записал, какие компоненты входят в препарат, который, возможно, станет самым невероятным открытием последнего десятилетия, если не века.
В его голосе слышалась боль. Челси осторожно нащупала его руку под одеялом. Их пальцы сплелись.
Так они лежали несколько минут, держа друг друга за руки, глядя в потолок и сохраняя молчание.
— А это очень даже забавно, — вдруг проговорила Челси.
— Что именно?
— Мы, два неприспособленных неудачника, думаем о том, как изменить мир. Возможно, мы подходим друг другу гораздо больше, чем предполагали.
— Наверное, мы бы еще больше подходили друг другу, если бы имели склонность к браку.
— Да. Лучше мы будем друзьями, чем супругами. Брак разрушит нашу зародившуюся дружбу. И давайте перейдем на ты.
— Хорошо. Так мы над этим и работаем, правда? Над тем, чтобы стать друзьями?
Челси показалось, что в этих словах прозвучала надежда, и, повернувшись к Эндрю, обнаружила, что он наблюдает за ней. Только вот выражение его лица было непроницаемым.
— Да, работаем. Хотя я сомневаюсь, что друзья обычно спят в одной постели.
— Кто знает? К тому времени, когда слуги проснутся, я уйду.
— Вот это правильно. Нам совсем не нужно, чтобы тебя здесь застукали. Уж тогда нам точно не отвертеться от свадьбы.
— Обещаю уйти при первых звуках.
— А я после завтрака перееду в свой лондонский дом.
— Очень мудрый поступок.
— Да, мудрый.
К Челси пожала ему руку, потом закрыла глаза, прислушиваясь к стуку дождя и наслаждаясь теплом. Постепенно звук дождя стал отдаляться. Девушка умиротворенно вздохнула, повернулась на бок и прижалась к Эндрю, который машинально обнял ее, стремясь согреть и защитить.
Уже засыпая, Челси возблагодарила Господа. Как же приятно спать не в одиночестве!

Глава 18

— О Боже, — пробормотала Нерисса, когда заляпанная грязью карета остановилась перед Монфор Хаусом. — К нам спешит мать Перри. Можно подумать, что она ждала нас у дверей — так быстро она появилась на крыльце. Сейчас мне меньше всего хотелось бы видеть эту злобную сплетницу.
Нерисса устала и была раздражена. Чарльз и Гарет приехали вчера поздно ночью, а выехать пришлось еще до рассвета. Они почти не спали. Мужчины решили ехать верхом. Люсьен на своем своенравном жеребце Армагеддоне скакал чуть впереди, Чарльз на Претенденте, привыкшем ко всем превратностям военной жизни, держался рядом с каретой и беседовал с Гаретом, который скакал на породистом Крестоносце. Их жены, Джульет и Эми, ехали в карете вместе с Нериссой.
— Вы меня простите, но что то у меня нет желания быть с ней дружелюбной, — с американским акцентом сказала Джульет, наблюдая, как старая ведьма спешит через площадь к карете. Она уже имела опыт — причем не очень приятный — общения с леди Брукхэмптон, и Нерисса не винила ее за то, что она не любит женщину, оклеветавшую ее мужа.
— Она окликнула Люсьена, — сообщила Эми, выглядывая в окно. — Присела перед ним в реверансе. У нее шевелятся губы.
— Представляю, что она там несет, — холодно процедила Джульет.
Люсьен остановил своего жеребца у дверцы кареты и наклонился к окну.
— Добрый вечер, дамы. Прошу прощения за неудобства, но наша соседка только что напросилась к нам на чай. — Он улыбнулся той самой улыбкой, которая всегда приводила окружающих в бешенство. — Мы отказываем ей?
— Да, — бросила Джульет.
— Да, — поддержала ее Эми.
Нерисса промолчала. Ей тоже не нравилась леди Брук хэмптон, но она надеялась, что Перри скоро сделает ей предложение и понимала, что нельзя портить отношения с его матерью.
— Чем она так взволнована? — мрачно спросила девушка.
— А ты как думаешь? Вчера поздно вечером приехал Эндрю. Она считает, что он убегает от каких то проблем, и хочет первой сообщить нам об этом.
Раздражение Нериссы только усилилось.
— О, как бы мне хотелось, чтобы эта женщина хоть раз в жизни не вмешалась в чужие дела! Она не сказала, он был один или нет?
Лицо Люсьена оставалось непроницаемым.
— Не сказала.
— Тогда у нас нет другого выхода, как пригласить ее, — уныло заключила Нерисса. — Естественно, мне этого не хочется, но…
— Но если ты намерена выйти за ее сына, тебе стоит сохранять с ней добрые отношения, — закончил Люсьен.
Мужчины спешились, передали лошадей конюхам и помогли дамам выйти из кареты. Все вместе они прошли через высокие кованые ворота. Джульет намеренно игнорировала леди Брукхэмптон, Эми держалась с подчеркнутой любезностью, а Нерисса с грустью думала о том, что утро будет очень скучным.
Харрис, дворецкий, встретил их в мраморном холле, низко поклонился сначала герцогу, потом остальным. Он держался скованно, явно испытывал неловкость и казался встревоженным.
— Ваше сиятельство, — тихо проговорил он, — позвольте побеседовать с вами наедине.
— Ради Бога, Харрис. Пройдем в библиотеку.
Они ушли. В холле появились лакеи. Молчаливые, напряженные, они забрали у дам плащи, а у Чарльза и Гарета — пальто и шляпы. Братья переглянулись. Женщины нахмурились. Только леди Брукхэмптон трещала без умолку, как сорока, и, казалось, не замечала ничего вокруг.
— Леди Нерисса, вы должны обязательно прийти ко мне завтра на чай, — тараторила она, намеренно игнорируя Джульет и Эми. Она презирала обеих: одну — за то, что та утащила Гарета прямо из под носа у ее дочери Кэтрин, другую — за то, что та похитила Чарльза. — Мне нужно многое понять и осмыслить. Все только и говорят Франции. Какой ужас, не исключено, что мы скоро окажемся перед новой войной — спасибо этим мерзким американским колонистам. Я слышала, они направили своего эмиссара, господина Франклина, в Париж за помощью! Боже, спаси нас, если «лягушатники» решат развязать новую войну ради американских предателей, этих жестоких бунтовщиков…
— Прошу прощения. — Гарет взял Джульет под руку и тем самым помешал ей ответить на столь явное оскорбление. Чарльз сделал то же самое с Эми, и обе пары неторопливо пошли прочь, оставив Нериссу наедине с леди Брукхэмптон.
— А что с ними такое? — изобразив непонимание, спросила леди Брукхэмптон.
Нерисса уже открыла рот, чтобы дать отпор старой ведьме, но тут увидела Люсьена. В отличие от дворецкого герцог не был ни встревожен, ни напряжен. Он выглядел так, как всегда, когда стремился к какой то цели.
— Что вы стоите в холле? — любезно осведомился он, приближаясь к дамам. — Давайте пройдем в гостиную. Скоро подадут чай. — Он снял перчатки и отдал их лакею. — Между прочим, Нерисса, Харрис сказал мне, что вчера вечером принесли посылку. — Он подмигнул сестре. — Подозреваю, она от умирающего от любви молодого повесы. Харрис положил ее на твою кровать.
Нерисса покраснела, на мгновение ее охватила радость, которая тут же сменилась паникой. Тот, кто прислал посылку, знал, что она едет в Лондон. А единственным человеком, который знал об этом, был Перри. Ого! Девушку так и подмывало побежать в свою комнату… А вдруг посылка не от Перри? И как же она объяснит этот факт женщине, которая, очевидно, скоро станет ей свекровью?
— Ты не хочешь распаковать ее? — с усмешкой осведомился Люсьен. — Уверен, ты умираешь об любопытства. Кстати, почему бы тебе не пригласить с собой леди Брук хэмптон?
Взгляд Люсьена ясно говорил: «И держи ее подальше от Джульет и Эми как можно дольше».
Некоторые черты в характере брата не переставали поражать Нериссу. Видя, как Люсьен старается не только спасти ситуацию, но и уберечь чувства невесток, она почти простила его за то, что он манипулировал жизнями других людей.
— Конечно, — ответила она, пряча свое замешательство. Ей совсем не хотелось разворачивать посылку в присутствии матери Перри. — Леди Брукхэмптон, прошу вас, пойдемте со мной наверх.
Нерисса знала, что старая ведьма не откажется. И та, естественно, согласилась. Нерисса обречено пошла к лестнице.
Что то разбудило ее.
Челси еще несколько секунд дремала, наслаждаясь уютом и теплом, но вдруг резко открыла глаза, когда поняла, что греет ее не собака, а мужчина, под боком у которого она свернулась клубочком. Вернее, не просто свернулась, а даже прижалась к нему, положив голову на его руку и уткнувшись носом ему в грудь. Эндрю спал на спине и дышал глубоко и ровно.
Челси приподняла голову и посмотрела в окно. Снаружи все еще шел дождь, и она не смогла определить, который час. В комнате было холодно. Причем настолько, что ей стало страшно вылезать из под одеяла. А мысль о том, что нужно уехать до того, как обнаружится ее присутствие, вообще привела в ужас.
И все же уезжать надо. И поскорее. Однако у нее не было желания покидать свое уютное гнездышко. До чего же удивительно! Ей следовало бы бежать от его кровати, как зайцу от гончей. А вместо этого она пытается вспомнить, когда в последний раз просыпалась в таком хорошем настроении. Если бы вчера кто нибудь сказал ей, что с мужчиной спать гораздо приятнее, чем с собакой, она бы не поверила. А выясняется, что это правда. С мужчиной спать действительно приятнее.
Снизу уже доносился шум, в комнату проник соблазнительный аромат тостов. У Челси заурчало в желудке. Шум внизу стремительно нарастал, и вскоре стало казаться, что там огромный мастиф противостоит браконьеру. Однако Эндрю никак не реагировал на этот шум, он даже не шевельнулся, а веки с длинными ресницами не дрогнули и ритм дыхания не изменился.
Челси легла так, чтобы видеть его лицо. Сейчас она могла разглядывать Эндрю без помех. Ей нравился его нос. Прямой, ровный, он придавал его профилю благородство. Ей нравилось, как волосы, густые и волнистые, блестящей массой рассыпались по подушке, а также форма рта, не очень широкого, но очень чувственного. Четко очерченные губы слегка приоткрылись, и Челси представила, как приятно их целовать.
Господи, да все в нем просто замечательно! Ну, почти все. Кроме непредсказуемых смен настроения. Но лежа рядом с ним в кровати, легко забыть об этом недостатке. И, вспоминая, как они держались за руки и делились своими тайными мечтами, легко вообразить его таким, каким она хотела бы видеть его всегда. За свою жизнь Челси встречала немало мужчин. Одни из них были красавцами с пустой душой. Другие отличались умом и остроумием, но обладали отталкивающей внешностью. А вот лорд Эндрю… Создается впечатление, что он соединил в себе все возможные достоинства. Он и красив, и умен, у него богатое воображение и безграничные творческие возможности, он добр и отважен и наделен чувством юмора. А еще он очень раним.
Да, она знала, что вчера, когда Эндрю прогонял ее из комнаты, он чувствовал себя беззащитным. Тогда почему же он был так настойчив? Люди часто болеют. Стоит ли стыдиться того, что ты простудился и у тебя поднялась температура?
Эндрю во сне нахмурился, его дыхание участилось, глаза под веками задвигались. Не удержавшись, Челси нежно погладила его по лбу. В следующее мгновение он открыл глаза.
«Боже, как же мне хочется поцеловать его!»
— Доброе утро, — с улыбкой прошептала она. Поморгав, Эндрю протер глаза. Он выглядел расслабленным и чрезвычайно соблазнительным.
— Гм… Утро действительно доброе, — ответил он, зевая. — Для того чтобы не вылезать из постели.
— Как не вылезать? У меня желудок подводит от голода целых полчаса. Просто мне слишком хорошо, чтобы вставать.
— Кажется, я занял всю кровать. Тебе было тесно?
— Да, ты занял всю кровать, зато ты в отличие от Пятнистого не храпишь.
— Ага, ты снова сравниваешь меня со своим эталоном, — сухо заметил Эндрю. — Я счастлив, что одержал хотя бы одну победу в соревновании с этой непревзойденной дворнягой.
— Он не дворняга, а испанский пойнтер, — с улыбкой возразила Челси. — А я храплю?
— Нет, но стягиваешь с меня одеяло. Я не раз просыпался от холода.
Эндрю взял прядь ее волос и, любуясь блеском, принялся перебирать их пальцами. Челси было так приятно, что она едва не замурлыкала, особенно тогда, когда он, оставив в покое волосы, принялся гладить ее по плечу. Когда же его рука скользнула к груди, Челси мгновенно перехватила ее.
— Какая у тебя приятная кожа, — сказал Эндрю. — Я же говорил тебе, что не смогу заснуть, когда ты рядом.
— Однако ты отлично спал.
— Наверное, я так измотался, что просто не был способен на что либо другое. Но теперь я отдохнул. У меня сна ни в одном глазу. Тело бодрствует. Думаю, мне следует отступить в мою комнату, прежде чем мы совершим то, о чем потом пожалеем.
Челси грустно улыбнулась: она понимала, что Эндрю прав, но хотела бы, чтобы он ошибался.
— А я быстренько выскользну из дома, пока меня тут не нашли. — Она заглянула ему в глаза. Их чуть опущенные внешние уголки придавали Эндрю томный вид и в сочетании с ямочками, которые образовывались на щеках, когда он снисходил до того, чтобы улыбнуться, действовали на девушку, как ветер на огонь, заставляя ее сердце таять. Вместе с сердцем таяла и ее решимость уехать.
Поддавшись порыву, Челси потянулась к улыбающимся губам Эндрю, желая поцеловать его на прощание, не больше… И тут дверь открылась.
Челси резко подняла голову. В дверях стояла леди Брукхэмптон — она помнила ее по своему благотворительному балу. А рядом со старой ведьмой Челси увидела красивую молодую женщину с золотистыми волосами и ярко голубыми, расширившимися от изумления глазами.
— Нерисса! — заорал Эндрю, поспешно накрывая Челси одеялом с головой. — Проклятие, что ты здесь делаешь?
От его крика Нерисса быстро пришла в себя. Она подбоченилась и устремила на брата сердитый взгляд.
— Между прочим, это моя спальня! Позволь узнать, что ты, черт побери, здесь делаешь?
— Ответ очевиден, моя дорогая, — заметил Люсьен, входя в комнату и с победной улыбкой глядя на Эндрю. — Леди Брукхэмптон, сделайте одолжение, подождите нас в гостиной. Мы скоро придем.
— Да, конечно, — пробормотала старая ведьма и, прищурившись, бросила взгляд на кровать. Ее глаза сверкали злобой. Тихо хмыкнув, она величественно вышла из комнаты.
Герцог покачал головой:
— Знаешь, Эндрю, ты наносишь такой непоправимый ущерб нашему имени… Ты обманом, не заботясь о ее репутации, увез благородную даму, затащил ее в комнату своей сестры, переспал с ней… Боже мой! Что подумают люди? Что подумала леди Брукхэмптон?
Эндрю показалось, чтобы у него от гнева сейчас лопнут жилы.
— А какого черта тут делает леди Брукхэмптон? — заорал он.
— Люсьен сказал, что вчера мне прислали посылку! — вмешалась Нерисса, поворачиваясь к герцогу. — Но никакой посылки не было, верно? Ты воспользовался этим предлогом, чтобы заманить сюда леди Брукхэмптон, так? Ты же знаешь, что она самая главная сплетница в Лондоне! Ты просто хотел, чтобы она застала Эндрю и Челси вместе!
— Моя дорогая, — спокойно проговорил герцог, потирая подбородок, — ты действительно считаешь, что я способен придумать такой дьявольский план?
— Он строит свои дьявольские планы с тех пор, как побывал у меня на балу! — закричала Челси, отбрасывая одеяло.
— А, вот вы где, дорогая. Я чувствовал, что вы где то рядом.
У Эндрю от напряжения стучало в висках, по мышцам волнами проходили судороги. Он закрыл глаза и принялся считать до десяти.
— Нерисса, прошу тебя, оставь нас, — процедил он сквозь стиснутые зубы.
— Почему?
— Потому что то, что я собираюсь сказать нашему братцу, не предназначено для твоих ушей. А на то, чтобы вывести пятна крови с ковра после того, что я с ним сделаю, понадобятся годы. Зрелище будет не из приятных, уверяю тебя.
— В таком случае я остаюсь. Люсьен поступил с тобой гадко и, я уверена, готовит мне нечто подобное. Тебе нужна шпага? Я буду счастлива принести ее.
— На комоде лежит пистолет — он справится с задачей не хуже шпаги, — заметила Челси, сверля герцога взглядом.
— Не надо мне ничего, я прикончу его голыми руками, — заявил Эндрю, вставая с кровати.
— Хватит, детки, хватит, — с отеческой мягкостью, которая еще сильнее взбесила окружающих, сказал герцог. — О том, каким способом расправиться со мной, вы подумаете позже, потому что сейчас у нас есть более важные дела. Нерисса, ты можешь уйти.
— Не уйду!
— Не спорь со мной, дорогая.
Нерисса гордо вскинула голову и вихрем вылетела из комнаты.
Эндрю тяжело опустился на кровать.
— Я знаю, как это выглядит, но поверь мне, между мной и Челси ничего не было. Мы просто спали.
— Да, мы просто спали, — подтвердила Челси, розовея.
— А теперь попытайтесь убедить в этом леди Брукхэмптон, — с усмешкой предложил Люсьен. — И всех, кто очень скоро узнает о вашем, сударыня, падении. — Герцог стоял, сложив руки на груди, и напоминал короля, который только что завоевал последнюю страну из тех, что ему предстояло победить. — Эндрю, я действительно надеюсь, что ты поступишь правильно. Леди Челсиана уже сказала, что согласна выйти за тебя. Уж больно быстро развиваются события, не так ли? У нас не хватит времени, чтобы подготовиться к столь торжественному событию… Ладно, так и быть. Я, как всегда, приду вам на помощь.
Продолжая усмехаться, он достал из внутреннего кармана сложенный лист бумаги и, встряхнув, одним движением развернул его.
— Что это? — буркнул Эндрю.
— Специальное разрешение, о котором я позаботился заранее. Я позволил себе навестить одного знакомого, получившего сан епископа благодаря моему влиянию. Услуга за услугу, как ты понимаешь.
Эндрю гневно сжал кулаки и вдохнул полной грудью, дабы сохранить спокойствие.
— А еще, подозреваю, ты позволил себе послать кого то вслед за нами в Лондон, чтобы выяснить, где искать нас с Челси.
— Ах, Эндрю, — беспечно взмахнул рукой Люсьен, — ты слишком хорошо меня знаешь. — Он поклонился. — А теперь я оставлю вас, чтобы вы могли привести себя в надлежащий вид. Вся семья в сборе и с нетерпением ждет возможности познакомиться со своей невесткой. Мы внизу.
Эндрю не выдержал. Он схватил первое, что попалось ему под руку — подсвечник, — и запустил его в улыбающуюся физиономию брата.
Лицо герцога не дрогнуло, когда он просто поднял руку поймал подсвечник на лету, а потом с нарочитой осторожностью поставил его на комод и с улыбкой обратился к Челси:
— Я должен предупредить вас насчет вашего мужа, — проговорил он. — Рыжие волосы предполагают буйный нрав, дорогая.
Еще раз поклонившись, он вышел.

Глава 19

Встав с кровати, Эндрю подошел к двери и в сердцах захлопнул ее, а потом устало привалился к стене. Рубашка закрывала его ноги до середины бедер, оставляя открытыми колени и голени. Челси видела, как шевелятся его губы, и слышала, что он тихо чертыхается.
— Сожалею, — проговорила она.
— Я тоже. Проклятие, теперь выхода нет. Эта Брукхэмп тон примется сплетничать направо и налево и погубит твою репутацию. Черт побери! Клянусь, я прикончу его!
Челси выбралась из кровати. На ней тоже была ночная сорочка, только более длинная, до колен. Она подошла к Эндрю и положила руку ему на плечо. Он не сбросил руку и вообще не шевельнулся, продолжая стоять со склоненной головой.
У Челси сердце обливалось кровью при виде его страданий. Что за жизнь у него была рядом с этим братом чудовищем?
— Я не стану требовать от тебя соблюдения условностей, — сказала она. — Я никогда не смогла бы заставить тебя или кого то другого сделать то, на что у него нет желания.
— А я никогда не смог бы прямо смотреть людям в глаза, если бы не поступил с тобой так, как того требуют условности, — сглотнув, ответил Эндрю. — Не следовало привозить тебя сюда, приходить к тебе в комнату, нельзя было давать тебе этот чертов возбудитель…
— Ш ш ш… — остановила его Челси и, понимая, что ей предоставляется великолепный шанс, понимая, что она преступает границы обычной дружбы, обняла его.
Она ожидала, что Эндрю отшатнется или даже с отвращением оттолкнет ее. Однако он не сделал ни того ни другого. Положив голову ему на плечо, Челси чувствовала под рубашкой тепло его стройного и сильного тела.
— Полагаю, я должен предложить тебе выйти за меня замуж, — хрипло произнес Эндрю.
— А я, полагаю, теперь должна согласиться, — после непродолжительной паузы сказала девушка.
Эндрю поднял руку, чтобы откинуть волосы с лица, и вдруг обнял Челси. Он прижимал ее к себе так, будто она была якорем, не дающим ему исчезнуть в мрачных пучинах штормового моря. Он наклонился и приник к ее губам.
Это был поцелуй отчаяния и утешения. Оба понимали, что им не под силу предотвратить неизбежное.
Спустя несколько мгновений они с неохотой оторвались друг от друга.
— Полагаю, теперь я должен представить тебя семье, — тихо проговорил Эндрю. — Но если ты испытываешь неловкость из за сложившейся ситуации, можешь сказаться больной и остаться здесь. Я тебя пойму.
Челси взяла его за руку и заглянула в глаза.
— И предоставить тебе одному биться с драконами? Нет, Эндрю. Если мы собираемся пожениться, я готова взвалить на себя свою долю груза. А когда понадобится, и твою.
В его взгляде отражалась странная смесь скорби, отчаяния и надежды.
— Ладно, давай оденемся, — сказала Челси. — Деваться некуда, придется пройти через это.
Обнаружив, что Челси нечего надеть, кроме шокирующих бриджей и мужской сорочки, Эндрю послал за своей сестрой. Нерисса героически делала вид, будто ничего не произошло. Эндрю обратил внимание на то, что Челси из последних сил старается сохранить достоинство, и ему стало ее жалко. Бедняжка, как же ей трудно смотреть в глаза своей будущей золовке. Наверное, она страшно унижена тем, что ее застали в кровати Нериссы. Однако Эндрю знал, что Нериссе лучше, чем кому либо, известны жестокие уловки Люсьена, поэтому она сразу прониклась сочувствием к Челси. Лед между женщинами сломала брошенная Нериссой фраза о том, как ей хочется придушить своего старшего брата. На лице Челси тут же отразились облегчение и благодарность. Обрадованный тем, что женщины нашли общий язык, Эндрю пошел вниз в гостиную.
Леди Брукхэмптон — хвала Господу! — уже не было. Наверняка она отправилась распространять то, что обещало стать самой пикантной сплетней года. Джульет и Эми отдыхали после долгого путешествия. Догадавшись, что братья в библиотеке, Эндрю прошел туда. При виде его Чарльз и Гарет встали, чтобы поздороваться.
— Я женюсь, — мрачно объявил Эндрю. Удивленные, озадаченные Чарльз и Гарет сдержанно поздравили его и тут же засыпали вопросами. Целым градом вопросов. Эндрю прилежно отвечал на них, стараясь не показать своего возмущения поступком Люсьена. На старшего брата он не смотрел, так как боялся увидеть его самодовольную физиономию, не сдержаться и совершить убийство.
Чарльз задал какой то вопрос, и Эндрю заставил себя отвлечься от мыслей о Люсьене. Приготовления к свадьбе? Да, свадьба состоится немедленно. Нет, у нее нет отца — да покоится он с миром, мать где то в Италии с очередным любовником, брат, которого она не любит и еще меньше уважает, тоже не сможет быть посаженым отцом.
— Она захочет, чтобы эту роль выполнил Пятнистый, — добавил Эндрю, наливая себе чашку чаю.
— Кто такой Пятнистый? — хором спросили Чарльз и Гарет.
— Ее лучший друг, — уклончиво пояснил Эндрю. Гарет вопросительно вскинул бровь:
— Пятнистый — странное имя. Гм…
— Это имя или прозвище? — уточил Чарльз.
— А почему бы нам не принять его таким, какой он есть? — задумчиво предложил Гарет. — Вряд ли какой нибудь фат согласился бы носить такое имя, не говоря уже о прозвище.
Люсьен, сидевший в кресле у камина, взял вечернюю газету:
— Пятнистый — это собака леди Челси.
— Ее собака? — опять хором воскликнули Чарльз и Гарет.
— Вам бы обоим на сцене выступать: вам отлично удается хоровое пение, — съязвил Эндрю, готовый в любую секунду, если потребует ситуация, броситься на защиту Челси. Повернувшись, чтобы налить себе еще чаю, он не заметил, как братья обменялись удивленными и одновременно заинтересованными взглядами.
— Прости, — сказал Гарет, потирая нос, чтобы спрятать улыбку, — я не хотел никого обидеть, дружище.
— Да, я тоже, — поддержал его Чарльз и радушной улыбкой попытался разрушить все подозрения младшего брата. — Где она живет, Эндрю? Если тебе это будет приятно, я с удовольствием съезжу к ней и привезу собаку в Лондон.
Эндрю пожал плечами:
— В этом нет надобности. Кроме того, свадьба состоится не в Лондоне, а в Блэкхите.
— Понятно, — протянул Чарльз, косясь на Люсьена, который спокойно читал газету. — А где вы собираетесь жить?
Эндрю тоже посмотрел на Люсьена.
— Подальше от чудовищ, которым очень нравится лезть в чужие дела.
— Леди Челсиана владеет немалой собственностью в Беркшире, — раздался голос Люсьена из за газеты. — Уверен, она поддержит Эндрю в его стремлении.
— Негодяй, — сердито бросил Эндрю.
Чарльз, истинный джентльмен, притворился, будто ничего не слышал.
— В Беркшире, говоришь? — Он допил свой чай и поставил чашку на блюдце. — Хорошо, что ты будешь недалеко. Очень хочу с ней познакомиться. Нерисса сказала, что она красавица.
— Так и есть. — Эндрю отвернулся, чтобы никто не увидел, как у него вдруг от гордости запылали щеки. Но потом, сообразив, что Чарльз просто пытается снять напряжение, витавшее в воздухе, он позволил себе улыбнуться. — Черт, наверное, я бы стал источником ее неприятностей и без возбудителя.
— Должно быть, она больше, чем красавица, — сделал вывод Гарет. — Все эти годы удостаивали тебя своим вниманием множество женщин, но ты не замечал ни одну из них. Поэтому мне тоже очень интересно с ней познакомиться.
Эндрю почувствовал, что беседа тяготит его, особенно учитывая то, что Люсьен сидел рядом и восхищался своей более чем важной ролью во всей истории. Он достал из кармана блокнот и отошел в дальний угол комнаты, желая отгородиться от родственников, неприятностей и дружеского подтрунивания братьев. Устроившись на подлокотнике кресла, он принялся чертить. Он так увлекся, что не слышал ни голосов, ни шуршания газеты.
Когда у Эндрю появлялась какая нибудь идея, он мог на время забыть о том, во что превратилась его жизнь, какие бедствия обещало будущее, о навсегда утерянной свободе. Карандаш скользил по бумаге, и вскоре на белом листе появились первые элементы нового устройства. Устройства, которое станет свадебным подарком для Челси.
Замысел этого изобретения пришел к Эндрю так же естественно, как к пекарю новый рецепт хлеба. Он что то чертил, считал, определял напряжение и жаропрочность. Настроение улучшилось, он расслабился. Он не мог не думать о Челси. Эндрю вспоминал, как она, перестав сопротивляться, держала его за руку. Как она обняла его, когда стало ясно, что пути для отступления нет, как поддерживала его, когда он был в отчаянии. Горло сдавил спазм. Она действительно необыкновенная. И очень храбрая. И красива, как сказала Нерисса.
Эндрю снова ощутил гордость. Господи, да ведь он и в самом деле ждет не дождется, когда сможет представить ее родственникам, похвастаться ею. Интересно, какие отношения сложатся у нее с Джульет и Эми. Остается надеяться, что она, английская аристократка, не будет чувствовать себя чужой среди невесток американок.
Эндрю поспешно записывал свои расчеты. Черт, может, и неплохо, что он женится на женщине, которая в отличие от себе подобных одержима собаками, а не детьми. Вряд ли в доме нужен ребенок. Все эти пеленки, вопли, кашки, бутылочки — фу, от них одно беспокойство. Эндрю содрогнулся.
— Боишься? — спросил Чарльз, стоявший у окна и смотревший, как дождь стучит по брусчатке.
— Еще нет.
Чарльз, покачиваясь на носках, продолжал смотреть в окно. Он был вдумчивым и добрым, и всегда заботился о других, И его прозвище — Любимец — подходило ему как нельзя лучше.
— Ты ей сказал? — тихо, чтобы никто, кроме Эндрю, не слышал, спросил он.
Карандаш замер. Вопрос брата подействовал на Эндрю как ушат холодной воды и снова вернул его в реальность.
— Нет, — ответил он, бросая взгляд на Люсьена. — Просто не нашел подходящего случая.
Чарльз больше ни о чем не спросил. Пламя свечей отбрасывало блики на его волосы. Все звуки, доносившиеся с улицы, приглушались соломой, которую слуги разбросали на мостовой, и он с интересом наблюдал, как воробьи выискивают в ней зерна.
— Я часто задавал себе вопрос, почему тот случай на тебя подействовал, а на меня — нет, — наконец нарушил он затянувшуюся паузу. — Ведь мы оба надышались той гадостью.
— Да, просто я дышал ею дольше.
Чарльз изо всех сил пытался притвориться беззаботным, однако Эндрю слишком хорошо его знал, чтобы понять, насколько тот обеспокоен.
— У тебя в последнее время были приступы?
— Несколько.
— Кажется, эти чертовы доктора ничем не помогли.
— Естественно, нет. Отныне я отказываюсь видеться с ними.
— Приступы стали тяжелее?
— Намного.
— И более частыми? Более сильными? Отличаются от тех, что были раньше?
Эндрю снова принялся чертить.
— Нет. Такие же, как и раньше, хотя видения не повторялись. Я веду записи. Возможно, когда меня упрячут в сумасшедший дом, кто нибудь прочтет их и продвинется вперед в изучении болезни.
Чарльз дернулся, словно его ударили.
— Прости, — сказал Эндрю, сожалея, что своими словами еще сильнее расстроил брата. Ведь Чарльз просто проявил сострадание, которое было для него таким же естественным, как для самого Эндрю его безумные идеи. — Кажется, сюда идут дамы. — Встав, он закрыл блокнот, спрятал его в карман и с улыбкой похлопал Чарльза по плечу. — А вот и они.
Люсьен и Гарет поднялись с кресел, и все четверо братьев де Монфор поклонились Челси, которая вошла в комнату в сопровождении Нериссы, Джульет и Эми. Челси держалась прямо, стараясь под внешним спокойствием скрыть нервозность. От страха ее подташнивало.
«Что они обо мне думают? Что я уродлива? Что я плоскогрудая? Господи, не допусти, чтобы Эндрю чувствовал из за меня неловкость! Не допусти, чтобы они жалели его за то, что у него такая костлявая и некрасивая невеста! Не допусти, чтобы повторилось прошлое, когда надо мной смеялись и издевались, называя тощей вороной с аистиными ногами!»
Однако никто из присутствующих не думал ничего подобного. Хотя все четыре женщины были очаровательны, Эндрю любовался только Челси. Своей Челси. Он был так восхищен ею, что у него даже перехватило дыхание.
Он не мог отвести от нее глаз. Ее густые волосы решили не пудрить и собрали в высокую прическу, оставив несколько локонов, которые обрамляли лицо. Ожерелье из розовых жемчужин сочеталось с платьем из блестящего зеленого шелка. Подол юбки был расшит розовыми и золотыми нитями. Корсаж облегал ее стан, подчеркивая тонкую талию и оттеняя совершенный цвет кожи. Несмотря на нервозность, Челси выглядела как принцесса.
Эндрю поспешил к ней, взял ее руку и поцеловал.
— Ты прекрасна, как видение, — тихо проговорил он. В его голосе явственно прозвучали горделивые нотки.
С видом собственника обняв Челси за талию, Эндрю подвел ее к братьям.
— Чарльз, Гарет, позвольте представить вам леди Челсиану Блейк, мою невесту.
Гарет широко улыбался, и даже Чарльз не смог удержаться от улыбки. Они по очереди поцеловали Челси руку и осыпали ее соответствующими случаю — и вполне заслуженными — комплиментами. Эндрю буквально распирало от гордости, ему даже показалось, что камзол вот вот лопнет. Он вдруг понял, что все будет хорошо. И обнаружил, что улыбается.
«Берегись, Пятнистый! Я сделаю эту женщину такой счастливой, что тебе даже и не снилось!»

Глава 20

Свадьба состоялась через две недели.
Церемония была скромной. Викарий Рейвенскомба обвенчал новобрачных в древней норманнской церкви, где в течение последних пятисот лет венчались графы, а потом и герцоги Блэкхиты. Если викария и удивила женитьба Упрямца, он ничем не выдал своего отношения к происходящему и обошел молчанием тот факт, что со стороны невесты не было ни одного родственника. Но когда невеста, очаровательная в бледно зеленом с серебряной отделкой платье, появилась в проходе со старой собакой вместо посаженого отца, преподобный Уильяме, успевший много повидать на своем веку, не выдержал и выразительно поднял одну бровь.
Однако властный взгляд его сиятельства герцога Блэкхита вернул его бровь на место. Викарий откашлялся, подвел невесту, которая вцепилась в поводок так, что костяшки пальцев побелели, к жениху и принялся за дело. Когда же он дошел до той части, где требовалось спросить, кто отдает невесту замуж, он растерялся, так как обращаться было не к кому, кроме старого пса с грустными глазами и длинными, отвисшими ушами.
— Пятнистый, — не без вызова в голосе объявила невеста. Сглотнув, она погладила собаку. — Пятнистый отдает меня замуж. Но не по настоящему, потому что он собирается спать с нами в кровати.
— Гм… э э… понятно, — промямлил викарий, беспомощно разводя руками.
Невеста покраснела и робко улыбнулась жениху, который, судя по его виду, совсем не был удивлен или озадачен ее заявлением.
— Я говорю правильно, Эндрю? Мы ведь не прогоним Пятнистого?
— Да, Челси, — совершенно искренне и без колебаний ответил Эндрю. — Пятнистый будет спать с нами.
Уильяме вытащил платок и промокнул взмокший лоб. После этой церемонии придется выпить стаканчик, чтобы прийти в себя. Или даже два. Он смущенно покосился за герцога, но лицо его сиятельства, как всегда, оставалось бесстрастным. Лорд Гарет улыбался, а лорд Чарльз, одетый в бело алый мундир, тщетно пытался сохранить серьезный вид.
Что касается лорда Эндрю, то в его взгляде преподобный Уильяме прочитал угрозу всякому, кто посмеет оспаривать желания его жены. Отлично, подумал викарий, если она хочет, чтобы ее выдавала замуж собака, и если лорд Эндрю согласен, чтобы этот пес спал с ним в одной кровати, пусть. Это их жизнь. Его задача — поженить их. И да поможет им Господь. «Мне никогда не понять эту аристократию, даже если бы я прожил сотню лет!»
— Свидетели? — задал викарий следующий вопрос и с сомнением взглянул на собаку.
«Раз это Пятнистый, мне понадобится три стаканчика. А потом я подам в отставку и вернусь в Корнуолл». Лорд Эндрю повернулся к своему брату Чарльзу.
— Нашим свидетелем будет майор де Монфор, — безапелляционно заявил он.
— Э э… а вы, милорд, не хотите, чтобы свидетелем выступил его сиятельство?
— Нет, черт побери, — отрезал Эндрю.
Уильяме вздрогнул и встревоженно посмотрел на герцога, но тот смотрел на алтарь, и его лицо по прежнему оставалось непроницаемым.
— Свидетелем будет и мой брат Джеральд, — добавила Челси.
«У ее светлости есть брат? Тогда почему вместо него посаженым отцом стала собака?»
— А где этот брат? — поинтересовался преподобный Уильяме, с беспомощным видом оглядываясь по сторонам.
Лорд Эндрю, неотразимый в камзоле из полосатого оливкового шелка, желтовато коричневых штанах и белоснежной кружевной сорочке с пышными манжетами, головой указал в дальний конец церкви. Там, в холодном, погруженном в сумрак углу сидел молодой мужчина. Несмотря на большое расстояние, Уильяме отметил, что его глаза пылают гневом.
«Гм… — подумал он, — я вас не виню, молодой человек, за то, что у вас плохое настроение. Не каждый день случается, чтобы собака заняла место, по праву предназначенное человеку».
— Прошу вас, Уильяме, продолжайте, — требовательно произнес герцог.
Откашлявшись, викарий взял молитвенник и начал читать старые, как мир, слова:
— Возлюбленные братья и сестры. Мы собрались перед лицом Господа, чтобы соединить этого мужчину и эту женщину святыми узами брака…
Он заметил, что невеста нервно теребит поводок и то и дело поглядывает на старого пса, а жених смотрит на нее с беспокойством. Невеста подняла голову, поймала его взгляд и робко улыбнулась, и он ответил ей улыбкой. Обратив внимание на этот безмолвный разговор, Уильяме заговорил громче. Его голос наполнил церковь. Он изо всех сил пытался заглушить сомнения, вызванные этой странной свадьбой, и не придавать значения напряженному молчанию гостей. Он поступает правильно. Так ведь?
Он вспоминал о всех священниках, в течение многих лет сменявших друг друга на этом самом месте перед алтарем и венчавших бесчисленное количество де Монфоров, которые теперь мирно покоятся в могилах возле церкви. Интересно, были ли среди тех браков… такие же скоропалительные? Уильяме обратил внимание, что леди Гарет и леди Чарльз обменялись нежными взглядами со своими супругами, когда он читал слова о том, что муж и жена должны любить и уважать друг друга. Он заметил также, что герцог смотрит на могилу своих родителей. До него доносились возбужденные крики жителей деревни, собравшихся на церковном дворе и с нетерпением ждущих возможности отпраздновать столь знаменательное событие, наесться до отвала и напиться — ведь герцог приготовил щедрое угощение для всего Рейвенскомба.
Задумавшись, преподобный Уильяме запнулся, и суровый взгляд герцога тут же обратился на него. Этим взглядом он давал понять, что не потерпит ошибок и сомнений в отношении желаний будущей леди Эндрю, и требовал продолжения церемонии.
Сначала викарий решил, что эта пара соединяется отнюдь не по любви, однако, когда под сводами церкви зазвучал низкий и ясный голос лорда Эндрю, он заподозрил, что этих двоих связывает нечто большее, чем кажется на первый взгляд…
— Я, Эндрю Марк де Монфор, беру тебя, Челсиану Блейк, в жены, чтобы быть с тобой в горе и радости, в бедности и богатстве, в болезни и здоровье, чтобы любить и почитать тебя, пока смерть не разлучит нас, и в том я клянусь тебе.
Викарий видел, как лорд Эндрю смотрел на невесту, произнося эти слова, и как та ответила на его взгляд, только он никак не мог понять, что было в этом взгляде. Дружелюбие? Решимость? Облегчение? Когда она произносила слова обета, ее голос звучал уверенно.
Возможно, они действительно любят друг друга. Если да, то ему остается только радоваться, думал священник.
— Кольцо, пожалуйста.
В церкви наступила тишина. Все смотрели на лорда Эндрю, который снял с пальца свою печатку и осторожно надел ее на пальчик невесты, но только до половины. Леди Нерисса, стоявшая рядом с герцогом, громко засопела. Лорд Чарльз и лорд Гарет никак не проявили своих эмоций. На лице герцога появилось странное выражение, но викарий даже не стал пытаться понять его.
Старый пес, разлегшийся у ног невесты, захрапел, да так громко, что лорду Эндрю пришлось повысить голос:
— Этим кольцом я соединяюсь с тобой, своим телом я поклоняюсь тебе, всем своим богатством я одаряю тебя — во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.
Жених решительно надел кольцо на палец невесты. Викарий велел молодым преклонить колена и принялся читать заключительные слова, которые свяжут их навсегда.
Бросив быстрый взгляд на герцога, он увидел в его глазах победный блеск и облегчение. Ага, теперь понятно. Не Господь соединил эту пару священными узами брака. Это сделал сам Блэкхит.
Викарий объявил жениха и невесту мужем и женой и с удовлетворением наблюдал за тем, как лорд Эндрю целует свою жену. Леди Нерисса вытирала глаза платочком. Все родственники, кроме герцога, окружили молодоженов и от души поздравляли их.
— Итак, формальности окончены. Теперь надо поесть и выпить за невесту! — предложил лорд Эндрю, чувствуя небывалый подъем.
Подхватив на руки спящего пса, он в сопровождении жены вышел из церкви.
«Четыре стаканчика, — качая головой, думал викарий. Он закрыл молитвенник и дождался, когда лорд Чарльз и сердитый брат невесты распишутся в книге. — Четыре стаканчика. Я их заслужил».
Женщина быстро проскользнула в церковь и села рядом с графом Сомерфилдом.
Ее модное платье из дорогого китайского шелка, несомненно, шилось в Париже. Изумрудное колье подчеркивало изящество стройной шейки и совершенную форму плеч. Колье подарил ей король Франции за плодотворную службу на благо его страны. Однако та, для кого предназначался этот подарок, не являлась ни куртизанкой, ни королевской любовницей. Она была более опасной и хитрой особой.
Сидя рядом с графом, она из под пикантно заломленной шляпки наблюдала за изобретателем возбудительного средства. Взгляд ее зеленых глаз походил на кошачий — хищный, внимательный.
— Долго же ты добиралась сюда, кузина, — почти не размыкая губ, проговорил Сомерфилд. Назвав ее кузиной, он тем самым — к ее безграничному неудовольствию — напомнил ей об их дальнем родстве. — Сегодня вечером молодожены переезжают в Роузбрайар Парк. Они захватят с собой его химическую лабораторию и, вероятно, возбудитель. Если бы ты приехала чуть позже, мы уже не успели бы завладеть им!
Женщина не спускала глаз с жениха и невесты, стоявших перед алтарем.
— Напрасно ты недооцениваешь мои способности.
Сомерфилд бросил на нее сердитый взгляд. Его бесил ее мягкий американский выговор, на который сильное влияние оказала манера речи, принятая в кругах английской и французской аристократии — в тех самых кругах, куда ей удалось проникнуть.
Она злорадно улыбнулась:
— Знаешь ли, Джеральд, Франция почти готова прийти к нам на помощь в этой утомительной войне с Великобританией. — У нее был низкий, с хрипотцой, голос, который как нельзя лучше соответствовал ее коварной улыбке. Она раскрыла веер и, используя его как ширму, принялась изучать тех, кто окружал новобрачных. — Меня задержали дела.
— Дай ка я угадаю. Ты по уши залезла в политические интриги, являешься неофициальной советницей Марии Антуанетты и ужинаешь с этим сморщенным старикашкой Франклином. Ты не успокоишься, пока не втянешь Францию в эту дурацкую войну, верно?
— Да, — улыбнулась она. — Не успокоюсь. Просто не смогу. Это единственный способ победить.
Сомерфилд наклонился к ней и еле слышно произнес:
— Ева, мне нужен возбудитель!
Она округлила глаза, изображая удивление:
— Послушай, Джеральд, нам обоим известно, что ты получишь свой возбудитель — не весь, естественно, но достаточно, чтобы раздобыть для себя подходящую наследницу. Остальное я оставлю в качестве платы за свои хлопоты.
— Зачем он тебе? Ты уже побывала замужем, овдовела, а всех своих поклонников отправляешь в преисподнюю.
— Все верно. Но в смертельно опасных политических играх, в интригах и во время войны умная женщина должна использовать любые способы убеждения. Возбудитель нужен, естественно, не для меня. Я уже по горло сыта мужчинами и их животной похотью, жестокостью и слабостью. Возбудитель нужен Америке. Видишь ли, я выполняю одно важное поручение королевы, и судьба нации зависит от того, достану ли я возбудитель и доставлю ли его ей.
— Как я понимаю, ты имеешь в виду судьбу Америки?
— Естественно, — усмехнулась она.
— А как ты собираешься этого достичь?
Ее красивые губы перестали кривиться в хищной усмешке и сложились в очаровательную улыбку. Она игриво шлепнула Сомерфилда веером.
— Наивно полагать, что я все тебе расскажу.
Джеральд промолчал и поджал губы. Его гордость была задета. Сознание, что Ева презирает всех мужчин и не доверяет им, не уменьшало обиду. А кроме того, его тревожило, что она не хочет посвятить его в свои планы. Как же так, ведь это он написал ей о возбудителе! Это его идея, а не ее!
Однако придется проглотить обиду и предоставить Еве делать то, что она считает нужным. Она подберет ключик к решению проблемы быстрее, чем если бы он открывал дверь настоящим ключом. Она настолько ловка, что способна совратить священника, давшего обет безбрачия. Она лучший полководец, чем любой генерал в медалях и орденах, отважнее самого свирепого льва и хитрее самой хитрой лисицы. А статус красивой молодой вдовы престарелого французского дипломата открывает перед ней множество дверей: она общается с принцами, обедает с королями и королевами, имеет связи в самых высоких кругах.
Джеральд понимал, что ему самому никогда не удалось бы украсть возбудитель. А вот Еве… опасной, коварной, прекрасной Еве… раздобыть пузырек с возбудителем и разобраться с сумасшедшим изобретателем — это для нее детская игра.
Еве, естественно, было наплевать на Джеральда и его дурацкую погоню за богатой наследницей. Церемония подходила к концу, родственники поздравляли новобрачных. Челси повернулась, и Ева наконец разглядела ее лицо. Ее поразило, как сильно изменилась кузина, превратившись из неуклюжей, прыщавой девчонки, которая проплакала всю ночь после своего первого бала, в потрясающую молодую женщину. Она выглядела счастливой, а когда ее красивый муж поднял на руки спящего пса, она буквально засияла. Это в некоторой степени порадовало Еву. Хотя собственный опыт научил ее не искать счастья с мужчиной, она не завидовала тем женщинам, которые находили это счастье.
Молодой муж Челси, с собакой на руках, двинулся к выходу из церкви. Заметив Джеральда и какую то незнакомую женщину рядом с ним, он нахмурился.
Ева прогнала прочь посторонние мысли о счастье. Пора браться за дело. Прищурившись, она из под широких полей шляпки изучала своих противников.
Совершенно ясно, что жених обожает свою невесту, но всячески старается это скрыть. А еще он с нетерпением ждет брачной ночи. Ева подозревала, что его мысли заняты только этим.
Придав своему лицу доброжелательное выражение, она приветствовала новобрачных легким поклоном. Итак, с женихом проблем не будет. А вот седоватый майор, великолепный в своем мундире и с мерцающей в полумраке перевязью… тут могут возникнуть осложнения. Однако Ева хорошо знала, что представляют собой истинные джентльмены — она узнавала их за версту. У них слишком высокие моральные принципы, они слишком наивны, чтобы распознать в ней угрозу. Она облегченно вздохнула. Нет, здесь тоже все в порядке.
Ага, это третий брат. Весело смеется и обнимает за талию свою темноволосую жену. Не он ли член парламента? Его лицо показалось ей знакомым. Если он умен, возможно, с ним будет сложнее, однако он слишком старается всех развеселить и заставить наслаждаться жизнью. Ева зевнула. Что ж, задача кажется несложной.
А вот наконец последний, старший и, без сомнения, самый опасный из всех братьев де Монфор — его сиятельство герцог Блэкхит под руку со своей сестрой. Ева присмотрелась, и на ее губах заиграла хитрая улыбка. Едва ее взгляд встретился со взглядом герцога, она сразу узнала своего главного противника.
Проходя мимо, герцог презрительно оглядел Джеральда:
— Сомерфилд, если вы пытались что то показать тем, что незаметно прокрались в церковь, то преуспели бы гораздо больше, если бы остались дома.
Джеральд собрался ответить на оскорбление, но герцог с нескрываемым пренебрежением перевел взгляд с него на Еву. В его глазах появился блеск, в котором она безошибочно узнала нечто большее, чем обычное любопытство. Это был плотский интерес. Причем явный.
— А вы, я полагаю, та самая наследница, которой предстоит вытаскивать нашего дорогого Сомерфилда из долгов?
— Вовсе нет, ваше сиятельство, — промурлыкала Ева и протянула ему свою крохотную, обтянутую перчаткой ручку. — Я леди Ева де ла Мурьер, кузина того самого человека, которого вы только что оскорбили.
— Очень рад, — проговорил герцог.
— Она так же дружна с послом Соединенных Штатов Америки, который сейчас находится во Франции, — поспешил добавить Сомерфилд.
Герцог поднял бровь.
— Ах да, эти надоедливые колонии.
Улыбка Евы из милой мгновенно стала коварной.
— Колонии? Думаю, мне не стоит удивляться, что новости добирались до ваших аристократических кругов больше года. — Она резко выдернула руку из руки герцога. — Сожалею, но я вынуждена поправить вас, сэр: то, что вы назвали «надоедливыми колониями» больше не принадлежит Великобритании. Это самостоятельная развивающаяся нация.
Герцог пристально посмотрел на нее. Его взгляд стал тяжелым, в глазах появился опасный холодный блеск.
Продолжая улыбаться, Ева присела в глубоком реверансе. В каждом ее движении сквозила насмешка.
— Прошу простить меня, ваше сиятельство, я должна поздравить жениха и невесту.
Взяв Джеральда под руку, она прошла мимо герцога, а тот еще некоторое время смотрел ей вслед.
Ева де ла Мурьер давно научилась управлять мужчинами. Жак болел с того самого дня, когда она вышла за него замуж. Он выполнял для нее роль подставной фигуры, а она вершила дела за его спиной. Все те успехи, которых ей удалось добиться своим умом и хитростью, он приписывал себе. Она же управляла самыми продажными игроками в цивилизованном мире. Короли, эмиссары, иностранные послы — все они падали на колени, стоило ей приказать.
На рукав ее платья села оса, и Ева с улыбкой прогнала ее. Что ж, справиться с надменным герцогом ей не составит труда.

Глава 21

К полудню большая часть гостей была пьяна.
К часу Эндрю чувствовал себя уставшим. Его не отпускала тревога, и он хотел поскорее выехать в Роузбрайар Парк.
К двум он, попрощавшись с Гаретом и Джульет, покинул празднество и попросил Челси переодеться и помочь ему упаковать оборудование лаборатории. Она с радостью согласилась.
В необжитом западном крыле было тихо и спокойно. Они завернули пузырьки, банки, мензурки в тряпки и сложили в деревянные коробки. Затем упаковали записи Эндрю и книги и попросили троих лакеев, которые еще держались на ногах, снести все ящики вниз, в фургон. Фургон должен был выехать в Роузбрайар Парк завтра утром.
Эндрю как раз вынимал из шкафа драгоценный пузырек с возбудителем, когда в лабораторию вошли Люсьен и Чарльз. Герцог уже успел переодеться в кожаные бриджи, сапоги и камзол из тонкого сукна, а Чарльз все еще оставался в мундире. Он, как и Эндрю, казался встревоженным.
— Как здесь пусто, — проговорил Люсьен. Его голос эхом отдавался от стен. Наклонившись, он поднял с пола обрывок бумаги с записями, сделанными почерком Эндрю. — Я буду скучать по тебе, братишка.
— Вряд ли, иначе ты не взбаламутил бы воду и не вынудил меня жениться, — отрезал Эндрю, захлопывая шкаф. — Уверен, ты будешь считать свою победу полной, если я признаю, что мы с Челси несчастны. Только этого не произойдет. Твои планы, Люсьен, провалились, так как я понял, что под твоей крышей я был бы более несчастен, чем под ее.
Чарльз поморщился. Челси испуганно прижала руку ко рту. Однако Люсьен никак не отреагировал на слова брата.
Он стоял с клочком бумаги в руке и выглядел так, будто ему нечего сказать.
Эндрю вырвал у него листок и запихнул себе в карман.
— Знаешь, Эндрю, — после паузы проговорил Люсьен, — я никогда не хотел сделать тебя несчастным.
— Тогда надо благодарить за это Господа, потому что ты сделал меня несчастным, сам того не желая. Так ты приложил к этому руку или нет, а?
Челси увидела, что в темных глазах герцога промелькнуло странное выражение, и схватила мужа за руку.
— Эндрю, пожалуйста, — тихо сказала она, пытаясь остановить его прежде, чем он зайдет слишком далеко. — Мне кажется, твой брат хочет извиниться. Только делает он это своим способом, потому что не знает другого.
— Люсьен? Извиниться? Ха, еще не наступил тот день, когда он попросит прощения!
Эндрю собрался сказать что то еще, но внезапно натолкнулся на предостерегающий взгляд Чарльза. Тот едва заметно покачал головой. Эндрю откинул волосы за спину. Его гнев требовал выхода, но не находил, поэтому он принялся швырять в ящик все, что попадалось под руку.
Чарльз вытащил часы.
— Что ж, нам пора трогаться, если мы хотим попасть домой не очень поздно. Эндрю, Челси, что вы на это скажете?
— Как, вы едете с нами? — нахмурившись, осведомился Эндрю.
Чарльз усмехнулся:
— Не пугайся, мы с Эми не будем напрашиваться к вам в гости. Просто уже поздно, и нам хотелось бы поскорее вернуться к дочке, а так как Роузбрайар Парк находится по пути в Линмут, я решил, что военный эскорт тебе не помешает.
Эндрю поставил на стол пузырек и носком сапога отшвырнул пустую коробку.
— Мы почти закончили. Сейчас заберу остатки возбудителя — и можно ехать.
— А не лучше ли оставить его у меня? — встревожился Люсьен.
— Ты что, шутишь? Он мне нужен. Проклятие, да я стану посмешищем для всего научного общества, если не смогу рассказать, какие ингредиенты в него входят, и воспроизвести его. Нет, я беру его с собой.
Взгляд Люсьена стал жестким.
— Нет.
Теперь и в глазах Эндрю появилось жесткое выражение.
— Да.
На этот раз даже Чарльз, обычно мягкий и благоразумный, не выдержал. Он взял пузырек, не понимая, что в нем содержится лишь малая часть возбудителя, и сунул его в карман.
— Вот так. Здесь он будет в безопасности. А теперь заканчивай, Эндрю. Даю тебе пятнадцать минут. Не успеешь — мы уедем без тебя.
— Черт, терпеть не могу, когда ты говоришь командным тоном, — возмутился Эндрю.
Чарльз ухмыльнулся:
— А я терпеть не могу, когда ты позволяешь себе чертыхаться в присутствии дам. Четырнадцать минут. Буду ждать тебя внизу.
Он поклонился Челси, развернулся и вышел. Люсьен взглянул на Эндрю. Тот посмотрел на него.
— Так ты отдашь мне остатки возбудителя, или мне придется забрать его самому? — с вызовом спросил он.
Люсьен на минуту задумался. Он не спускал с брата пристального взгляда, потом сокрушенно вздохнул и слабо улыбнулся.
— Наверное, лучше отдать, — заключил он. — Иначе ты потратишь слишком много времени на то, чтобы узнать, куда я спрятал ключ от сейфа. Я очень уважаю Чарльза и не хочу, чтобы он ждал тебя — ему не терпится вернуться домой.
Герцог поклонился Челси и вышел. Эндрю изумленно смотрел ему вслед. Он был сбит с толку тем, что ему удалось выиграть битву без борьбы. Да что же такое с Люсьеном?
Все ждали.
Слуги выстроились в ряд на лестнице. Молоденькие горничные едва не плакали, расставаясь с еще одним красавцем де Монфором. Лакеи, в париках и ливреях, терпеливо ждали своей очереди попрощаться. Дворецкий и экономка грустно смотрели на Упрямца, который покидал родовое гнездо, чтобы начать новую жизнь. Нерисса стояла рядом с Люсьеном, который с каменным лицом наблюдал за прощанием, и ради новобрачных пыталась изображать счастье, однако все видели, что она с трудом сдерживает слезы. На подъездной аллее стояла карета Чарльза и Эми. Кучер уже сидел на козлах, а верховой лакей успокаивал бьющую копытом лошадь. Рядом стояла карета Челси. Ее до самой крыши нагрузили вещами Эндрю — одеждой, оборудованием лаборатории, книгами и всем, что не поместилось в фургон, который должен был выехать завтра утром.
Сердце Челси затрепетало, когда она взглянула на Нериссу, казавшуюся такой одинокой рядом с Люсьеном. Она знала, что Эндрю был очень близок с сестрой, и на мгновение почувствовала себя виноватой в том, что забирает у девушки брата. Поддавшись порыву, она крепко обняла золовку.
— Не грусти, — проговорила Челси. — Я знаю, тебе жаль расставаться с Эндрю. Навещай нас в Роузбрайаре как можно чаще. Обещаю, — прошептала она, — я буду заботиться о нем так же, как о моих собаках.
Нерисса слабо улыбнулась:
— Не сомневаюсь. Иначе я бы не позволила тебе забрать его.
Подошел грум, ведя в поводу лошадей: Ньютона — для Эндрю и Претендента — для Чарльза. На этом крупном жеребце Чарльз, тогда еще капитан четвертого пехотного полка, участвовал в Бостонском сражении. Теперь Претендент с гордостью возил на себе майора лондонского конногвардейского полка.
Итак, прощальные слова были сказаны. Все обнялись в последний раз. К счастью, никто из дам не заплакал. Эндрю помог Челси сесть в карету, усадил рядом с ней Пятнистого, свистом подозвал Эсмеральду, и та с энтузиазмом запрыгнула внутрь вслед за старым псом. Чарльз устроил в карете Эми, и оба брата сели в седла. Чарльз притронулся к шляпе, прощаясь с Нериссой и герцогом, и процессия тронулась в путь.
Когда карета проезжала мимо подъезда, Эми и Челси выглянули из окна и помахали слугам.
— До свидания! — неслось им вслед. — Удачи! Да благословит вас Господь!
Они проехали через ров, попрощались со столпившимися у моста крестьянами, повернули на дорогу, и кучера стегнули лошадей.
Пятнистый устроился на диване и тяжело привалился к Челси. Эсмеральда села перед диваном и всеми силами пыталась привлечь внимание новой хозяйки. Челси прижала ступни к завернутому в одеяло горячему кирпичу на полу. Она задумалась, пытаясь осмыслить события последних двух недель и особенно последних нескольких часов.
«Теперь я замужняя дама», — размышляла Челси. Ей все еще в это не верилось, так как она не чувствовала никакой разницы.
Эми, сидевшая напротив, откинула голову на спинку дивана и с облегчением вздохнула. Опасаясь, что долгое путешествие утомит дочку, они с Чарльзом решили оставить малютку дома с кормилицей, и теперь им обоим не терпелось поскорее увидеть Мэри.
— Знаешь, — вдруг проговорила Эми, поднимая голову и открывая глаза, — я никогда не видела Люсьена таким…
— Потерянным? — подсказала Челси.
— Да, потерянным. Никак не пойму, что с ним. Я наблюдала за ним весь день.
— Возможно, он сожалеет о том, что играл со мной и Эндрю как с марионетками.
— О, сомневаюсь, — покачала головой Эми. — Забавно, когда я познакомилась с ним, мне даже в голову не пришло, что он способен манипулировать людьми, хотя все обвиняли его в этом. А потом я обнаружила, что он подстроил наш с Чарльзом брак. Однако я не сердилась на него. Он открыл передо мной новую жизнь. Я стала уважаемым человеком в обществе и, главное, получила его брата. Но сегодня… он был сам не свой. Интересно, ему грустно оттого, что теперь некем манипулировать?
— Если ему грустно, то он сам виноват в этом. — Челси подвинулась, чтобы освободить Пятнистому побольше места. — Значит, с тобой и с Чарльзом он проделал то же самое?
— Да, — рассмеялась Эми. — И с Гаретом и Джульет.
— Что ж, я не одинока, — улыбнулась в ответ Челси. — У вас с Чарльзом брак по любви?
— Да. Когда Люсьен подстроил так, чтобы мы поженились, нас уже соединяло очень сильное чувство. А вот Гарет и Джульет… гм… у них было немало проблем. Но Люсьен знал, что делает, когда организовывал их брак. Со временем к ним пришла любовь. — Она ласково похлопала Челси по руке. — И к вам с Эндрю придет.
У Челси подкатил комок к горлу, и она, отвернувшись к окну, сдавленно спросила:
— Ты действительно так думаешь?
— О, Челси, — рассмеялась Эми, — неужели ты не заметила, какими глазами Эндрю смотрел на тебя во время церемонии? И как он весь сиял, когда знакомил тебя с братьями? Поверь мне, вы правильно поступили. Я чувствую это сердцем. И скажу тебе еще одно: на этом свете ничто не сравнится с любовью де Монфора. Эндрю станет тебе прекрасным мужем. Его любовь стоит того, чтобы ее дожидаться.
— Но он такой непредсказуемый, у него постоянно меняется настроение. Стоит мне подумать, что в нем проснулись какие то теплые чувства ко мне, как он становится мрачным и неприветливым. Я просто его не понимаю.
Эми пристально взглянула на невестку:
— Значит, он тебе не рассказал?
— Что?
Испугавшись, что проговорилась, Эми поспешно сжала губы..
— У него… гм… скажем, в его жизни есть некоторые обстоятельства, к которым ему трудно приспособиться. — Она сконфуженно улыбнулась. — Но с твоей помощью, уверена, он справится.
Было очевидно, что Эми не хочет продолжать разговор на эту тему. Челси решила вернуться к обсуждению герцога, хотя случайно брошенное замечание золовки разожгло ее любопытство.
— А Нерисса? — спросила она. — Почему Люсьен жонглирует жизнями братьев, а Нериссу оставляет в покое?
— Она почти помолвлена с Перри, лордом Брукхэмпто ном. Он сосед герцога и очень красив. Настоящий щеголь.
Челси лукаво улыбнулась:
— Так же красив, как братья де Монфоры?
— Ну, наших с тобой трудно перещеголять! Девушки весело рассмеялись.
Пятнистый со стоном вытянулся на диване, положил голову Челси на колени и закрыл глаза. Старого пса не волновало, что его хозяйка сидит, вжавшись в угол дивана. Не волновала его и Эсмеральда. А та долго с тоской смотрела него. Наконец, бросив безнадежный взгляд на Челси, легла на пол, изящным движением положила голову на лапы в задумчивости уставилась на дверцу кареты.
«Я знаю, что ты чувствуешь, девочка, — мысленно обратилась к ней Челси. — Я знаю, что значит любить того, го тут же замыкается в себе, стоит тебе потянуться к нему».
Господи, а она тоже тянется к Эндрю? Хочет ли она, чтобы у них были такие же отношения, как у Эми и Джульена с их мужьями? Да. Челси прижалась щекой к окну. Да, очень.
Эми вынула свое шитье. День близился к вечеру, поэтому времени на рукоделие у нее оставалось мало. Женщины вели легкую беседу, обсуждая своих мужей, рассказывая друг другу о своем детстве и находя в нем очень много общего. Вскоре разговор перешел на малышку Мэри и детишек, которых, как надеялась Челси, подарит ей Эндрю.
Опустились сумерки. Эми убрала шитье. Было решено сделать остановку на почтовой станции в Мейденхеде, чтобы поменять лошадей и перекусить.
Свежие лошади бежали быстрее. На каретах зажгли фонари. Мерное покачивание подействовало на девушек усыпляюще. Челси смотрела в окно на проплывающие в небе звезды. Она чувствовала себя спокойно и умиротворенно. Она не боялась нападения разбойников, ощущая себя в безопасности под защитой собак, Чарльза и Эндрю, скакавших рядом с каретой. Эндрю — отличный фехтовальщик. А что касается Чарльза, то ни один разбойник, если он в здравом уме, не решится напасть на боевого майора со шпагой на боку и заряженным пистолетом.
Челси уже погружалась в дрему, когда карета вдруг резко остановилась. Пятнистый поднял голову и навострил уши. Эсмеральда глухо гавкнула и вскочила на ноги. Челси переглянулась с Эми, и обе женщины повернулись к окну. Снаружи было темно, до них доносились голоса Чарльза и Эндрю. Спустя минуту Чарльз на Претенденте подъехал к окну.
— Простите нас за остановку, — с веселой улыбкой проговорил он. Его взгляд на мгновение задержался на Эми и потеплел. В свете фонаря он выглядел чрезвычайно красивым и надежным в своей военной форме. — Впереди какой то экипаж съехал с дороги. Кажется, у них сломалась ось. Если вы не возражаете, Эндрю останется с вами, а я проеду вперед и попробую помочь беднягам.
— Я не против, — пожала плечами Челси.
— Я тоже, — согласилась с ней Эми. — Мне всегда жалко тех, кто оказался в беде на этих пустынных дорогах. — Она высунулась из окна и поцеловала мужа. — Езжай, Чарльз. Если там какая то поломка, у нас в карете хватит места, чтобы довезти их до ближайшей почтовой станции.
Чарльз отсалютовал им и уехал.
— Вот он какой, наш Любимец, — с гордой улыбкой проговорила она. — Всегда в первую очередь думает о других.
Чарльз действительно всегда в первую очередь думал о других. Он дождался, когда Эндрю приблизится к карете, и поскакал вперед. Его рука лежала на заряженном пистолете.
Экипаж уже откатили к обочине, чтобы он не мешал другим путешественникам. Лошадей выпрягли и привязали к дереву. При виде плотного молодого человека рядом с экипажем Чарльз нахмурился. Незнакомец сидел опустив голову на руки. Было очевидно, что он пьян и, следовательно, не в состоянии справиться с возникшими трудностями. Его спутница, привлекательная молодая женщина, изо всех сил толкала тяжелый экипаж, видимо, пытаясь сдвинуть его с места, чтобы, прислонив к дереву, снять колесо. Естественно, все ее усилия были тщетными.
Чарльз убрал руку с пистолета. Его сердце наполнилось состраданием. Он направил Претендента, уже бившего копытом от нетерпения, к экипажу. Жеребец почему то отскочил в сторону и повернулся мордой к экипажу. Он тяжело дышал и раздувал ноздри.
— Спокойнее, мальчик, — проговорил Чарльз, похлопывая его по шее и оценивая ситуацию. Он был уверен в своих силах, потому что за долгие годы привык находить выход из сложных ситуаций.
— Добрый вечер, — поздоровался он и снял шляпу, тем самым выказывая уважение женщине, которая уже оставила попытки приподнять экипаж и теперь, встав на четвереньки, пыталась разглядеть ось. Рядом с ней на земле стоял фонарь. — Мы увидели, что вы оказались в затруднительном положении. Возможно, мы можем помочь вам?
Услышав его спокойный голос, женщина выползла из под экипажа. При виде военной формы у нее по щекам потекли слезы облегчения, оставляя на пыльной коже светлые дорожки.
— Ой, сударь, да мы рады любой помощи! Мой муж напился, как последний идиот, а эти дороги полны разбойников. Я так боюсь, что мы не доберемся до дому! Ой, до чего же я боюсь, что они нападут на нас! Это все ось, я так думаю. А может, и колесо — не знаю я.
— Позвольте, я посмотрю, что можно сделать, — предложил Чарльз.
Однако, когда он вынул ногу из стремени и собрался спешиться, Претендент всхрапнул и снова отскочил в сторону, едва не скинув седока. Удивленный столь странным поведением обычно невозмутимого жеребца, Чарльз спрыгнул на землю и подошел к экипажу.
— Вы, сударь, даже не представляете, как я рада вас видеть, — поднимаясь на ноги, сказала женщина. Она вытерла слезы и отряхнула юбку. — Кажется, неприятности с тем колесом. С этим все в порядке, во всяком случае, на мой взгляд. — Женщина подняла с земли фонарь, и, прежде чем она повернулась, Чарльз успел разглядеть ярко рыжие волосы и раскосые зеленые глаза.
— Позвольте мне.
Чарльз забрал у нее фонарь и внимательно оглядел экипаж. Это был небольшой шарабан, и, если позвать на помощь Эндрю и слуг, его можно приподнять и определить, где поломка. Встав на колени, он заглянул под шарабан.
— Так в чем, по вашему, проблема?
— Ой, наверное, это все дурацкое колесо! Его недавно заменили, и теперь жутко трясет, а от днища идет какой то шум. Я боюсь ехать дальше — вдруг колесо отвалится и случится несчастье!
— Понятно, — сказал Чарльз, опустился на колено возле злополучного колеса и снял перчатки. — Пожалуйста, подержите фонарь и посветите мне, а я взгляну, что можно сделать. — Он ободряюще улыбнулся молодой женщине. — Вероятно, нужно просто потуже затянуть его, и вы спокойно продолжите свой путь.
Ева де ла Мурьер взяла фонарь, а Чарльз принялся осматривать колесо, у которого на самом деле не было никаких повреждений.
«Вот и попался», — удовлетворенно думала Ева, с презрением глядя на его тщательно причесанные волнистые волосы. У каждого мужчины есть слабое место, и она рассчитала все абсолютно верно. Галантный лорд Чарльз де Монфор слишком благороден, чтобы проехать мимо несчастных путешественников и не предложить им свою помощь. Он полностью лишен воображения, поэтому ему даже в голову не приходит, что опасность может явиться в лице плачущей молодой женщины. Что ж, утро ему суждено встретить с чудовищной головной болью.
Дождавшись, когда Чарльз встанет на четвереньки и заглянет под шарабан, Ева переглянулась со своим слугой, изображавшим пьяного мужа, замахнулась и сильно ударила майора по шее — она отлично знала, куда надо наносить удар, чтобы человек потерял сознание.
Чарльз с коротким стоном повалился на землю.
— Отлично, — довольно потирая руки, заключила Ева, затем вынула из кармана юбки пистолет и зарядила его. — Одно препятствие исчезло. Теперь пора забрать то, ради чего мы все это затеяли и провели столько времени в ожидании. — Обойдя бесчувственного Чарльза, она помахала ему на прощание. — До свидания, майор де Монфор! Спите сладко.
Сопровождаемая слугой и еще тремя лакеями, которые прятались в шарабане, она уверенно направилась туда, где в ночи горели фонари кареты.

Глава 22

Эндрю чувствовал странную тревогу.
Остановив своего жеребца рядом с каретой, он разговаривая с женщинами и наблюдал за Чарльзом. Он видел, как тот спешился и зашел за экипаж. В этот момент Челси что то сказала, и Эндрю повернулся к ней. Внезапно он услышал, как тихо ахнул кучер на козлах, и, снова взглянув на экипаж, обнаружил, что к ним идут женщина и четверо мужчин. Подойдя вплотную к Эндрю, незнакомка наставила на него пистолет.
— Здравствуйте, Эндрю. Простите за доставленные неудобства, но мне нужен возбудитель. Если вы просто отдадите его мне, мы разойдемся с миром.
Женщины в карете вскрикнули. Кучер, сидевший в отделении для багажа, потянулся за ружьем, но Эндрю взглядом остановил его и покачал головой. Глухо залаял Пятнистый. С каждой секундой его лай становился все злее и злее. Эндрю положил руку на свой пистолет.
— О нет, — с улыбкой сказала женщина и помахала перед его лицом пальчиком. — Уверена, вы этого не допустите. Вдруг кто то будет ранен, а нам бы не хотелось, чтобы это были вы. Или дамы.
— Где мой брат? — спросил Эндрю и прищурившись посмотрел вдаль. — Что вы с ним сделали?
— Видите ли, уже поздно, и он захотел поспать. — Эми опять вскрикнула. Женщина продолжала улыбаться, только в ее глазах появилась решимость. — Эндрю, дорогуша, давайте сюда возбудитель, иначе я буду вынуждена погрузить вас в более долгий сон, чем вашего брата. Он весьма галантен, однако иногда эта галантность идет ему во вред.
Эндрю напрягся. Ему хотелось действовать, однако он понимал, что предпринимать какие то шаги пока рано. Мужчины, сопровождавшие женщину, окружили карету, и, видя это, Эндрю с трудом сдерживал себя.
— А кто вы такая, черт побери? — возмутился он.
— Стану вашей убийцей, естественно, если вы не отдадите мне возбудитель, — с милой улыбкой ответила та и дулом ткнула его в грудь.
— Эндрю, не надо геройствовать, — послышался из кареты голос Челси. — Если ей нужен возбудитель, отдай и пошли ее к черту. Он не стоит того, чтобы ради него погибать.
— Женщины всегда отличались здравомыслием, — весело подытожила незнакомка. — Лорд Эндрю, подчинитесь своей жене, иначе я сделаю ее вдовой. У вас пять секунд, чтобы принять решение, в противном случае мне придется решать за вас.
Челси, одной рукой удерживавшая Эми, которая рвалась на помощь Чарльзу, а другой — Пятнистого, решила все за них. Она высунулась из окна и натолкнулась на враждебный взгляд незнакомки.
— А, Ева. Я так и думала, что это ты. Почему то мне трудно было поверить, что ты приехала в Англию только для того, чтобы нас поздравить.
Эндрю изумленно уставился на жену.
— Ева? Ты знакома с этой мерзавкой?
— Она моя кузина. Естественно, знакома. И ты тоже.
Эндрю пригляделся к незнакомке и вдруг узнал ее. Сейчас она была одета в какие то отрепья и не имела ничего общего с той великосветской красавицей, которую он видел в церкви.
— Вы были у нас на свадьбе вместе с Сомерфилдом!
— Поверь мне, она вполне способна на убийство, — тихо, чтобы слышал только Эндрю, сообщила Челси и опять высунулась из окна. — Послушай, Ева, раз мой муж демонстрирует удивительную неспособность принимать решения, я сделаю это за него и сама отдам тебе возбудитель.
— Челси, оставайся в карете! — закричал Эндрю, испугавшись за жену.
Челси попросила Эми придержать Пятнистого за ошейник, переступила через воющую Эсмеральду, вытащила из под сиденья пузырек с возбудителем, открыла дверцу кареты и спрыгнула на дорогу. Гордо подняв голову и в полной мере осознавая грозящую ей опасность, она твердым шагом приблизилась к кузине.
— Жаль, что ты пошла на это, — сказала она, не в силах скрыть свое разочарование. — Я всегда восхищалась тобой и уважала. Почему, Ева?
— Так нужно моей стране, — ответила та, отводя взгляд. Челси вздохнула. Она поставила пузырек на дорогу и отошла. Продолжая держать под прицелом Эндрю, Ева приказала одному из своих лакеев подать пузырек, а потом сделала знак кому то позади себя. Из за шарабана появился еще один мужчина, ведя в поводу несколько оседланных лошадей. Разбойники вскочили в седла и нацелили свои пистолеты на Эндрю. После этого и Ева села в седло. Сунув пузырек в седельную сумку, она с издевкой помахала на прощание и пришпорила лошадь. Через мгновение все шестеро растворились во мраке.
Когда Эндрю, Челси и Эми добежали до Чарльза, тот уже успел подняться на ноги. Его покачивало, шея нещадно болела.
— Чертова ведьма оглушила меня, — сказал он, опираясь на дверцу шарабана. Эми поспешно подставила ему плечо. — Я даже ничего не заметил…
— Ей нужен был возбудитель, — сообщил Эндрю и быстро объяснил брату, кем оказалась незнакомка.
— Надеюсь, ты отдал его ей… Это проклятое зелье приносит больше несчастий, чем пользы. Может, ты снова вернешься к летательным аппаратам, а? — Эми принялась ощупывать его лицо, но он остановил ее: — Не надо, дорогая, все в порядке.
Хотя голос его прозвучал мягко, Эндрю по глазам брата видел, что тот взбешен — еще бы, трудно стерпеть такое унижение!
— Ладно, нет смысла торчать тут всю ночь, — сказал он. — Чарльз, пузырек у тебя?
— Да. — Тот вынул из кармана пузырек и отдал его Эндрю. — Забирай и считай, что тебе повезло.
Эндрю сунул пузырек в карман.
— Я у тебя в долгу. А теперь пора в путь. Не знаю, как вы, а с меня приключений хватит. Слишком много для одной ночи. Ты сможешь ехать верхом?
Чарльз промолчал и лишь бросил на него недовольный взгляд.
— Я так и думал, — сказал Эндрю, хлопая его по плечу.
Чарльз взял в руки повод Претендента. Опасаясь, что брат еще не оправился от удара, Эндрю приготовился помочь ему. Но Чарльз был сделан из прочного материала: через минуту он уже сидел в седле и мрачно усмехался.
Эми прекрасно знала своего мужа, поэтому, не стала уговаривать его ехать в карете и только обеспокоено наблюдала за ним. Она понимала, что его гордости нанесен серьезный ущерб.
— Поехали, — скомандовал Чарльз, сжимая коленями бока Претендента и направляя его к карете. Ступая осторожно, чтобы не скинуть своего седока, жеребец пошел вперед. — Проклятие, и ты туда же! Прекрати! Для этих нежностей у меня есть жена! Я не нуждаюсь в том, чтобы со мной нянчилась еще и лошадь!
Эндрю и Челси обменялись радостными взглядами. Оба испытали облегчение, когда увидели, что Чарльз хорошо держится в седле, и вместе с Эми пошли к карете.
Путники на пару часов остановились в придорожной гостинице, поменяли лошадей и уже к рассвету добрались до Роузбрайар Парка. Челси предложила своим новым родственникам провести у них несколько дней, но те отказались, так как спешили домой — их особняк располагался в десяти милях от Лондона. Челси и Эндрю расстались с ними у ворот и махали вслед, пока карета, сопровождаемая Чарльзом верхом на Претенденте, не скрылась за поворотом.
— Жаль, что они не остались, — сокрушенно проговорила Челси, гладя Пятнистого по голове. — Путешествие было долгим, и Чарльзу следовало бы отдохнуть, а не скакать верхом.
Эндрю пренебрежительно фыркнул и спешился.
— Ничего с ним не случится. Он солдат, закаленный в сражениях, а не ребенок. Кроме того, Претендент будет обращаться с ним очень бережно, да и Эми о нем позаботится. Не беспокойся.
— Ты уверен?
— В этом — да. А вот в том, что касается Евы — или как там ее, — нет. Когда Люсьен узнает о ее нападении, то решит отомстить, а он в отличие от Чарльза не станет с ней церемониться лишь потому, что она женщина, и не позволит ей воспользоваться какими либо преимуществами.
— Зная Еву, я скажу, что это ей и не понадобится. Гм… Вообрази: герцог Блэкхит против Евы де ла Мурьер. На это стоило бы посмотреть, только из надежного укрытия, естественно!
— У нее нет никаких шансов.
— Ну, не уверена. Я бы поставила на Еву.
Эндрю только улыбнулся: он слишком хорошо знал своего брата. Отдав коня груму и велев слугам отогнать карету к заднему крыльцу и разгрузить ее, он повернулся к Челси. Им предстояло преодолеть последнюю часть их долгого пути — подъездную аллею, и он хотел сделать это рука об руку со своей молодой женой. Сопровождаемые собаками, они неторопливо двинулись к парадному.
Небо на востоке уже розовело. Они медленно шли по аллее. Эсмеральда бегала вокруг них, исследуя свои новые владения. На Эндрю снизошло странное и приятное ощущение покоя. Ему казалось, что он наконец то вернулся домой после долгой отлучки. В его жизни начинается новый этап, и войдет он в него женатым человеком вместе с женщиной, чье общество доставляет ему истинное удовольствие, с женщиной, которой ему хочется обладать. Пусть он связан узами брака, зато отныне он свободен от своего хитрого и коварного брата. Возможно, на этот раз судьба повернулась к нему лицом и позаботилась о том, чтобы он выиграл партию.
Порыв ветра разворошил опавшие листья под стройными каштанами, росшими вдоль аллеи. Остановившись, Эндрю поднял голову и посмотрел на восток. Облака, мирно спавшие на горизонте, окрасились во все оттенки алого.
Челси тоже остановилась. После секундного колебания Эндрю обнял ее за талию и притянул к себе. Прижавшись друг к другу, молодожены встречали новый день. Эндрю чувствовал себя счастливым. В его душе царили мир и покой. Он обратил внимание на то, что Челси не пытается вырваться или уйти. Очевидно, ей так же приятно быть рядом с ним, как ему — с ней. Возможно, только возможно, их недавно зародившаяся дружба уже начинает давать плоды… Хотя Эндрю лучше, чем кто либо, знал, что у друзей нет секретов друг от друга.
— Слишком много приключений для первой брачной ночи, — насмешливо проговорил он.
— Что ж, зато у нас была необычная брачная ночь. Вместо того чтобы лишать друг друга невинности, мы подверглись нападению разбойников, и они избавили нас от средства, послужившего причиной нашего падения задолго до первой брачной ночи.
— Господи, страшно вспомнить! У меня сердце чуть не выпрыгнуло из груди, когда ты вылезла из кареты и подошла к этой ведьме. — Эндрю содрогнулся. — Мало у кого из знакомых мне людей хватило бы смелости совершить то, что сделала ты. Я уже не говорю о том, что ты поступила мудро, отдав ей возбудитель.
— Я не видела другого выхода, — сказала Челси, обрадованная и одновременно смущенная похвалой. — К тому же я догадывалась, что ты собираешься сделать. Это был бы отважный, но глупый шаг. Я не могла допустить, чтобы ты бессмысленно рисковал своей жизнью.
— Вмешавшись, ты, очевидно, спасла ее. Ты хоть понимаешь это?
— Ну кто то же должен был вмешаться, — улыбнулась Челси. — Вы, мужчины, не умеете договариваться! — Она вдруг стала серьезной и устремила на мужа нежный взгляд. — Эндрю, а ты испугался, когда я подошла к Еве?
— Проклятие, естественно! — Помолчав, он уже тише повторил: — Естественно.
— Ты говоришь так, будто я и в самом деле не безразлична тебе.
— А почему ты решила, что безразлична?
— Ты не хочешь тратить на меня время, не хочешь, чтобы я вмешивалась в твою жизнь, ты вообще меня не хочешь.
— Остановись. Я хочу тебя. И если бы я заранее знал, как ты отреагируешь, я прямо сейчас продемонстрировал бы тебе физическое свидетельство своего желания.
— Ты имеешь в виду, что тебе не нужен возбудитель?
— Мужчины не нуждаются в возбудителе!
Челси рассмеялась. Ее щеки залил яркий румянец.
— Кроме того, — добавил Эндрю, — я рад, что избавился от него.
— Надеюсь, ты не собираешься забрать его у Евы?
— Забрать? — Он покачал головой. — Нет. Я решил, что не стоит его возвращать. Мое открытие было случайным, оно не принесло бы пользы науке. И тот факт, что я не смог бы воспроизвести его, так как не помнил, из каких компонентов он состоит, превратил бы меня в посмешище. Нет, Челси, сейчас я все вижу в другом свете. С самого начала возбудитель приносил одни неприятности, и я рад, что от него избавился.
— От большей его части. Пузырек то у тебя в кармане.
— О, я и забыл о нем.
— А я нет.
Эндрю посмотрел на жену. Покраснев, Челси опустила глаза и положила голову ему на плечо. Его рука, до этого лежавшая на ее талии, спустилась чуть ниже. Челси не отстранилась и сильнее прижалась к мужу. Он повернул ее к себе и пристально заглянул в уставшие, но веселые глаза.
— Скажи мне, Челси, ты хочешь получить свадебный подарок прежде, чем мы закончим то, что полагается делать в первую брачную ночь, или после?
— Гм… это зависит от того, как мы будем это заканчивать, — ответила она, лукаво посмотрев на него.
— А как хотела бы ты?
— С тобой, — тихо проговорила Челси, вглядываясь в его лицо, — если ты не устал и не хочешь поскорее забраться в кровать.
— Я устал и хочу в кровать, но не для того, чтобы спать.
— Ты только об этом и думаешь? Эндрю улыбнулся:
— Естественно.
Челси негромко засмеялась:
— Знаешь, мне кажется, у возбудителя есть постоянное побочное действие. Я чувствую себя настоящей развратницей.
— Вот как? — хмыкнул Эндрю. — Поясни.
Челси собралась что то сказать, потом пожала плечами и принялась носком туфельки выковыривать из земли камешек. На ее щеках алел яркий румянец.
— Я хочу лечь с тобой в постель. Я хочу стать твоей женой в полном смысле этого слова и на деле осуществить наш брак. Я хочу познать тебя как мужчину, а не как друга, не как знакомого и, естественно, не как товарища по несчастью. — Она оставила надежду выковырять камешек и стала гладить Пятнистого. — Эндрю, я хочу всего этого, и это озадачивает меня, так как я не понимаю почему. А когда я говорю об этом вслух, я… я начинаю нервничать.
Эндрю взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. Улыбаясь, он сжал ее лицо ладонями и большими пальцами погладил по щекам.
— Я знаю, что ты нервничаешь. Сегодня ночью нам не нужно осуществлять наш брак. И завтра тоже. А для того, чтобы познать друг друга, у нас есть вся жизнь.
Хотя Эндрю трудно было произнести эти слова, а терпеть еще час или день, чтобы овладеть своей женой, еще труднее, он надеялся что Челси оценит его заботу. Однако его ожидания не оправдались. Челси нахмурилась, ее взгляд помрачнел.
— Ты хочешь сказать, что согласен ждать целую жизнь, чтобы осуществить наш брак?
— Черт, нет.
— Отлично, — с облегчением произнесла она, — потому что я не намерена ждать так долго. Признаться, я не намерена ждать и следующей ночи. — Приподнявшись на цыпочках, она дотянулась до его уха и прошептала: — Я хочу заняться этим сейчас.
Тело Эндрю мгновенно откликнулось на ее призыв.
— Ты уверена? — уточнил он, все еще не веря своим ушам.
— Абсолютно. — Челси смущенно посмотрела на него и, обняв, стала гладить по спине. Прижимаясь к нему, она животом чувствовала его восставшую плоть. — Прямо сейчас.
Эндрю шумно втянул носом воздух. Жар страсти разлился по его венам. Господи, она хочет его! Она хочет его сейчас, и это не имеет никакого отношения к возбудителю!
— Эндрю?
Он не мог больше сдерживаться. Стиснув ее ягодицы, он крепко прижал ее к себе. Это еще сильнее возбудило его. Он впился в ее губы. Она со стоном приоткрыла рот, впустив его язык, и обняла его за шею.
Эндрю попытался сквозь юбки просунуть руку ей между ног, но тяжелая ткань не пускала. «Черт бы побрал эти фижмы!» Тогда он просто задрал юбку и быстро добрался до заветного бугорка.
— О о, — простонала Челси и спрятала лицо у него на груди. — Давай пойдем в дом.
Эндрю поднял ее голову и поцеловал. Оторвавшись от нее, он огляделся. Казалось, все вокруг затаило дыхание в ожидании восхода. Наслаждаясь предвкушением того, чем они сейчас будут заниматься, Эндрю захотел навсегда сохранить в памяти радость этого мгновения. Он развернул Челси спиной к себе, и они оба наблюдали, как солнце поднимается над горизонтом. Секунда — и вот оно ярким светом залило все вокруг… Эндрю снова поцеловал жену и вдруг услышал медленно нарастающий гул.
— Странно, — проговорил он, почти не отрываясь от ее губ.
— Что странно?
— Откуда гром, если в небе ни облачка?
— Я не слышу никакого грома, — сказала Челси и потянулась к нему за поцелуем.
— Что значит «не слышишь»? — удивился Эндрю и, нахмурившись, отстранился.
Гул усиливался и звучал непрерывно. Он уже не напоминал обычный гром, который слышится во время грозы. У Эндрю от страха волосы встали дыбом. Он оглянулся и увидел огромное серебристое чудовище, низко плывущее над деревьями в их сторону.
Эндрю хрипло вскрикнул и, бросив Челси на землю, прикрыл ее собой. Только когда гул достиг пика и начал удаляться, он решился открыть глаза. По его спине струился пот, тело сотрясала дрожь.
Лежавшая на земле Челси смотрела на него расширившимися от ужаса глазами.
— Эндрю? — прошептала она. — Что с тобой? Ты в порядке?

Глава 23

— Нет, — ответил он, поднимаясь на ноги. — Не в порядке.
Повернувшись, он широким шагом поспешил к дому, оставив Челси в аллее. Озадаченная, обиженная, она в полном недоумении смотрела ему вслед.
— Эндрю!
Он прошел еще футов пятьдесят, прежде чем остановился и оглянулся. Его руки были сжаты в кулаки, на лице отражалось страдание.
— Оставь меня, Челсиана. Дай мне время, чтобы собраться с духом и рассказать тебе, за кого ты вышла замуж. Я чудовище!
Челси шагнула вперед и выставила перед собой руку, как бы защищаясь от удара. Увидев это, Эндрю двинулся к дому.
Челси замерла как громом пораженная. Ей хотелось догнать его и потребовать объясниться. Что случилось? Почему он так обращается с ней, с их едва окрепшей дружбой и только только зародившимся браком? Она принялась перебирать в памяти события последних недель. Нечто похожее было в Монфор Хаусе в Лондоне. И во время дуэли с Джеральдом. И еще на балу, когда он вдруг устремил в потолок пустой взгляд и убежал. Тогда он повел себя почти так же, как сейчас. Чего он боится? Что с ним такое? И почему он не доверяет ей свою тайну, если у него действительно есть тайна?
Челси не знала ответов на эти вопросы, но она понимала, что надо их найти. Позвав Эсмеральду и Пятнистого, она решительно направилась к дому.
Она открыла дверь и оказалась в первозданном хаосе.
Слуги напоминали кур в курятнике, в который пробралась лиса. В воздухе витало напряжение, откуда то слышались сердитые голоса. Экономка, мисс Апчерч, привлекательная молодая женщина, сразу поспешила к Челси.
— Они в библиотеке, миледи, — тихо проговорила она.
Челси помрачнела. Для этого были все основания. Сначала нападение, потом странное поведение Эндрю, а теперь еще и его ссора с Джеральдом. Почему, черт побери, брат все еще здесь? Нет, с нее достаточно!
Челси ворвалась в библиотеку как раз в тот момент, когда Эндрю прижал Джеральда к стене. Одной рукой он сжимал его горло, а другой вытаскивал шпагу. Джеральд уже начал задыхаться и лишь бил руками по воздуху.
— Не смей угрожать мне, — цедил Эндрю сквозь стиснутые зубы. — Не смей притворяться, будто не имеешь отношения к нападению. Негодяй! Ты знал о возбудителе, и именно ты — я готов спорить на что угодно — вызвал эту воровку для того, чтобы она его украла. Так было дело? — Джеральд что то прохрипел. — Вот что я тебе скажу, Сомерфилд: если ты когда нибудь причинишь вред моей семье — прямо или косвенно, — я убью тебя. Ты меня понял?
Джеральд обливался потом и дико вращал глазами, судорожно шаря руками по стене.
— Ты меня понял? Челси кашлянула.
— Что здесь происходит?
Эндрю повернул голову. У него был точно такой же взгляд, как у Люсьена, когда тот приходил в бешенство, — холодный и угрожающий. В первое мгновение Челси даже не узнала его. Чертыхнувшись, он выпустил Джеральда и тот медленно сполз на пол.
Челси не шевельнулась.
Спустя минуту Джеральд встал на ноги и, потирая шею, посмотрел сначала на Эндрю, потом на Челси.
— Ты вышла замуж за сумасшедшего, — преодолевая боль в горле, проговорил он. — Я спокойно занимался своими делами, вдруг он вошел, обвинил меня в том, что я натравил на вас Еву, а потом набросился с кулаками. Де Монфор, я требую извинений!
Глаза Эндрю гневно блеснули.
— А сатисфакции ты не требуешь?
Джеральд побелел как полотно.
— Больше не будет никаких дуэлей, — твердо заявила Челси, топнув ножкой. — Так это ты подговорил Еву напасть на нас и украсть возбудитель? — обратилась она к брату.
— Естественно, нет, — ответил тот, но взгляд отвел. Челси сразу поняла, что он лжет. Она разозлилась не на шутку. Ведь Эндрю или Чарльз могли погибнуть! А Джеральд боится смотреть в глаза и скрывает правду!
— Итак, слушай мои требования, — ровным, неестественно спокойным голосом произнесла она. — Джеральд, я желаю, чтобы ты убрался отсюда. Чтобы через час после завтрака тебя здесь не было. Я устала помогать тебе, спасать тебя от бесконечных финансовых проблем и от долговой тюрьмы. В ответ на заботу ты подвергаешь опасности жизнь моих близких. Из за тебя едва не убили моего мужа и деверя. Хороший способ проявить свою благодарность!
— Ты не можешь выгнать меня! Ведь мне некуда идти!
— В Лондоне у тебя есть друзья. А еще дядя. Ради разнообразия воспользуйся их милосердием. С меня довольно.
— И если ты думаешь, что она не сможет выкинуть тебя вон, — сказал все это время молчавший Эндрю, — то будь уверен: это сделаю я. — Он угрожающе усмехнулся. — Лично.
Джеральд переводил злобный взгляд с сестры на ее мужа, на того, кто лишил его финансового благополучия, на того, кто перевернул его жизнь с ног на голову. На того, кого он ненавидел лютой ненавистью.
«Я отомщу тебе, — думал он. — Подожди, и я отомщу».
— Отлично, — мрачно проговорил Джеральд. — Но вы об этом пожалеете. Оба.
Он решительно вышел из библиотеки и направился в свою комнату. Складывая вещи в дорожный сундук, он обратил внимание на пакет. Видимо, его принес сюда слуга и оставил на тумбочке у кровати. Имени отправителя на пакете не было. Джеральд разорвал плотную бумагу. В пакете оказался маленький пузырек и записка: «Используй его с умом. Ева». Вот оно, спасение.
Эндрю дождался, когда Сомерфилд покинет библиотеку, и, поклонившись жене, тоже поспешил уйти, чтобы избежать ее вопросов.
Однако Челси даже не попыталась остановить его.
Эндрю никак не мог разобраться в своих чувствах. Ему хотелось, чтобы Челси бросилась за ним и выпытала у него правду. Хотелось, чтобы она осталась на месте и никогда не запоминала о сегодняшнем происшествии. Он устало провел руками по лицу. Господи! Он сам не знал, что ему нужно. Он чувствовал себя трусом, а возможно, и чудовищем.
И это не имело никакого отношения к тому, как он обошелся с Джеральдом. Когда он вошел в библиотеку, тот отдыхал, попивая вино Челси и читая книгу Челси. Косвенных намеков графа, его колкостей и наглой усмешки хватило для того, чтобы Эндрю сделал верный вывод, У него перед глазами снова возник образ жены, выпрыгивающей из кареты и отважно идущей навстречу этой рыжеволосой авантюристке. Он снова увидел, как Чарльз, качаясь, поднимается на ноги, и понял, что Сомерфилд замешан в похищении возбудителя. Этого оказалось достаточно, чтобы вывести его из себя.
«Господи, помоги мне. Что она обо мне думает?»
Эндрю шел по коридору, ища покоя, мечтая погрузиться в работу и отгородиться от всего мира, но у него даже не было лаборатории, где можно остаться наедине с самим собой. Он чувствовал себя одиноким, как корабль со спущенными парусами, загнанной лисицей, которая вдруг потеряла свою нору. Господи, что же ему делать? Он все испортил.
«Скажи ей. Скажи ей и покончи с этим».
Эндрю почти бежал, пытаясь избавиться от своих мыслей.
«Нет, — затряс он головой. — Я разрушу все, что мы уже построили. Она будет считать меня уродом, жалеть и ненавидеть. Она станет испытывать ко мне отвращение. Я не смею сказать ей. Не смею».
Челси понимала, что Эндрю нужно время, чтобы побыть одному. Она дала ему час, а потом отправилась на поиски.
Его не было ни в конюшне с Ньютоном, ни в столовой за завтраком, ни в спальне. Она нашла его в бальном зале. Небрежно бросив камзол на стул, он шагал взад вперед вдоль длинной стены.
«Надо сделать вид, что ничего не случилось, — говорила она себе. — С ним следует обращаться как с испуганной, загнанной в угол собакой, которая готова укусить. Завоюй его доверие. И будь осторожна, иначе он окончательно замкнется в себе».
— Так, все понятно, — весело сказала Челси, беря камзол и аккуратно его складывая. — Тебе не нравится отделка и ты хочешь сменить обои.
— Нет.
— Значит, ты хочешь пробить еще одно окно, чтобы в зале стало светлее.
— Я прикидываю, как расставить полки.
— Полки? Зачем?
— Затем, что этот зал идеально подходит для лаборатории.
— Господин муж, это же бальный зал! Придется вам устроить лабораторию в каком нибудь другом помещении.
Эндрю резко повернулся и устремил на Челси тяжелый, сердитый взгляд.
— Насколько тебе известно, я не люблю выезжать в свет. Следовательно, мне также не понравится, если этот свет приедет ко мне. Поэтому мы спокойно обойдемся без бального зала.
Челси скрестила руки, прижав сложенный камзол к груди.
— А вот мне бы очень хотелось иметь бальный зал. — Она спокойно встретила его взгляд. — Эндрю, знаешь…
— Что?
— Кажется, опять настало время попытаться завязать дружбу между нами. Начали мы очень хорошо.
Прежде чем он отвернулся, Челси успела заметить боль в его глазах.
— Эндрю?
— Зря ты вышла за меня, — бросил он. — Тебе было бы лучше без меня, даже с испорченной репутацией. Я никогда не сделаю тебя счастливой. Просто не смогу.
— Ты уже делаешь мня счастливой, когда не отдаляешься и не отталкиваешь меня своим гневом, которого я не понимаю. — Челси подошла к нему и положила руку ему на локоть. — Почему ты мне не доверяешь?
Она почувствовала, как под ее пальцами напряглись мышцы его руки. Эндрю продолжал молча смотреть в стену.
— Почему ты не откроешь мне истинную причину своего нежелания появляться в свете? — снова заговорила Челси. — Причину, по которой ты постоянно держишь меня на расстоянии и начинаешь злиться, стоит мне приблизиться? — Она старалась, чтобы ее голос звучал как можно мягче. — Причину своего странного утреннего поведения? Ведь ты поторопился убежать, чтобы ничего не объяснять.
Эндрю повернулся лицом к Челси. В его глазах появился опасный блеск. Она же смотрела на него спокойно, отказываясь отступать, так как догадывалась: он хочет испугать ее и заставить уйти. И еще она догадывалась, что его крохотная частичка — та самая частичка, о существовании которой он, возможно, и не подозревает, — жаждет сострадания и понимания.
Эндрю отдернул руку.
— Думаю, на этом мы закончим разговор, — холодно произнес он и вышел.
И на этот раз Челси не побежала за ним. Она долго стояла посреди бального зала и размышляла, а потом гордо вскинула голову и пошла в свою комнату. Oна чувствовала себя побежденной, и ее душили слезы. Вот и все, что она сможет вспомнить о первом утре супружества.
Дверь в ее комнату была приоткрыта. Она вошла внутрь. В спальне царил полумрак. Тихо притворив за собой дверь, Челси приблизилась к кровати, скрытой под балдахином. В ней вспыхнула робкая надежда, что сейчас она отодвинет штору и увидит Эндрю — доброго, раскаивающегося, жаждущего и готового продолжить то, что они начали в подъездной аллее.
Челси раздвинула шторы и не раздеваясь упала на кровать. Слезы жгли глаза. «О Эндрю!»
Она поняла, что постель пуста, только когда коснулась матраса. Вернее, не совсем пуста. В постели ее ждал Пятнистый.
«Слишком много приключений для первой брачной ночи», — сказал Эндрю. Челси уткнулась лицом в подушку и расплакалась.

Глава 24

Поднимаясь наверх, Эндрю услышал стук копыт и понял: Сомерфилд уехал. Отовсюду до него доносилось перешептывание слуг, обеспокоенных появлением нового хозяина.
Когда Эндрю остановился возле комнаты Челси, из за двери послышались сдавленные рыдания. Он взялся за дверную ручку и замер. Его переполняли стыд и страх. Он не догадывался, что Челси умеет плакать. И вот сейчас она плачет и плачет из за него. Он почувствовал себя последним мерзавцем. Надо пойти к ней и успокоить, но что он может ей сказать? Что может предложить? Правду? Или полуправду? Или наглую ложь?
Его пальцы соскользнули с ручки. Он провел рукой по лицу и сорвал ленту, удерживавшую волосы.
«Оставь ее в покое, — говорил он себе. — Оставь ее в покое хоть ненадолго». Они оба расстроены, разбиты и утомлены после свадьбы, нападения и бессонной ночи. Ей нужно время, чтобы приспособиться. Ему нужно время, чтобы набраться смелости рассказать ей. Черт, возможно, им обоим нужно какое то время пожить раздельно.
Эндрю понял, что выискивает предлоги. Он не привык делить свою жизнь с кем то, и тем более с женщиной, не говоря уже о том, чтобы с кем то откровенничать. Одна мысль об этом приводила его в дрожь. Нет, лучше все же удалиться на некоторое время. Ему нужна лаборатория. Любая лаборатория. Место, где можно отгородиться от мира, остаться одному, где можно спокойно думать.
Эндрю пошел дальше по коридору.
Позади одной из парадных гостиных он нашел небольшой кабинет с письменным столом, бумагой, пером и чернилами. Написав записку, он запечатал ее, вернулся к комнате Челси и положил ее на пол рядом с дверью, а затем направился к лестнице, убеждая себя в том, что поступает правильно. Рыдания, слава Богу, стихли. Или, возможно, он просто не захотел их услышать.
Эндрю вышел из дома и побрел на конюшню. Ньютон выжидательно посмотрел на него. Жеребец был утомлен, и Эндрю не хотел ехать на нем в Лондон. Однако другие лошади в конюшне оказались либо слишком стары, либо хромы, либо малы для его роста. У него возникло впечатление, что эти несчастные коняги нашли здесь приют благодаря его добросердечной жене и теперь превратились в обычных домашних животных. Все, за исключением гнедого жеребца в последнем деннике. Несмотря на коротковатую спину, он был очень красив: длинная светло желтая грива, темные глаза и белое пятно, спускавшееся со лба к верхней губе.
Эндрю погладил его по шее. Наверное, это знаменитый Шейх, отказывающийся покрывать кобыл и ставший косвенной причиной того, что Челси приняла возбудитель, который изменил их жизнь. Он мрачно усмехнулся. Пусть Шейх и отвезет его в Лондон.
Десять минут спустя Эндрю уже скакал по дороге.
Когда Челси проснулась, в комнате еще было темно.
Несколько мгновений она недоумевала, почему у нее так тяжело на душе, а потом все вспомнила.
Эндрю так и не пришел к ней. Рядом, разметавшись поперек кровати, храпел Пятнистый. Челси погладила его. О, до чего же ей грустно! Как ребенку, которому пообещали игрушку, но так и не дали. Как девственнице, которая не дождалась обещанного поцелуя. Как брошенной невесте.
Челси осторожно, чтобы не разбудить собаку, выбралась из постели и подошла к окну. Ежась от холода, она раздвинула шторы и с удивлением обнаружила, что в ночном небе все еще ярко сияют звезды.
Господи, который же сейчас час? И где, ради всего святого, ее муж?
Она позвонила своей горничной. Казалось, миновала целая вечность, прежде чем Анна, зевая, вошла в комнату со свечой в руке.
— Анна, который час?
— Час ночи, миледи.
— Час ночи? Сколько же я спала? Анна вдруг сконфузилась:
— Весь день, миледи. Мы знали, что вы переутомились, и решили вас не будить.
— А где мой муж?
— Уехал, миледи. Утром взял Шейха и до сих пор не вернулся.
Челси ошарашенно уставилась на девушку:
— Он взял Шейха? И грум позволил?
— Грум предупредил его, но его милость захотел взять коня, и Ходжес говорит, что не осмелился противоречить.
Челси схватилась за голову. Она спасла горячего арабского скакуна, забрав его из бродячего цирка. Шейх боялся и презирал людей — очевидно, это объяснялось тем, что он сильно от них настрадался. И тут Эндрю решил взять его. Он до сих пор не вернулся. О Господи! Челси попыталась прогнать кошмарные видения, тут же возникшие у нее перед глазами. Вот ее муж лежит на дальнем выгоне, беспомощный, со сломанной ногой, и не может позвать на помощь. А вот его бездыханное тело, холодное и окоченевшее, скрывает ноябрьский мрак. А вот… Она тряхнула головой.
— Анна, Шейх вернулся в конюшню?
— Нет, мэм. Мы все очень волновались за нового хозяина. Вскоре после его отъезда одна из горничных нашла у вашей двери вот это. — Анна достала из кармана запечатанное письмо.
Теперь новый страх вытеснил прежний. Стараясь скрыть беспокойство, Челси засунула дрожащий палец под печать, сломала ее, взяла у Анны свечу и развернула лист.
«Моя дорогая Челси!
Надеюсь, ты простишь меня за то, что к тому моменту, когда ты проснешься и прочтешь это письмо, меня здесь не будет. Я не хочу тревожить тебя, вернее, я, как самый настоящий трус, нашел более простой выход. Дело в том, что я еще не готов обсуждать с тобой кое какие вопросы, однако этого обсуждения не избежать, если я хочу жить с тобой в Роузбрайаре. И я решил, что будет лучше, если мы какое то время поживем раздельно, пока оба не привыкнем к жизни вместе. Я уезжаю в Лондон и вернусь, когда почувствую, что в состоянии объяснить свое странное и непредсказуемое поведение.
Э.».
Беспокойство переросло в гнев.
— Как мы можем привыкнуть к жизни вместе, если он в Лондоне, а я здесь? — возмутилась она, скомкав и отшвырнув письмо. — Мужчины! Анна, они все такие жестокие, несносные идиоты?
— Да, миледи. Во всяком случае, мисс Апчерч так говорит. Принести вам ужин? Приготовить горячую ванну?
Челси глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. Пусть Анна спит. С ее стороны будет бессовестно среди ночи заставлять девушку греть воду и готовить ванну.
— Нет, Анна, — со вздохом покачала головой Челси. — Только помоги мне раздеться и иди спать.
Анна была хоть и робкой, но очень ловкой. Через несколько минут Челси уже отпустила ее, оставшись стоять в ночной рубашке.
До утра еще далеко. Однако она не настолько глупа, чтобы пускаться в путь к царству Морфея в одиночестве и без надежной защиты. Путешествие подождет.
Завернувшись в одеяло, Челси села на приоконную скамью, поджала под себя ноги, прижалась лбом к стеклу и устремила взгляд туда, где должен находиться Лондон.
К тому моменту, когда небо на востоке порозовело, Челси уже была одета в очаровательную зеленую амазонку. Она намеревалась ехать в мужском седле, поэтому под юбку надела бриджи.
Когда челядь начала просыпаться, она уже скакала в Лондон.

В этот час за много миль от Роузбрайара герцог Блэкхит тоже не спал.
Обычно он вставал раньше слуг и совершал долгую прогулку по холмам. Для него это было утренней зарядкой, которая освежала дух, стимулировала мозг и закладывала прочное основание для грядущего дня. Но сегодня, перевалив через вершину Спархолта и остановившись, чтобы окинуть взглядом лежащие внизу поля, луга и выгоны, он не почувствовал привычного прилива сил.
То, что последний из братьев удачно женился и оставалось только устроить жизнь Нериссы, почему то не принесло ему успокоения. Он ощущал усталость, как человек, наперегонки со смертельной болезнью спешащий привести в порядок дела.
Вчера ему опять приснился тот же сон, который преследовал его уже несколько недель. В первый раз он отнесся к этому как к глупому кошмару и забыл почти сразу после пробуждения. Однако когда сон повторился через три ночи, он проснулся с тяжестью на душе и думал о нем весь завтрак. Несмотря на все усилия избавиться от неприятного осадка и забыть сон, у него ничего не получалось. Да и как он мог преуспеть в этом, если сон повторялся каждую ночь! Яркий, почти реальный, он преследовал герцога не только ночью, но и днем. Те темные круги под глазами, что заметил Эндрю, не были плодом воображения рассерженного младшего брата.
Да, Эндрю действительно сердился на него. Все сердились, и даже Чарльз, которого Люсьен считал самым близким по духу. Что ж, он давно привык к их гневу. Он прожил с ним большую часть жизни. Можно было бы рассказать им о сне, объяснить, почему он так настаивал на браке Эндрю с леди Челсианой Блейк. Но зачем? Гнев терпеть гораздо легче, чем сострадание и жалость.
Гораздо проще позволить им считать его чудовищем, поэтому он и изображал из себя такового. Они бы никогда не поверили, что во всех интригах им двигала любовь, что он действовал только в их интересах. Ведь он старший. Он герцог. Заботиться о них до самого дня своей смерти — его обязанность, хотя они этого и не понимают. Зато сам он все понимает и никогда не забывает своей клятвы, данной умершим родителям. Не исключено, что этот день наступит раньше, чем ему бы хотелось.
Герцог повернулся и отправился в обратный путь. Холодный воздух отяжелел от влаги: собирался дождь. Разгулявшийся ветер подталкивал его в спину и ворошил траву вокруг. Небо стремительно темнело. Время иссякает.
Даже сейчас сон был с ним. Дуэль на рассвете. Противник одет в черное, на лице — маска. Фатальная ошибка — и его грудь взрывается мучительной болью. И он умирает со шпагой в сердце. Каждый раз.

Глава 25

Моросил противный дождь, когда Ньютон, проявив исключительную выносливость, доставил Челси к кованым воротам Монфор Хауса.
Промокшая и замерзшая, она спрыгнула на землю, похлопала Ньютона по шее и велела груму, который тут же подбежал к ней, выдать жеребцу дополнительную порцию сена и овса. Затем, поправив сбившуюся набок шляпку и распрямив плечи, она решительным шагом направилась к дому. Если слуги и были удивлены ее появлением, никто этого не показал.
— Да, миледи, — ответила экономка на ее короткий вопрос. — Лорд Эндрю приехал вчера и с тех пор не выходил из лаборатории.
— Спасибо. А где находится эта лаборатория?
— На втором этаже, миледи. Вы ее сразу увидите.
Челси отдала лакею мокрый плащ. Беспокойство и напряжение последних двух дней породили в ней твердую решимость положить конец этой неразберихе. Крепко сжимая в руке стек, она поднялась по лестнице.
Как и сказала экономка, лаборатория находилась на втором этаже, и дверь, естественно, была заперта. Челси постучала, потом отступила на пару шагов и принялась постукивать стеком по ладони.
— Кто там?
— Твоя жена.
Тишина. Челси представила, как по ту сторону двери Эндрю лихорадочно соображает, куда бы сбежать, и ругает ее на чем свет стоит. Темп постукивания стеком по ладони ускорился. Челси сердито сжала зубы. И тут, к ее изумлению, с грохотом отодвинулась щеколда, и дверь открылась.
— Эндрю?
Вид у него был ужасный. Подбородок зарос двухдневной щетиной. Белки исчертили змейки лопнувших сосудов, под глазами залегли темные круги. Расстегнутый жилет болтался на поникших плечах. Эндрю устало улыбнулся, и на мгновение Челси показалось, что в его взгляде отразилось облегчение. Нет, глупости, одернула она саму себя. Если бы он хотел ее видеть, то остался бы в Роузбрайаре.
— Здравствуй, Челси, — сказал Эндрю, спокойно встречая ее взгляд. — Предполагается, что я должен спросить тебя, зачем ты приехала. Но если я так сделаю, ты усомнишься в моих умственных способностях. — Он привалился к косяку и потер глаза. — Признаться, я не удивлен… Ты не могла не приехать.
— Эндрю, когда ты спал в последний раз?
— Не знаю. Кажется, в субботу… или в воскресенье перед свадьбой.
— Ты хоть понимаешь, как я близка к тому, чтобы придушить тебя? Мне до этого недалеко, вот столько. — Челси большим и указательным пальцами показала, сколько именно.
Эндрю лишь равнодушно посмотрел на нее.
— Пошли, — скомандовала она, хватая его за руку и вытаскивая из комнаты; Эндрю споткнулся о порог, и они едва не упали. — Мы отправляемся на прогулку.
— Господи, Челси, имей хоть каплю жалости! Мне нужно спать, а не гулять.
— Спал бы, когда для этого была возможность. Челси потащила его по коридору и вниз по лестнице.
Там она окликнула лакея, который, увидев спотыкающегося хозяина, тут же подбежал к ней.
— Его светлость болен?
— Нет, он переутомился. Принесите ему шляпу и пальто. Мы отправляемся на прогулку.
— Дождь идет, — сказал Эндрю, выглядывая в окно и хмурясь. Казалось, он только что заметил дождь, который шел уже три часа.
— Верно. Это именно то, что нам нужно, чтобы ты проснулся.
Челси помогла Эндрю надеть пальто — он так устал, что руки его не слушались.
«Что ты делаешь, — упрекал Челси ее внутренний голос. — Бедняга спит на ходу. Пожалей его, уложи спать».
Как? Уложить его спать и позволить, чтобы он набрался сил и снова оттолкнул ее?! Ни за что! Так не пойдет! Он устал, он беззащитен, и она сможет добраться до истоков всей этой неразберихи. Кроме того, если бы он действительно хотел спать, то лежал бы в кровати, а не трудился над формулой, которая сделала бы его невидимкой, или над механизмом для резки репы, или над чем нибудь еще — одному Богу известно, что он изобретал, запершись в своей лаборатории. Она по горло сыта его уклончивостью, его попытками сбежать от серьезных проблем. Она поймала лису за хвост и не выпустит ее.
Надев плащ, Челси положила руку мужа себе на локоть, и они вышли из дома.
Эндрю снял шляпу и запрокинул голову, подставляя лицо дождю.
Челси не стала заводить разговор. Он сам заговорит, когда почувствует себя лучше и будет готов к этому. За время их непродолжительного знакомства она поняла, что давить на него нельзя, что это вызовет только злость и сопротивление. Поэтому она просто шла рядом с ним и молчала.
Скоро дождь начал утихать, и между быстро несущимися тучами появился просвет. Плохая погода никак не подействовала на уличное движение: заляпанные грязью экипажи то и дело проносились по улице, обрызгивая прохожих водой из луж, дамы в портшезах спешили навестить своих приятельниц, дабы обменяться последними сплетнями и обсудить скандалы.
Эндрю, казалось, не замечал, что происходит вокруг. Так, молча, они дошли до Черинг Кросс. Найдя уютную кофейню, они решили выпить кофе.
— Ты правильно сделала, что вытащила меня из дома, — признался Эндрю, усаживаясь за маленький столик и сжимая ладонями чашку с крепким черным кофе. — Я избавился от ощущения, будто брожу в тумане.
Челси потянулась через стол и положила руку ему на запястье. Эндрю секунду смотрел на ее пальцы — она так и не поняла, что значит его взгляд, — а потом накрыл ее руку своей.
— Прости, — проговорил он, стараясь не глядеть на жену. — Ты заслуживаешь лучшего мужа, чем я.
— Шейх вел себя с тобой нормально? — поинтересовалась Челси, решив сменить тему.
— Он замечательный конь.
— Я едва в обморок не упала, когда услышала, что ты взял его и еще не вернулся.
— Мне следовало спросить у тебя.
— Нет, дело не в этом, — покачала головой Челси. — Он всегда был готов убить любого, кто к нему приблизится. С ним жестоко обращались, и он ненавидит людей.
— Ко мне это не относится.
— Верно. — Челси заглянула ему в глаза. — Наверное, ты очаровал его.
Эндрю пожал плечами:
— Мы, де Монфоры, всегда умели находить общий язык с лошадьми. Его отношение ко мне никак не связано с моим умением или неумением очаровывать.
Эндрю склонился над чашкой, и каштановая прядь упала ему на лицо. Он почему то не посчитал нужным убрать волосы, и Челси вдруг захотелось ^сделать это самой. Но нет… покарано.
«Не торопись, и, возможно, тебе удастся заслужить его доверие. И тогда ты получишь значительно больше, чем возможность касаться его волос».
Не убирая ладони с его руки, она отпила кофе.
— Итак, почему ты не спал? — Она улыбнулась, пытаясь избавить Эндрю от напряжения и разговорить. — Неужели ты так увлечен своим удивительным открытием или каким то невероятным изобретением, что не можешь найти времени для сна?
— Нет. — Эндрю поднял голову и устремил на Челси пристальный взгляд. — Дело не в этом.
— Понимаю.
— Не понимаешь.
— Хорошо, не понимаю.
— Прости. Я раздражен. Я устал. Я неважный собеседник.
— Эндрю, давай вернемся домой. Я зря вытащила тебя в город, тебе действительно следовало бы выспаться.
— Не извиняйся, свежий воздух пошел мне на пользу. Ты поступила правильно, хотя в большинстве случаев я этого не понимаю и тем более не проявляю благодарности. — Он допил свой кофе, бросил на стол несколько монет и встал. — Пошли. Обещаю, что постараюсь исправиться.
Эндрю подставил Челси согнутый локоть, кивнул знакомому, читавшему газету за соседним столиком, и пошел к выходу.
— Проклятие! — вдруг чертыхнулся он, когда они оказались на улице.
Челси застонала:
— Леди Брукхэмптон!
— О, здравствуйте, леди де Монфор. Милорд! — Графиня была в башмаках на толстой деревянной подошве с металлическим ободом, который защищал ее ноги от грязи. Приподняв юбку, она бросилась к ним навстречу. — А я все думала, как у вас складывается супружеская жизнь. Эндрю, вы выглядите осунувшимся. — Она лукаво улыбнулась. — Молодая жена утомила вас?
Взгляд Эндрю стал пустым — так происходило всегда, когда он пытался сдержать гнев.
— Прошу простить нас, мадам…
— И все же я считаю, что герцог поступил отвратительно, хитростью вынудив вас пожениться! Весь Лондон только и говорит об этом. Какой, наверное, ужас — притворяться любезными, когда между людьми нет любви.
Челси улыбнулась и, прижавшись к Эндрю, обняла его за талию.
— А почему вы решили, что между нами нет любви? — с наигранной приветливостью осведомилась она.
— Да ладно вам, Челси, все на вашем собачьем балу видели, как вы испепеляли друг друга взглядами. Кстати, недавно я слышала нечто невероятное, касающееся вашего брата! Все говорят о том, что он внезапно увлекся мисс Сарой Мэдден. Ее отец — боюсь, он самый настоящий мещанин — мечтает пролезть в аристократическое общество и готов заплатить за это любые деньги. — Ее глаза блестели от возбуждения. Она поближе придвинулась к Челси и Эндрю и заговорщически прошептала: — Она, знаете ли, наследница. Причем на ее приданое можно купить весь Лондон. Я осмелюсь предсказать звон свадебных колоколов в скором будущем! Ой, что с вашим мужем? Челси повернула голову:
— Эндрю?
Эндрю смотрел на что то на противоположной стороне улицы. Озадаченная, Челси проследила за его взглядом и не увидела ничего особенного, только здания и прохожих, спешащих в магазины и по делам. Она дернула Эндрю за руку, но тот не шевельнулся.
Леди Брукхэмптон попятилась.
— Думаю, вам стоит показать его врачу, — нахмурясь, посоветовала она. — Он белый как снег.
— Эндрю! — уже громче позвала Челси.
Но он продолжал смотреть в одну точку, не замечая ни Челси, ни леди Брукхэмптон, изумленно уставившуюся на него, ни группу изысканно одетых молодых джентльменов, которые перестали любезничать со своими дамами и с любопытством наблюдали за ним. Вокруг постепенно собиралась небольшая толпа, люди начали перешептываться.
Однако Эндрю не слышал их.
— Боже… индейцы. Челси, видишь их? Смотри, они вышли из магазина… там. — Он схватил ее за руку. — Видишь?
Челси оглянулась и обнаружила совершенно обычного вида старушку, сгорбленную, опирающуюся на клюку. Она только что показалась из дверей ломбарда, сжимая в скрюченных пальцах холщовую сумку. Опять посмотрев на Эндрю, Челси поняла, что его взгляд направлен не на старушку, а в какую то точку рядом с ней. Ее охватила паника.
«О нет. Не надо! Не здесь!»
— Эндрю, — встревоженно позвала она и потянула его за руку, пытаясь сдвинуть с места. — Там никого нет. Это все результат недосыпания. Пошли домой.
Однако Эндрю знал, что страдает от чего то более серьезного, чем недосыпание. Он чувствовал себя как человек, который видит сон, понимает, что это сон, но никак не может вернуться к реальности. Хотя Эндрю знал, что у него случился очередной приступ, то, что он видел, было для него ужасающей реальностью.
А видел он индейцев. Кажется, могавков из Нового Света. Их обритые по бокам головы украшал гребень из волос, который шел от лба к затылку, был выкрашен в алый цвет и напоминал султан на шлемах римских солдат. В ноздрях сверкали серебряные кольца, на руках — браслеты. Они были одеты в жилеты из черной кожи со стальными бляшками. Собственный голос доносился до Эндрю как бы издалека. Он почувствовал, что Челси дергает его за руку.
— Дорогой, пойдем отсюда.
— Разве ты их не видишь? — Он повернулся к ней, но его взгляд скользнул мимо. — Проклятие, они заметили нас! Спрячься за меня, Челси, они опасны!
— Эндрю, пойдем домой, быстрее.
— Черт побери, не стой здесь, спрячься за меня!
Он выхватил шпагу, толкнул Челси к себе за спину и сделал выпад. Его нога соскользнула с края тротуара, и он повалился в грязь на мостовую. Колесо кареты чудом не задело его руку. Какая то женщина закричала. Молодые джентльмены поспешили подойти поближе, чтобы ничего не упустить. Из магазина выскочил хозяин. Леди Брукхэмптон в ужасе воззрилась на Эндрю. По шокированной толпе прошел шепот.
Эндрю приподнялся на локте и, поморгав, непонимающе огляделся по сторонам.
— Челси? — прошептал он.
Челси уже была рядом. Встав так, чтобы загородить его от любопытных, она опустилась на колени и притянула его ксебе. Его била дрожь, кожа стала влажной и холодной, на лбу выступила испарина. Она что то зашептала ему, надеясь, что ее голос успокоит его.
— Ба, да это лорд Эндрю де Монфор! Что с ним?
— Думаю, пристрастился к опиуму… Какая потеря для общества…
— Что, гений оказался не таким уж бесценным, а, Смитсон?
— Точно. Он столько думал, что расплавил свои мозги. Челси подняла голову и бросила на них уничтожающий взгляд.
— Уверяю вас, мой муж не употребляет наркотики и не страдает от каких то других недугов. Он просто не спал три дня и переутомился. Если бы кто нибудь из вас не спал три для, он увидел бы и не такое! А теперь быстро расступитесь! — Она замахала на них свободной рукой. — Я сказала: пошли прочь!
Люди потихоньку начали расходиться. Кто то непристойно пошутил насчет того, почему лорд Эндрю де Монфор не спал целых три дня, и его слова вызвали взрыв хохота. Челси покраснела, однако обрадовалась тому, что окружающие отвлеклись от вопроса о том, что произошло с ее мужем, а это было гораздо важнее.
Девушка подняла голову и увидела над собой лицо леди Брукхэмптон. Она собралась сказать ей какую нибудь колкость, но…
— Вызвать экипаж или портшез? — предложила та. Челси устало вздохнула:
— Да. — Она встала и помогла подняться Эндрю. — Да. Это было бы замечательно.

Глава 26

Эндрю хотелось заползти под кеб и приказать кучеру переехать его. Ему хотелось спрятаться от того, что с ним случилось, от того, что с ним происходит сейчас, от того, что произойдет вскоре. Ему хотелось провалиться сквозь землю от стыда.
Но вместо этого он призвал на помощь гордость, которой так славились де Монфоры, выпрямился в полный рост и поступил как истинный джентльмен: подал Челси руку и повел ее ккебу.
Спустя несколько мгновений они уже ехали по улице.
— Итак, теперь ты все знаешь, — сказал Эндрю, глядя в окно и наблюдая за проезжающими мимо каретами. — Между прочим, мы можем аннулировать брак, — добавил он, стараясь не смотреть на жену. — У тебя есть веские основания. Я пойму тебя.
Челси промолчала, Эндрю чувствовал на себе ее взгляд. В ожидании, когда она ответит ему, произнесет страшные слова, с болью и гневом высмеет его за то, что он скрывал такой ужасный секрет, он сжал ладони коленями. Однако Челси ничего не говорила, и ее молчание было красноречивее слов.
— Ну? — не вытерпел Эндрю, поворачиваясь к ней. — Так ты собираешься аннулировать брак?
— Вероятнее всего нет, — спокойно ответила Челси.
— Если так, то ты помешалась. Сейчас ты нашла приемлемое объяснение, чтобы удовлетворить любопытство всех этих остолопов, но, уверяю тебя, это повторится, и не раз, и в конечном итоге утебя не хватит воображения постоянно придумывать нечто правдоподобное. Ты почувствуешь себя униженной, все станут соболезновать тебе, и ты будешь жалеть, что не избавилась от меня, когда была возможность.
— Я не хочу от тебя избавляться, — уверенно заявила Челси, и в ее глазах появился опасный блеск. — Ты мой муж. И ты дорог мне.
— Тебе не может быть дорог тот, кого ты не знаешь. А ты не знаешь меня. Господи, ты совсем не знаешь меня…
— Это потому, что ты не даешь мне тебя узнать.
— Челси, умоляю, не губи свою жизнь, свои мечты, свою гордость из за меня. Я чудак, не стоящий этого. Есть масса других мужчин, которые стали бы для тебя лучшими мужьями, с которыми ты появлялась бы на людях без страха испытать унижение.
— Прекрати, Эндрю. Я не желаю слушать эту чушь.
— Это не чушь, это правда.
— Ты все время отталкиваешь меня. Больше я этого не допущу. — В ее голосе появилась мольба. — Ведь я твоя жена.
Эндрю лишь взмахнул рукой.
— Я твой друг.
Он сглотнул, стараясь побороть нахлынувшие эмоции.
— А еще я полюбила тебя.
Эндрю резко повернулся к ней. На его лице отражалась смертельная мука. Челси заметила, как в уголках его глаз что то блеснуло — возможно, слезы. Она поняла, что он взглядом отчаянно умоляет ее уйти, в то время как на самом деле не хочет этого, и взяла его за руку.
— Эндрю, — тихо проговорила она, — я дала обет быть с тобой в горе и радости, в болезни и здоровье. Мы торжественно поклялись в этом друг другу. Отныне мы связаны до конца жизни, и не надейся, что я брошу тебя и оставлю наедине с тем, что так тебя пугает, только ради того, чтобы не чувствовать себя неловко. Ты плохо меня знаешь. Понятно?
Эндрю оперся локтями на колени и спрятал лицо в ладонях. В душе у него шла тяжелейшая борьба.
— Ты болен, да?
Он лишь кивнул. У Челси в горле образовался комок, она почувствовала, как слезы обожгли веки. Ее сердце наполнилось нежностью. Сколько же сил ему требовалось, чтобы сохранить самообладание, когда он понял, что не в силах победить свой недуг! Сколько же сил ему требовалось, чтобы отталкивать ее в то время, когда он отчаянно нуждался в ее поддержке! И сколько же сил ему требовалось, чтобы притворятся, будто его болезнь — всего лишь докучливое недомогание, хотя на самом деле она вселяла в него смертельный ужас. Как страшно жить наедине со своими страхами! И еще страшнее, когда к этим страхам присоединяется одиночество! Сейчас Эндрю находился именно в такой ситуации.
Челси пересела к нему. Эндрю не шевельнулся. Она обняла его, он уткнулся лицом ей в плечо и наконец дал волю рыданиям.
— Я не должен был допускать, чтобы ты прошла через это вместе со мной, — бормотал он. — О Челси, для тебя это превратится в ад… в кошмар… Зачем тебе это надо?
Челси крепче обняла его и стала шептать, что отныне он не один и они всегда будут вместе. Эндрю не двигался, почему то он не хотел сделать последний шаг к полному доверию между ними.
«О Эндрю, любовь моя! Мое сердце разрывается от горя!» Челси пыталась подыскать правильные слова, чтобы успокоить его. Вдруг она вспомнила о собственных страхах, и ее глаза тоже наполнились слезами.
— Мы не всегда можем помочь тем, кого любим, — тихо проговорила она. — Зато мы в состоянии сделать так, чтобы они не страдали в одиночестве. — Перед ее внутренним взором появилась забавная морда ее любимца, которая стала стремительно меняться: темные глаза затуманились, шерсть поседела. — У Пятнистого какая то шишка за ухом, — продолжала она, обливаясь слезами. — Очень скоро он перестанет есть. А потом ляжет и откажется вставать. А потом умрет… И вместе с ним умрет огромная часть моего сердца. — Горячие слезы капали на плечо Эндрю. — Но неужели ты думаешь, что я уйду, когда наступит этот страшный момент, что я брошу его, чтобы не мучиться, видя, как он умирает? Эндрю, неужели ты считаешь меня трусихой? И эгоисткой?
Он всхлипнул, и при этом его плечи вздрогнули.
— Прости, Челси… я не знал…
— Понимаю. И ты будешь рядом со мной, когда придет мой час. Точно так же, как я с тобой. Я всегда буду подле тебя.
— Я схожу с ума, Челси, — прерывающимся голосом сказал Эндрю. — Мой мозг умирает, и мне страшно, я боюсь потерять способность мыслить, я боюсь лишиться науки, потерять самого себя и превратиться в безмозглого идиота.
— Эндрю, помни, что ты не одинок. Я с тобой.
— Наверное, ты меня презираешь, жалеешь… сокрушаешься о том, что встретила меня. Вот, взгляни, я рыдаю, как двухлетних карапуз…
— Презираю и жалею? Ничего подобного! И никогда не буду. Ты потрясающий человек, но сам, мне кажется, не догадываешься об этом, верно? Я хочу быть рядом с тобой, хочу стать частью твоей жизни и чтобы ты стал частью моей. — Челси решила шуткой разрядить обстановку. — А иногда меня так и тянет придушить тебя, потому что ты безумно упрям. В жизни не встречала подобного упрямца. Тебе следовало бы предупредить меня об этом.
— Да, следовало бы — тогда ты смогла бы вовремя уйти.
— Даже не мечтай об этом! — с деланным возмущением заявила Челси.
Ее попытка развеселить его принесла свои плоды. Рыдания уступили место смеху, Эндрю поднял голову и провел руками по лицу. Однако он так и не решился посмотреть на жену. Челси вынула из кармана носовой платок, протянула ему, и он молча вытер глаза.
Челси терпеливо ждала. Эндрю теребил носовой платок и смотрел на руки, пытаясь найти слова, которые помогли бы ему освободиться из мрачной тюрьмы боли.
— Все началось на прошлое Рождество, — наконец проговорил он, не поднимая головы. — Помнишь, все обсуждали пожар в замке Блэкхит?
— Да. Тогда только об этом и говорили.
— Так всегда, правда? — сокрушенно покачал он головой. — Дай людям пищу для разговоров, и они будут судачить день и ночь. — Он сунул платок в карман, затем глубоко вздохнул, чтобы успокоиться, и откинулся на спинку сиденья. — За несколько месяцев до этого я носился с идеей построить летательный аппарат, однако так и не приступил к этому, потому что все время возникали новые идеи, более соблазнительные, более интересные. — Эндрю взял Челси за руку. Он так крепко держал ее, что казалось, будто он цепляется за соломинку. — Тебе уже известно, что я не очень организованный человек… Короче, Люсьену нравилось поддразнивать меня и говорить всем, что у меня ничего не получится. Кончилось тем, что я страшно разозлился на него и дал себе слово построить его, чтобы доказать обратное.
Челси сжала в ответ его руку. Она была холодной и влажной.
Эндрю устремил взгляд в потолок кареты.
— И я построил его, как и говорил. Я был так горд… так уверен в том, что мое имя появится в списке ученых, что память обо мне будет жить в моих потомках, что все члены научного общества увидят во мне великого изобретателя. — Он горько рассмеялся. — Говорят, гордыня до добра не доведет. Именно это со мной и произошло. Люсьен давал бал в честь Чарльза: тот вернулся оттуда, откуда обычно не возвращаются. Были приглашены все, в том числе сам король.
И я, глупец, подумал, что это великолепная возможность продемонстрировать мое изобретение, взлететь с крыши замка и приземлиться прямо на страницы истории… и своим триумфом утереть нос Люсьену.
Эндрю снова вдохнул полной грудью.
— Все шло идеально, — продолжал он, мысленно возвращаясь в прошлое. — Король захотел взглянуть на машину до полета, я отвел его на крышу, где стоял мой аппарат. А тем временем в бальном зале вспыхнул пожар. Через несколько минут огонь охватил правое крыло замка. Мы спустились в лабораторию и обнаружили, что оказались в ловушке: бежать было некуда.
— Боже мой, — прошептала Челси, бессознательно прижимая его руку к груди.
— Чарльз прорвался к нам по горевшей лестнице и вывел короля и его свиту. Я ничего не видел в дыму, ничего не слышал — я был оглушен ревом пламени. Вокруг рушилась крыша, взрывались склянки с реактивами. Я бросился за Чарльзом и королем, но потом подумал о чертежах и вернулся в лабораторию. Вот и все, что я помню. Когда я пришел в себя, я лежал на полу, вокруг меня бушевал огонь, а Чарльз — он вернулся за мной — прикрывал меня своим телом, пытаясь спасти от пламени, хотя было ясно, что мы оба погибнем.
Челси в ужасе зажала рот ладонью, представив, что грозило ее мужу.
— Наверное, твой брат очень тебя любит.
— Он готов был отдать за меня жизнь. А я за него. — Эндрю прижался щекой к окну. — Мы не могли покинуть лабораторию. Лестница горела, прыгать было слишком высоко, я ослаб, так как надышался вредными испарениями от реактивов. Но мы выбрались. Чарльз донес меня до летательного аппарата — ведь он все еще стоял на крыше. Он полетел не так, как я планировал, однако все же спас нам жизнь. О чем я очень сожалел все последующие месяцы. — Он сглотнул. — Вернее, я сожалел о том, что он спас жизнь мне.
«О, Эндрю!» — Челси всей душой сочувствовала ему. Он продолжал смотреть в окно, ничего не видя перед собой.
— После пожара я был долго прикован к постели. Я не мог дышать. Люсьен приглашал лучших докторов из Лондона и с континента, и они говорили, что у меня нет надежды, что я зачахну и умру. Люсьен не желал их слушать. Он не собирался сдаваться, несмотря на то что мой легкие сильно пострадали. У меня случались страшные приступы удушья, кто то постоянно, днем и ночью, дежурил рядом со мной, чтобы сделать мне искусственное дыхание. Несколько раз я действительно переставал дышать. — Эндрю прикрыл глаза и безжизненным голосом добавил: — Им не следовало бы возвращать меня к жизни.
В его словах звучало столько отчаяния, столько обреченности, что Челси захотелось плакать. Она поспешила сморгнуть слезинки, чтобы Эндрю не увидел их и не решил, будто она его жалеет.
— Через некоторое время появились первые признаки выздоровления, и Люсьен заставил меня делать гимнастику, дабы восстановить силы. Он вызывал меня на короткие поединки на рапирах. Когда же я чувствовал себя слишком слабым, слишком больным, слишком измотанным для упражнений, он начинал злить меня своими подковырками и оскорблениями. В конечном итоге я поднимался с постели в надежде, что мне удастся проткнуть его насквозь. — Эндрю усмехнулся. — Естественно, он знал, как вывести меня из себя. И отлично понимал, что делает. Он всегда понимал, что делает. Думаю, я обязан ему жизнью в той же степени, что и Чарльзу, — той жизнью, что у меня сейчас.
Эндрю наконец то отвернулся от окна и посмотрел на их переплетенные руки.
— Та дикая смесь горящих химических реактивов, которой я надышался, лежа на полу… должно быть, она причудливо подействовала на меня, потому что вскоре у меня начались эти припадки, приступы — называй их как хочешь.
Челси сжала его руку:
— Сегодня у тебя был именно такой приступ? И во время дуэли с Джеральдом? И в Монфор Хаусе две недели назад?
— Да, и на твоем благотворительном балу. — Он отважился посмотреть на нее. Она увидела, что его глаза потемнели и полны боли, стыда и тоски. — А почему еще, по твоему, я сбежал?
— Потому что не хотел, чтобы кто то узнал о твоем недомогании.
— Все это гораздо серьезнее, чем простое недомогание. Мне светит сумасшедший дом. Можешь уже сейчас определять меня туда.
— Я не собираюсь никуда тебя определять до тех пор, пока не услышу твою историю до конца и тщательно ее не обдумаю. Поэтому постарайся, чтобы я все поняла. Был пожар, ты надышался химией, потом у тебя начались приступы.
— Точно.
— А что думает твой всезнающий братец Люсьен?
— Он герцог, а не врач. Он не теряет надежды на то, что я выздоровлю. За последние два месяца он таскал к нам специалистов, лекторов (Ученое звание преподавателя университета., целителей.). А они только тыкали в меня своими инструментами и пускали кровь, а потом, глядя на меня, как на идиота, принимались обсуждать меня в моем присутствии — и это при том, что у меня ученая степень выше, чем у них! Затем они пускались в длинные, запутанные объяснения и несли полный вздор. Они не понимают, что со мной. Ни один не предложил какую то помощь и тем более не сказал, что есть надежда. А что они могут? Даже я не знаю, что конкретно попало в мои легкие. никогда не узнаю. Повторяется история с возбудителем: ситуацию нельзя воспроизвести, следовательно, нельзя изучать, остается только гадать.
Эндрю со вздохом закрыл глаза. Боевой дух покинул ее.
Челси поняла, что непредсказуемый гнев, который она считала отличительной чертой его характера, был всего лишь внешней оболочкой, скрывающей нечто более глубокое — постоянный страх, стыд, беспомощность. Эндрю нуждается в ней. Он открыл ей свою сокровенную тайну, рассказал о своем самом страшном позоре, и теперь ему нужна ее поддержка. Челси взяла его руки в свои и прижала их к груди.
— О, Эндрю, теперь многое, что я знаю о тебе, обретает смысл.
— А ты удивлялась, почему я не хочу жениться, почему, я не хочу, чтобы ты или кто то другой вмешивался в мою жизнь, почему я ненавижу появляться в свете. Ты понимаешь, каково сознавать, что болезнь может нанести удар неожиданно, без предупреждения, без жалости, и чаще всего в тот момент, когда ты оказываешься среди людей? Ты можешь представить, какое унижение и стыд охватывают человека — нет, не меня, а тех, кого я люблю? Лучше сидеть дома, не подвергая угрозе чью либо гордость. Странная вещь получается… Пока я находился в стенах замка, со мной все было в порядке, но стоило мне выйти за его пределы… — Эндрю затряс головой. — Ты видела, что случалось. Поэтому я запирался в лаборатории, обманывал себя и близких, позволяя им считать, будто со мной все в порядке. Однако они все знали. А теперь знаешь и ты. Ты уже видела меня во всем блеске моего сумасшествия. Теперь ты понимаешь, почему я предпочитаю сидеть в лаборатории. У меня нет желания ставить в неловкое положение себя и тех, кто рядом со мной.
— Ты никогда не поставишь меня в неловкое положение, Эндрю.
— Не поставлю? Ты хочешь сказать, что сегодня тебе не хотелось провалиться сквозь землю от стыда?
— Естественно, нет. — Челси гордо вскинула голову. — Я просто беспокоилась за тебя.
Он недоверчиво взглянул на нее, не в силах понять, почему ей не было стыдно. В его глазах промелькнула надежда.
— Эндрю, расскажи мне об этих… приступах. Сегодня ты видел индейцев. Утром после свадьбы что то другое, чего мы с Пятнистым не заметили. Что это было? Я мало знаю о приступах и припадках. Насколько я понимаю, в это время человек впадает в полубессознательное состояние. Ты же отдавал себе отчет в своих чувствах.
— Верно. А видел я огромное сверкающее стальное чудовище, летящее над нами. Его появление сопровождалось оглушающим гулом.
Челси улыбнулась.
— Все это не очень похоже на болезнь, скорее на видение.
— Видение чего? Нет, поверь мне, это сумасшествие. Умопомешательство. Думаю, у Люсьена уже заготовлены цепи, чтобы сковать меня и отвезти в сумасшедший дом.
— Прекрати.
— Это правда, Челси. Я схожу с ума, и ни ты, ни кто либо другой ничего не смогут с этим поделать. Остается только спрятать меня от общества, пока я еще в здравом уме, чтобы, когда неизбежное случится, никто из вас не был унижен.
— Прятать тебя — это последнее, что я сделаю. Ты удивительный, умнейший, интереснейший человек, и я не допущу, чтобы ты лишил мир того, что можешь ему дать. А теперь расскажи, что еще ты видел.
Эндрю снова посмотрел на нее. В его взгляде были и надежда, и недоверие.
— Все это чепуха. Полная чушь.
— И все же расскажи мне.
— Ты действительно хочешь знать?
— А зачем еще мне просить тебя? — усмехнулась Челси.
— Ладно.
И Эндрю поведал ей, как в лондонском доме две недели назад, выглянув из окна, увидел янтарные луны, сияющие над серой лентой реки. Он рассказал ей о том, как, будучи на балу в Роузбрайаре, увидел мерцающую и громко гудящую стрекозу. О том, как в апреле, проезжая через Уэмбли, увидел, как тысячи людей толпятся в огромном чане с площадкой посередине и кричат во всю силу своих легких. О большом красном прямоугольном ящике с двумя глазами спереди и окнами. В ящике сидели люди. Именно последнее видение — а вовсе не полет фантазии или озарение — подсказало ему идею двухуровневого дилижанса.
Челси восторженно внимала ему. Она готова была слушать и слушать. Наконец Эндрю замолчал и повернулся к жене.
— Как ты считаешь, — спросил он, — я схожу с ума? Челси на мгновение задумалась.
— Не знаю. Мне интересно, каково назначение всех этих вещей.
— Назначение?
— Гм… да. Возможно, ты, Эндрю, пророк. Вероятно, ты одарен в той области, которая пока недоступна простым смертным. Не знаю, что и думать. Зато мне ясно одно: ты должен воспользоваться всеми преимуществами, которые дают тебе видения. Описывать их, систематизировать, пытаться понять их структуру и применять то, что ты видишь, в своих изобретениях.
— Все дело в сумасшествии, — грустно сказал он. — Мне бы хотелось жениться, но я говорил себе, что не имею на это права. Потому что так будет нечестно по отношению к моей избраннице. Нечестно начинать что то, зная, что оно может закончиться в одно мгновение. Ведь я обречен. — Отнюдь, Эндрю. Ты не обречен. Ты одарен, ты своего рода счастливчик, ты — избранный. Ты можешь предложить этому миру гораздо больше, чем думаешь, и больше, чем простой ученый. — Челси потеснее прижалась к нему и заглянула в глаза. — Не знаю, в чем заключается твоя болезнь, и не хочу даже гадать. Мне известно одно: вдвоем, ты и я, мы превратим твое недомогание в волшебный дар. И начнем прямо сейчас.

Глава 27

Они сразу выехали в Роузбрайар.
Удивительно, как признание может изменить жизнь! Эндрю чувствовал себя как земля после дождя — свежим, чистым. Он вдыхал полной грудью, наполняя легкие сладковатым воздухом, и смотрел вокруг новыми глазами. Три дня без сна, а он бодр, как никогда. Через три дня супружества перед ним открылась целая жизнь, полная надежды. Когда в последний раз он любовался ярко синим небом, которое отражается в лужах? Или трясогузкой, перелетающей с места на место по дороге впереди Ньютона? А когда в последний раз он наслаждался радостью бытия? Его будущее казалось неопределенным, зато сейчас в его жизни появилась одна постоянная величина — Челси. Она рядом, и с ней он не одинок.
Эндрю время от времени поглядывал на скачущую на Шейхе жену, и каждый раз его сердце начинало трепетать от восторга, а чресла обжигало жаром. Как же ему хотелось стащить ее с лошади, обнять… терзать ее губы, тело прямо здесь, за поросшей травой обочиной, в небольшом овражке. Она вернула ему мир. Она не побоялась испачкаться, когда стояла рядом с ним на коленях на грязной мостовой и закрывала его от любопытных. Она защищала его с отвагой тигрицы, оберегающей раненого самца. Пока у него есть Челси, он непобедим.
И вдруг Эндрю осенило. «Да ведь я люблю ее!» У него закружилась голова, и он крепче вцепился в повод. «Господи, помоги мне! Я люблю ее!»
Это открытие ошеломило его. Отныне он не пленник своих страхов, потому что Челси освободила его, он не пленник страшного будущего, потому что она превратила тяжелый груз в легкую и приятную ношу, заставила мрачное и темное засиять ярким светом. Господи, ему больше не надо сидеть взаперти в собственном доме, потому что она, его любимая жена, поняла и приняла все, приняла его.
Они уже были в полумиле от Роузбрайара. На фоне зеленых холмов и пустоши, на фоне одетых в осенний наряд деревьев и синего неба виднелся большой дом из серого камня. Эндрю осадил Ньютона, схватив за повод, остановил Шейха и наклонился к Челси.
— Эндрю, что ты делаешь?
Вместо ответа он припал к ее губам. Она отдалась этому поцелую и тихо застонала от наслаждения. В это мгновение для Эндрю существовала только его жена, только ее мягкие губы, только ее руки, обвившие его шею, только часто вздымающаяся грудь, только ее язык, игравший с его собственным языком.
Шейх нервно переступил и отошел, тем самым прервав поцелуй. Эндрю и Челси еще секунду пристально глядели друг на друга.
Челси прижала руку к груди. Ее глаза сияли, в них горел серебристый огонь. Огонь желания.
Вдруг она лукаво улыбнулась и многозначительно посмотрела на луку его седла. Вернее, не на луку, а на выпуклость в его паху, которая упиралась в луку. И холодный ноябрьский день вдруг стал жарким для Эндрю. Челси безумно захотелось прикоснуться к этой выпуклости.
— Спасибо, Эндрю, что согласился вернуться в Роуз брайар, — преодолевая смущение, проговорила она. — Я понимаю, ты устал, путешествие долгое, и все же мне казалось неправильным, что нашу первую брачную ночь мы собирались провести в доме твоего брата. — Она велела Шейху приблизиться к Ньютону и погладила мужа по бедру. Тот прикрыл глаза и застонал от удовольствия. Челси наклонилась к нему и с кокетливой улыбкой прошептала в самое ухо: — Думаю, пора начать нашу семейную жизнь всерьез, а? Ведь нам надо подтвердить брак.
— Да. — Эндрю поцеловал ее в щеку, и Челси будто обдало жаром. — Пора наверстывать упущенное.
— Создавать новые изобретения…
— Спасать бездомных щенков…
— Заканчивать незаконченные дела… Эндрю погладил Челси по попке.
— Эндрю?
— Челси?
Он выжидательно посмотрел на нее и улыбнулся знаменитой улыбкой де Монфоров. Она улыбнулась ему в ответ.
— Кто первый доскачет до дома, тот выиграл! — вдруг объявила Челси и дала шенкеля Шейху.
Арабский скакун сорвался с места, как вспугнутая куропатка. Челси услышала позади себя громоподобный стук копыт Ньютона, рассмеялась и пришпорила своего жеребца. Ветер свистел в ушах. Грязь из под копыт забрызгала юбку. Она заметила, что Шейх задергал ушами, и через секунду увидела рядом с собой Ньютона. Жеребец был на две ладони выше, а стремление побеждать он унаследовал от своих чистокровных предков. Его серо стальная грива развевалась на ветру, ноздри раздувались.
Неожиданно Челси ощутила, что ее обхватили за талию, а в следующее мгновение, перелетев через пространство, разделяющее лошадей, она сидела на Ньютоне впереди мужа и весело смеялась. Эндрю подстегивал жеребца до тех пор, пока они не влетели в распахнутые ворота Роуз брайара. Аллею они преодолели шагом. Шейх спокойно трусил сзади.
Порозовевшая, возбужденная, Челси повернулась к мужу и шутливо пихнула его в грудь.
— Да ты действительно сумасшедший! — задыхаясь от смеха, воскликнула она и поцеловала его.
Отлично выдрессированный Ньютон подвез их к крыльцу и остановился, а потом замотал головой, давая понять, что пора спешиваться.
Однако Челси продолжала целовать своего красивого мужа. Сегодня он открылся ей в новом свете, и ей нравилось видеть его в бодром настроении. Ей нравилось ощущать, как он проводит языком по ее губам, прежде чем просунуть его ей в рот. Нравилось чувствовать, как его руки забираются под жилетку и гладят грудь сквозь ткань амазонки. Он слегка ущипнул ее за соски, и она издала сладостный стон. Взволнованная, ошеломленная, тяжело дыша, Челси отстранилась от Эндрю.
— Что подумают слуги? — поддел он жену, хитро глядя на нее.
— Что хозяйка Роузбрайара помешалась от любви к своему мужу. Пошли, Эндрю. У меня есть подарок для тебя, и я хочу вручить его до того, как мы окажемся в постели, до того, как ты снова начнешь целовать меня и заставишь забыть о…
— О подарке?
— Не просто о подарке, а о свадебном подарке! Пошли.
Челси выскользнула из его объятий и спрыгнула на землю. Эндрю тоже спешился, передал повод подбежавшему груму и устремился за женой, которая уже поднималась по лестнице. Он поймал ее за руку на предпоследней ступеньке. Она радостно рассмеялась. Ее глаза горели, щеки покрывал очаровательный румянец.
— Если мы намерены соблюдать традиции, то на этот счет у меня есть кое какие идеи, — сказал Эндрю. — Сначала я поцелую тебя. Потом перенесу через порог, как после свадьбы. А потом не отпущу от себя, так как у меня тоже есть свадебный подарок.
Они скова слились в поцелуе. Эндрю легко поднял Челси на руки я,  не отрываясь от ее губ, поднялся на последнюю ступеньку и переступил порог дома, который когда то принадлежал отцу Челси, потом ей самой, а теперь им обоим. Он не удосужился закрыть за собой дверь, предоставив сделать это какому нибудь пробегающему мимо лакею.
В холле Эндрю поставил Челси на пол.
— Итак, ты идешь за своим подарком, а я — за своим. Где встречаемся?
— Наверху у лестницы через четверть часа.
Рассмеявшись, Челси чмокнула его в губы и убежала.
Эндрю еще несколько мгновений стоял в холле, ожидая, когда перестанет кружиться голова и замедлится биение сердца. Проклятие, на что он тратил столько времени, сил и душевных мук? Идеальные женщины действительно существуют! И одна из них принадлежит ему! И вообще, какого черта он тут стоит?
Эндрю побежал за своим подарком. Пришлось отправиться в конюшню, где стояла карета с не распакованным багажом. Он достал деревянный ящик, ругая себя за то, что раньше не перенес его в дом. Ящик был страшно тяжелым, и к тому моменту, когда Эндрю добрался до холла, он уже задыхался. Поставив ящик на пол, он с сомнением взглянул на длинную лестницу на второй этаж.
Челси стояла наверху. У нее в руках ничего не было. Она со смехом наблюдала за мужем, который взвалил ящик на плечи и потащил его по лестнице.
— Это твой подарок? — поинтересовалась она.
— Естественно.
— Кажется, это не одна из знаменитых драгоценностей де Монфоров, — съязвила она, складывая руки на груди и изображая разочарование. — Хотя допускаю, что это может быть и бриллиант в четыре миллиона каратов.
— Ты права… не драгоценности, — с трудом выговорил Эндрю, останавливаясь, чтобы передохнуть, прежде чем продолжить подъем.
— Выглядит очень тяжелым. Что там?
— Не скажу.
— Почему?
— Сюрприз.
— А из чего он сделан? Из золота?
— Он полностью из железа.
— Из железа? — удивилась Челси, стараясь не показывать своего разочарования тем, что красивый молодой муж оказался не таким романтичным, как она ожидала. — Послушай, Эндрю…
— Не смейся, тебе понравится.
— Да, наверное, если тебе все же удастся затащить этот ящик наверх. Скажу одно: я рада, что вышла за тебя из за твоих умственных, а не физических способностей. — Она подбоченилась и вызывающе усмехнулась: — Я занесла бы его раза в два быстрее, чем ты.
— Давай, попробуй, подними эту проклятую штуку!
Челси, насмешливо притоптывая ножкой, дождалась, когда Эндрю поднимется наверх и поставит свою ношу на пол. Бросив на мужа высокомерный взгляд, она ухватилась за ящик, попыталась поднять — и застыла как вкопанная. Улыбка сползла с ее лица. С таким же успехом она могла бы попытаться поднять на руки датского дога — ящик даже не сдвинулся с места.
— Ладно, забираю назад свои слова о твоих физических способностях, — сказала она, выпрямляясь. — Даже удивительно, что ты не сломался, когда нес его. Эндрю, почему ты не оставил его внизу, а потащил наверх?
— Потому что вы, мадам, попросили меня об этом.
— Ой!
— Вообще то ему место в кухне, — добавил Эндрю. Челси сникла, но постаралась скрыть свои эмоции.
— Дай ка отгадаю… Это железный котел для очага, — проговорила она, прилагая все силы к тому, чтобы голос звучал бодро.
— Нет, это не котел. А теперь вручай мне твой подарок, и мы вместе распакуем их, — предложил Эндрю, прислоняясь к перилам и складывая руки на груди. — Надеюсь, твой подарок не больше моего?
— О, значительно больше. Я не смогла бы принести его, даже если бы хотела. Так что придется тебе последовать за мной.
— И ты это говоришь после… Полагаю, ты желаешь, чтобы я захватил это с собой?
— Конечно. Позволь мне помочь тебе.
Эндрю бросил на нее уничтожающий взгляд. Глаза Челси задорно блестели, пока она наблюдала, как Эндрю взваливает на плечо ящик, который она не смогла даже сдвинуть с места.
Теперь, зная, как тяжел его груз, Челси не могла не удивляться. Итак, ее талантливый муж одарен как умственными, так и физическими способностями. Гм… у этого брака преимуществ становится все больше и больше! Видя, как его тело напрягается под тяжелым ящиком, она затрепетала, представив, что будет гладить эти сильные, выпуклые мышцы…
— Хватит таращиться, девчонка, иди вперед. Ящик то не из легких!
Челси засмеялась. Она чувствовала на себе пристальный взгляд Эндрю и догадывалась, что он смотрит на ее покачивающиеся бедра, любуется тонкой талией, и от этого ей еще сильнее хотелось поскорее забраться с ним в постель.
Челси прошла мимо гостевых спален, мимо хозяйских апартаментов, которые они скоро назовут своими, и завернула в просто обставленную комнату, некогда бывшую библиотекой отца. Сейчас книг в шкафах красного дерева, тянувшихся вдоль одной стены, не было. В углу стояли напольные часы. Высокие, выходившие на юг окна пропускали много света. За ними виднелся декоративный пруд с плававшими на воде желтыми и красными листьями. Стены украшали дубовые панели, тяжелые двери поражали искусной резьбой, отполированный пол сверкал. Мебель состояла из трех длинных столов. На среднем Эндрю увидел графин вина и два хрустальных кубка.
Челси повернулась и радостно взглянула на мужа.
— Вот мой свадебный подарок, муженек.
Крякнув, Эндрю опустил ящик на пол и выпрямился. Он огляделся по сторонам и нахмурился. На его лице появилось точно такое же выражение, как у Челси в тот момент, когда она узнала, что ее подарок — тяжеленный кусок железа.
— И что же ты думаешь? — как бы между прочим, стараясь скрыть рвущуюся наружу радость, спросила Челси. — Разве она не прекрасна?
— Гм… она?
— Ну комната.
— Прости?
— Она твоя, — торжественно сообщила Челси, не в силах сдержать улыбку. — Эндрю, ну почему у тебя такой расстроенный вид? У меня действительно были веские причины для того, чтобы не отдавать тебе под лабораторию бальный зал. Я велела вынести все из этой комнаты и подготовить ее для тебя. Я думала, что она понравится тебе больше, чем бальный зал. Здесь весь день много света, не слышен шум от псарни. Раньше тут работал мой отец, хозяин дома. Теперь, когда новым хозяином стал ты, она полностью в твоей власти. Делай с ней что хочешь.
Эндрю продолжал ошеломленно оглядываться. Разочарование на его лице сменилось неудержимым восторгом, губы растянулись в широченную улыбку. Он недоверчиво качал головой, а его глаза сияли от счастья.
— О Челси… трудно придумать более приятный подарок!
— Это не все, — сказала Челси.
— Не все?
— Да. Так как ты чудовищно неорганизован и ненавидишь бумажную работу — а именно в этом заключается причина того, что ты перескакиваешь от одной идеи к другой, не проанализировав их, — я решила исправить положение. Отныне у тебя будет не только помещение для лаборатории — это только часть моего свадебного подарка, — но и лаборант. — Она улыбнулась. — Я.
— Ты?
— Я. — Она бросилась ему на шею и сжала в объятиях. — Эндрю, я знаю, что ты собираешься изменить мир, и начнешь ты прямо здесь!
Эндрю приподнял ее и закружил по комнате.
— Челси, дорогая, замечательная Челси, ты — мой самый главный подарок!
— Итак, раз ты получил в подарок и меня и лабораторию, у тебя отныне нет повода для плохого настроения!
Эндрю поцеловал ее. Его сердце переполняли радость и восторг. Прошло немало времени, прежде чем он оторвался от жены и, взяв ее за плечи, заглянул ей в глаза.
— Челсиана Блейк де Монфор, известно ли тебе, что я уже на грани того, чтобы влюбиться в тебя? Фактически я уже наполовину в тебя влюблен.
— Значит, если половина тебя влюблена в меня, а половина меня — в тебя, то мы образуем единое целое?
— Прости?
— Значит ли это, что мы оба полностью влюблены друг в друга?
Эндрю расхохотался.
— Очень интересный ход мысли! Я не рассматривал эту проблему под таким углом зрения, однако допускаю, что ты права.
— Ну тогда покажи мне, как сильно половина тебя любит меня, и позволь распаковать твой свадебный подарок.
Эндрю вдруг засмущался, и Челси увидела, как он покраснел.
— Любой мой подарок не сравнится с твоим щедрым даром.
— Возможно, ты прав, — поддразнила его Челси, пытаясь шуткой помочь ему справиться со смущением. — Мне трудно представить, зачем мне огромный кусок железа. И все же ты заинтриговал меня. Итак, я открываю.
Она встала на колени рядом с ящиком, развязала веревку и откинула крышку. И непонимающе заморгала.
— Тебе нравится? — таким же тоном, как она сама несколько минут назад, и точно так же скрывая рвущуюся наружу радость, спросил Эндрю, наклоняясь над ней.
Челси ошеломленно смотрела на какие то блоки, деревянную ручку, зубчатые колеса и думала, что трудно представить более неромантичный свадебный подарок, чем это странное нагромождение железяк. Ей не хотелось ранить чувства Эндрю — ведь он так радовался, так мечтал, что это ей понравится… Чем бы это ни было.
— Гм… Эндрю… очень интересно, но я даже не представляю, что это такое.
— Отгадай.
— Э э… механизм для изобретенных тобой часов?
— Еще одна попытка.
— Что то из того, что ты увидел в своих видениях?
— Нет. У тебя есть еще одна попытка.
— Это для нового экипажа.
— Опять мимо. Ну что, сказать?
— Думаю, у тебя нет другого выхода, — ответила она, прилагая неимоверные усилия к тому, чтобы ее голос звучал бодро.
— Это механизированный вертел, — восторженно объявил Эндрю. — Для кухни. Чтобы переворачивать мясо над огнем. Отныне, Челсиана, твоим дорогам собачкам придется искать новую работу.
Челси потребовалось время, чтобы осознать его слова.
«Чтобы переворачивать мясо над огнем».
Она снова взглянула на уродливую мешанину деревянных и железных деталей, потом вдруг ощутила спазм в горле. Она смотрела на подарок сквозь пелену выступивших слез, и все эти блоки и зубчатые колеса блестели, как бриллианты.
— О, Эндрю, — выдохнула она, прижимая руку ко рту и глядя на него расширившимися от удивления глазами. Ее губы дрожали. — Просто не верится, что ты это сделал…
Эндрю покраснел от удовольствия, но не захотел показывать, как ему приятна похвала, и лишь пожал плечами. Однако Челси видела, что он сияет от гордости. Наверняка он боялся, что она отнесется к подарку без особого восторга, и одновременно надеялся на то, что его изобретение ей понравится.
— Ну, на это ушло немного времени, — признался он. — Идея осенила меня, когда мы были в Лондоне. Я знаю одного кузнеца в Рейвенскомбе, и он с радостью выковал все детали по моим чертежам.
— Ты хочешь сказать, что просто взял и придумал это? Эндрю опять пожал плечами.
— Так происходит с большинством моих изобретений, — извиняющимся тоном проговорил он. — Ничего не могу с этим поделать.
— Эндрю, да ты гений! — Челси вскочила на ноги, снова обвила руками его шею и принялась страстно целовать, а по ее щекам текли слезы. — Ты хоть понимаешь, что это значит для несчастных собак, обжигающих лапки и стирающих их до костей в тысячах английских кухонь? Твой вертел совершит революцию не только в оборудовании кухонь, но и в способах приготовления блюд! Спасибо тебе! Я говорю это от имени бедных собачек, которые в настоящий момент страдают от человеческой жестокости! Спасибо, спасибо, спасибо!
Челси так стиснула его в объятиях, что едва не задушила. Эндрю видел, как она счастлива, и горделиво улыбался. Гм… проклятие… если для того, чтобы сделать его женушку счастливой, нужна такая малость, то путь, который лежит перед ним, будет совсем не сложным!
— Знаешь, трудно придумать более приятный подарок, — сказала Челси, вытирая слезы. — Я счастливейшая женщина в Англии. У меня умнейший в мире муж. Единственное, чего мне недостает, — это чтобы мой умный, красивый муж взял меня на руки и отнес в супружескую постель.
Эндрю многозначительно ухмыльнулся и легко поднял ее на руки.
— Дорогая жена, твои желания — закон для меня.

Глава 28

— Необходимо запатентовать его, причем немедленно. Мы представим его в Королевском научном обществе. Мы должны устроить роскошный бал и пригласить всех нужных людей, продемонстрировать твое устройство и доказать, что недопустимо использовать несчастных собак на кухне!
Эндрю, несший Челси на руках, молча улыбался.
— Думаю расширить псарню, чтобы было куда поселить собак, которые высвободятся после применения нового вертела. Хорошо бы еще напечатать плакаты, извещающие публику. Кстати, Эндрю, надо сделать еще один вертел в подарок королю, потому что если уж он станет применять его, то и вся Англия последует его примеру.
— Да, Челси.
— О Эндрю, ты пропустил спальню. Вернись на несколько шагов.
Эндрю послушно попятился, потом вошел в комнату и ногой захлопнул за собой дверь.
— Мы должны сейчас же этим заняться. Нужно устроить турне по Англии. А лучше по всей Европе, чтобы и там тоже…
Челси не успела закончить свою тираду, так как Эндрю запечатал ей губы поцелуем. Его язык проник ей в рот, она щекой чувствовала его горячее дыхание. Эндрю положил ее на кровать. Она утонула в толстом покрывале, закрыла глаза и вдруг ощутила, что ее затылку что то мешает. Челси повернула голову и обнаружила, что это лапа. В кровати лежал Пятнистый.
— Эндрю, мы не можем устроиться здесь. Пятнистый будет смотреть.
— Он закроет глаза.
— Послушай…
Эндрю подхватил ее на руки и перенес на обитую красным дамасским шелком кушетку с гнутыми ножками. Кушетка была узкой, и Челси опустила одну ногу вниз, поставив ее на ковер. Юбки пенистой массой из кружев и тонкой шерсти свесились на пол.
Челси чувствовала, что Эндрю не терпится овладеть ею. Его пальцы дрожали, когда он расстегивал ей платье, одновременно целуя в шею. Наконец он обнажил ее грудь и дотронулся рукой до нежной кожи, горящей от вожделения.
— Проклятие, как же я все это ненавижу, — проговорил он. — Ну почему красоту надо прятать в такую страшную клетку!
Эндрю никак не мог добраться до нижней части ее тела, поэтому он оперся коленом о кушетку и проник рукой под юбку.
— Боже мой, да у тебя там бриджи!
— Но я ведь ехала в мужском седле. Ты же не хочешь, чтобы я стерла бедра в кровь?
— Последний раз, когда я видел тебя в бриджах…
— Глубоко врезался тебе в память. Вперед, Эндрю. Будем создавать новые памятные моменты. Только, пожалуйста, не раздевай меня полностью: здесь холодно.
— Мы быстренько, — пообещал он.
Челси расстегнула бриджи и выгнулась, предлагая Эндрю снять их. Что он и сделал, а потом швырнул их на пол.
Обнаружив то, до чего так долго добирался, — чулки, подвязки и обнаженные бедра, — он довольно улыбнулся. Челси страшно нравилось, когда Эндрю так улыбался. А еще ей нравилось, как он гладит ее голень, обтянутую чулком. Затем его рука двинулась выше, к колену, где стала сражаться с подвязкой. Эндрю вышел из этого сражения побежденным и, чертыхнувшись, спустил подвязку вместе с чулком.
— Неужели именно так мужчина выражает свой восторг, а? — с иронией осведомилась Челси, наслаждаясь каждым моментом.
— Так мужчина выражает свое нетерпение.
Рука Эндрю переместилась еще выше. Теперь он гладил ее бедра с внутренней стороны, а пальцы проверяли… проверяли… и удостоверились. В том, что она уже готова принять его. В том, что она тоже сгорает от страсти.
— Боже, —  хрипло произнес Эндрю и решительно задрал ей юбки. Осеннее солнце осветило ее обнаженный живот и ноги, одна из которых все еще была в чулке.
Эндрю молча любовался ею, и под его взглядом Челси почувствовала себя незащищенной, распутной, бесстыдной. Затем он посмотрел ей в лицо, и в его глазах она увидела огонь желания, такой жаркий, что он прожигал ее насквозь.
— Проклятие, — с коротким смешком проговорил Эндрю.
— Проклятие?
— Как я смогу находить время и желание для занятий наукой, если ты будешь постоянно искушать меня?
— Тогда тебе придется потренироваться в сдержанности, — улыбнулась ему Челси. — Хотя я очень надеюсь, что ты не будешь этого делать.
— Естественно, не буду. Господи, клянусь, ты меня погубишь.
Челси хихикнула.
— Эндрю, а где возбудитель? Кажется, мы собирались еще раз испытать его?
— Не знаю… да какая разница.
— О, прими его. Прими, и посмотрим, как он подействует.
Эндрю порылся в карманах своего пальто и достал крохотный пузырек. Челси, лежавшая на фоне красного шелка в кружеве нижних юбок, являла собой чрезвычайно соблазнительное зрелище. Она чувствовала, как учащается биение ее сердца, а по телу волнами проходит вожделение, как между бедер усиливается сладостное ощущение муки. Она трепетала от страсти.
Эндрю присел на кушетку и, гладя ей ноги, поднял пузырек так, чтобы на него падал свет.
— На ком будем испытывать — на тебе или на мне? — спросил он, внимательно разглядывая содержимое пузырька.
— Решай сам.
— Ладно.
Он еще шире раздвинул ей ноги.
— Эндрю, ты разорвешь меня пополам, — задыхаясь, проговорила Челси.
— Я хочу видеть тебя. Всю. — Эндрю то перебирал шелковистые волосы внизу ее живота, то гладил между ног и при этом смотрел, что делают его пальцы. Каждая клеточка ее тела восторженно отзывалась на его прикосновения. — А еще я хочу увидеть, что произойдет, когда я капну сюда, между этих очаровательных розовых складочек, и смажу этот бугорок.
Челси застонала, предвкушая наслаждение. Мысли о том, что Эндрю нанесет свой чудодейственный эликсир на самые интимные части ее тела, было достаточно, чтобы еще сильнее возбудить ее.
— Ну что ж, действуй, — проговорила она и закинула руку за голову.
Эндрю принялся медленно отвинчивать крышку. Челси кожей чувствовала холодный воздух… он овевал ее обнаженные бедра… скользил по коленкам… пробирался между ног. Она задрожала.
— Тебе холодно?
— Нет, просто не могу дождаться, когда ты будешь во мне. Эндрю прижал палец к горлышку пузырька, перевернул его сначала вниз, потом вверх и вытянул руку. На подушечке пальца сверкала капля возбудителя. Пристально глядя в глаза Челси, он провел пальцем по ее влажному лону. Она затрепетала.
— Чувствуешь что нибудь? — спросил он.
— Пока только твой палец. Но и этого достаточно.
Эндрю улыбнулся. Он снова смочил палец возбудителем, потом мучительно медленно провел им по набухшему бугорку, а затем надавил на него.
Челси застонала и закусила губу. Эндрю надавил на бугорок сильнее.
— А сейчас что нибудь чувствуешь? — хрипло проговорил он.
— Там… все горит.
— Гм.
— Теперь жжет.
— Больно?
— Нет. Жжет по другому… трудно объяснить.
— Да, я понимаю, что ты имеешь в виду. — Эндрю лукаво усмехнулся. — Кстати, нужно не забыть записать это.
Он продолжал давить на бугорок, наблюдая за тем, как Челси выгибается и мечется на красной шелковой подушке.
— Эндрю… — задыхаясь, промолвила она.
— Да, дорогая?
— Эндрю, мне нужно, чтобы ты как можно скорее вошел в меня.
— Челси, я еще не закончил наблюдение.
Жар, который вызывал в ней палец Эндрю, распространялся по всему телу, ей казалось, что возбудитель пропитал каждую клеточку.
— К черту твои эксперименты! Я схожу с ума!
Не обратив внимания на ее слова, Эндрю сжал бугорок и принялся катать его между большим и указательным пальцами. Челси застонала, ее ногти скребли красный шелк. Она ощущала, как тысячи крохотных иголочек впиваются в ее лоно. Ее тело молило об освобождении и одновременно требовало продолжения сладкой муки. А Эндрю продолжал пытать ее, внимательно наблюдая за ее лицом. В экстазе Челси сильнее прижала к себе его руку.
— Эндрю, сделай же что нибудь, иначе я умру!
Но Эндрю был неумолим. Его глаза горели страстью.
— У тебя тут все покраснело.
— Да прекрати ты свои эксперименты! Возьми меня, Эндрю, возьми, я вся горю!
Челси забилась, попыталась сдвинуть ноги вместе, однако тем самым только усилила ощущения.
— Прошу тебя, Эндрю, я сойду с ума!
Она водила его рукой по своему разгоряченному лону и ритмично поднимала бедра.
— Я бы сказал, это очень необычная реакция, — поддразнивал ее Эндрю.
Челси больше не могла сдерживаться. Она резко села и спихнула Эндрю с кушетки на пол. Он упал навзничь. От удара у него на мгновение перехватило дыхание, а пузырек откатился в сторону. В следующую секунду Челси уже сидела на нем и судорожно расстегивала ему бриджи.
Страсть и желание утроили ее силы, однако Эндрю был сильнее. Он сжал ее руки, опрокинул ее на спину и жадно приник к губам. Высвободившись из его цепких пальцев, Челси одной рукой стала гладить его по спине, а другой обняла за шею.
— Челси, не шевелись…
— Не могу, я стараюсь, но не могу!
Эндрю начал расстегивать бриджи, но у него ничего не получилось, так как Челси неистовствовала под ним и пыталась добраться до него сквозь ткань. Тогда Эндрю поймал ее руку и прижал к полу, чтобы она раньше времени не довела его до кульминации.
Оглядев Челси, Эндрю обнаружил, что ее юбки задрались и она лежит прямо на полу. Ее обнаженные бедра казались жемчужно белыми на фоне темного ковра. Застонав, он подтянул ее немного вверх, чтобы ее попка оказалась на юбках, раздвинул ей ноги и уткнулся лицом между ними.
Когда отросшая щетина поцарапала нежную кожу, Челси вскрикнула, раздвинула ноги пошире и пальцами открыла себя для того, чтобы Эндрю мог целовать ее и ласкать языком. Все возбуждение, владевшее ее телом, стало стекаться в одну точку, готовясь к тому, чтобы вырваться наружу. Она выгибалась и билась под ритмичными движениями языка.
— Эндрю, войди в меня сейчас, войди…
Язык Эндрю задвигался быстрее, находя самые чувствительные точки.
— Эндрю…
Челси поняла, что сила, накапливавшаяся в ней, вот вот вырвется наружу. Она закричала и забилась в судорогах, потом одним движением рванула застежку на бриджах и вставила в себя его плоть. Он хрипло застонал, и они одновременно взлетели к вершине наслаждения.
Эндрю рухнул на Челси и замер, уткнувшись ей в шею. Оба тяжело дышали, их тела блестели от пота.
— К черту тебя с твоими экспериментами! — наконец нарушила тишину Челси.
— Ты сама этого хотела!
— Да, но в следующий раз ты на себе испытаешь, что это такое!
Эндрю захохотал. Челси рассмеялась вслед за ним. Он обнял ее и прижал к себе.
— Если наша супружеская жизнь не угробит меня через месяц — я уже не говорю о неделе, — то это будет чудом, — сказал он, затем укрыл их обоих частью ковра и закрыл глаза.
Пол был жестким, но они слишком измучились, чтобы замечать это.
— Ошибался, Челси, — уже засыпая, проговорил Эндрю.
— В чем?
— В том, что только половина меня влюблена в тебя. Челси улыбнулась. Эндрю чмокнул ее в щеку.
Сон быстро принял их в свои объятия. А на широкой, мягкой кровати громко храпел Пятнистый.

Примерно в то же время, когда Челси и Эндрю, замерзшие, перебрались на кровать и устроились на краешке, чтобы не потревожить разметавшегося пса, Джеральд пил чай с целомудренной, богатой и вполне привлекательной, ко чрезвычайно тупой мисс Сарой Мэдден.
В кармане у него лежал пузырек. Это была его доля возбудителя, хотя Джеральд не сделал ничего, чтобы раздобыть его. Он без колебаний отдал Еве львиную часть. Если ей надо низвергнуть властного тирана и подстроить браки, которые принесут пользу Америке, — пусть, это ее право. А его право вот здесь, в камзоле. Джеральд похлопал себя по карману.
— Еще чаю, милорд? — спросила мисс Мэдден, берясь за чайник.
Джеральд кивнул, внимательно наблюдая за ней и выжидая. Она наполнила его чашку, а потом отвернулась, чтобы обратиться к лакею, и именно в этот момент Джеральд накапал несколько капель возбудителя в ее чай.
Он успел спрятать пузырек до того, как девушка повернулась к нему.
Однако лакей почему то не ушел, а приблизился к столу:
— Мисс Мэдден.
— Не сейчас, Перкинс.
— Мисс Мэдден, мне нужно переговорить с вами.
— Позже, Перкинс! — раздраженно воскликнула Сара. — Итак, как я сказала, — затараторила она, отпив несколько глотков, — это мой первый сезон, и мама была полна решимости одеть меня в лучшее из того, что может предложить мадам Буланже. Она мечтала, что я стану законодательницей мод и создам новый покрой рукава. А вы что об этом думаете, лорд Сомерфилд?
— Очаровательно, — пробормотал Джеральд, думая больше о ее деньгах, которые, если все пойдет по плану, скоро будут принадлежать ему, чем о покрое рукава. «Сколько нужно времени, чтобы этот чертов возбудитель заработал?»
Перкинс не оставил попыток привлечь внимание хозяйки. Выведенная из себя, та отослала его прочь.
— А я думаю, что мой рукав произведет фурор в Лондоне в этом сезоне. Необыкновенно красивый оттенок синего… Мама говорит, что он подчеркивает красоту моих глаз. Вы согласны, милорд? Вы помните, как в прошлом году супруга лорда Чарльза де Монфора, Эми, дебютировала в блестящем, переливающемся платье? А в этом году все только и шьют из такой ткани. — Она издала дрожащий смешок. — Вот я и думала, если леди Чарльз стала законодательницей мод, то и я смогу. Фактически… Вдруг она замолчала и побелела.
— В чем дело, моя дорогая? — спросил Джеральд, изображая беспокойство. Внутри он был напряжен, ожидая, что она в любую минуту набросится на него и примется срывать одежду. А потом из соседней комнаты в гостиную влететит разъяренная мамаша, их обоих застанут в компрометирующей ситуации и Саре придется выйти за него. Вот тогда он и заграбастает ее денежки.
— Я… я что то неважно себя почувствовала, — слабым голосом проговорила девушка, прижимая руку к животу. Ее лоб покрылся испариной.
Джеральд встал:
— Позвольте помочь вам.
— Нет!
— Но я настаиваю.
Сара вскочила и стремительно выбежала из комнаты. Спустя несколько минут в гостиную вошла внушительных размеров миссис Мэдден.
— Лорд Сомерфилд, — мрачно сказала она, — боюсь, я вынуждена просить у вас прощения. Моя дочь вдруг почувствовала себя плохо и легла. Вы могли бы заехать завтра? Надеюсь, ей станет лучше.
Джеральд, которым владели замешательство и гнев, поклонился:
— Конечно, мадам. Передайте мисс Саре мои пожелания скорейшего выздоровления.
Перкинс подал ему шляпу и проводил до выхода. Едва дверь за гостем закрылась, лакей поспешил к своей хозяйке.
— Не знаю, что случилось с госпожой, — сказал он, не подозревая, что предмет его беспокойства в настоящий момент склонился над ночным горшком и пытается справиться с яростными спазмами в желудке, — но уверен, во всем виноваты те капли. Я пытался предупредить мисс Сару. Считаю, что вы должны знать об этом.
— Так о чем же?
— Лорд Сомерфилд что то накапал ей в чай за минуту до того, как она плохо себя почувствовала.
— Не может быть!
— Я не лгу, мадам. Клянусь своей жизнью, я все видел своими глазами.
Ева де Мурьер прибыла в Париж вечером того же дня и тут же была вызвана к молодой королеве.
— О mon amie! — вскричала Мария Антуанетта, бросаясь ей навстречу. — Наконец то вы вернулись! Вы привезли эликсир?
— Да, ваше величество, — ответила Ева, приседая в реверансе. — Привезла.
Естественно, Ева решила отдать королеве не все. Ради судьбы Америки она пожертвовала лишь крохотной частью своей доли возбудителя, а остальное припасла на будущее.
Злобствуя и торжествуя в душе, Ева наблюдала за тем, как королева, выхватив у нее пузырек и подбежав к окну, стала рассматривать жидкость на свет. Ее щеки от возбуждения покрылись румянцем.
— Ах, Ева! — воскликнула Мария Антуанетта, прижимая пузырек к груди. Казалось, она сейчас бросится обнимать свою благодетельницу. — Спасибо вам и этому английскому изобретателю. Возможно, я добьюсь успеха там, где потерпели поражение и время, и природа. Аи, вы splen dide, tres splendide (Прекрасная, чудесная!) Вы обеспечили продолжение династии, и ваше великодушие не останется без награды. Трудно переоценить то, что вы сделали для меня! И для Франции!
Ева спрятала удовлетворенную улыбку. У Марии Антуанетты были все причины, чтобы благодарить ее: королева уже отчаялась родить королю наследника и раз и навсегда опровергнуть гнусные слухи о том, что тот не способен на бурную страсть. Так пусть же молодая королева в полной мере отблагодарит ее! Ева отлично знала, какое вознаграждение она хочет получить за хлопоты и неприятности, связанные с добыванием возбудителя.
— Я счастлива служить вам, — проговорила она, кланяясь. — Уверена, что и я, и мистер Франклин будем у вас в большом долгу, ваше величество, если Франция своим высоким авторитетом поможет Америке и поддержит ее в стремлении навечно сбросить иго Британии.
— Если этот эликсир поможет произвести на свет следующего короля Франции, — заявила Мария Антуанетта, сжимая в руке пузырек, — ваша страна получит все, что ей требуется! Вам нужны корабли? Мы вам их предоставим. Вам нужна армия? Мы вышлем ее к вам. Вам нужна война? Мы развяжем ее! А теперь, Ева, прошу извинить меня, мне не терпится увидеть Людовика! — Королева вдруг заговорила возбужденным шепотом: — Мне не терпится проверить, как этот знаменитый любовный напиток действует на французских королей — так же, как на английскую знать, или нет.
Мария Антуанетта весело засмеялась и, шурша шелком, устремилась в спальню короля, оставив после себя аромат духов и зловеще ухмыляющуюся Еву.
Никто — ни Ева, ни Челси, ни даже сам лорд Эндрю — не знал, что в пузырьке был не возбудитель. А нечто совершенно другое.

Глава 29

Леди Брукхэмптон не единственная из великосветских матрон любила посплетничать. Через два часа после того, как Джеральд покинул дом своей предполагаемой невесты, весь Лондон знал, что он хотел отравить ее. К вечеру новость с курьерской скоростью достигла окрестных деревень. Однако Джеральд ни о чем не подозревал до той минуты, пока не пришел в свой клуб, где был встречен ледяным молчанием.
Он сразу почувствовал неладное. Едва он со стаканом бренди в руке появился на пороге, все разговоры мгновенно стихли. Лица присутствующих обратились в его сторону. Джеральд обвел взглядом зал и обнаружил, что за ближайшим к камину столиком сидят сэр Роджер Фокскот, граф Брукхэмптон, грозный майор Чарльз де Монфор и герцог Блзкхит.
Рука Джеральда, державшая стакан, задрожала. Герцог, одетый в камзол из темного, как ночь, бархата, смотрел на Сомерфилда с улыбкой, в которой было не больше теплоты, чем в его ледяных темных глазах.
Джеральд нервно сглотнул.
— Эй, Сомерфилд, это правда, что вы сегодня пытались отравить некую юную наследницу? — поинтересовался герцог.
Стакан выскользнул из ослабевших пальцев Джеральда и со звоном разбился на мелкие осколки.
— Что?!
— О, вы хотите сказать, что ничего не слышали? — Улыбка на лице герцога стала шире. — Мой дорогой, да об этом судачит весь Лондон.
У Джеральда от удивления отвисла челюсть. Он в панике огляделся. На обращенных к нему лицах читалась явная враждебность. Присутствующие спокойно наблюдали за тем, как разворачивается драма.
— Н не знаю, о чем вы говорите, — запинаясь, ответил Джеральд.
— Из близких мне источников, — герцог многозначительно посмотрел на сидящего рядом с ним майора, — мне стало известно о недавнем… ограблении. Боже мой! До чего же может дойти человек ради одного желания затащить женщину к себе в постель. Интересно, что послужило причиной недомогания Сары? Не тот ли пузырек с любовным напитком?
Джеральда затошнило от страха, по спине потек пот. «Боже, он знает! Но откуда, черт побери?»
В зале поднялся и стремительно нарастал сердитый ропот.
— Вы хотите сказать, что он отравил девчушку любовным напитком?
— Близко не подпущу его к моим дочерям, чтоб мне провалиться!
— А я немедленно откажу ему от дома!
— Блэкхит, то, что вы утверждаете, правда?
Герцог, промолчав, взял свой стакан со стола и загадочно улыбнулся.
Вперед вышел лорд Брукхэмптон и устремил на Джеральда тяжелый взгляд.
— Сомерфилд, советую вам убираться отсюда поскорее, если вам дорого ваше здоровье. Здесь вы не найдете единомышленников.
Джеральд затравленно озирался. Он знал этих людей многие годы, был принят в их домах, состоял с ними в одном клубе, но сейчас, в панике глядя на их лица, он видел лишь враждебность. Казалось, они отгородились от него черной стеной напряженного молчания.
Сидевший за одним из столиков граф Тетфорд поставил свой стакан и медленно встал. Маркиз Морнингхолл кашлянул и тоже поднялся. Остальные последовали их примеру, с шумом отодвигая стулья.
Джеральд пулей вылетел из клуба. Охваченный смятением, он поспешил к своему другу Тонтону, но там отказались принять его. Не пустили его и в публичный дом миссис Боттомли, куда он бросился в надежде встретить своих приятелей. Даже Бонкли не желал видеться с ним. Все двери захлопывались у него перед носом. Джеральд все глубже и глубже погружался в кошмар, и все его отчаянные попытки спасти остатки своей жизни терпели крах. И тут до него дошло.
Препарат Эндрю де Монфора стоил ему слишком дорого. Из за него он лишился не только мисс Сары, но и всех наследниц страны, а также положения в обществе, друзей, дома и уважения. Он заплатил за него не только своим настоящим, но и будущим. Лорд Эндрю де Монфор погубил его.
Джеральд вспомнил о Еве и, испугавшись ее ярости, поспешил ее предупредить. Вернувшись в гостиницу, он быстро написал письмо, а потом достал пистолет. В полночь он уже во весь опор несся в Роузбрайар. Чтобы отомстить.

Челси проснулась вскоре после рассвета.
День выдался пасмурный. Вдали слышался рокот, возвещавший приближение грозы. Странно, подумала она, гроза осенью? Вздохнув, она провела рукой рядом с собой. Кровать была пуста. Пятнистый перебрался на другое место и теперь спал на ее ногах.
Челси села.
— Эндрю!
Поморгав, она огляделась вокруг. В кувшине у кровати стояла одинокая хризантема, а рядом лежала записка:

«Любимая! Я люблю тебя не частью своей души. И не всей душой. Я люблю тебя всем своим существом. Именно поэтому ты, проснувшись, не нашла меня рядом: мне не спалось, я крутился и вертелся в кровати и, решив не тревожить твой сладкий сон, отправился изучать и оборудовать свою новую лабораторию. Встретимся за завтраком в десять, договорились? Я голоден, однако мой голод не утолить одними тостами и чаем…
Твой любящий муж Эндрю».

Челси улыбнулась и прижала листок к груди. Ее мучает точно такой же голод! Первой ее мыслью было зайти в лабораторию и помочь Эндрю… или соблазнить его на то, что может утолить их голод. Однако она тут же остановила себя. Даже любящий муж имеет право побыть наедине с самим собой — ведь ему нужно время чтобы не только привыкнуть к резким переменам в его жизни, но и восстановить утраченное спокойствие в окружении знакомых вещей. Так что пусть занимается своей лабораторией. До завтрака всего час или около того.
Челси умылась, надела амазонку из шерсти цвета спелой сливы, приколола к волосам очаровательную шляпку и позвала Пятнистого. Тот радостно спрыгнул с кровати, подбежал к двери и остановился, энергично помахивая хвостом и глядя на обожаемую хозяйку.
— Я знаю. Став замужней дамой, я страшно обленилась, верно, Пятнистый?
Челси присела на корточки, чтобы погладить его, но пес всем своим видом дал понять, что ему не терпится выйти в сад.
Снаружи было не по сезону тепло. По небу стремительно неслись низкие тучи, предвещавшие дождь. Все вокруг замерло в напряженном ожидании. Даже птицы замолчали. Усиливающийся ветер яростно трепал траву. Да, скоро пойдет дождь, подумала Челси. Наблюдая за тем, как Пятнистый бегает по пустоши — несмотря на старость он оставался охотничьей собакой, натасканной на птицу, — она слышала отдаленные раскаты грома.
Предоставив Пятнистого самому себе, Челси направилась к собачьим будкам. Как же она скучала по своим питомцам все это время! Вот Типпер, коротконогая, нечесаная, она рада встрече и так неистово машет хвостом, что тот едва не отрывается. А это Молли, она всегда лает, когда видит хозяйку. А там — что, черт побери, он здесь делает? — Джеральд.
Джеральд, скрестив руки на груди стоял под старым дубом, который летом своей кроной затенял тропу, протоптанную собаками. Очевидно, он кого то ждет. Ее.
— Джеральд!
Тот улыбнулся и оттолкнулся от дерева.
— Доброе утро, Челси. Что то ты сегодня припозднилась со своим обычным визитом к собачкам. Неужели молодой муж вытеснил их из твоего сердца?
Челси насторожилась. Ей не понравился его тон, его неряшливый вид, его сердитый взгляд. Она увидела пустую бутылку на траве у его ног. Снова прогрохотал гром, на этот раз значительно ближе.
— Кажется, я просила тебя уехать.
— Просила. — Джеральд уже не улыбался, в его глазах появился опасный блеск. Он опустил руки, и Челси увидела, что у него пистолет. — Но мне некуда идти, и все из за твоего мужа.
— Не понимаю, о чем ты говоришь, — сказала Челси, с беспокойством глядя на пистолет.
— Послушай, ну зачем ты мне лжешь? Конечно, тебе известно, что он подменил возбудитель. Разумеется, тебе известно, что в пузырьке, который забрала у вас Ева, было совсем не то вещество, которое превратило тебя в мартовскую кошку и заставило наброситься на своего эксцентричного изобретателя.
— Значит, ты имеешь отношение к тому ограблению?
— Естественно, имею. — Его лицо перекосилось, и Челси поняла, что он плачет. — А что мне оставалось? Долги душили меня, кредиторы стерегли у порога, эта святая покровительница собак оказалась слишком себялюбивой для того, чтобы помочь брату, и повернулась ко мне спиной. Мне нужны были деньги, но ты, Челси, отказалась дать их мне.
— На те деньги, что я тебе дала, можно было трижды накормить все население Лондона, поэтому не говори, что я тебе не помогала!
— А мне нужно было еще. Я очутился в безвыходном положении, оставалось только жениться на богатой наследнице… но даже этот план рухнул из за негодяя, которого ты называешь своим мужем.
— Джеральд!
Он поднял пистолет.
— Я решил, что эта глупая болтушка мисс Сара вполне подойдет, и начал ухаживать за ней. Все шло как по маслу, но мне требовалось ускорить события, поэтому вчера я добавил ей в чай несколько капель того, что находилось в пузырьке. Ей тут же стало плохо. Кто то каким то образом узнал, что я сделал, и к десяти вечера об этом говорил весь Лондон. Меня выгнали из клуба. И из Лондона. Придется уехать из страны. Скажу тебе одно, Челси: я уеду только после того, как получу настоящий возбудитель.
— Джеральд, в том пузырьке был настоящий возбудитель. Его дал нам сам герцог Блэкхит… — Челси замолчала, не договорив. Она по новому осмыслила только что произнесенные слова.
Герцог Блэкхит сам дал им пузырек.
Нет, нет! Не может быть, чтобы Люсьен подменил возбудитель. Не может быть… не может быть… А вдруг может?
Джеральд приблизился к Челси и, изображая братскую любовь для тех, кто случайно увидит их из дома, обнял ее за талию и приставил ей к боку пистолет.
— Джеральд, что ты делаешь?
— Мы с тобой, Челси, совершим прогулку верхом, — ответил тот, ведя сестру к конюшне. — Там с тобой случится несчастье. Твоя лошадь вернется домой без всадницы. Твой излишне галантный и заботливый муженек отправится на поиски. — Джеральд ухмыльнулся, и его голос задрожал от плохо сдерживаемой злости. — Вот там мы с ним и встретимся. Я разделаюсь с ним — точно так же, как он разделался со мной!

Глава 30

Отдаленный гром вывел Эндрю из глубокой задумчивости. Нахмурившись, он выглянул в окно, потом посмотрел на часы и с удивлением обнаружил, что прошло немало времени, а он и не заметил. Оказывается, он уже два часа обустраивает свою лабораторию.
Эндрю ощущал небывалое спокойствие. Впервые за долгие годы он узнал, что такое счастье. Сколько лет он не наслаждался свободой и радостью от обладания собственным углом? На этот раз он будет действовать по системе. Он научится быть организованным. Эндрю не единожды давал себе эту клятву, но по какой то странной причине никогда не мог сдержать ее…
— А ты что думаешь, Эсмеральда? — спросил он, подходя к скамье у окна, на которой лежала собака. Сев рядом, он погладил ее по голове и обвел взглядом результаты своего труда. — Выглядит впечатляюще, а?
Эсмеральда замахала хвостом и вдруг, насторожившись, повернулась к двери.
Эндрю оставил дверь открытой. Раньше, в замке Блэкхит, он всегда закрывал дверь, чтобы не заходил Люсьен. Здесь же ему не нужно было отгораживаться от Челси.
Однако на пороге появилась не Челси, а Люсьен. Эндрю мгновенно помрачнел.
— Я думал, что избавился от тебя. Люсьен улыбнулся и поклонился.
— Прошу прощения. Могу я войти?
— Ты уже вошел, так что можешь проделать остальную, часть пути.
Герцог прошел в комнату. Хотя он был чисто выбрит и одет с присущей ему элегантностью, выглядел он Встревоженным, усталым и расстроенным.
— Ну и вид, — не преминул заметить Эндрю. — Неужели у тебя в конце концов взыграла совесть?
— Напротив. У меня были дела в Лондоне, и мне захотелось навестить тебя и мою невестку по дороге домой.
— Зачем?
— Чтобы самому убедиться в том, что мое решение… скажем, свести вас, было правильным.
— Не отрицаю. А теперь езжай.
— Лорд Эндрю?
Оба брата устремили взгляды на стоявшего в дверях слугу — Эндрю еще не запомнил, как того звали. Лакей казался чем то обеспокоенным, он судорожно сжимал и разжимал руки и кусал губу.
— В чем дело? — спросил Эндрю, встав и направляясь к нему.
— Госпожа… она поехала верхом… примерно полчаса назад. А сейчас Шейх вернулся в конюшню один. О, милорд! Боюсь, с ней случилось что то ужасное!
— Никак не могу поверить, что ты пошел на это, — возмущенно проговорила Челси.
Джеральд вел ее, подталкивая пистолетом, через густой лес, граничивший с самым южным выгоном Роуз брайара.
Челси казалось, что она спит и видит кошмар. Джеральд был навеселе, им двигало отчаяние, поэтому она не могла предугадать его действия. Она впервые видела его таким и думала только о побеге. И при этом боялась не за себя, а за Эндрю. Надо найти способ предупредить его! Хорошо бы также обезоружить Джеральда и взять его на прицел!
Но хотя Джеральд выпил немало, алкоголь не подействовал на организм, взбудораженный жаждой мести. Грубо ударив Шейха по крупу, он прогнал бедного жеребца обратно в Роузбрайар. Они с Челси остались вдвоем. Начал моросить дождь, гром громыхал почти над головой.
— Джеральд, прошу тебя, одумайся, — снова сказала Челси.
Сомерфилд, как и в первый раз, промолчал.
Челси оглянулась на него через плечо. Ее ладони взмокли от пота, сердце едва не выпрыгивало из груди. Они все дальше углублялись в чащу.
— Мой муж не заслужил того, чтобы с ним так хладнокровно разделались. Клянусь, я умру, но не допущу, чтобы ты причинил ему вред!
— Не искушай меня, Челси. Только ты стоишь между моей нищетой и богатством, и, поверь мне, я предпочту богатство. Вперед!
Джеральд опять дулом ткнул ее в спину. Челси споткнулась о корень. Неудачно упав, она оцарапалась о камень и испачкала лицо о влажные, сгнившие листья. Ее вдруг охватила паника. Она заставила себя подняться и на подгибающихся ногах пошла дальше, спиной ощущая дуло пистолета.
— Джеральд, выслушай меня, — взмолилась она, все еще надеясь образумить его. — Ты учел не все. Нельзя просто так прийти и убить человека… тем более брата герцога. Неужели ты не понимаешь, что, если ты убьешь Эндрю, тебя повесят?
— Не повесят, если я сбегу из страны. Уверяю тебя, Челси, после того, что твой муженек сделал со мной, я все равно не смог бы оставаться в Англии. Вероятно, мне пришлось бы уехать даже из Европы. Я отправлюсь в Америку, страну безграничных возможностей. А теперь поторапливайся, черт бы тебя побрал, мы промокнем насквозь.
— Тогда скажи, сколько денег тебе нужно. Я дам их тебе. Ведь деньги — отнюдь не непреодолимая проблема!
— Да всех денег мира не хватит, чтобы вернуть мне честное имя! И мое положение в свете! Неужели ты думаешь, что деньги смогут исправить то, что твой полоумный муженек сделал со мной и моей репутацией? Нет, Челси. Уверен, твой красавец изобретатель уже ищет тебя. А когда найдет, я его убью.
— Джеральд, ты забыл о возбудителе! — закричала Челси, ухватившись за только что пришедшую к ней идею. — Если ты убьешь его, то никогда не получишь возбудитель! Только Эндрю известно, какие компоненты в него входят! Только Эндрю способен сделать его! Если ты убьешь его, возбудитель умрет вместе с ним!
— Твои мольбы — это глас вопиющего в пустыне. Кроме того, даже если бы я и согласился сохранить жизнь твоему ученому мужу, Ева, если ее облапошили так же, как меня, на это не согласится.
«Ева. О Господи!»
— Иди вперед.
Челси покорилась. Лес поредел, и они вышли на поляну. Небо было затянуто тучами грифельного цвета. Дождь усилился. Тяжелые капли дробно стучали по траве и веткам, как бы сообщая о надвигающейся буре.
Впереди, на противоположном краю поляны, виднелись руины феодального замка шестнадцатого века, разрушенного во время пожара. Крыша провалилась, западная стена превратилась в груду камней, на которых росли трава и кусты. Пустые проемы в других стенах свидетельствовали о том, что когда то там были окна.
В детстве Челси часто играла в этих руинах, однако сейчас они пугали ее.
— Здесь ты будешь в безопасности, — сказал Джеральд, подталкивая ее вперед и доставая из кармана веревку. — Забирайся под остатки крыши.
Челси взглянула на то, что Джеральд назвал крышей.
— Нет.
Он заскрежетал зубами, а потом одним ударом сбил ее с ног. У Челси закружилась голова, однако она нашла в себе силы вскочить на ноги и попыталась схватить пистолет. Джеральд оказался проворнее и сильнее ее. Заломив ей руки за спину, он связал запястья, подтащил ее к молодому клену, привязал к стволу и засунул в рот кляп. Потом он отошел на шаг и посмотрел на Челси. В ее глазах отражались и гнев, и страх.
— Я не хотел этого, — будто защищаясь, проговорил Джеральд. В его взгляде странным образом смешались злость и обида. — Но ты не оставляешь мне выбора.
С этими словами Джеральд пошел прочь, а Челси в изнеможении села на землю. Спустя минуту он появился снова, ведя в поводу лошадь, которую заранее спрятал в развалинах. Вскочив в седло, он поскакал в сторону дома. Туда, где находился Эндрю.
Эндрю схватил шляпу, быстро надел пальто и вместе с Люсьеном побежал к конюшне. Враждебное отношение к брату на время забылось, вытесненное тревогой за Челси. Грумы уже были предупреждены, поэтому Ньютон и Армагеддон, черный как ночь жеребец Люсьена, ждали их оседланные.
— Ты хоть представляешь, куда она могла поехать? — спросил Люсьен, вскакивая на своего жеребца и оглядывая затянутое тучами небо. Армагеддон забил копытом, готовый в любую секунду взять с места в карьер.
— Проклятие, нет! Это первое утро, что мы провели вместе. Давай так: ты поедешь на восток, а я на запад. Если ничего не найдем, вернемся сюда и проведем разведку на юг и на север.
— Отлично. Успеха, братишка.
Но Эндрю не слышал его пожелания, потому что уже галопом скакал вперед. Чистокровный жеребец несся стрелой, и деревья, росшие вдоль тропы, сливались в сплошную линию.
Вдруг Эндрю увидел всадника, ехавшего ему навстречу. Черт! Этого еще не хватало!
— Лорд Эндрю! — закричал граф Сомерфилд, неистово махая шляпой. — Остановитесь!
Эндрю даже не удосужился придержать лошадь.
— Послушайте, Сомерфилд! — прокричал он в ответ. — У меня нет времени любезничать с вами. Челси пропала. Возможно, она упала и поранилась…
— Да знаю я, черт бы вас побрал! — Сомерфилд развернул коня и теперь скакал рядом с Эндрю. — Я как раз ехал за вами. Этот жеребец, этот отъявленный человеконенавистник, пронесся мимо меня. Я поехал в ту сторону, откуда он прискакал, и нашел Челси!
— Господи! Что с ней?
— Сломала ногу, — ответил Джеральд. — Ей нужна помощь.
— Где она?
— В руинах, южный выгон.
Эндрю чертыхнулся. Он не знал, где находятся руины, и ему нужен был провожатый, поэтому он разрывался между желанием послать Джеральда за коляской и необходимостью использовать его в качестве проводника. Дождь уже лил вовсю, в небе сверкали молнии, оглушительно грохотал гром.
— Ведите меня к ней, — наконец принял решение Эндрю, поняв, что времени терять нельзя. — Вот вот начнется настоящий ураган.
— Но…
— Ради Бога, поторопитесь!
Эндрю пропустил Джеральда вперед и поскакал следом. Для Ньютона, прославившегося на скачках в Нью маркете, не составляло труда держаться чуть позади лошади Джеральда, более того, он то и дело порывался обогнать ее. Ветер свистел у Эндрю в ушах, дождь хлестал по лицу.
Джеральд свернул с тропы и направился в лес.
«Быстрее!» — мысленно подгонял Эндрю Джеральда и на чем свет стоит ругал его лошадь за медлительность.
Громыхнул гром, и лошадь скакнула так, что едва не сбросила Джеральда. Тот сердито пришпорил ее, дернул за повод и углубился в лес. Эндрю последовал за ним. Из под копыт Ньютона летели комья грязи.
Наконец сквозь деревья Эндрю смог разглядеть серые каменные стены. Дав Ньютону шенкеля, он обогнал Джеральда, подскакал к развалинам и спрыгнул на землю еще до того, как жеребец остановился.
Оглядевшись, он увидел Челси. Она была привязана к дереву, глаза расширились от страха, по исцарапанным запястьям текла кровь.
Внезапно позади него послышался щелчок взводимого курка. Эндрю повернулся.
Сомерфилд стоял с пистолетом в руке.
— Прошу прощения, — сказал он, нацеливая его Эндрю в грудь, — за то, что не стану жалеть о твоей смерти.
Эндрю изумленно смотрел на черный ствол, а Джеральд медленно приближался к нему.
— Черт, да ты сумасшедший!
— Отнюдь, просто я в отчаянии, — хрипло проговорил Джеральд. Его глаза потемнели от ненависти. — Ты бы тоже пришел в отчаяние, если бы тебя лишили денег, друзей, репутации, чести и достоинства. И именно ты, Монфор, виноват во всем этом! Но у меня осталась возможность отомстить. И вот сейчас моя месть свершится.
Эндрю переместился так, чтобы закрыть собой Челси от Джеральда. Он заметил, что ей уже почти удалось перетереть веревку о камень, и она скоро освободится.
«Господи, не допусти, чтобы этот полоумный увидел ее! Господи, задержи ее. Если она освободится, останови ее, не дай ей сделать глупость!»
— Не понимаю, что ты имеешь в виду, — насмешливо сказал Эндрю, отвлекая на себя внимание Джеральда. — Ты говоришь о мести, но я ничего не сделал тебе. Если ты хочешь убить меня, хотя бы объясни, в чем мое преступление.
— В том, что ты разрушил мою жизнь! — Сомерфилд сердито пнул ногой камень. Его глаза блестели, по щекам текли слезы, от него пахло алкоголем. — Ты украл наследство Челси прямо у меня из под носа, ты, мерзкий негодяй! Ты подменил возбудитель и тем самым погубил меня. Но теперь ты у меня в руках. Монфор, отдай мне возбудитель. Настоящий. Тебе он жизнь не спасет, а вот Челси — да.
«Настоящий возбудитель?»
Небо осветила вспышка молнии. Загремел гром, да так громко, что показалось, будто трясется земля. Однако Эндрю не шевельнулся, он спокойно наблюдал за Сомерфил дом, выжидая, когда тот ослабит бдительность.
— У меня нет возбудителя, — сказал он. — Его украла твоя кузина.
— Моя кузина украла подделку! И эта подделка разрушила мою жизнь и, возможно, ее!
Эндрю пожал плечами:
— Что ж, пусть это будет уроком для вас обоих. Теперь вам известно, что воровство до добра не доводит. Что касается возбудителя, то я ничего не менял. Неужели тебе, Сомерфилд, не приходило в голову, что препарат может оказаться нестабильным, что в нем произошла обычная химическая реакция?
Джеральд тупо уставился на него.
— Кроме того, даже если бы у меня и был возбудитель, то я бы не носил его с собой постоянно. — Эндрю улыбнулся и стал медленно поднимать руку. Лицо Джеральда перекосила злобная гримаса. — А теперь опусти пистолет, Сомерфилд. Ты обезумел. Ты охвачен отчаянием…
Эндрю продолжал медленно тянуть руку к пистолету, который все еще был направлен ему в грудь. Внезапно Сомерфилд не выдержал.
— Убери руки, ублюдок!
Все произошло в одно мгновение. Джеральд нажал на спусковой крючок. Одновременно Эндрю прыгнул на него и сбил с ног. Пистолет отлетел в сторону, а мужчины покатились по земле. Сомерфилд оказался под Эндрю, но тут же перекатился и подмял того под себя.
Челси, к этом моменту успевшая перетереть остатки веревки, освободилась и побежала к дерущимся мужчинам. «Где пистолет? Господи, помоги мне найти его!»
Снова сверкнула молния. Дерущиеся пытались схватить друг друга за горло.
— Прекратите! Джеральд, прекрати!
Бегая вокруг них и пыталась вразумить, Челси вдруг заметила, как между камней сверкнул пистолет. Она бросилась к нему, но опоздала. С диким воплем Джеральд отшвырнул Эндрю, отпихнул Челси, схватил пистолет, прицелился в Эндрю и выстрелил.
— Не е е т! — закричала Челси.
Выстрел оглушил ее. С ужасающей ясностью она увидела, как Эндрю дернулся и поднес руку к голове. По его лицу потекла кровь, заливая глаза. Его колени подогнулись, и он упал на бок. Челси заметила, что в последний момент он выставил локоть, чтобы не удариться, и вздохнула с облегчением.
«Слава Богу, он жив!»
— Будь ты проклят, Монфор, за то, что сделал со мной! — заорал Джеральд, отбрасывая ставший ненужным пистолет и хватая камень. — Отправляйся в преисподнюю, там твое место!
С этими словами Джеральд поднял камень над головой и собрался одним ударом прикончить истекающего кровью Эндрю…
— Эндрю! — закричала Челси.
И тут прозвучал выстрел. Джеральд дернулся, камень выпал из его ослабевших рук, и он упал замертво — пуля попала ему точно в сердце.
Челси резко повернулась, и в этот момент сверкнула молния… Она осветила руины, деревья… И одетую в черный плащ фигуру герцога Блэкхита верхом на мощном вороном жеребце. В руке герцога был пистолет, над которым еще вился дымок.

Глава 31

— Эх… — проговорил герцог, направляя Армагеддона к безжизненному телу графа и задумчиво глядя на дело своих рук, — должен признаться, мне хотелось прикончить его с тех пор, как он пытался убить тебя на дуэли. Глупый поступок с его стороны, верно? Давно следовало бы пристрелить мерзавца, но я боялся, что меня не поймут. — Герцог спрыгнул с коня и, подав брату руку, помог тому встать. — Эндрю, тебе надо бы заняться своей раной на голове и женой. Кажется, она в обмороке.
Эндрю, который почти ничего не видел сквозь заливавшую глаза кровь, потрогал рану и обнаружил под пальцами что то мокрое. Он взял у брата носовой платок и протер лицо.
— Как я полагаю, я снова обязан тебе жизнью, — мрачно сказал он. — У тебя уже вошло в привычку спасать меня.
Герцог внимательно осмотрел его рану:
— Еще дюйм — и ты навсегда лишил бы меня этой возможности.
Эндрю сунул платок в карман и склонился над Челси, чье лицо покрывала мертвенная бледность. Он бережно поднял ее на руки.
— Дело в том, Люсьен, что я даже не знаю, за что он меня так возненавидел… Он совершенно обезумел, вел себя так, будто ему больше нечего терять. Что довело его до такого состояния? И при чем тут я?
— Боюсь, во всем виноват я, — признался Люсьен, мыском сапога переворачивая Сомерфидда, чтобы Челси, когда придет в себя, не увидела его лица. — Помнишь день вашей свадьбы? Как ты перед отъездом потребовал, чтобы я отдал тебе возбудитель?
— Да.
— Ну а я его тебе не отдал.
Эндрю чертыхнулся и в ужасе закатил глаза.
— Я знаю, ты думал, будто твоя лаборатория закрыта для меня, однако у меня была масса способов пробраться туда. Благодаря твоим записям, которые ты разбрасывал по дому, для меня не составило особого труда воспроизвести твой возбудитель. Для несведущего человека мой раствор выглядел так же, как настоящий. К сожалению, то, что я сотворил, оказалось слабительным.
Эндрю закрыл лицо руками.
— Понимаю, ты презираешь меня за то, что я опять вмешался в твою жизнь, но я просто не мог допустить, чтобы возбудитель попал к тебе или к кому то другому. Ведь он бесценен. Поэтому я решил, что он будет сохраннее в моем сейфе. Конечно, если бы я знал, что он принесет такие несчастья на ваши с Чарльзом головы, — герцог усмехнулся, — я бы не отдал тебе и подделку.
— Взял бы и придушил тебя голыми руками, — сказал Эндрю, однако по его тону чувствовалось, что делать этого он не собирается. Разве может удивить его тот факт, что Люсьен решил снова поиграть с судьбой? Он опять взял дело в свои руки и в очередной раз вышел победителем! — Следовало придушить тебя хотя бы за то, что ты хитростью и обманом свел нас с Челси. Мне следовало бы возненавидеть тебя…
— А ты меня ненавидишь?
Их взгляды встретились, и впервые за многие годы в глазах Эндрю не было враждебности. Он тяжело вздохнул.
— Нет. — Эндрю с нежностью посмотрел на Челси. — Нет. Раньше, Люсьен, я ненавидел тебя за то, что ты вмешиваешься в мою жизнь, но теперь все по другому… теперь, когда я люблю ее.
«Теперь, когда я люблю ее… люблю ее… люблю ее…» Челси услышала эти слова сквозь плотный туман, из которого она медленно возвращалась к действительности. Она поняла, что Эндрю держит ее на руках, услышала мерное биение его сердца. Он жив! Хвала Господу!
Челси еще раз мысленно повторила услышанные слова: «Теперь, когда я люблю ее». Она открыла глаза. Да, вот он, ее возлюбленный, ее супруг, ее друг. Он разговаривает со своим братом, его лицо залито кровью, которая смешивается с дождем.
— Любишь? — спросила она.
Ее вопрос привлек внимание Эндрю.
— Челси! Челси, дорогая… — Он прижал ее к себе и обеспокоенно заглянул в глаза. — Господи, я так боялся, что ты попытаешься загородить меня собой! Больше никогда…
— Ну так как?
— Что — как?
— Любишь ли ты ее? — подсказал Люсьен, с безнадежным видом всплеснув руками.
Эндрю секунду смотрел на Челси, и вдруг его лицо чудесным образом преобразилось. В его глазах появился мягкий, нежный огонь желания. Челси все поняла и без слов, однако ей все же хотелось услышать их.
Эндрю улыбнулся, наклонился и поцеловал ее в губы. Челси обняла его за шею. Капли дождя, скатываясь по его мокрым волосам, падали ей на щеки.
— Да, Челси, я люблю тебя, — сказал Эндрю, отрываясь от нее. — Я люблю тебя не частью души, а всем своим существом, — повторил он те слова, которые написал ей в записке несколько часов назад, — красивые, возвышенные слова, которые открывали перед ними дверь в счастливое будущее.
Челси погладила его по залитому кровью лицу.
— Я тоже люблю тебя, Эндрю. Моя любовь столь велика, что просто не помещается в сердце. А теперь, дорогой, отвези меня домой. Отвези домой и покажи, как сильно ты меня любишь.
Эндрю не надо было повторять дважды. Усмехнувшись, он взял ее так, чтобы она не смогла увидеть тело своего сводного брата, поднес к Ньютону и осторожно усадил в мокрое седло, затем сам сел позади и взял в руки повод. Спустя секунду они уже ехали к дому, совсем позабыв о герцоге. А тот стоял и смотрел им вслед.
Вскоре он вскочил на Армагеддона, поймал испуганную лошадь Сомерфилда и пустил своего жеребца шагом. Дождь начал стихать, в небе между тучами появились просветы.
Улыбнувшись, Люсьен снова поздравил себя с успехом. Сегодня будет замечательный день, сказал он себе.

Эпилог

Герцог Блэкхит вернулся в Рейвенскомб поздно вечером на следующий день.
Выносливый Армагеддон быстро преодолел расстояние, разделявшее два поместья, поэтому у Люсьена оставалось много времени, чтобы насладиться своим триумфом. И ведь это действительно был триумф. Устроена судьба еще одного брата, возможно, самого упрямого из всех. В семье появилась новая невестка. Она до безумия любит своего мужа. Даже сейчас герцог не мог без улыбки вспоминать, как он прощался с ней сегодня днем. Она впервые обняла его, и в ее взгляде читалась благодарность. А Эндрю тепло пожал ему руку. Как это странно — не враждовать с ним. И как пусто в душе при мысли, что для исполнения его клятвы осталось пристроить только одного человека. Нериссу.
С ней значительно проще, чем с братьями. Она влюблена в Перри, и хватит легкого… толчка, чтобы направить ее в нужную сторону. Да, с Нериссой не будет проблем.
Герцог по праву гордился собой. Он въехая в ворота Блэкхита, спрыгнул с Армагеддона и передал жеребца груму, который выбежал навстречу с фонарем в руке.
— Добро пожаловать домой, ваше сиятельство, — сказал тот, поклонившись, и повел лошадь в конюшню.
Люсьен пошел к дому, мечтая о том, чтобы переодеться, поужинать и принять ванну.
Слуги открыли перед ним тяжелые двери. Слуги забрали у него шляпу, плащ и перчатки. Слуги поспешили на кухню готовить ему ужин. Да, приятно вернуться домой!
Герцог Блэкхит шел по слабо освещенным коридорам. Его шаги эхом отдавались от древних стен. Он поднялся по каменной винтовой лестнице в башню, где располагались его апартаменты. Снаружи доносились завывания ветра. Они будили воспоминания, которые герцог хотел бы забыть.
Он толкнул дверь, вошел в комнату и замер как вкопанный.
На его кровати, в свете одинокой свечи, стоявшей на тумбочке, сидела женщина. Женщина с раскосыми зелеными глазами, огненно рыжими волосами и злорадной усмешкой на губах. Ева де ла Мурьер.
— Ах, ваше сиятельство, я заждалась. Видите ли, в вашем сейфе я нашла пузырек, а так как я не вправе допустить еще одну ошибку, вам придется — нравится вам это или нет — проверить его действие на себе, прежде чем я уйду.
В одной руке у нее был пистолет. Она подняла его и прицелилась в герцога. А в другой… В другой был пузырек с возбудителем.
Люсьен долго вглядывался в ее глаза, пылавшие гневом. Его лицо ничего не выражало. Вдруг его губы сложились в мрачную ухмылку, и он медленно двинулся к кровати, снимая по пути одежду.
Дверь позади него захлопнулась.